Все рубрики
В Омске воскресенье, 17 Декабря
В Омске:
-22
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 58,8987    € 69,4298

Вадим ЧЕЧЕНКО: «Мы сохранили стабильность бюджетной системы»

21 декабря 2016 08:20
14
1396

Накануне рассмотрения бюджета Омской области на 2017 год во втором чтении

обозреватель «КВ» Ольга УМОВА встретилась с министром финансов Омской области Вадимом ЧЕЧЕНКО и разузнала, как он относится к существующей системе распределения налогов между уровнями бюджета, к планам омских депутатов убедить Газпром отказаться от процессинга, а также к необходимости удерживать минимальный дефицит и сокращать долговую нагрузку.

Вадим Александрович, объем налогов, собираемых на территориях Омской и Новосибирской областей, различается незначительно, тем не менее Омской области в прошлом году оставили только 45% от собранной суммы, а Новосибирской области – свыше 72%. Почему такая несправедливость?

– В первую очередь это связано со спецификой экономики нашего региона. У нас много крупных предприятий – оборонный комплекс, нефтепереработка. Основной объем налогов у них смещен в пользу федерального бюджета, в частности, туда уходит НДС. Кроме того, в другие регионы перераспределяются акцизы на нефтепродукты. А налоги, получаемые от малого бизнеса, напротив, большей частью остаются на территории. В Новосибирской области структура экономики иная, там преобладает малый и средний бизнес.

– Значит, Федерация должна включать регулирующие механизмы.

– К сожалению, на федеральном уровне такие механизмы не разработаны в полном объеме, хотя вопрос этот регионы давно поднимают. Об этом не раз говорил в бюджетном послании и своих интервью губернатор.

Возможности для наращивания доходов у промышленной Омской области при такой федеральной политике ограничены. А расходные обязательства ежегодно растут. По данным Счетной палаты, за последние годы на региональный уровень передали более сотни полномочий с недостаточным финансовым обеспечением. В итоге Омская область, как и подавляющее большинство субъектов, вынуждена увеличивать госдолг.

Тем не менее у нас есть надежда, что ситуация исправится. Руководство страны сегодня понимает: регионы находятся в тяжелом положении, это нужно обсуждать и  менять. Нынешние изменения налогового и бюджетного законодательства – это первые шаги. Важно, что пришло осознание проблемы и началось движение в этом направлении, хотя принятых мер, безусловно, недостаточно. Чтобы ситуация в корне поменялась, потребуется не меньше трех-пяти лет.

– Омские депутаты вышли с предложением к Газпрому об отмене процессинга. Вы, как финансист, как оцениваете эту инициативу и ее перспективы?

– Задача любого бизнеса – работать эффективно, и не надо ему мешать. Предприятие работает в рамках правового поля, исправно платит налоги в соответствии с НК РФ. Мы не знаем экономические причины того, почему «Газпромнефть-ОНПЗ» работает на процессинге. У нас недостаточно информации, чтобы оценить, вырастут или упадут поступления в областной бюджет после отмены процессинга. Не факт, что мы будем получать больше. Не факт, что отмена процессинга не окажет негативного влияния на работу предприятия.

– Судя по вашим прошлым заявлениям, вы считаете, что нужно руководствоваться сугубо экономическими мотивами, и возможность «договориться» о перераспределении налогов Газпрома в пользу Омской области отрицаете?

– Сегодня мы договоримся, завтра другие договорятся... Это ручное управление, этот переговорный режим не может быть эффективным в долгосрочной перспективе. Развиваться регион будет только тогда, когда будут работать финансовые, экономические принципы, закрепленные законодательно.

Если мы считаем, что компании, расположенные на территории региона, платят налоги «куда-то не туда», то это вопрос не к бизнесу, а к налоговой системе. Нужно внедрять такую систему налогообложения, которая при смещении объема прибыли в тот или иной регион будет распределять налоги с учетом вклада каждого предприятия в общий результат. Такая система уже функционирует в России в отношении предприятий ВПК. В этой отрасли вне зависимости от решения самих вертикально интегрированных холдингов налог на прибыль распределяется по регионам в соответствии с рядом показателей – численностью работников, стоимостью основных фондов и так далее. То есть решение уже существует, просто нужно подумать, как распространить его на другие сферы.

– С этой целью же и создавали такой механизм, как консолидированная группа налогоплательщиков.

– Чтобы механизм КГН заработал в полной мере, необходимо учитывать ряд нюансов. Например, если механизм КГН используют на Западе, то в группу должны вступать все без исключения предприятия холдинга. Кроме того, действуют поправочные коэффициенты, учитывающие вклад каждой структуры холдинга в общий итог.

– Уже после того, как вы представили проект бюджета на 2017 год, на федеральном уровне были приняты изменения, которые повлияли на распределение доходов между уровнями бюджета.

Их я имел в виду, когда говорил, что Федерация начинает пересматривать подходы к регионам. Из самых крупных изменений – перераспределение в пользу федерального бюджета 1% налога на прибыль, цена вопроса – 120 млрд рублей на уровне страны в целом. Из этой суммы 100 млрд рублей будет направлено на поддержку регионов с низкой бюджетной обеспеченностью. Оставшиеся 20 млрд рублей пойдут на гранты регионам, которые добились существенного увеличения налогооблагаемой базы.

 – Сколько Омская область теряет от изъятия 1% налога на прибыль?

– Порядка 650 – 670 млн рублей. Но при распределении дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности нам компенсировали эти потери – получили 2 млрд рублей. Нам удалось обосновать максимально возможную сумму в соответствии с применяемой Минфином методикой.

Хочу отметить, что федеральный Минфин перешел к механизму распределения средств по методикам, единым для всех регионов, минимизируя субъективные факторы и отходя от точечных решений. Если регион хочет увеличить федеральную помощь, нужно в первую очередь готовить железобетонное обоснование. В рамках методики доказывать свою потребность и добиваться ее корректировки с учетом особенностей региона.

– Вы как-то упоминали, что может кардинально измениться система распределения акцизов на крепкий алкоголь. Этого не случилось?

– Действительно, на федеральном уровне прорабатывался вопрос о распределении акцизов на крепкий алкоголь по регионам в зависимости от объема розничных продаж. Отношение к этому предложению неоднозначное – тогда больше денег получит тот регион, который больше пьет. Помимо этического момента, есть момент финансовый – Омская область один из лидеров в России по объемам производства крепкого алкоголя. Омсквинпром отгружает в разы больше декалитров водки, чем потребляют жители региона. Так что такой принцип распределения акцизов однозначно приведет нас к бюджетным потерям.

В следующем году произойдет первый этап внедрения этой системы: 20% региональных акцизов будет распределяться в зависимости от розничных продаж, а оставшиеся 80% будут поступать в областной бюджет напрямую. Кроме того, была увеличена сама региональная доля акцизов. Если в 2016 году пропорция распределения акцизов между Федерацией и регионами составляет 60% на 40%, то в 2017 году будет составлять 50% на 50%. Первый этап не ухудшает, а даже немного улучшает нашу ситуацию. Но если Федерация будет увеличивать долю акцизов, распределяемых в зависимости от продаж, областной бюджет получит выпадающие доходы.

Доставляет беспокойство и тот факт, что производственные мощности Омсквинпрома могут быть перенесены на новую площадку в Подмосковье. В компании нас успокаивают, говорят, что не все мощности перебросят, и не сразу. Но потери здесь, вероятно, будут, и это необходимо учитывать.

Госдолг на начало 2016 года составлял 40 млрд рублей, а на начало 2017 года запланирован на уровне 45 млрд рублей. Вы все говорите, что мы ставим цель сокращать долговую нагрузку, а рост госдолга между тем серьезный.

– Непонимание возникает из-за неверных трактовок. Начнем с того, что долговая нагрузка и госдолг – не одно и то же. Определяющим является не абсолютный размер госдолга, а его соотношение к собственным доходам региона – долговая нагрузка. Мы должны так вести долговую политику, чтобы регион чувствовал себя комфортно вне зависимости от абсолютного размера госдолга.

Для этого у нас есть определенные целевые индикаторы – доля коммерческих заимствований в долговом портфеле региона и объем расходов на обслуживание госдолга. Чем ниже у нас доля коммерческих заимствований, тем ниже расходы на обслуживание госдолга, а значит, тем комфортнее чувствует себя регион.

Действительно, госдолг мы наращиваем. Его снижение в настоящей ситуации провести просто нереально из-за высокого объема обязательных расходов бюджета. А долговую нагрузку мы, наоборот, сознательно снижаем – за год она сократилась с 86% до 82–83%.

В зависимости от уровня долговой нагрузки формируется дефицит. Здесь также проблема заключается не в абсолютной сумме дефицита – на следующий год у нас дефицит заложен в размере 1,3 млрд рублей, а у Москвы – в размере 217 млрд рублей.  Важно, чтобы дефицит бюджета не превышал динамику роста по собственным доходам. В этом году у нас динамика роста налоговых и неналоговых доходов прогнозируется на уровне 117%, поэтому дефицит бюджета в размере 9% мы себе можем позволить. На следующий год дефицит заложен в размере 2,4%, потому что динамика по доходам минимальная.  Если динамика улучшится, мы сможем увеличить и дефицит, потому что нам требуется обеспечить значительный объем расходов отраслевых министерств. При этом долговая нагрузка не возрастет.

То есть, несмотря на то, что вы министр финансов, волнует вас не только сбалансированность бюджета.

– Конечно. Суть работы министра финансов – это найти золотую середину между необходимостью сбалансировать бюджет и необходимостью для органов власти исполнить свои полномочия. Такую задачу поставил губернатор, а Минфин – это командный игрок.

За два последних года работы мы достигли определенных успехов. Во-первых, остановили рост долговой нагрузки и даже снизили ее. Во-вторых, сохранили стабильность бюджетной системы, что позволяет органам власти вести нормальную работу. И в-третьих, несмотря на падение доходов, мы не вошли в число кризисных регионов, где Минфин России фактически ввел внешнее финансовое управление. Это серьезный результат.

Комментарии через Фейсбук

Чеченковед 22 декабря 2016 в 21:10:
Чеченко следовало бы чаще слушать своих коллег: Фадину и Белова! Тогда бы не было такого упаднического настроения! В интерьвью Фадиной и Белова мы первые в России! Чеченко трус!
Omi4 21 декабря 2016 в 18:51:
Нужен сильный губернатор, с хорошими связями в бизнес-структурах. У нашей области масса преимуществ (центр Сибири, рядом граница с казахами, транспортная инфраструктура развита). Нужно только привлекательный климат создать для предпринимателей. Глядишь, через лет 5 не будет безработных, а регион получит новые налоги. Пока это не делается.
Сбрил усы 21 декабря 2016 в 18:11:
Надо поддерживать бизнес, а не кошмарить его, как делают наши депутаты. Будущее Омска — повышение инвестиционной привлекательности.
Omsk55 21 декабря 2016 в 16:43:
а вообще Чиченко грамотные вещи говорит — надо быть эффективными в первую очередь региональной власти и не кошмарить бизнес.
Сергей Иванов 21 декабря 2016 в 16:42:
Василий, по ходу, не из Омска. Не знает, сколько ОНПЗ денег в социалку вбухивает. Те же претензии по налогам — это ж неправильно. Если б не ОНПЗ, ЧВ и Ленина вряд ли бы Газпром стал строить. Почитайте омские СМИ и узнаете о социальных проектах. То же и про экологию: никто столько денег, как завод, не тратит
Олег 21 декабря 2016 в 15:11:
Вася, вы говорите полнейшую ерунду. По налогам ОНПЗ — лидер в нашем регионе и так уже много лет. Не позорьтесь лучше https://www.nalog.ru/rn55/news/activities_fts/6250622/
Ольга 21 декабря 2016 в 13:59:
Омич, вы правильно все говорите: КГН для Омска — это плохо, отмена процессинга для Омска — это тоже плохо. Ошибаетесь в одном, когда говорите, что Газпром ведет войну против себя самого, подкупает депутатов и так далее. ОНПЗ работает по оптимальной схеме, им незачем против себя самих кампанию начинать. Где логика-то?
Вася 21 декабря 2016 в 13:57:
Ульяна! Я знаю что говорю! Каждый год НПЗ платит в Питере 100 млрд рублей, а воздух загрязняет у нас. И ни капейки не платит в Омске! Дороги не строятся — из-за завода! Город не развивается — из-за завода! Люди уезжают — из-за завода!
Ульяна 21 декабря 2016 в 13:54:
Вася, сильно ошибаетесь. Зайдите на сайт УФНС и посмотрите: место регистрации ОНПЗ не менялось с 1993 года. Это Омск, проспект Губкина, 1. Нельзя же так свою неграмотность транслировать
Вася 21 декабря 2016 в 13:50:
А почему Чеченки молчит, что завод как юридическое лицо зарегистрирован в Питере? И налоги все — НДФЛ, на землю, на прибыль платит в Питере! Надо вернуть заводу омскую прописку!!!
Омич 21 декабря 2016 в 13:38:
Для Ольги. Просто я много уже чего читал по этой теме, в общем резюмирую. Если нефтекомбинат включить в КГН, то налоги уйдут на Ямал. Если отменить процессинг, то расходы на закупку нефти перекроют всю прибыль на продаже бензина и дизеля. Депутаты это прекрасно понимают, а значит продвигают чей то интерес. Чей? Газпрома! Области такой вариант событий ниразу не выгоден!
Леня 21 декабря 2016 в 13:32:
В принципе, много правильных вещей в интервью. Тот же набивший оскомину процессинг: как могли депутаты выступать с какими-то предложениями, если ничего толком не просчитали. Отменят и останемся на голой кочке. Популизм и все
Ольга 21 декабря 2016 в 13:03:
Омич, вряд ли, уж слишком большую шумиху против Газпрома депутаты подняли. В Газпроме не самоубийцы же сидят
Омич 21 декабря 2016 в 12:30:
Да всем понятно, что Кокорин, Калинин и Шрейдер ставленники Газпрома. Их задача своими действиями снизить налоги нефтекомбината. В этом заинтересован Газпром, но никак не область. Очень жаль, что электорату запудрили мозги и они ничего не понимают.
Показать все комментарии (14)

Ваш комментарий

При поддержке

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.