Все рубрики
В Омске среда, 25 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 75,8146    € 89,8934

Юлия БРЕДГАУЭР: «При обработке на токарном станке с поверхности срезается 2-3 мм титана. А наш метод даст возможность максимально сократить расход металла»

20 августа 2020 10:28
0
839

В апреле 2020 года стали известны итоги конкурса «У.М.Н.И.К. 2019» (участник молодежного научно-инновационного конкурса) Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Эксперты отметили 14 проектов молодых омских ученых, которые получат финансирование. «Коммерческие Вести» продолжают знакомить читателей с авторами наиболее интересных идей.

Тайны обработки металлов интересуют человечество давно. Прочный и относительно легкий титан активно используется в авиастроении и медицине. Омские ученые изучают возможности его использования с наименьшими потерями. Автор работы по технологии обработки титановых сплавов на электроэрозионных станках, ассистент кафедры «Технология машиностроения ОмГТУ» Юлия БРЕДГАУЭР стала победителем конкурса «У.М.Н.И.К.». О сути предлагаемого метода она рассказала обозревателю «Коммерческие Вести» Анастасии ИЛЬЧЕНКО.

– Юлия, ваша работа заинтересовала жюри конкурса. Расскажите, в чем особенность данной технологии обработки титана?

– Титановые сплавы, как и нержавеющая сталь, обычно очень тяжело поддаются лезвийной обработке, а электроэрозионная позволяет обработать титан без деформации и с минимальным припуском. Но часто она не используется, потому что после нее может оставаться дефектный слой. Мы решили спроектировать технологию, которая позволяла бы качественно обработать титановые сплавы, а после удалить дефектный слой с поверхности. Смежным продуктом в нашей работе будет база режимов обработки на электроэрозионных станках. Не все они изначально имеют базы для титана.

– В чем принципиальное новшество разработки?

– Сам метод обработки на электроэрозионных станках придумали еще в 50-х годах 20 века. Новизна в том, чтобы скомбинировать  его и дополнительную технологию – шлифование, полирование или электрохимию. Мы провели патентный поиск, но не нашли данных, что кто-то это осуществил. Пока исследования не проведены, точно сказать, какой из дополнительных методов сработает, мы не можем. Однако предполагаем, что комбинация электроэрозионной обработки и финишной позволит получить высокое качество поверхности. Мы подберем режим, который поможет минимизировать дефектный слой, а потом удалим его, например, с помощью электрохимии. Для сравнения: при обработке на токарном станке с поверхности срезается 2-3 мм титана, т.е. дорогостоящий металл просто выбрасывается. А наш метод даст возможность максимально сократить его расход.

– Для какой отрасли промышленности разработка будет интересна?

– В первую очередь, конечно, для авиации, но данные сплавы используются во многих отраслях – от изготовления белил до судостроения. Наша технология может применяться и в медицине, поскольку электроэрозионная обработка позволяет получать сложный профиль. Я работаю на кафедре Технология машиностроения, поэтому мы чаще ориентируемся на сферу авиастроения. Но все равно конкретной привязки у проекта нет, можем сотрудничать с любыми предприятиями.

– Вы впервые участвовали в конкурсе?

– Нет, «У.М.Н.И.К.а» я выиграла со второй попытки. Первая состоялась в 2018 году, выходила на конкурс с этим же проектом, но тогда не получилось убедить жюри в его значимости для промышленности. У меня было мало знаний в области коммерциализации технологии, вывода ее на рынок. На этом и завалили (смеется). Пришлось подтянуть знания по этому предмету на онлайн-курсах.

– И что нужно знать про коммерциализацию, чтобы уверенно себя чувствовать на конкурсе?

– Нужно понимать, как устроен рынок, кто твой потребитель, какие каналы сбыта возможны, кто может стать партнером. На предприятия оборонно-промышленного комплекса зайти с разработкой сложно – там детали как были запроектированы много лет назад, так до сих пор и изготавливаются. Технологические процессы проходят длинный этап сертификации, поскольку изделия производятся очень ответственные, менять технологию достаточно тяжело. Поэтому в этой области нужно искать тех, кто работает внутри, убедить их запустить экспериментальную технологию, чтобы они могли проверить – это работает. Но мы больше нацелены на создание проектного бюро, когда приходит заказчик и просит изготовить деталь определенного качества, параметров, мы делаем ее, а для этого разрабатываем технологию.

– Пока речь о поиске потребителей не идет?

– Естественно, сначала надо подобрать режимы для обработки титана, изготовить пробную партию, провести исследования и понять – помогла технология улучшить качество поверхностного слоя или нет. Когда получим положительный результат, можно будет выходить на рынок.

– Сколько все перечисленное займет времени?

– Мы должны уложиться в два года. И это реально.

– Вы получите грант в размере 500 тыс. рублей. На что пойдут средства, на приобретение электроэрозионных станков?

– Суммы гранта на такой станок недостаточно (смеется). Они стоят намного дороже. В нашей лаборатории в ОмГТУ один имеется. Для проведения исследований необходимо приобрести титан, а это дорогостоящий металл, кроме того, понадобятся расходные материалы – проволока на электроэрозионный станок и т.д. Естественно, средства пойдут и на зарплаты сотрудникам, ведь я занимаюсь темой не одна, работает команда.

– Кто руководит вашей научной работой?

– Доцент, кандидат технических наук, заведующий кафедрой «Технология машиностроения» Алексей Аркадьевич ФЕДОРОВ. Он изучает электрофизическую и электрохимическую обработки в целом.

– Вы будете оформлять патенты на данную разработку?

– Конечно, интеллектуальную собственность нужно защищать. Скорее всего оформим лицензию на использование технологий. Она называется «не исключающая», позволяет другим использовать нашу технологию. Это если мы будем продавать технологию, а не работать как проектное бюро.

– Юлия, как вы попали в эту профессию? Станки и обработка металлов ведь традиционно считаются мужской сферой деятельности.

– Я сама раньше даже не подозревала о существовании такой сферы. На первом курсе у нас было обучение на токаря-фрезеровщика. Представляете, у меня есть разряд! Когда я рассказала маме, что работала на токарных станках, то с удивлением узнала, что моя тетя была оператором ЧПУ, а мама несколько лет трудилась на подшипниковом заводе в Степногорске. Я пошла учиться по рекомендации хорошего друга. И меня быстро затянуло в профессию. Учиться в ОмГТУ было интересно, я шла по целевому направлению и после окончания вуза оказалась на заводе. Если честно, мне там не очень понравилось – постоянная суета, сроки, все на нервах. И я пришла на кафедру технологии машиностроения в ОмГТУ. Сначала на должность инженера, но сразу поняла, что мне этого мало, и решила заняться наукой. Когда училась на бакалавриате, даже не подозревала, сколько в вузе проходит научных мероприятий, сколько у преподавателей, которые вели у нас предметы, научных статей, разработок. Я думаю, многие студенты об этом не знают. Я подошла к Алексею Аркадьевичу и попросила привлечь к работе, он дал мне гору книг и сказал: читай. Полгода набиралась знаний, а потом мы начали писать статьи, постепенно я втянулась.

– Какие проекты на «У.М.Н.И.К.е.» вам показались наиболее интересными?

– В основном всегда цепляют темы, связанные с медициной. Одна из разработок, например, была связана с выявлением ранних стадий рака. Другая, которая меня поразила, – метод снятия импульсов для людей с ампутированными конечностями – разрабатывается в нашем университете.

– Участвовали в других конкурсах?

– В декабре 2019 года – во Всероссийском фестивале научно-технического творчества и технологического предпринимательства «Огонь», который проходил в ОмГТУ. Мне удалось занять первое место и получить очень ценный приз – MacBook.

– Вы уже преподаете. Не сложно учить тех, кто не намного младше?

– Я веду два предмета на втором и третьем курсах. Конечно, вначале чувствовалось не очень серьезное отношение студентов, но потом мы нашли общий язык. Здесь важно правильно себя поставить. Плодотворно работали в течение семестра, даже дистанционно. Я помню, когда сама училась, говорили: «Ой, студенты сейчас совсем плохие пошли». Да не плохие! Я была такой же, как они сейчас, – искала где-то халяву, чтобы можно было сдать попроще. Студенты всегда одинаковые, и с ними интересно. Однажды учила ребят работать в «Компасе», показала способ, как начертить, а один из студентов продемонстрировал другой, который он нашел сам.

– Как вы проводите свободное время?

– Пока училась в ОмГТУ, была членом сборной по баскетболу. Сейчас на карантине тренировки запрещены. Пока читаю книги, готовлюсь к поступлению в аспирантуру.

 

Биография

Юлия БРЕДГАУЭР родилась 20 июля 1995 года в городе Исилькуле Омской области. В 2013 году окончила Исилькульскую среднюю школу № 3 и поступила в ОмГТУ. В 2017 году получила диплом бакалавра ОмГТУ по специальности «Конструкторско-технологическое обеспечение машиностроительных производств». В 2018-2020 годах училась в магистратуре ОмГТУ. С 2017 года работает на кафедре «Технология машиностроения», с сентября 2020 года – ассистент данной кафедры.

Замужем.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

Книжный клуб: «Ощущение окраинности»

Владислав ИНОЗЕМЦЕВ выпустил в издательстве Альпина Паблишер (2019 год) книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века», где размышляет на тему, почему с Россией сегодня что-то не так

24 ноября 20:00
0
269

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.