Все рубрики
В Омске воскресенье, 26 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 64,6106    € 72,3186

ОНПЗ и Ноябрьскнефтегаз сами дали АБРАМОВИЧУ деньги, на которые он их купил

9 ноября 2011 13:52
0
1346

Всю прошедшую неделю Роман АБРАМОВИЧ свидетельствовал в Лондонском суде. Ему пришлось держать ответ по иску Бориса БЕРЕЗОВСКОГО, который заявил, что партнер ему недоплатил за акции Сибнефти, ОРТ, алюминиевых заводов, где он был сособственником.
Предлагаем читателям «КВ» изложение событий в суде, сделав ставку в основном на события, связанные с Сибнефтью, которая, как известно, была первоначально зарегистрирована в Омске. Текст основан на прямых твиттер-трансляциях РАПСИ и сайтов газет «Ведомости», «Коммерсант».


31 октября

У БЕРЕЗОВСКОГО на лацкане красный бумажный цветок – в знак поминовения погибших в Первой мировой войне. В зале суда немало мужчин с таким цветком. В Британии день поминовения отмечается 11 ноября (день окончания Первой мировой войны), а цветок носят в течение двух недель до этого дня. Показания Романа АБРАМОВИЧА начинаются с его биографии. Выяснилось, что у него нет законченного высшего образования, хотя он пытался учиться в двух институтах – Ухтинском индустриальном и Московском автодорожном. Однако у АБРАМОВИЧА есть диплом от 2001 года Московской юридической академии. Адвокат Бориса БЕРЕЗОВСКОГО Лоренс РАБИНОВИЧ прокомментировал: «В других показаниях говорится, что вы закончили однолетние заочные юридические курсы». На что Роман Аркадьевич, по версии «Ведомостей», заявил: «Я не был хорошим студентом, и не все выучил», а по версии «Коммерсанта»: «А я никогда не утверждал, что был хорошим студентом!».
Далее РАБИНОВИЧ уточнял положение в структурах АБРАМОВИЧА Евгения ШВИДЛЕРА. В частности, пытался прояснить, как тот, не будучи изначально совладельцем Сибнефти и получая много меньше акционеров, умудрился так разбогатеть. Был продемонстрирован документ о выплатах совету директоров и членам правления Сибнефти (ШВИДЛЕР был президентом компании) за 2000 год в объеме всего 210 тыс. долларов. На что АБРАМОВИЧ ответил, что после 2000 года ШВИДЛЕР стал его партнером по ряду проектов, в частности, первой их совместной сделкой стал «Фармстандарт» (с этой компанией аффилированы владельцы ОАО «Омское лекарство», объединяющего 15 лучших аптек города Омска — М.И.).
На вопрос: «Кто входит в вашу команду?» — АБРАМОВИЧ назвал маленькой группой доверенных лиц ШВИДЛЕРА, ПАНЧЕНКО, ТАНЕНБАУМА и ГОРОДИЛОВА (интересно, что собкор «Коммерсанта» путает отца и сына ГОРОДИЛОВЫХ – М.И.).
На вопрос: «Зачем вам был нужен контроль над Сибнефтью»? — АБРАМОВИЧ рассказал, что «занимался торговлей нефтью и нефтепродуктами», а вертикально интегрированная компания дала бы доступ к нефтяным потокам и нефтепродуктам, в результате чего можно было значительно увеличить финансовые объемы бизнеса", и назвал цифру планируемого тогда роста – с 40 млн долларов до 100 млн. С этой идеей в конце 1994 года он обратился к Петру АВЕНУ, а тот посоветовал ему обсудить эту тему с Борисом БЕРЕЗОВСКИМ.

РАБИНОВИЧ представил суду документ об уголовном расследовании, подписанный старшим следователем ГОРВИКОМ С.В., где говорится, что АБРАМОВИЧ через АВК по подложным документам получил дизтопливо на 3,8 млн руб в 1992 г. на ж/д станции Подмосковная. Роман Аркадьевич спокойно парировал: «Дело дальше не пошло. В итоге выяснилось, что документы не были поддельными». Адвокат истца попытался зайти с другой стороны: «В мае или июне 95 вы и ШВИДЛЕР в Москве встречались с Стивеном КЕРТИСОМ из Curtis & Co. В записках КЕРТИСА говорится о «бразильцах, которые хотят купить «танк за млн». Вы торговали оружием?» «Я никогда не участвовал в торговле оружием — это прерогатива государства. Не знаю, о чем речь, есть танковый завод рядом с Омском, недалеко от нашего НПЗ. Может, мы о двигателях разговаривали. Там еще и авиазавод есть» (В начале 2002 года инвестором Омсктрансмаша заявилась московская компания «МегаТранскор», которую СМИ связывали с интересами Романа АБРАМОВИЧА. Во всяком случае, как заявил тогда на митинге на танковом заводе омский губернатор, «гарантом проекта будет Сибнефть — М.И.).
РАБИНОВИЧ процитировал показания Виктора ГОРОДИЛОВА, что тот былинициатором создания вертикальной компании. На что АБРАМОВИЧ сообщил, что автор идеи все-таки сам Роман Аркадьевич, а ГОРОДИЛОВ высказывал иное предложение — объединить Ноябрьскнефтегаз и Сургутнефтегаз (с этого же вопроса начался второй день – М.И.).

1 ноября
АБРАМОВИЧ сообщил, что пришел к соглашению с БЕРЕЗОВСКИМ по поводу создания вертикально интегрированной компании в феврале 1995 года, задолго до августовского указа президента об учреждении Сибнефти, пообещав ему в первый же год существования новой компании 30 млн долларов на поддержку ОРТ и на личные расходы. За это БЕРЕЗОВСКИЙ должен был помочь получить президентскую подпись и добиться выпуска документов, по которым 51% останется у правительства, а 49% будут приватизированы.То есть деньги предлагались в обмен на влияние и помощь.
На вопрос, почему АБРАМОВИЧ сразу же не использует понятие „крыша“, ответчик заметил, что обычно оно имеет крайне негативный оттенок и соотносится с криминальной деятельностью, но также применяется в случае оказания политического влияния. Кроме того, он заявил, что не хотел оскорбить истца, но назвал это слово вполне уместным для начального этапа их взаимоотношений.
»Между 1995 и 2000 вы с Березовским были друзьями?". АБРАМОВИЧ: «С 1996 до конца 1999 – начала 2000 года были. Весь 1995 год я просидел в приемной Березовского в ожидании встречи – я бы это дружбой не назвал».
РАБИНОВИЧ перечислил российские активы, которые имелись у БЕРЕЗОВСКОГО и которые он приобретал в разное время. После этого спросил у Абрамовича, знал ли он об этих активах к августу 1995 года. Причем, когда речь зашла о «Коммерсанте» и ТВ6, АБРАМОВИЧ заявил, что это он за них заплатил. Адвокат истца выразил недоумение, почему БЕРЕЗОВСКИЙ, имевший долю во всех компаниях, с которыми был связан, отказался от акций. Абрамович заявил, что Ноябрьскнефтегаз был убыточен, добыча падала. И Сибнефть после ее создания долгое время была убыточна.
28 декабря 1995 года состоялся залоговый аукцион, в результате которого за 100,3 млн долларов государство передало 51% акций Сибирской нефтяной компании, Столичному банку сбережений и ЗАО «Нефтяная финансовая компания» (НФК). Такова официальная информация. Ранее предполагалось, что деньги эти дал банк СБС под личные гарантии БЕРЕЗОВСКОГО. Об этом же говорил на суде Лоренс РАБИНОВИЧ. Однако, по словам Романа АБРАМОВИЧА, СБС на аукцион не дал «ни цента, ни копейки, ни доллара»: «Деньги, перечисленные СБС правительству, были полностью обеспечены средствами, которые «мои компании» держали у него на депозите». Суть залогового аукциона в том, что под залог акций победитель кредитует правительство. Но как заявил Роман Аркадьевич, «Банк, дающий деньги под 0%, по 3-летнему кредиту, долго не проживет. Коммерческие кредиты в долларах тогда давались под 20—35%». Откуда же тогда деньги? АБРАМОВИЧ: « млн были от Runicom. Остальные – долгосрочные нефтяные контракты, под которые ШВИДЛЕР привлек западное финансирование. Мы заложили контракты на будущие поставки нефти от Омского нефтезавода и Ноябрьскнефтегаза». Рабинович: «Получается, эти компании предоставляли кредитные средства, на которые приобретался контроль над этими же компаниями?» АБРАМОВИЧ: «Это упрощенно.»
АБРАМОВИЧ также заявил, что Иван ЛИЦКЕВИЧ (на тот момент — руководитель Омского НПЗ, погиб 19 августа 1995 года – за пять дней до указа ЕЛЬЦИНА о создании Сибнефти) изначально хотел, чтобы промышленная группа была создана на основании Омского нефтеперерабатывающего завода, и не поддерживал идею вертикально интегрированной компании.
2 ноября
РАБИНОВИЧ опять вернулся к вопросу, каким образом Сибнефть была куплена за деньги входящих в нее предприятий. Без поддержки руководителей этих предприятий сделать такое было бы невозможно. АБРАМОВИЧ подтверждает, что тогда ему была очень важна поддержка со стороны обоих директоров — Виктора ГОРОДИЛОВА и Константина ПОТАПОВА (возглавил ОНПЗ после гибели Ивана ЛИЦКЕВИЧА — М.И.). Судья: «Как вы обеспечили их поддержку без соглашения?» АБРАМОВИЧ: «У нас были совместные цели, мы вместе работали. Мы расходились в том, что будет дальше. ГОРОДИЛОВ был против приватизации и поэтому потом ушел. ПОТАПОВ был моложе, у нас были похожие взгляды, и я принял участие в его назначении». «Никаких других финансовых стимулов» не было.
Далее АБРАМОВИЧ подтвердил, что БЕРЕЗОВСКИЙ убедил председателя Госкомимущества Альфреда КОХА включить Сибнефть в список на залоговые аукционы и что Бадри ПАТАРКАЦИШВИЛИ поспособствовал снятию конкурентной заявки компании «САМЕКО», предлагавшей куда большую цену за пакет.
АБРАМОВИЧ не опротестовал факт, что с 1998 года Ноябрьскнефтегаз перестал продавать сырую нефть в Омский НПЗ напрямую и стал работать через посредников с использованием внутренних офшорных зон – ЗАТО.
3 ноября
В этот день речь шла о приобретении алюминиевых активов. РАБИНОВИЧ привел статью Moscow Times от 12 февраля 2000 г., озаглавленную «Berezovsky & co Buy Up 3 Smelters»: «Журналист поговорил с представителем Сибнефти и представителем ЧЕРНОГО. Оба говорят, что покупатели — акционеры Сибнефти. Это противоречит версии, что вы один были покупателем этих заводов». АБРАМОВИЧ: «По различным причинам, в частности в интересах безопасности, я не хотел выглядеть единственным акционером, хотя в реальности был единственным. На рынке были слухи, что БЕРЕЗОВСКИЙ — акционер Сибнефти, и мы никогда не пытались их опровергать. В этом весь смысл «крыши», чтобы казалось, что компания принадлежит БЕРЕЗОВСКОМУ. Он был ледоколом, убиравшим все проблемы, и мы ему за это платили». Ранее в тот же день он же заявил: «Без Бадри я в этот бизнес и носа бы не сунул, там каждые три дня кого-то убивали, я не хотел иметь дело с таким бизнесом».
4 ноября
Рабинович просит переводчика прочесть выдержку из иска БЕРЕЗОВСКОГО. Там говорится, что в конце августа 2000 года, после репортажа на ОРТ о лодке «Курск», Березовский встретился с Александром ВОЛОШИНЫМ, который сказал, что ПУТИН предпочитает сам управлять ОРТ и БЕРЕЗОВСКИЙ должен отказаться от акций телеканала, передав их государству. Если этого не случится, продолжал ВОЛОШИН по утверждению истца, «БЕРЕЗОВСКИЙ закончит как ГУСИНСКИЙ». В иске напоминается, что ГУСИНСКИЙ был арестован в июне 2000 года и выпущен из СИЗО только после продажи акций «Медиа-Моста». Впоследствии ЕСПЧ признал дело ГУСИНСКОГО политически мотивированным и установил многочисленные нарушения прав человека со стороны российского государства. После встречи с ВОЛОШИНЫМ БЕРЕЗОВСКИЙ встретился с ПУТИНЫМ (на встрече также присутствовал Волошин). Путин, по утверждению истца, подтвердил требование о передаче ОРТ, а также то, что «БЕРЕЗОВСКИЙ сядет в тюрьму, если этого не сделает». Конечная цена за акции ОРТ, предложенная БЕРЕЗОВСКОМУ, составляла 0 млн. АБРАМОВИЧ говорит, что не помнит встречу с БЕРЕЗОВСКИМ в Кап Д'Антиб в августе, где, по утверждению истца, Абрамович говорил о необходимости продажи ОРТ.
Далее шел спор, являлись ли БЕРЕЗОВСКИЙ и ПАТАРКАЦИШВИЛИ акционерами Сибнефти. АБРАМОВИЧ опять утверждал, что он был владелецем 88% акций компании, но старался не показывать этого, создавая видимость, что акционеров несколько и у них есть связи в правительстве. 

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.