Все рубрики
В Омске понедельник, 20 Августа
В Омске:
+16
Пробки: 6 баллов
Курсы ЦБ: $ 66,8757    € 76,1848

Мария ДРОЗДЕЦКАЯ Инженер лаборатории синтеза функциональных углеродных материалов ИППУ СО РАН: «Решив стать профессиональным химиком, я прервала династию педагогов по маминой линии»

26 июня 2013 10:42
0
1920

23 мая подведены итоги программы «У.М.Н.И.К.-2013» (участник молодежного научно-инновационного конкурса) Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Экспертный совет отметил шестнадцать разработок молодых омских ученых, в ближайшее время каждый из них получит грант в размере 200 тысяч рублей. «Коммерческие вести» знакомят читателей с авторами наиболее интересных изобретений.
Инженер лаборатории синтеза функциональных углеродных материалов ИППУ СО РАН Мария ДРОЗДЕЦКАЯ планирует снабжать ряды вооруженных сил модифицированными антибактериальными пластырями. Примерно 90% всех инфекций, как она сама отмечает, имеют бактериальное происхождение. Корреспондент «КВ» Георгий ГОРШКОВ встретился с ней, чтобы узнать, в чем заключается новизна ее изобретения.
— Мария, расскажите о своем проекте.
— Проблема профилактики и лечения послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений, в том числе в военно-полевых условиях, в настоящее время актуальна.
В связи с чем перед нами стояла задача разработать эффективный аппликационный материал с антибактериальными свойствами для подавления патогенной микрофлоры различной природы, который по своему действию смог бы превосходить традиционные перевязочные средства и антибиотикотерапию, так как у многих бактерий развивается устойчивость к часто используемым лекарственным средствам.
За основу мы взяли углеродный мезопористый гемосорбент ВНИИТУ-1, разработанный в нашем институте (ИППУ СО РАН) еще в 2004 году. Согласно стендовым медико-биологическим испытаниям гемосорбент ВНИИТУ-1 обладает собственным антибактериальным эффектом по отношению к грамположительной микрофлоре, в частности, к стафилококку золотистому, возбудителю многих инфекционных заболеваний. Углеродный гемосорбент ВНИИТУ-1 уже давно применяется в медицине для сорбционной очистки крови вне организма. Но для подавления грамотрицательных, антибиотикорезистентных бактерий, смеси культур необходимо было повысить антибактериальные свойства ВНИИТУ-1, модифицировать сорбент. В качестве модификатора был выбран поливинилпирролидон – нетоксичный полимер, обладающий дезинтоксикационными и антибактериальными свойствами. Модифицирование поверхности выбранным полимером позволило добиться требуемого эффекта.

— Какие конкретно инфекции он сможет лечить?

— Как и гемосорбент ВНИИТУ-1,модифицированный сорбент подавляет патогенную грамположительную (стафилококк золотистый) и грамотрицательную (синегнойная палочка, кишечная палочка, клебсиелла пневмонии) микрофлору, антибиотирезистентные бактерии, смесь культур. Примерно 90% всех инфекций имеют бактериальное происхождение, 67% приходится на долю грамположительных бактерий. А это значит, что разработанный материал эффективен при лечении инфицированных травматических, ожоговых ран, гнойно-септических воспалений. Но основное применение ему мы видим в военной медицине, в полевых условиях. Там, где требуется за минимальное время с максимальной эффективностью вылечить раны. Поэтому предполагаемые потребители — военные госпитали, медицинские подразделения Министерства обороны. Исходный гемосорбент ВНИИТУ-1 мы давно поставляем в военные госпитали, у нас есть договоренности с Министерством обороны.

— Ваш проект ориентирован только на государственные заказы? Или частные аптеки, поликлиники тоже смогут купить?

— В основном государственные заказы. В Омске проявило интерес хирургическое отделение БСМП-1, также среди предполагаемых заказчиков ростовские и московские медучреждения. Но о конкретных заказах говорить пока рано, так как мы еще только ведем разработки.

— Сколько человек ими занимается?

— Я представляю лабораторию синтеза функциональных углеродных материалов, группу сорбентов медицинского и ветеринарного назначения, которая входит в состав Института проблем переработки углеводородов СО РАН. Так, в нашей лаборатории работают 7 человек, объем работ в лаборатории в целом очень высок. Ведутся работы по разработке препаратов пролонгированного действия не только для медицины, но и для ветеринарии. Лаборатория аттестована на проведение различных методов испытаний углеродных сорбентов и марок технического углерода. Конкретно данной разработкой на сегодняшний день занимаюсь я под руководством директора ИППУ СО РАН Владимира ЛИХОЛОБОВА и старшего научного сотрудника Лидии ПЬЯНОВОЙ. Сам институт очень заинтересован в этой разработке. Конечно, мне помогают сотрудники нашей и других лабораторий. Кроме того, если нам понадобится оборудование или использование методов анализов, которых нет у нас непосредственно, не можем их сами проводить, то институт всегда идет навстречу, помогает решить возникающие проблемы.

— Вы с самого начала участвовали в разработке этого проекта?

— Не совсем, я подключилась к данной работе, когда разработки уже велись. На сегодняшний день нужно отработать методику модифицирования сорбента, параметры синтеза, усовершенствовать установку, чтобы выпускать экспериментальные образцы аппликационного углеродного сорбента. Также планируем дополнительно изучить физико-химические свойства образцов и провести соответствующие медико-биологические испытания.

— Где планируете проводить испытания?

— В Институте ветеринарной медицины и биотехнологии ОмГАУ им. П.А.Столыпина на кафедре фармакологии мы планируем провести медико-биологические испытания нашего материала на ранах животных. До этого уже проходили испытания в Центральной научно-исследовательской лаборатории ОмГМА.

— Ваше изобретение уже запатентовано?

— Да, еще в ноябре прошлого года было получено положительное заключение о выдаче патента, то есть на конкурс я шла уже с патентованным изобретением.

— В чем отличие от аналогов?

— Во-первых, в цене. Модифицированный сорбент аппликационной формы планируется продавать за 100-150 рублей. Аналоги с похожим функционалом стоят не меньше 150 рублей, а некоторые и в районе 500 рублей. Но мы технологию получения исходного материала — гемосорбента — освоили еще в 2004 году, так что нам нет смысла завышать цены. А если сравнивать с традиционными перевязочными средствами, то наш материал в сотни раз эффективнее.

— Когда планируется массовое внедрение?

— В ближайшие два года. Грант, в общем-то, на это время и рассчитан.

— Как планируете использовать грант?

— Приобретем необходимые материалы и оборудование, затем нужны серьезные вложения для проведения медико-биологических испытаний. Поэтому, кстати, ранее они и не проводились в полном объеме.

— Почему вас заинтересовала именно эта тема?

— Конкретно о применении углеродных сорбентов нам рассказывали еще в студенческие годы, и мне по окончании университета хотелось пойти работать в СО РАН. Мой трудовой стаж начался с Калачинского завода строительных материалов, где я отработала почти два года технологом, получила большой опыт управления производством, новые знания.

— Сколько времени вы проводите в лаборатории?

— Много. Если лаборатория закрывается, то частенько беру работу на дом.

— Дома тоже есть лаборатория?

— Нет, конечно, там условия не позволяют. Я имею в виду, что всю бумажную работу, оформление документации могу и дома выполнять по вечерам.

— На хобби времени совсем не остается?

— Ну, часть хобби действительно пришлось упразднить. На баскетбол времени остается мало. Зато в прошлом году увлеклась бегом, которым можно заниматься в любое свободное время. А еще сотрудникам СО РАН выдаются абонементы в бассейн, и мы все вместе ходим.

— Вас химия еще со школьной скамьи интересовала?

— В общем-то да.

— То есть и дилеммы сразу никакой не было, кем стать после школы?

— О том, кем стать, честно говоря, я серьезно задумываться стала только в старших классах, когда поняла, что химия мне легко дается и нравится. В районных олимпиадах не раз побеждала. А когда нас поставили перед выбором, какой предмет сдавать на ЕГЭ, я без сомнения выбрала химию, так как уже тогда запланировала поступать на химический факультет.

— А как родители отнеслись к тому, что вы решили профессионально посвятить себя изучению этой науки?

— Родители всегда поддерживают мои решения. Решив стать профессиональным химиком, я прервала династию педагогов, которая длительное время продолжается по маминой линии. Тем не менее к нам в лабораторию регулярно каждый год отправляют студентов на практику. Конечно, я руководителем у них не являюсь, но тоже помогаю, сейчас готовим одну студентку к защите дипломной работы.

— Сложно было стать «умником»?

— Очень, уровень высокий. Тем более что это была моя первая попытка участия в таком масштабном проекте. Я даже поначалу думала, что максимум, что удастся, так это дойти до второго тура. Хотя ранее, в ноябре, мне уже приходилось наблюдать за тем, как проходит конкурс. Я приходила болеть за другую участницу, тоже из нашей лаборатории.

— Она тоже победила?

— Нет, до этого проекты от нашей лаборатории не побеждали, хоть и не раз выдвигались для получения гранта. В ближайшее время планирую поступить в аспирантуру СО РАН и часть работы включить в диссертацию, сейчас уже даже начала нарабатывать.

— Со всеми успели познакомиться во время конкурса? Не мешала ли сосредоточиться атмосфера соперничества?

— К сожалению, со всеми познакомиться не успела. Что касается соперничества, то действительно было много интересных и достаточно практичных изобретений, что добавляло сложности в победе на конкурсе.  

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.