Все рубрики
В Омске понедельник, 27 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 64,6106    € 72,3186

«С точки зрения власти, омичи имеют право голосовать только по тем вопросам, где результат заранее понятен, где 90% проголосуют за»

1 октября 2014 12:14
2
2821

24 сентября депутаты горсовета поставили очередную точку в дискуссии о народном голосовании в Омске. 12 вопросов, предложенных инициативными горожанами, народные избранники отклонили еще 10 сентября на внеочередном заседании горсовета, а на прошлой неделе после недолгого спора признали не соответствующими федеральному законодательству о местном референдуме и три оставшихся вопроса. Но инициаторы референдума отступать не намерены, они полны решимости отстаивать в судах права омичей на демократию. О чем думали и чего хотели общественники, когда шли против системы, они рассказали творческому коллективу «КВ» в минувший четверг в спокойной обстановке «кухонных посиделок».

На чай в «КВ» приходили: гендиректор компании «ДомСтройОмск» Дмитрий ПЕРЕДЕЛЬСКИЙ, заведующий кафедрой экономики и социологии труда ОмГУ, депутат Законодательного собрания Омской области Владимир ПОЛОВИНКО, проректор по международным связям Омской юридической академии, председатель комиссии Общественной палаты Омской области по развитию гражданского общества, коммуникаций, информационной политике Александр МИНЖУРЕНКО, старший преподаватель кафедры математических методов и информационных технологий в экономике ОмГТУ, популярный блогер Игорь ФЕДОРОВ, а также юрист Дмитрий КОЛОДЕЖНЫЙ, принимающий активное участие в работе всех инициативных групп.

– Обе стороны – депутаты горсовета и инициаторы референдума – сегодня убежденно отстаивают свою правоту. Хочется понять, на чьей стороне в этой ситуации закон. Судя по первому референдуму, не на вашей.

Дмитрий КОЛОДЕЖНЫЙ. По первому референдуму закон еще не все сказал. У нас еще есть право обращения в Верховный суд РФ, и мы этим правом непременно воспользуемся. В Конституционный суд РФ жалоба уже отправлена, там наши интересы будет представлять доктор юридических наук БАБУРИН Сергей Николаевич. Теперь по второму референдуму. Если бы нам четко объяснили, что именно в этих 15 вопросах, предложенных инициативными группами, не соответствует нормам закона, мы бы, как здравые люди, признали свои ошибки и пошли дорабатывать вопросы. Но нам говорят о деньгах, которые жалко тратить на референдум. Нам говорят о том, что референдум омичам не нужен. Хотя задача Омского городского совета – она очень простая. Депутаты должны проверить вопросы, предлагаемые на референдум, чтобы они не нарушали федерального и областного законодательства и относились к полномочиям местного уровня. И все. Другой задачи перед ними закон не ставит. Все остальное уже за рамками депутатских полномочий. Я был бы даже готов согласиться с мнением депутата Юрия ФЕДОТОВА, который считает, что у нас некомпетентные юристы, если бы такие же «некомпетентные» юристы (это следует из голосования депутатов) не сидели в правовом управлении горсовета и в аппарате мэра города Омска. Юристы горсовета подготовили заключение, в котором признают, что пять вопросов инициативных групп соответствуют законодательству, юристы администрации  согласились с четырьмя вопросами. Но омские депутаты почему-то игнорируют мнение юристов горсовета и горадминистрации и голосуют против всех 15 вопросов.

– Вы считаете, что это именно омские особенности?

Дмитрий КОЛОДЕЖНЫЙ. В других регионах местные референдумы проходят. 14 сентября в разных муниципальных образованиях РФ состоялось 236 местных референдумов.

– Может, в других регионах вопросы были попроще?

Дмитрий КОЛОДЕЖНЫЙ. В Рахьинском городском поселении Всеволожского района Ленинградской области жители отвечали, например, на вопрос о том, считают ли они необходимым запретить функционирование полигона твердых бытовых отходов. Вопрос этот по сути аналогичен тем, которые предлагались инициаторами омского референдума.   

Александр МИНЖУРЕНКО. А что значит проще или не проще? Закон устанавливает один критерий для вопросов референдума – они должны быть местного уровня. И что получается? Неужели мои два вопроса – о публикации стенограмм заседаний горсовета и публикаций результатов поименного голосования депутатов не являются вопросами местного уровня? А какого они тогда значения? Нам что, Госдума РФ должна принять закон, чтобы депутаты Омского горсовета публиковали стенограммы своих заседаний? Это же нонсенс. Мы, жители, просим своих депутатов, чтобы они не скрывали от нас своего мнения по тому или иному вопросу. Мы хотим знать, как они голосуют. И получаем отказ. Видимо, есть что скрывать. Как только горсоветом принимается какое-то непопулярное решение, вообще невозможно установить, кто за него голосовал. Депутаты, встречаясь со своими избирателями в розницу, уверяют, что каждый из них голосовал против. Начинаем складывать голоса – не складывается картина. Вроде бы 27 человек, почти две трети депутатского корпуса, проголосовали против, а непопулярное решение почему-то прошло. Выходит, врут депутаты своим избирателям. Причем сознательно врут.

Игорь ФЕДОРОВ. В продолжение темы о простоте вопросов. Нам-то как раз было указано на излишнюю простоту наших вопросов. Сама спикер горсовета Галина ГОРСТ публично говорила, что все вопросы у нас какие-то слишком простые, чтобы выносить их на всеобщее голосование. А если на референдумах в других регионах вопросы были еще проще, то как нам все это понимать? Мы это понимаем как издевательство депутатов над принципами демократии и как попытку узурпировать власть в этом городе. И в связи с этим пятью инициативными группами, которые я возглавляю, принято решение обратиться с иском к горсовету в Куйбышевский районный суд.

– Все инициаторы намерены обращаться в суд?  

Дмитрий КОЛОДЕЖНЫЙ. Уже поданы иски группой ПОЛОВИНКО,  пятью группами ФЕДОРОВА, двумя группами МИНЖУРЕНКО. Планируют скоро обратиться в суд четыре инициативных группы ПЕРЕДЕЛЬСКОГО.

Дмитрий ПЕРЕДЕЛЬСКИЙ. После эпопеи с первым референдумом у нас остались два вопроса, которые прошли через все судебные тяжбы. Первый вопрос – переименование улицы Спартаковской в улицу Манякина, второй вопрос – о графике отключения освещения улиц в ночное время. По этим вопросам уже можно было созывать референдум. Но мы решили, что будет правильно, если уже одобренный вопрос об освещении войдет  во второй референдум. Но и этот вопрос был горсоветом отклонен. При этом принятое ранее, в декабре 2013 г., решение о том, что это вопрос местного значения, отменено не было.  

Александр МИНЖУРЕНКО. Все происходящее – это какая-то колоссальная несуразица. Подчеркиваю: депутаты обсуждали не то, что должны были обсуждать. Они должны были принять решение о том, соответствует ли местному уровню тематика вопросов, предлагаемых к референдуму. А они зачем-то стали обсуждать и спорить по сути вопросов: выключать или не выключать свет, ставить или не ставить памятник Колчаку. Строго говоря, это не их компетенция. Это омичи будут отвечать, нужен ли Омску особый график отключения света в ночное время. Лично я, например, стал бы голосовать против. Мне нужно, чтобы улицы были освещены. Но это только мое мнение. И у депутатов есть мнение, как и у любого омича. Но это не значит, что депутаты могут подменять мнение общественное своим собственным мнением. Будет голосование – сходите и проголосуйте. Выскажите свою гражданскую позицию по поводу памятника Колчаку. Не нравится депутату КОКОРИНУ памятник – пусть проголосует против на референдуме. А на заседании горсовета у него нет полномочий обсуждать нужность или ненужность этого памятника.

Владимир ПОЛОВИНКО. В процедуре референдума для меня самая важная часть – публичное обсуждение проблем. Проводя референдум, мы вовлекаем людей в решение жизненно важных для них вопросов. Пусть каждый житель Омска выскажет наконец свое мнение по тому же кремниевому заводу. Сколько можно кулуарно обсуждать эту тему. Давайте решим один раз и навсегда: нужен Омску кремний или не нужен, строить завод или не строить, вредно это или не вредно. 

Дмитрий ПЕРЕДЕЛЬСКИЙ. Кстати, депутаты на голосование выносили даже не сами вопросы к референдуму, они  голосовали за одобрение решения профильного комитета, который вопросы к референдуму отклонил.

– Обычная процедура. Разве нет?

Владимир ПОЛОВИНКО. Поясняю как депутат Законодательного собрания Омской области. Профильный комитет только готовит заключение относительно законопроекта или какого иного вопроса и доводит свое экспертное суждение коллегам-депутатам. Профильный комитет не принимает решение. Комитет может только предложить — поддержать или не поддержать. Но на голосование выносится никак не предложение комитета, а сам вопрос.    

– Вы еще планировали жаловаться на нарушение процедурных сроков. Горсовет вроде бы вышел за пределы 20 дней, отведенных федеральным законодательством...

Дмитрий КОЛОДЕЖНЫЙ. В нашем случае три вопроса депутаты рассматривали 30 дней вместо 20. По этому поводу на сегодняшний день отправлена жалоба в прокуратуру города Омска, которая перенаправлена прокуратурой в горизбирком, отправлены жалобы в облизбирком и в Центральную избирательную комиссию РФ. Сейчас ждем ответов.    

– Если депутаты допустили столько нарушений, как вы говорите, если они действительно проголосовали неправильно, нарушив свой же регламент, если они нарушили сроки, то вам, как говорится, все карты в руки. Накажите этот неграмотный горсовет, оспорьте решение в суде хотя бы по формальным признакам и начните эту  процедуру заново. Авось народные избранники, увидев серьезность ваших намерений, присмиреют и не станут вести себя как хозяева жизни...

Дмитрий КОЛОДЕЖНЫЙ. Да, можно поставить под сомнение решение горсовета по формальному признаку. Почти в каждом постановлении Пленума Верховного суда РФ говорится, что суды должны рассматривать дела не формально, а по существу вопросов. И судьи в Омске, как показывает практика, могут  рассматривать  дела именно по существу. В нашем случае, я уверен, так и будет.

– Вы все очень активные люди. А цели-то вы какие преследуете, выдвигая инициативу по проведению референдума? Депутаты — они ведь потому и насторожились, что не верят в вашу искренность. 

Игорь ФЕДОРОВ. Моя цель очень простая. Я хочу, чтобы проблемы, которые мы обозначили, были решены. Любым способом. И если депутаты не хотят проводить референдум только потому, что считают себя способными решить эти вопросы без голосования, то пусть решают. Я нисколько не против.

Владимир ПОЛОВИНКО. А мой вопрос по детским площадкам сформулирован под влиянием моих избирателей. Ко мне на депутатский прием приходят коллективами, и каждый второй вопрос – по детским площадкам и благоустройству дворов. И когда я понял, что никакими личными силами и сборами средств среди моих друзей и знакомых эту проблему мне не решить, то принял решение вынести вопрос о детских площадках на референдум. Такие вопросы не должны зависеть от ПОЛОВИНКО или МИНЖУРЕНКО. Они должны решаться безусловно, как обязательная норма. Детские площадки во дворах должны быть. Если горсовет или администрация могут сами принять конкретное решение на этот счет — нет проблем. Пусть принимают. Непонятно только, почему раньше такое решение не было принято.   

– И все-таки не совсем понятно. Если вы заняты таким общественно полезным делом, почему к вашим инициативам так индифферентны омичи, ради которых вы стараетесь? Почему нет никакого общественного резонанса?

Игорь ФЕДОРОВ. Согласен с вами, работа с населением в настоящий момент инициаторами не проводится. Она не провалена, ее просто никто и не начинал.

Дмитрий ПЕРЕДЕЛЬСКИЙ. Мы же только в начале пути. После одобрения вопросов горсоветом должен был начаться период, когда инициаторы должны были собрать по 45 тысяч подписей омичей в поддержку каждого из вопросов, выносимых на референдум. И вот тогда бы мы вышли к людям и объяснили им всю пользу референдума. Меня, например, очень удивляет, когда референдум пытаются втиснуть в политические рамки. Референдум — это не политическая акция. Не избирательная кампания. Во всех странах население муниципальных образований спокойно голосует, решая хозяйственные вопросы, а в России почему-то к любому голосованию власти относятся с недоверием. В городе есть масса вопросов, которые зависли и не решаются никак.

Александр МИНЖУРЕНКО. Я считаю, что референдум – это еще и антикоррупционная акция. Лоббисты работают в горсовете очень активно. Я не могу назвать фамилии, но два депутата из разных фракций мне подтвердили, что деньги в горсовет заносят. Именно поэтому многие депутаты не хотят, чтобы стали известны результаты поименного голосования. Потому они и ложатся костьми, что мы пытаемся у них кормушку отобрать. Это же очень доходные вопросы — продавать или не продавать электрические активы. И к решению таких вопросов не хочется подпускать жителей. А как председателя комиссии по развитию гражданского общества Общественной палаты Омской области, меня интересует сам факт проведения референдума. Нужно разбудить этот город. 17% явки на выборах мэра – это российский рекорд.

– Омск – город с мощной бюрократической структурой. Если у нас в кресле спикера Законодательного собрания 20 лет находится один и тот же человек – это уже говорит о многом. Здесь не только референдум не проведешь без одобрения, здесь муха без спроса не пролетит. Очень интересно, кстати, узнать ответ на вопрос: почему ни Заксобрание, ни аппарат губернатора не проявили интереса и не поддержали инициаторов референдума? 

Владимир ПОЛОВИНКО. Я тоже этому удивляюсь. Референдум – это очень хороший повод для проявления активности. И губернатор, и мэр, если бы возглавили этот процесс, могли бы получили однозначную политическую выгоду.

Дмитрий КОЛОДЕЖНЫЙ. Ремарка: референдум могут инициировать и население, и политические партии, и администрация города с горсоветом. Власть может даже подписи не собирать, если у нее возникла нужда посоветоваться с народом по тому или иному вопросу.

Владимир ПОЛОВИНКО. Референдум – это совершенно нормально. Я даже понимаю, когда власть не хочет проводить референдум из-за одного какого-то вопроса. Организационная работа предстоит действительно большая, и проводить ее ради голосования по одному вопросу будет, видимо, не очень разумно. Когда я принимал решение, чтобы возглавить инициативную группу, для меня был важен тот факт, что вопросов на референдуме много.

Александр МИНЖУРЕНКО. На самом деле мы все прекрасно понимаем, что и жители не пойдут голосовать по каждому вопросу в отдельности. Референдум пройдет успешно, если мы предложим вопросы пакетом. Кто-то захочет высказать свое мнение из-за вопросов про детские площадки и детские сады, кому-то небезразличны кремниевый завод и памятник Колчаку.

– Депутаты с испугом представили, как коммунисты выводят на Ленинскую горку митингующий народ, недовольный даже возможностью установки памятника Верховному правителю России, и быстренько вам отказали. От греха подальше.

Игорь ФЕДОРОВ. Не надо думать, что мы хотим «протолкнуть» памятник. Мы хотим вовлечь людей в дискуссию.

– Вы пытаетесь расколоть общество?

Игорь ФЕДОРОВ. В этом нас и пытаются уличить. Видимо, с точки зрения власти, омичи имеют право голосовать только по вопросам, где результат заранее понятен. Условно говоря, чтобы 90% проголосовали за, и только 10% против. Вот такой референдум, видимо, имеет право на жизнь. А во вопросу с памятником Колчаку может получиться непредсказуемый результат. Может быть, 60 на 40%. Или даже 55 на 45%. А это будет кошмар для властей.

– Вам не приходило в голову, что главная проблема может заключаться именно в вопросах, которые предлагаются на референдум. Может быть, стоило выбрать вопросы, которые касались  бы, например, нерешенных проблем в сфере ЖКХ….

Владимир ПОЛОВИНКО. Мы понимаем, что 90% населения волнуют вопросы, связанные с тарифами на коммунальные услуги. И мы, конечно же, думали о том, чтобы хотя бы один вопрос был про ЖКХ. Но как только начинаешь копать, а что же относится к местному уровню, быстро выясняешь, что ничего не относится. Вся отрасль регулируется на уровне федеральных законов и постановлений правительства. Все вопросы ЖКХ — это не муниципальный, не городской уровень.     

Александр МИНЖУРЕНКО. Самый актуальный вопрос, который бы точно взволновал омичей: сократить налоги в два раза, увеличить зарплаты и пенсии в три раза. За такой вопрос на референдуме все бы точно проголосовали положительно. Или можно проголосовать, чтобы тарифы ЖКХ снизить в пять раз. Но ни тарифы, ни уровень зарплат не зависят от того, как мы проголосуем.  

– В других регионах, где проводились референдумы, затраты были меньше или там тоже тратили по 40 млн рублей? Вы не изучали этот вопрос?

Дмитрий ПЕРЕДЕЛЬСКИЙ. Они нам о миллионах говорят, а сами упустили уже миллиарды. Арендный договор с ОмскВодоканалом, по которому за копейки было передано городское имущество, только недавно пересмотрели. И за этот договор в свое время депутаты горсовета голосовали. Некоторые из тех депутатов, которые ручку поднимали, до сих пор в горсовете сидят. Зачем вообще отдавать в аренду сети? Неужели мы в миллионном городе не можем найти управленца нормального, который бы этими сетями смог эффективно управлять.  

– Политическая ситуация в России усложняется с каждым годом, экономика страны еще  непонятно как переживет санкции, да и очередной мировой экономический кризис совсем не за горами. И вот на фоне всего этого безобразия вы беспокоитесь о судьбе демократии в конкретном Омске.

Владимир ПОЛОВИНКО. По моему мнению, что бы ни произошло на национальном или глобальном уровне дети все равно будут рождаться. А детям нужны детские площадки. Как показывают результаты наших исследований, раньше среди основных причин миграции молодого населения были заработная плата и качественные рабочие места. В этом году приоритеты уже меняются. Молодые люди стали больше ориентироваться на общее качество жизни.

– Дети у омичей будут рождаться, конечно, но не факт, что в России останется демократия. А когда не будет демократии, то не нужны станут и детские площадки. В авторитарной стране все дети всегда растут с твердым убеждением, что у них самое счастливое детство. И это ощущение не зависит от наличия или отсутствия детских площадок во дворах...

Владимир ПОЛОВИНКО. Видимо, меня неправильно поняли. Я не говорил, что нам не нужно демократии, а нужны детские площадки. И я против того, чтобы сначала демократия, а потом все остальное. Самое печальное во всей этой истории, что если мы не настоим в этот раз на проведении референдума, то следующая инициатива появится не раньше чем через 10-15 лет. Это отобьет желание у всех омичей хоть что-то предпринимать.

Александр МИНЖУРЕНКО. А можно я добавлю пафоса? Я  считаю, что переход нашей страны в состояние авторитарного режима произошел из-за того в том числе, что в Омске ни разу не проводился референдум. Гражданское общество – это прочный фундамент. Когда люди научатся, начиная с детской площадки и кремниевого завода, выражать свое мнение, когда движение пойдет снизу, то потом это движение сможет решить и крупные глобальные вопросы. И тогда кто-то там уже не сможет обращаться с нами, как со стадом баранов, потому что у нас будет структурированное общество с сильным общественным мнением.

Комментарии через Фейсбук

о.обыватель 5 октября 2014 в 19:30:
Да уж, решение депутатов горсовета хорошо показывает их страх.....да, и не только их! Ведь Омск давно известен именно своим «болотом» т.е. омской бюрократией, которая себя здесь любит и лелеет во все времена!!! А тут инициативная группа, вопросы референдума, реальные шаги демократии...Спасибо газете за эту информацию т.к. в других омских СМИ было полное извращение этой идеи
Ирр 1 октября 2014 в 15:42:
Поддерживаю этих наполовину знакомых мне людей и желаю им удачи. Действительно, только референдум может расшевелить наше болотце, причем как депутатское, так и человеческое. Это поднимает самооценку — я гражданин, что-то значу, меня спрашивают!!!! Референдум это демократия. Хочется, чтобы у них все получилось.
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.