Все рубрики
В Омске четверг, 13 Декабря
В Омске:
-15
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 66,4225    € 75,2168

Анна ГОРБУНОВА: «Этот метод не заменит работу профессионального патоморфолога, но ускорит ее и исключит субъективность»

22 марта 2018 11:36
0
716

В декабре 2017 года по итогам конкурса «У.М.Н.И.К. 2017» (участник молодежного научно-инновационного конкурса)

Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере эксперты отметили 13 проектов молодых омских ученых и рекомендовали их для финансирования. Победители получат по 500 тысяч рублей на реализацию своих идей. «Коммерческие вести» продолжают знакомить читателей с авторами наиболее интересных проектов.

Для медицины быстрая и точная диагностика играет решающую роль, особенно когда речь идет о таких направлениях, как онкология. Ординатор второго года обучения Анна ГОРБУНОВА поставила цель создать программный продукт, который поможет в диагностике заболеваний головного мозга. О ее разработке, победившей в конкурсе «УМНИК», и других вещах с ней беседовала корреспондент «КВ» Анастасия ИЛЬЧЕНКО.

– Анна, вы очень занятой человек, мы с вами долго не могли договориться о встрече. Расскажите о вашей работе.

– Я – ординатор второго года, прохожу практику и параллельно учусь на кафедре. Летом получу сертификат онколога. В данный момент работаю в торакальном отделении Клинического онкологического диспансера. Я попала в замечательный коллектив, к очень хорошим хирургам. Врачам приходится много работать, ведь пациенты с онкопатологией непростые и в психологическом плане, и в медицинском. Волнуюсь за их состояние, приезжаю по субботам, воскресеньям на несколько часов, чтобы убедиться, что они хорошо себя чувствуют. Это делают все наши врачи.

– Вы говорите о переживаниях, но, насколько я знаю, медиков даже специально учат дистанцироваться от проблем больных, чтобы не «сгореть»…

– Так и есть. Когда я говорю, что волнуюсь, имею в виду заботу о пациенте в плане лечения. Полностью эмоционально быть с пациентом и сопереживать невозможно. Тогда действительно случится перегорание. У нас есть сотрудники, которые работают в отделении несколько десятилетий, многие являются заслуженными врачами. Они до сих пор волнуются за пациентов, тем не менее избежали синдрома перегорания. Это благодаря тому, что смогли выдержать правильный баланс. Я стараюсь учиться у них.

– Анна, вы выбрали одно из самых тяжелых направлений медицины, где высокий процент смертности. Почему?

– Я поняла, что, в отличие от многих людей, не испытываю эмоциональной тяжести. У меня есть друзья, которые, приходя в диспансер, чувствуют себя не в своей тарелке: «Мне тяжело, я не могу на это смотреть». У меня такого нет, более того, я чувствую, что могу придавать пациентам уверенность. В обществе распространено заблуждение, что онкозаболевания ставят крест на жизни человека. Это неправда. За последние годы онкологическая служба далеко продвинулась. Сегодня сильно изменилось химиотерапевтическое лечение, а наш диспансер реально является самым оснащенным медицинским стационаром в городе.

– Тема вашего проекта – «Разработка программного продукта для морфометрического анализа нервной ткани при диагностике заболеваний головного мозга». Речь идет о компьютерной программе?

– Что такое морфометрический анализ? Берут кусочек ткани, специальным образом его обрабатывают (это занимает несколько дней), и патоморфологи смотрят на него под микроскопом. Они делают заключение, основываясь на собственном опыте, на литературе, привлекают специалистов и вместе принимают решение. Мы хотим создать подпрограмму в программе, которая анализирует изображения во всех сферах – географии, астрономии, физике – везде, где есть цифровое изображение. Наша подпрограмма будет анализировать пиксельный состав, яркость и прочее, т.е. давать технические характеристики тканей и делать заключение. Безусловно, этот метод не заменит работу профессионального патоморфолога, но ускорит ее и исключит субъективность. Подпрограмма позволит делать заключения точнее, быстрее, эффективнее. Для того чтобы применение этого метода стало возможным, нужно набрать большое количество материала, создать базу и потом распространять подпрограмму в патоморфологических отделениях, учреждениях.

– За два года, которые оговорены грантом, успеете собрать базу?

– По нервной ткани – да, но в организме человека тканей много. Дальше проект можно будет расширять. Здесь работы на много лет. Раньше программа, на которой мы будем основываться, в гистологии не использовалась.

– Как она называется?

– ImageJ (от ред. – Программа с открытым исходным кодом для анализа и обработки изображений). Она была создана Национальным институтом здоровья – подструктурой министерства здравоохранения и социального развития США – и нашла применение во многих областях, потому что это универсальный анализатор цифровых изображений. И мы впервые в гистологии решили ее использовать. Это случилось благодаря деятельности сотрудников кафедры гистологии, цитологии, эмбриологии нашего университета – заведующего кафедрой Виктора Александровича АКУЛИНИНА, Сергея Степановича СТЕПАНОВА, Ирины Геннадьевны ЦУСМАН. Все дело в том, что наши сотрудники мобильны. Главная проблема развития медицины заключается в том, что не хватает мобильности, обмена опытом. Очень небольшое количество врачей ездит на зарубежные конференции, слушает лекции в свободном доступе. Это связано не только с уровнем владения языками, но и с тем, что не является модным в хорошем смысле слова.

– Вам не кажется, что это сугубо омская ситуация, что у нас просто не хватает финансирования?

– Нет, дело не в этом. В других регионах ситуация не лучше, чем у нас. В вузе я помогала оформлять документы для международных стажировок, была локальным представителем по международным программам обмена. Раз в полгода проходили встречи представителей из регионов, поэтому знаю, что большинство вузов в таком же положении, как омский, в плане мобильности. Неплохо с этим только в Москве и в Санкт-Петербурге. На хороший уровень вышел Томский университет.

– А сами ездили на стажировки за рубеж?

– Да, я была в Черногории, Подгорице, и прошлым летом в Италии в городе Варезе. Там стажировалась в Клиническом кардиологическом центре. Я была покорена их уровнем, тем, как все продумано. Там собрались лучшие ординаторы со всей Италии. Я была поражена их мобильностью. Они каждый день читают статьи. Было интересно увидеть, как они общаются с пациентами. Про оборудование и совсем другое спонсирование я уже не говорю.

– С пациентами они дольше общаются?

– Каждый разговор занимает от 15 до 25 минут. В наших учреждениях в последнее время тоже стали больше разговаривать, но все зависит от специфики. В онкологии нужно быть осторожным.

– Не пообещать того, что от вас не зависит?

– Дело даже не в этом. Мы часто сомневаемся между двумя или тремя заболеваниями. А первый вопрос, который задает пациент, когда поступает: «У меня злокачественное образование или нет?». Мы ответить не можем, пока не пришли результаты гистологии. И вот нужно объяснить ему все, подготовить, обосновать, помочь понять, что это за заболевание и лечится оно или нет. Очень тонкая работа.

– Во время стажировок вы видели другой уровень медицины, не возникло желание уехать из Омска?

– Побывав в других странах, я поняла, что очень люблю свой город. У меня была возможность поступить в ординатуру в Москве, но я предпочла остаться здесь и получаю от работы удовлетворение. Амбиции есть, но я не придаю им какого-то главенствующего значения. Здесь я на своем месте. Моя цель – стать хорошим онкологом, работать в отделении, видеть, что помогаю людям. Я получаю от этого удовлетворение.

– Вы будете хирургом-онкологом?

– Да. Пока я в основном ассистирую врачам. Но у меня была возможность сделать и несколько самостоятельных операций, конечно, незначительных. Не всем ординаторам дается такая возможность, поэтому я особенно благодарна нашим врачам.

– Анна, знаю, что вы неплохо владеете английским. Это ваше хобби?

– Изначально я училась в 115-й школе, там хорошо поставлено преподавание языков. В итоге хорошо владею английским, даже занимаюсь репетиторством, знаю французский (попрактиковалась, когда ездила в Страсбург на стажировку). Знание языков мне очень помогает в жизни и в работе. Что касается свободного времени, то его почти нет, но я успеваю заниматься спортом. Бегаю. Пока мой максимум 6,5 километра. Уделяю внимание своей семье – бабушке, которая меня воспитала, тете, двоюродным брату и сестре. Иногда беру их с собой в манеж.

Биография

Анна ГОРБУНОВА родилась 12 сентября 1993 года в Москве. С 6 лет живет в Омске. В 2010 году окончила среднюю школу № 75 и поступила на лечебный факультет ОмГМУ. Окончила вуз в 2016 году и поступила в ординатуру по онкологии. В 2018-м заканчивает обучение в ординатуре.

Не замужем.

Материал подготовлен при организационной и финансовой поддержке ООО «Омсктехуглерод»

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.