Все рубрики
В Омске суббота, 20 Октября
В Омске:
-1
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 65,8140    € 75,3241

Николай АФАНАСЬЕВ, атаман Омского отдельского казачьего общества (государственный реестр): «В Омской области около десятка атаманов носят генеральские погоны, не имея ни малейших оснований»

1 марта 2011 07:02
0
2505

15 января состоялся Круг Омского отдельского казачьего общества (государственный реестр), на котором был избран атаманом Николай АФАНАСЬЕВ. Главный редактор «Коммерческих вестей» Марат ИСАНГАЗИН встретился с Николаем Дмитриевичем и задал ему ряд вопросов.

— Николай Дмитриевич, что значит «отдельское»?
— Каждое реестровое казачье общество, которое дислоцируется на территории одной области, называется не областным, а отдельским, так определено указом президента РФ. Для более простого понимания мы говорим – отдел. По исторической нумерации в Омской области располагается второй отдел. Но это всего лишь исторический оперативный номер. В настоящее время в составе Сибирского войскового казачьего общества, куда мы структурно входим, есть девять отдельских казачьих обществ, нони одно из них не имеет первого оперативного номера. Потому что, опять же исторически, первый номер был закреплен за казачьим обществом, которое сейчас дислоцируется на территории Республики Казахстан.
Наши казаки входят в состав реестрового казачества и, соответственно, пишут в заявлении (прошении), когда вступают в общество, что берут на себя обязательство несения государственной и иной службы, чего не делают общественные организации казаков. Действуем мы на основании Федерального закона 154-ФЗ и регионального закона от 6 октября 2009 года N 1189-ОЗ «О развитии российского казачества на территории Омской области». Это единственный областной закон, принятый в Российском государстве. Полагаю, вы в курсе, что сегодня в Одесском районе Лукьяновское поселение официально является казачьим со станицами Генераловка, Песчанка и Лукьяновка. Там исторически сложилось компактное проживание казаков. Они живут единым селением. Известно, что при президенте РФ создан Совет по казачеству, в президиум которого входит губернатор Омской области. Руководство страны уделяет внимание казачеству прежде всего потому, что казаки веками были на передовых рубежах охраны границ. А протяженность границ только по одной Омской области составляет 1019 километров. Мы прекрасно с вами в нашей приграничной области видим, что в связи с этим происходит: это и наркотики, и контрабанда, и порою экономические диверсии. У нас в стране есть пограничники, и нам, казакам, не надо заниматься охраной границ, есть таможенные органы и другие всевозможные силовые структуры. Пусть они и занимаются своим делом, но мы, казаки, если беремся, обрабатываем землю в приграничной зоне, тем самым тоже ставим некий заслон незаконного проезда по своим землям.
— Генераловка около границы?
— Она находится в Одесском районе где-то в 50 км от границы. Даже ближе. Сегодня официально приграничными в России считаются 60 км от границы, поговаривают уже и о стокилометровой полосе. Если казаки, работая на этой земле, возьмут на себя обязательства предотвращать всевозможные посягательства на нашу территорию из-за границы, то государство только выиграет. Казаки всегда были землепашцами, это неоспоримый факт. В Сибирском войске никогда не было вольницы, какая была на Дону или на Кубани. У нас были только служивые казаки, но, отслужив, они занимались хозяйством, воспитывая молодежь и обрабатывая землю.
— Ваше общество единственный представитель реестрового казачества в Омской области?
— Конечно единственный.
— Какова ваша структура?
— Мы состоим прежде всего из первичных организаций. Это хутора и станицы. Они создают районные организации. Те, в свою очередь, областную.
— Сколько казаков входит в ваше общество?
— У нас сегодня реестрового казачества – 21 первичная организация. Если взять членов общества без семей, то чисто казаков – 1584 на день выборов 15 января 2011 года. Сейчас уже больше. Сегодня, например, наши представители выехали в Павлоградку, чтобы зарегистрировать там первички. Мы в приграничных районах активно сегодня проводим регистрацию станиц и хуторов. Черлакский, Нововаршавский, Шербакульский, Русско-Полянский, Одесский, Павлоградский, Полтавский, Исилькульский и Марьяновский районы – это все наши потенциальные территории.
— А что за интерес жителям этих районов становиться казаками?
— Немало из них, изучив свои родословные, обнаружат там казаков. У нас в стране ведь с каждой революцией история переписывалась. Я сам не сразу узнал о своих истоках. Мой отец в три года потерял мать, а когда ему 12 исполнилось – расстреляли моего деда. Отец воспитывался у дяди в Михайловке Седельниковского района. А что было до того, узнали омские историки. Спасибо Александру КОЛЕСНИКОВУ: он историю моих предков в архивах проследил, и я теперь очень глубоко наше родословное дерево знаю.
— Вплоть до какого года?
— До 1634-го. Есть такой город Денисовка Архангельской области, оттуда и вышли мои предки.
— Вы говорите, что ваши представители в южные районы поехали. Они приезжают в село, собирают народ и говорят: давайте вы станете казаками?
— Естественно, приезжая в любой район, мы начинаем с парадной двери – заходим к главе администрации, потому что, как вы понимаете, приехать и собирать народ, не предупредив местные власти, негоже. Мы прямо говорим о наших намерениях, пользуясь, понятно,рекомендациями руководителей тех районов, где уже есть наши первички. Наши помыслы прозрачны, и они доступны для любого. Что дает казачество? В первую очередь — патриотическое воспитание. Мы говорим, что готовы работать на земле. Готовы помочь организовать казаков. И получаем понимание, потому что власти и народ видят, что происходит на границе: как идут караваны, какой там беспредел творится и люди хотят поставить этому заслон.
— Кроме вас в Омске же есть и другие казачьи общества. Какие?
— Есть, конечно. Но закон разделил казаков на реестровых и общественных. Наши казаки занесены в государственный реестр. Это как раз та служилая элита, которая, в случае чего, может встать на защиту Родины. И они берут на себя обязательства по несению службы. Ребятишки, кому до 18 лет, и пожилые, кому за 60, уходят в общественники. К тому же мы при реестре создали омский областной центр казачьей культуры, куда приглашаем все общественные казачьи организации. В отличие от реестрового казачества общественное занимается культурой, патриотическим воспитанием молодежи, проведением всевозможных соревнований. Будем так говорить: песни, пляски, танцы – это все происходит в этом омском областном центре.
— Но все же не все, даже в трудоспособном возрасте, вступают в вашу организацию.
— У нас может собраться десять человек, учредить общественную организацию и назвать себя казаками. Инициатор сразу называет себя атаманом, шьет форму, прикрепляет шевроны, погоны. Члены такого рода организаций рвут на себе рубашки и говорят: вот мы всероссийские, вот мы межрегиональные. Они друг другу присваивают чины, поэтому их и называют ряжеными. И правильно. Люди, не имея ни малейшего основания, не имея даже образования, надевают на себя генеральские погоны. Это нонсенс.
-И сколько таких?
— У нас в Омской области порядка десятка человек носят генеральские погоны.
— В смысле, казачьи?
— Да, казачьи. Не имея на то оснований. У нас, государственных казаков, казачий генерал один.
— В России?
— В войске. Девять сибирских областей (отделов) входит в Сибирское войско. И наш атаман, казачий генерал Анатолий ОСТРЯГИН получил этот чин указом президента РФ. Я — подъесаул, и мой чин приравнивается к армейскому капитану. Войсковой атаман может присваивать чины только до капитана (подъесаула).
Чин есаула и выше присваивается полномочным представителем президента по федеральному округу. А в общественных организациях друг другу присваивают чины полковников, войсковых старшин. Делают себе верительные грамоты. Знаете, почему общественные казаки любят присваивать чин войскового старшины? Потому что у него на погонах три звезды и два просвета, как у военного полковника. Все это вносит некоторую смуту.
— Самое большое по количеству человек, кроме вас, какое общественное объединение в Омске?
— Самое крупное — Союз казаков России. Я был раньше первым заместителем атаманаМежрегиональной общественной организации «Сибирское казачье войско» (Союз казаков России) Сергея ТОЛМАЧЕВА и участвовал в становлении этой организации. Там мне, кстати, чин был определен полковника. И я, не зная сути, тоже повелся на это и ходил полковником. Но, изучив документы, понял, что хожу с чином незаконным, и снял эти погоны. Теперь привел все в соответствие. На сегодняшний день, я вам откровенно скажу, за господином ТОЛМАЧЕВЫМ остался пшик. Там очень мало казаков. Остались только те, кто понимает, что в госреестр их не возьмут, и при этом боятся расстаться с фальшивыми погонами. И они теперь занимаются пустотой. Ничего полезного казачеству они не делают. Единственное, можно увидеть лицо Сергея Максимовича на любом мало-мальски официальном мероприятии. Он везде светится.
— Когда в прошлом году в Омске проходил совет по казачеству, насколько я знаю, ТОЛМАЧЕВ отказался в нем участвовать.
— Его просто никто туда не пригласил. Это разные вещи. И его не могли туда пригласить, потому что Совет при президенте состоит из казаков государственного реестра. И туда вхож из общественных только один – Павел ЗАДОРОЖНОВ, верховный атаман Союза казаков России. А остальные атаманы — из войск государственного реестра. Сегодня ТОЛМАЧЕВ носит чин казачьего полковника. Кто ему давал такой чин?
— А те десять генералов — они уже из более мелких общественных организаций?
— Есть такая общественная организация «Казачество России». В Омске есть некто РУДЕНКО, он носит погоны генерал-полковника. Хотя у казаков никогда не было такого разделения, а был только генерал. Там же есть ЕЛИСТРАТОВ, в Таре живущий. Есть ЖУКОВ – генерал, и тоже непонятно, кто ему давал такой чин, КАЛИНИН. Они генерал-майоры, генерал-лейтенанты. Ряженые, одним словом. Я ничего не имею против г-на ТОЛМАЧЕВА. Но его политика ведет уже к разрушению казачества, а не возрождению. Он годами возрождал, и я ему как-то сказал, что, наверное, пора уже, наконец, возродиться и работать.
— А центр Сибирского реестрового войска где находится?
— Штаб располагается в Омске, на Затонской. Наш генерал Анатолий ОСТРЯГИН – депутат Госдумы. Я его заместитель по работе с молодежью.
— Что случилось с атаманом, который был до вас?
— Предыдущий атаман Владимир НИКОЛАЕВ написал рапорт по состоянию здоровья и ушел в отставку. Меня назначили исполнять обязанности с тем, чтобы в течение трех месяцев провести Круг и выбрать атамана. Мы собрали совет, были атаманы всех станиц и хуторов, и они выдвинули мою кандидатуру.
— Альтернатива была?
— Было пять кандидатов. Я избран 85,3% голосов. Каждый выступил с программой. Лично я не стал ничего выдумывать. Когда принимал документы как исполняющий обязанности и перебирал архив, обнаружил документ, где Леонид ПОЛЕЖАЕВ, еще будучи председателем Омского облисполкома, обратился к казакам и четко изложил, чем должны заниматься казаки. Это было в самом начале 90-х. Это обращение осталось актуальным и в нынешний момент, и я взял его за основу своей программы. Суть там была в экономической составляющей. Мы-то с вами прекрасно понимаем: без экономики общества не построить. Так что моя основная задача — составить экономическую составляющую отдела. Чтобы отдел не был попрошайкой, а был самоокупаем и развивался. Для этих целей государство уже приняло достаточно законов, которые позволяют нам вести эту деятельность. Но самое главное — губернатор и руководители муниципалитетов уже дали нам достаточно. Чем мы все еще никак не можем воспользоваться. Нам, отделу, выделено в 1999 году 6 690 гектаров земли вдоль границы в разных районах области. Это реальная земля, на которой реально можно пахать, сеять, организовывать производство. А если не можешь организовать, отдай ее в аренду, получай оплату и за счет этого живи. Такое количество земли вполне способно содержать казачество. Сегодня я плотно занят приведением в соответствие этой земли. К сожалению, в собственность она была оформлена только в Таврическом районе – 214 га. А в Исилькуле бывший атаман 2000 га земли попросту увел. Обидно, что власти на месте не разглядели этого. Было ведь четко написано в постановлении – выделить омскому государственному реестру, омскому отделу, а оформили землю в аренду на 49 лет на какое-то юридическое лицо, в названии которого есть слово «казачье». Должно же, наверное, было быть какое-то подтверждение от отдела. Но ничего этого не было. А многие главы сельских районов просто использовали землю, которая принадлежит на законных основаниях омскому казачеству, она даже выделена, и мы знаем, где находится каждый участок.
— Судитесь?
— Конечно, придется судиться, ну а как по-другому? Мы заключили договор с компетентной юридической фирмой, которая будет эти вопросы решать. Казаки, которые живут на селе, будут эту землю обрабатывать, ну а казаков, живущих в городе, мы привлечем к реализации продукции, которую будем производить. Но и сегодня многие казаки в частном подворье производят немало продукции. В этой связи пытаемся найти контакт с минсельхозом, с рынками, участвуем в губернских ярмарках. Испокон веков был в Омске казачий рынок, но там уже есть собственник. Но никто нам не мешает построить новый казачий рынок.
— Есть такое намерение?
— Да.
— Как капитальное сооружение?
— Естественно. С выделением земли. Но это на следующем этапе, уже после того, как мы более-менее поднимем производство. Кроме того, мы выступили инициаторами молодежного проекта «Птичья гавань», который получил поддержку патриархии, а также среди министерств и ведомств.
— Имеется в виду «Птичья гавань» на левом берегу Иртыша?
— Нет, здесь только название общее. Нашими партнерами является немецкая компания МГБ ГМБХ. Мы обратили свои взоры на профессионально-технические училища и сделали программу. Почему завязались с Германией? Потому что там живет много сибиряков. И там уже есть наши представители. Мы попросили немецкую сторону, чтобы мы могли получить современное оборудование и обеспечить прохождение практики студентов. Европейские партнеры берутся даже сертифицировать наши учреждения, чтобы диплом ПТУ стал европейского государственного образца.
— У вас есть базовое училище в Омске?
— Мы работаем с ресурсными центрами, с 46-м училищем, 58-м и другими. Это оформляется соответствующим соглашением.
— Казачье поселение Генераловка экономически как существует?
— Там живут казаки. Они объединились в 13 подворий-семей из числа родственников. И вот эти 13 подворий и создали фермерские хозяйства. Каждое работает по интересам. ОСТАПЧЕНКО Володя занимается, например, производством зерновых, и все остальные отдали туда земельные доли. Другие занимаются, скажем, рыбоводством, третьи еще чем-то. Но существует единый общественный фонд, куда с каждого вида деятельности определенная сумма направляется на развитие социальной сферы.
— Сколько там человек?
— В пределах 500 – 600. В общество входит около 250 казаков, живущих только в Генераловке.
— Хотелось бы задать ряд вопросов о ваших бизнес-проектах, о которых в прошлые годы много писали «КВ». Как холдинговая компания «Эко»?
— В связи с плотной работой в казачестве от хозяйственной деятельности в других направлениях я отошел и почти пять лет этим не занимаюсь. Я не являюсь руководителем ни одной коммерческой структуры. Я там только как, если так можно выразиться, политическая и общественная сила — президент, председатель совета директоров.
— Где вы возглавляете совет директоров?
— Я председатель совета директоров ЗАО «Русь». Это не исполнительный орган. Прямой хозяйственной деятельностью занимаются сыновья, они, слава богу, выросли, и я им все передал. Холдинговая компания «Эко» как таковая сегодня еще существует юридически, но деятельности не ведет.
— А с Омским крупяным заводом что стало?
— Сейчас его нет. Его обанкротили и ликвидировали.Свою долю я к тому времени успел продать, а полученными деньгами сразу же погасил, как поручитель, 30-миллионный долг перед банком. И, слава богу, сделал это своевременно. Мне очень жаль этот завод, но в то время, когда мне вместо обещанных 60 миллионов дали в кредит 30, да и те быстро потребовали вернуть уже после того, как на них было закуплено сырье и оборудование, это было явно направлено на умышленное банкротство. Я считаю, мне страшно повезло, что у меня завод купили. У покупателя были на то свои интересы. Хотя о самом заводе я до сих пор жалею, потому что сегодня, как никогда, для казаков он был бы полезен.
— По ЗАО «Русь» было много публикаций о том, как посудный гипермаркет «Федорина радость» был вынужден выехать с территории.
— Они здесь арендовали помещения, но возник раздор между учредителями. Яблоком раздора стали долги за аренду. У них тогда образовалась огромная задолженность, впрочем, они и на сегодняшний день более миллиона нам должны. Мы судебные дела везде выиграли. Когда они пытались выехать, им было сказано – рассчитайтесь и езжайте, куда хотите. Но они хитрым ходом вывезли товар и выехали. «Русь» взыскать с них эти долги сегодня никак не может.
— На территории ЗАО «Русь» было запланировано большое строительство, вижу, чуть ли не всю стену вашего кабинета занимает проект этой застройки.
— Проект утвержден на градостроительном совете. Здесь на 13 гектарах бывшей территории 6-го таксопарка на первом этапе будет возведена сетевая гостиница четыре звезды. Плюс на втором – два офиса (12 и 14 этажей) и моллы. Потом гипер и супермаркеты, большое 8-этажное помещение, где будет продаваться всего, что летает, ездит, плавает. Элитные и массовые автомобили, катера, мототранспорт и так далее. Вплоть до вертолетов.
— Когда начнете строить?
— Должны были начать в 2009 году. Но в связи с кризисом сроки перенеслись. Сейчас компаньон уехал в Европу вести переговоры с банками о финансировании. Когда все будет построено, этот комплекс, уверен, станет визитной карточкой Омска. Только проект обошелся в 85 млн рублей, и делали его немцы. Объект серьезный, полная его стоимость – 6 миллиардов рублей, которые придут в Омск из-за рубежа.
 

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.