Все рубрики
В Омске вторник, 25 Апреля
В Омске:
+10
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 56,0794    € 60,8461

ГАЛАВАНОВ предложил вернуть уважение к перекупщикам

19 апреля 2017 11:48
1
197

Областной Минсельхоз обсудил в «Компуре» проблему перехода с подворного на  промышленный забой скота

11 апреля на базе ЗАО «Мясоперерабатывающий концерн «Компур» прошло совещание министерства сельского хозяйства и продовольствия. Обсуждение касалось работы пунктов убоя скота. Но сначала председатель совета директоров концерна Димитрий ГАЛАВАНОВ организовал для аграриев и журналистов экскурсию по производству: показал цеха, где происходит обработка туш свиней, холодильные камеры, лаборатории.

На мероприятии присутствовали руководители КФХ, скотобойных предприятий, главы сельских поселений. Не было только представителей ЛПХ – людей, которых новая схема коснется больше всего. Но министр пообещал, что организует с ними встречу в министерстве.

Повод для совещания продиктован нововведениями, которые вступят в силу с 1 января 2018 года. Начнет работать автоматизированная система «Меркурий», предназначенная для электронной сертификации поднадзорных госветнадзору грузов, отслеживания пути их перемещения по территории РФ для создания единой информационной среды для ветеринарии, повышения биологической и пищевой безопасности. Эта система будет обязательной для всех поставщиков мясной и молочной продукции. Она позволит отслеживать происхождение товара, его качество и соответствие санитарным требованиям. С ее введением станет невозможен подворный убой скота, поскольку, как рассказал начальник Главного управления ветеринарии Омской области Владимир ПЛАЩЕНКО, в новом документообороте даже строки такой нет:«Мы при всем желании не сможем вам выдать сопроводительные документы, если вы дома забьете мясо и повезете продавать. На рынке у вас его без клейма не примут. Вы оказались заложниками ситуации, мы понимаем. Но есть закон, который мы не можем перешагнуть. Изменяется система ветеринарной сертификации, и ничего поделать нельзя».

Бойня № 42

Сегодня в регионе работает 42 убойных пункта. По данным министерства сельского хозяйства, большинство из них загружены не более чем на 30 процентов. Это стало причиной закрытия многих.

Так, два года назад перестал существовать убойный пункт в Нововаршавском районе. Об этом рассказал начальник управления сельского хозяйства Нововаршавского района Олег ШАВШИН. Причина – мизерная загруженность работой. «Население категорически не хотело работать с ним, потому что забить одну голову стоило 1,5 тысячи рублей. А ведь ее надо было еще из деревни привезти, потом забрать мясо и реализовать на рынке. Поэтому население перешло на так называемый междусобойчик – бьет и торгует со двора», – пояснил Олег ШАВШИН. Его поддержала глава Бобринского сельского поселения Нововаршавского района Татьяна РИФФЕЛЬ: «Забой идет во дворе, везут в город, к знакомым. Если семья пенсионеров держит хозяйство, то сначала за 2,5 тысячи должна купить поросенка, потом 1,5 тысячи заплатить на убойном пункте. Кто при таких условиях будет держать подсобное хозяйство? Там, где держат не в промышленных масштабах, а в пределах 10 голов, это просто невыгодно».

Ни одного пункта убоя скота нет в Шербакульском районе, перекупщики, а их в районе 11, либо закупают мясо в живом весе и везут в город, либо приобретают подворный убой. Руководство района озабочено сложившейся ситуацией, и глава Александровского сельского поселения Шербакульского района Евгений ОЛЕКСЮК даже попросил у министерства поддержки в организации в районе централизованного пункта убоя. Однако Владимир ПЛАЩЕНКО критически отнесся к этой идее:«А будет ли ваша бойня загруженной? Мы проанализировали перемены, произошедшие за последние два года, с момента вступления в силу техрегламента, и оказалось, что только один-два процента предприятий, занимающихся убоем, загружены на 100 процентов. Остальные – до 30 процентов от имеющихся мощностей, а в ряде районов они вообще простаивают, потому что нет набора скота. Строительство этого пункта не гарантирует, что все ваши 11 перекупщиков повезут в него. Не захотят, продолжат возить на рынок напрямик. Здесь нужно развивать масштабную сеть закупщиков, которые будут брать мясо, давать за него нормальную цену, и ЛПХ заморачиваться не станут».

Решение проблемы может лежать и в забытой системе кооперации. Министр сельского хозяйства и продовольствия Максим ЧЕКУСОВ напомнил, что сейчас существуют меры поддержки, которые компенсируют 60 процентов затрат на развитие материальной базы кооператива. «Сегодня непросто объединить аграриев. Но уже есть примеры, когда фермеры, ЛПХ активно объединяются, в частности, в Калачинске. Это позволяет членам кооператива получать полную цену за свою продукцию, т. е. устраняется элемент спекуляции, посредничества», – рассказал министр и посетовал, что в других районах с кооперацией все не так хорошо.

Он подчеркнул, что нужно поддерживать «цивилизованных» заготовителей, чтобы не допустить снижения поголовья скота. Чем больше будет работы у убойного пункта, тем ниже стоимость. Кооперация с крупными предприятиями, такими, как тот же «Компур» или «Омский бекон», пока теоретически возможна, однако наблюдается тенденция все к большей закрытости таких компаний. Это делается для безопасности и недопущения возникновения эпизоотических ситуаций.

Димитрий ГАЛАВАНОВ даже заметил, что, возможно, прошедшая встреча в «Компуре» будет последней: если предприятию присвоят III компартмент (степень защиты), то оно «закроется на все замки». Самый высокий уровень защиты обеспечивает IV компартмент.

Перекупы

Кто же больше всего пострадает от введения новой системы – в том числе и на этот вопрос пытались ответить на совещании. Владимир ПЛАЩЕНКО уверен, что личных подсобных хозяйств проблема не коснется: «Они же никогда не реализовывали мясо! Пострадает только перекупщик, который купил его у бабушки. А те, кто производил, как продавал по одной цене, так и будет, крестьяне никогда не пойдут на рынок: у них нет времени этим заниматься – они выращивают скот». Руководитель ветеринарного управления допускает, что некоторые перекупщики сначала могут уйти в нелегальный бизнес, однако со временем (в том числе благодаря проверкам Россельхознадзора) будут вынуждены либо прекратить свою деятельность, либо легализоваться.

Димитрий ГАЛАВАНОВ предложил теснее пообщаться с перекупами и заметил:«Слово мне не нравится. Это бизнесмены, которые нашли свою нишу. Я изучал, как это происходило в царской России, – ничего не изменилось, но почему-то тогда к ним уважительно относились, а сейчас перекупами называют. Надо определиться, что им необходимо. Соберите их, и вы услышите, что им мешает закупать скот в живом весе. Возможно, нужна помощь с точки зрения организации закупа».

Замминистра сельского хозяйства Александр КУРЗАНОВ поддержал идею владельца МПК «Компур»: «Не будем называть их перекупами, надо как-то по-человечески – предпринимателями. У них все давно поделено по зонам, поселениям, нам надо собрать заготовителей и упорядочить».

– Я больше чем уверен, что из 200 тысяч подсобных хозяйств и 2 тысяч фермерских у нас пострадает от этой нормы процентов пять. Остальные как жили, так и будут, – резюмировал министр и предложил рекомендовать ЛПХ продавать скот в живом весе, а также разобраться в том, что представляет собой сегодня сеть перекупщиков мяса, кто где закупает его и куда в каком виде везет.

В завершение совещания Максим ЧЕКУСОВ подвел итог:«Речь идет о решении двух вопросов – проблеме перехода на промышленный убой для торговли на рынках и задаче увеличения поголовья. Там, где население готово этим заниматься, мы должны создавать условия. Ни в коей мере не должно быть спекуляций на фоне этого закона, чтобы перекупщики еще больше заработали, а население опять «взялось за ножи».

Комментарии через Фейсбук

из нефтяников 20 апреля 2017 в 08:58:
надо называть вещи своими именами — СПЕКУЛЯНТЫ, при Сталине таких просто расстреливали
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.