Все рубрики
В Омске среда, 19 Декабря
В Омске:
-8
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 66,7454    € 75,7761
21 июня 2018 11:23
0
301

Александр АРХАНГЕЛЬСКИЙ.

Бюро проверки

Серия «Классное чтение»

М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2018 год. – 413 стр.

Тираж 3 000 экз.

 

«Семинар у Сумалея»

Страдания юного философа

Александр АРХАНГЕЛЬСКИЙ – прозаик, телеведущий, публицист. Автор книг «Музей революции», «Цена отсечения», «1962. Послание к Тимофею» и других. В его прозе история отдельных героев всегда разворачивается на фоне знакомых примет времени. Время его нового романа – 1980 год, место – чистенькая Москва времен скандальной Олимпиады. Загадочная телеграмма заставляет аспиранта-философа Алексея Ноговицына вернуться в столицу из стройотряда. Действие романа занимает всего девять дней, ретроспектива добавляет еще пару лет, и в этот короткий промежуток многое умещается. «Аспирантам-первогодкам полагались краткосрочные бессмысленные семинары. Выбор был столовский, небогатый: на первое – глухой, как пень, и страшно глупый Константин Трофимович Минаев, невнятно излагавший ленинскую теорию отражения. На второе – молодой Андрей Касимов; он вел неформальную логику, в которой я мало что смыслил. Зато на сладкое достался многолюдный семинар у Сумалея, «Философские аспекты урбанизма», общий для всех гуманитарных факультетов. В аудитории припахивало пленкой, от проектора тянулась дымная полоска, на экране вспыхивали слайды. Пленка гэдээровская, «Орвохром», цвета размытые, поблекшие. Михаил Миронович, сухой и темный, словно прокаленный на огне, пояснял картинки резким голосом. Вот, коллеги, петушился он, храм святителя Николы в Кузнецах. Здесь, коллеги, царские врата, а тут, извольте видеть, поздний, хорошо сохранившийся иконостас, а этот приподнятый пол – солея. Литургия начинается со слов «Благословенно царство», в сердцевине дьякон произносит «оглашенные, изыдите», и это значит то-то, то-то, то-то. Затем зачитывал обширные цитаты из философа-священника Флоренского про храмовое действо и закон обратной перспективы; а сейчас эстетику огня попробуем соединить с искусством литургического дыма. После всех полковничьих ужимок диамата, пропыленных историков партии, дуболомных атеистов («у хрыстианстве бог членится на три части… а что ж вы смеетесь…») и великой дисциплины под названием «тыр-пыр» (теория и практика партийного строительства) – занятия у Сумалея возбуждали, как впервые выкуренная сигарета или как «Советское шампанское» в десятом классе, выпитое исподтишка на пятерых». По направлению к нам и прошло всего-то 40 лет.

Е.К.

 

Слава Сэ

Сантехник с пылу и с жаром

М.: Издательство: АСТ, 2017 год. – 256 стр.

Тираж 10 000 экз.

 

«Высокопрочное блюдо»

Кое-что из жанра юмористической прозы

Кто автор этой книги, очередной из серии про сантехника? Натуральный сантехник. Дело в том, что Слава Сэ – псевдоним латвийского писателя Вячеслава СОЛДАТЕНКО. Родился в 1968 году в Риге, там же и окончил  психологический факультет Международного института практической психологии. Работал по специальности при МВД Латвии, затем занимался психологическим тестированием персонала в одной из фирм, позже переквалифицировался в маркетолога и дорос до члена совета директоров предприятия. Потерял работу, вспомнил, что в армии учился сантехническому ремеслу. Завел ЖЖ-блог, который зарегистрировал в 2005 году. С удовольствием писал о дочках, жене и коте, в 2009 году развелся. Дочки остались жить с папой. Аудитория сочувствовала, рейтинг рос. В 2010 году вышла первая книга.  Пишет просто, еще проще и совсем просто. «Я умею так приготовить свинину, что крокодил не разгрызет. Не знаю, откуда во мне этот навык. Жарю под крышкой, чтоб не брызгало на остальной быт и чтоб микробы сдохли. Получается высокопрочное блюдо. Но если резать мелко и хорошенько наорать на детей, все бывает съедено. Кулинар я честный, но бесперспективный. Из набора любых продуктов всегда получаю одну и ту же ботиночную подошву на вкус и запах. Иногда только покупаю в гастрономе картофельные блины, замороженные до твердости хоккейных шайб. С блинами все иначе. Они прекрасные. Ими можно отбиваться от хулиганов и невозможно испортить. Мы с одной девушкой мерялись ужинами. Моя просто черешня против ее картошки с боровиками. Мой ужин победил в номинации «дольше сможешь носить мини-юбку». Эта девушка без труда отличает спаржу от шпината, она подсказала секрет нежных отбивных. Их следует облепить дольками киви. Держать полчаса. Если дольше, выйдет свиной кисель, нам его не надо. В киви есть что-то такое, растворитель мяса. На слове «растворитель» вдруг вспомнил историю, как туристы из Латвии варили в Абхазии макароны». Забавно.

Е.К.

 

 

Саша АРАНГО

Правда и другая ложь

Пер. с нем.

Серия «Психологический триллер»

М.: Издательство АСТ, 2018 год. – 320 стр.

Тираж 8 000 экз.

 

«Быть известным»

Цена благосостояния иногда слишком дорога

«Генри часто задумывался о том, как бы прошла его жизнь, не встреть он Марту. На этот вопрос он всегда давал один и тот же ответ: его жизнь осталась бы такой же, какой она была до  встречи  с  Мартой.  Он  остался  бы  совершенно незаметной  личностью,  не  достиг  бы  ни  благополучия,  ни  свободы,  не  ездил  бы  на  итальянской  спортивной машине, и никто в мире не знал бы его имени. Здесь Генри был перед собой абсолютно честен. Он остался бы никем – вещью для себя. Конечно, борьба за существование закаляет, недостаток вещей придает им ценность; деньги теряют свою значимость, когда их становится в избытке. Но разве скука и пресыщенность не достаточно приемлемая цена за благосостояние и роскошь, и разве скучать и ныть в богатстве – это не лучше, чем страдать от голода и плохих зубов? Не обязательно быть известным для того, чтобы стать счастливым, к тому же популярность часто путают со значительностью, но с тех пор как Генри вынырнул из тьмы безвестности на свет славы и популярности, он стал чувствовать  себя  намного  комфортнее,  чем  раньше».  Генри Хайден был реалистом и заботился о сохранении статус-кво. Жизнь его вполне удалась: он – знаменитый писатель, у него полно денег, прекрасный дом и верная, любящая жена. Но никто не знает, что и у Генри есть свои секреты. Охраняя их, он ловко лавирует между правдой и ложью, и поначалу ему везет. Однако в какой-то момент все начинает идти не так, и Генри совершает фатальную ошибку, которую невозможно исправить… Рукопись  «Фрэнка  Эллиса»  стала  случай-

ной находкой.

Е.К.

 

Джеймс КОРИ

Пробуждение Левиафана

СПб.: «Издательство Фантастика Книжный клуб», М.: Издательство «Э», 2017 год. – 448 стр.

Тираж 4 000 экз.

 

О цели и средствах

«Он был хорошим человеком». «Нет, не был. Но он делал свое дело»

Джеймс КОРИ – это псевдоним Дэниэла АБРАХАМА и Тая ФРЕНКА. А «Пробуждение Левиафана» – начало цикла. Космическая опера с элементами детектива-нуара. На протяжении романа перемежаются главы событий с точки зрения (но не от первого лица) старпома космического корабля Джеймса Холдена с главами – с точки зрения полицейского детектива Миллера с астероида Церера, имя которого даже сложно найти в тексте. Это типичный полицейский из отдела расследования убийств фильмов-нуар: не прочь пропустить рюмочку-другую, знающий преступное дно (и они знают его), оставленный женой из-за того, что работает день и ночь, а денег особых не зарабатывает и по карьерной лестнице не поднимается. Так и видишь Хамфри Богарта в неизменно надвинутой на уши шляпе. Правда, Миллер всю жизнь прожил  на астероидах при пониженной силе тяжести, поэтому он не приземистый, а тонкий и длинный.

Красавчик Холден тоже не селебрити, он работает на космическом тягаче, толкающем с колец Сатурна к поясу астероидов ледяные айсберги. Но корабль был  уничтожен на его же глазах, и он, распаленный благородным гневом, потрясает на всю Солнечную систему информацией о найденных на другом, захваченном тем же врагом корабле, уничтожившем экипаж, марсианской аппаратурой. И это оказалось спичкой, брошенной  в бензин. Отношения между Землей, Марсом и поясом астероидов были и без того напряженными. В пылу гнева он даже не задумывался: а может, ему подбросили эту аппаратуру. О его характере можно судить по названию его нового корабля – «Россинант».

И эти два человека оказались вынужденными партнерами. При том, что второй смотрит на первого, как на человека без моральных принципов, который слишком легко разряжает револьвер в человека. Не задумываясь, что его принципы уничтожили в разгоревшейся войне десятки тысяч человек. А Марс оказался ни при чем. Их расследование вышло на Землю, считавшуюся нейтральной, точнее, на определенную группу оттуда. Они оказались действительно моральными чудовищами, но во имя великой цели для всего человечества.

mif1959

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий
Еще по теме
Книжный клуб
11 октября 11:15
0
302
Книжный клуб
27 сентября 11:06
0
281


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.