Все рубрики
В Омске воскресенье, 19 Ноября
В Омске:
-3
Пробки: 2 балла
Курсы ЦБ: $ 59,6325    € 70,3604

Андрей ФЕДОРОВ: «Еще два года такой деятельности департамента транспорта, и мы потеряем весь муниципальный транспорт»

12 октября 2016 10:33
2
1258

О реформе общественного транспорта, профессионализме городских управленцев,

отвечающих за вопросы развития транспорта, о федеральном законе №220-ФЗ и предстоящем закрытии 27 муниципальных маршрутов обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ поговорил с экс-председателем Омского союза перевозчиков Андреем ФЕДОРОВЫМ.

– Начнем с оптимизации городской маршрутной сети. Понятно, что изменения в маршруты вносить нужно, но не очень понятно, зачем сокращать количество имеющихся маршрутов...

– В том-то и проблема, что организатор перевозок, то есть городской департамент транспорта, занимается непонятно чем. И даже мэр не знает по факту, чем занимаются его подчиненные. Приведу пример, чтобы не быть голословным. На сегодняшний день единственный документ, определяющий перспективы пассажирского транспорта в Омске, – постановление администрации города, подписанное мэром ДВОРАКОВСКИМ. Этим постановлением был утвержден так называемый документ планирования регулярных перевозок по муниципальным маршрутам. В приложении № 1 видим список из 27 маршрутов, которые планируется отменить. В этом списке есть, например, маршрут № 322 от Красноярского тракта до МСЧ-9.

Теперь смотрим другой документ – ответ мэра города Омска руководителю региональной общественной приемной председателя партии «Единая Россия» Дмитрия МЕДВЕДЕВА. В приемную поступило коллективное обращение от пассажиров, которые постоянно пользуются маршрутом № 322, и это коллективное обращение было перенаправлено мэру. И что же ответил мэр? А он ответил, что департаментом транспорта администрации города Омска разработан, утвержден и опубликован на официальном сайте реестр муниципальных маршрутов, в котором есть маршрут № 322, а пожелания пассажиров оставить этот маршрут будут учтены. Возникает вопрос: а знает ли мэр, чем именно занимаются его подчиненные, и управляет ли он ситуацией?

То есть предприниматели выиграли конкурс, получили карты маршрутов регулярных перевозок, которые действительны до 31 марта 2019 года, привлекают инвестиции в сферу пассажирских перевозок, приобретают новый транспорт, перевозят большое количество пассажиров. Только на маршруте № 322 суточный пассажиропоток – более 6 тысяч пассажиров. А потом им говорят: извините, но мы передумали и вас отменяем.

– Почему? Как это понять?

– Никак это не понять. Нет разумных объяснений. Сокращением маршрутов департамент транспорта добьется только одного – проблем у пассажиров. Официальное обоснование одно – маршруты якобы дублируются. Но что такое дублирование? В моем понимании, дублирование имеет место, когда маршруты из точки А в точку Б совпадают полностью и графики движения по маршрутам идентичны. По отменяемым маршрутам дублирования нет. Это раз. Второй момент тоже важен, как я считаю. Вот работают, условно говоря, два предпринимателя-перевозчика Иванов Иван Иванович и Петров Петр Петрович. Организатор перевозок им говорит: ваши маршруты дублируются и один маршрут мы отменяем. А какой именно? Почему отменяют маршрут Иванова? Чем он хуже маршрута Петрова? Понимаете, о чем я говорю?

– Выбор делает чиновник...

– Причем совершенно конкретный чиновник из департамента транспорта. Там всего трое, кто принимает решение, – МАСЛИК, КОЖУХОВ и ЗАХАРОВ. Хотя в том же Федеральном законе № 220-ФЗ, регулирующем сферу пассажирского транспорта, предусмотрено очень ограниченное количество причин, по которым можно закрыть маршрут регулярных перевозок. Первая причина – дороги на маршруте не соответствуют требованиям безопасности. Вторая причина – заявление предпринимателя, что он не будет работать на этом маршруте по экономическим причинам. Третья причина – судебное решение о закрытии маршрута. Например, у предпринимателя отозвана лицензия и организатор перевозок обратился в суд. Но у нас чиновники всегда трактуют закон, как правило, в свою сторону.

– А есть ли возможность у перевозчика, чей маршрут закрывают только потому, что так захотел чиновник, обратиться в суд и отстоять свои права?

– Такая практика уже складывается в других регионах, предприниматели обращались в суд и выигрывали иски против организаторов перевозок. Правда, не во всех случаях есть судебная перспектива. Вот представим ситуацию, когда перевозчика приглашают в департамент транспорта, дают ему документ и говорят: распишись, что получил уведомление о готовящемся расторжении договора. Он подписал. А потом оказалось, что он не просто поставил подпись, а согласился с расторжением. Естественно, в суде он свои права уже не сможет отстоять. Но я всегда повторял и продолжаю повторять: война – это плохо. От военных действий пострадают все стороны, и рынок пассажирских перевозок в том числе. И если можно решить проблему без суда, то нужно ее решать. Не доводить до крайности, когда пассажирам уже не останется ничего другого, коме как выйти на митинги. Если специалисты в департаменте транспорта чего-то не понимают, пригласите других специалистов, более грамотных.

– Вы считаете, что пассажирский транспорт в Омске деградирует?

– А разве нет? В 2014 году, когда начиналась вся эта история с увеличением стоимости проезда с 18 до 22 рублей, муниципальный пассажирский транспорт перевозил 52% пассажиров, а частные перевозчики – 48%. В 2016 году, согласно официальным данным департамента транспорта, частные перевозчики перевозят уже 70% пассажиров, а муниципальный транспорт – всего 30%. Вот это и есть результат оптимизации маршрутной сети, выполняемой работниками департамента транспорта, результат их неверных управленческих решений и их псевдодеятельности. Откуда появляются все эти странные идею по оптимизации муниципальной маршрутной сети? Из желания остаться в своем кресле и прикрыть свою некомпетентность. Департаменту только на зарплату его сотрудникам требуется в год порядка 70 млн рублей, насколько я помню. Еще два года такой деятельности, и мы вообще потеряем муниципальный транспорт.

– Есть мнение, что муниципальный транспорт и не нужен вовсе...

– Это глубокое заблуждение. Нужен и муниципальный транспорт, и частные перевозчики. И нужна конкуренция. Только в этом случае пассажиры получают качественную услугу. А у нас до сих пор даже нет утвержденной концепции развития общественного транспорта. Попытки были, что-то похожее на стратегию даже рассматривалось профильным комитетом Омского городского совета, но в результате депутаты ее жестко раскритиковали и отклонили. Принят только документ планирования, как я уже говорил. Но этот документ на нескольких страницах не заменит концепцию. Мы же должны понимать, куда все вместе движемся и какое транспортное будущее нас ожидает.

– Вступление в силу всех норм Федерального закона 220-ФЗ должно было привести к сокращение подвижного состава на маршрутах. Планировалось, что уйдут так называемые нелегалы, кто работал без договоров с мэрией. Сегодня многие говорят, что этого не произошло и на маршрутах по прежнему слишком много транспорта...

– Это ошибочное мнение. И это хорошо видно на примере того же маршрута № 322, который мы мониторим постоянно, а периодически подключаем к мониторингу и «Коммерческие вести». В начале 2016 года на этом маршруте работало порядка 105 единиц транспорта, а сегодня – 65 единиц, как и было задумано. Разве это не сокращение? Пассажиров-то осталось столько же. Значит, увеличилось количество рейсов и выросла выручка у каждой машины. По моим сведениям, сокращение количества подвижного состава произошло на каждом маршруте. Но чиновникам невыгодно признавать очевидное, у муниципального транспорта выручка не растет, экономика не улучшается.

Департамент транспорта потратил в свое время 52 млн рублей на систему, которая позволяет отслеживать через ГЛОНАСС перемещение всех машин, участвующих в пассажирских перевозках. Планировалось, что к этой системе будут подключаться все перевозчики, вне зависимости от формы собственности. И что в итоге? «Пассажирсервис» диспетчеризирует муниципальный транспорт, но при этом всю маршрутную сеть не видит. Большие автобусы сжигают горючее, перевозя в дневное время по 5 пассажиров, а частные перевозчики ездят как хотят. Благо по инициативе губернатора создан НИЦ Омской области, ситуация изменилась, и сегодня навигационная информация от всех перевозчиков стекается в региональную навигационно-информационную систему.

– Считаете, единая работа всех перевозчиков возможна?

– Не только возможна, а необходима. И закон 220-ФЗ говорит об этом. Что бы ни говорили чиновники про этот закон – он понятный и отлично работает. Его нужно просто внимательно читать и исполнять буквально, как армейский устав.

– А частник скажет: не буду я стоять на конечной в ожидании, пока муниципальные автобусы соберут все деньги с пассажиров. Каждый хочет работать в час пик, когда пассажиры берут автобусы штурмом, и не хочет работать днем, когда на остановках никого нет...

– Все это регулируется договором. Не хочешь работать, не исполняешь свои обязательства, не придерживаешься графика – уходи. Либо организатор перевозок расторгнет с тобой договор, тебя внесут в реестр недобросовестного поставщика, а на твое место придет другой перевозчик, который будет работать как положено. Свято место, как говорится, пусто не бывает.

Комментарии через Фейсбук

Омич 12 октября 2016 в 12:22:
Андрей правильно говорит, бьет не в бровь а в глаз.Интересно что мэр дальше будет предпринимать?
киви 12 октября 2016 в 11:57:
Очень правильная статья, как веником наотмашь. Только у нас же Божья роса хронически.
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.