Все рубрики
В Омске суббота, 18 Ноября
В Омске:
-2
Пробки: 2 балла
Курсы ЦБ: $ 59,6325    € 70,3604

Дело Ирины СТАРОВИКОВОЙ: долги перед поставщиками закладывали в последующие аукционы

9 ноября 2017 10:36
0
237

Показания против экс-начфина УМВД дал пенсионер Валерий ХИЛЬКО 

 1 ноября в Первомайском районном суде по делу бывшей начальницы отдела финансового контроля УМВД Омской области Ирины СТАРОВИКОВОЙ дал показания пенсионер МВД Валерий ХИЛЬКО, трудившийся с 2008-го по 2015-й специалистом отдела маркетинга и размещения заказов.

Напомним, что Ирина СТАРОВИКОВА обвиняется по ч. 6 ст. 290 УК РФ в получении взяток в особо крупном размере, а именно 28,4 млн рублей, а также по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ в превышении служебных полномочий с тяжкими последствиями. По версии следствия, в период с марта 2008-го по июль 2015-го, занимая сначала должность начальника обеспечения тыла, а затем и начальника финансового центра УМВД России по Омской области, а также возглавляя комитет по закупке товаров для управления, СТАРОВИКОВА, наделенная правом первой подписи, способствовала победе в госзакупках юридических лиц предпринимателя Игоря АШЕРСОНА. 

С 2011-го гр. ХИЛЬКО занимался госконтрактами для нужд омского УМВД: делал запросы в коммерческие организации по ценам на мебель, выводил средние цены по рынку, а также занимался закупкой продуктов для приготовления блюд в собственной столовой ИВС (изолятор временного содержания) и спецприемника. Логично, что обеспечение госконтрактов по питанию заключенных сначала по 94ФЗ, а затем и по 44ФЗ попало в зону ответственности Валерия Владимировича.

В ходе суда свидетель лишний раз подтвердил своими словами то, что говорилось ранее другими лицами, фигурировавшими в деле. ХИЛЬКО подчеркнул, что юрфирмам АШЕРСОНА уделялось особое внимание. Так, в 2013-м он получил контактную информацию об АШЕРСОНЕ от экс-начальника тыла УМВД БЕККЕРА.

– Фамилии даже не звучало, было сказано, вот Игорь, по контрактам с едой контактировать с ним, – рассказал ХИЛЬКО.

При этом свидетель пояснил, что конкурсной основы не было, подать заявку в 2013-м и выиграть контракт могла всего одна коммерческая компания.

В 2014-м потягаться с ООО «Комбинат питания» заявились и другие юрлица, но эти заявки были отклонены. Во-первых, в заявках прослеживались явные ошибки. Во-вторых, по словам ХИЛЬКО, СТАРОВИКОВА сообщила о том, что поставщик кормит ответственно и без перебоев, поэтому менять поставщика в планы руководства УМВД не входило.

Интересно и то, что заключенные ИВС и спецприемника «проедали» договорные деньги намного раньше, в 2014-м денег, заложенных на весь год, хватило только до середины ноября. Оставшиеся полтора-два месяца «Комбинат Питания» кормил в долг. По словам ХИЛЬКО, такая ситуация могла образоваться в связи с тем, что в первых контрактах, когда у некоторых сельских районов не было бюджетов на собственное питание, им помогал городской центр обеспечения нужд тыла. 

После сумму долга перекрывали, прибавляя эту сумму к новой контрактной цене. В некоторых случаях к контрактам составлялось дополнительное соглашение с последующим увеличением цены на 10% от первоначальной.

И все бы ничего. Казалось бы, что СТАРОВИКОВА с пониманием относилась к жестким требованиям по госзакупкам для закрытой структуры УМВД и таким витиеватым способом обеспечивала бесперебойное питание, если бы не одно «но». В конце 2013-го, когда ХИЛЬКО доложил об очередной нехватке денежных средств начальнику оперативно-розыскной части собственной безопасности УМВД России по Омской области Владиславу ЦИГЛЕРУ, а также пояснил ему схему работы с «Комбинатом питания», СТАРОВИКОВА от нее отказалась.

– Ирина Джоновна сказала ЦИГНЕРУ, что ничего не знает, – пояснил свидетель.

После инцидента ХИЛЬКО каждые 3-5 дней до конца 2013-гозаключал договоры с «Комбинатом питания» на суммы от 95 до 130 тысяч рублей.

– По итогам скандального совещания сельские районы получили собственные средства, – дополнил ХИЛЬКО.

На протяжении всех лет работы с «Комбинатом питания» гр-н ХИЛЬКО вел черновик, где указывалось количество заложенных и реальных порций. Его он приложил к своим свидетельским показаниям.

При этом адвокаты со стороны защиты все время задавали дополнительные вопросы, как именно могла влиять СТАРОВИКОВА на деятельность специалиста, не имеющего к ней прямого подчинения. С ответами свидетель колебался, все время ссылался на показания, данные ранее. Адвокат СИДЕЛЬЦЕВ даже отметил:

– Вы так уверенно давали показания во время предварительного следствия, хотя с периода тех событий прошло немало времени, а сейчас не можете  четко сказать…

Далее вопросы задала Ирина Джоновна. Из ответов ясно, что парадом питания, скорее всего, командовал лично Александр БЕККЕР.

СТАРОВИКОВА. Когда выяснилось, что в контракт не включены некоторые районы области, кто принимал решение, чтобы кормили без договорных отношений?

ХИЛЬКО. БЕККЕР.

СТАРОВИКВОВА. Кто давал вам указание подписывать акты приемки сверх нормы?

ХИЛЬКО. Вы и БЕККЕР. В ИВС прибавить порции невозможно, все списания шли через спецприемник.

СТАРОВИКОВА. Итог того совещания с ЦИГЛЕРОМ каким был?

ХИЛЬКО. Была большая проверка, меня вызывали в ОСБ. Но все порции нашлись, цифры совпали, ко мне претензий не было.

СТАРОВИКОВА: Как вы узнавали, что нужно расписаться не за 50, а, скажем за 150 порций?

ХИЛЬКО. Приходили готовые акты.

СТАРОВИКОВА. Кем готовились акты?

ХИЛЬКО. «Комбинатом питания».

СТАРОВИКОВА. Как заложили долг в новый контракт?

ХИЛЬКО. В середине 2014-го, когда закончился контракт, меня вызвал к себе БЕККЕР и сориентировал. 

ЖАВНЕР. Во всех актах указывался перерасход?

ХИЛЬКО. Да.

ЖАВНЕР. Долги тоже в актах отражались?

ХИЛЬКО. Подробный ответ есть в моих показаниях.

ЖАВНЕР. Кто подписывал эти акты?

ХИЛЬКО. Акты составлял АШЕРСОН. Затем они перепроверялись, корректировались и подписывались БЕККЕРОМ и КЛЕВАКИНЫМ.

И пусть очередные показания свидетеля оказались косвенными. Поражает в этой истории другое. Конечная согласованная стоимость блюд единовременного приема пищи для заключенного ИВС и спецприемника еще два года назад составила 380 (!) рублей. В 2013-м, до резкого падения рубля, она составляла 260 рублей.

– СТАРОВИКОВА предлагала неоднократно увеличить эту цену до 400 рублей, – прокомментировал ХИЛЬКО. –Но тогда (в 2014-м –Прим. ред.)контракт немного снизили по цене, уложились, по-моему, в 375,5 рубля.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.