Все рубрики
В Омске пятница, 7 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,0397    € 86,6178

Евгений БУЛУЧЕВСКИЙ: «Одно дело – быть маленьким провинциальным институтом и совсем другое – частью федерального исследовательского центра»

20 февраля 2020 11:03
0
796

В сентябре 2019 года ученые Центра новых химических технологий ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова» СО РАН зарегистрировали патент на катализатор, способ его приготовления и способ одностадийной переработки возобновляемого растительного сырья для получения экологически чистых компонентов моторных топлив.

Один из авторов изобретения – заведующий лабораторией каталитических превращений углеводородов Центра новых химических технологий Евгений БУЛУЧЕВСКИЙ согласился рассказать о разработке и ее значении. В нюансы химических процессов вникала обозреватель «Коммерческих вестей» Анастасия ИЛЬЧЕНКО.

– Евгений Анатольевич, расскажите о полученном вами патенте. Немного непривычно, что в него включен и сам катализатор, и способ его приготовления, и способ переработки. Чаще всего на все составляющие разработки получают отдельные патенты.

– Все зависит от того, какую задачу преследует патентообладатель. Если он хочет продать максимальное количество лицензий, то будет разбивать патент. Мы так не делаем, потому что патент получен в рамках выполнения работ по государственному заданию, в ходе которых разрабатывали и катализатор, и технологию, и способ использования. В большинстве патентов на каталитические технологии идет такая связка, поскольку сам способ переработки возобновляемого сырья в отрыве от катализатора научной новизной не обладает.

Мы предложили новый катализатор, который позволяет перерабатывать масложировое сырье с получением низкозастывающих компонентов в одну стадию. Классические процессы, которые сегодня существуют, двухстадийные: сперва получают углеводородный концентрат из парафинов, а потом подвергают его дальнейшей переработке с получением компонентов, застывающих при низких температурах. Причем происходит это зачастую с использованием смесей, когда в товарном дизельном топливе часть компонентов получена из нефти, а часть – из возобновляемого сырья.

– Основная цель смешения – удешевление?

– Нет. Вряд ли такое топливо будет сильно дешевле нефтяного, главное – это возобновляемость. Нефть становится все менее доступной, поскольку, во-первых, растет ее потребление, во-вторых, месторождения нефти, которая достаточно легко добывается и перерабатывается, истощаются. Нефть одновременно становится дороже и хуже по качеству. Плюс глобальное потепление. Можно по-разному интерпретировать его причины – связаны они с деятельностью человека или нет, но сам факт отрицать нельзя. Соответственно, парниковых газов нужно выбрасывать как можно меньше. И здесь возобновляемое сырье дает огромное преимущество. Масложировой компонент, который мы получаем прежде всего из растительного сырья (хотя можно и из животного), – возобновляемый. Из растения получили масло, на следующий год опять посеяли, и СО2, который выделился при сжигании топлива, поглотился растением. В итоге концентрация СО2 не нарастает.

– В других отношениях возобновляемое топливо тоже лучше нефтяного?

– Они по составу почти идентичны за исключением того, что возобновляемое не содержит некоторых загрязняющих веществ, в частности, соединений серы. Сейчас с содержанием серы в топливах активно борются, вводят нормы. Биотопливо хорошо в них вписывается.

– Сырье можно выращивать, скажем, в Индии, а сжигать топливо в Сибири. Понятно, что атмосфера у Земли единая, тем не менее… Геолокация имеет значение?

– Только с точки зрения того, что где выгоднее выращивать, чтобы получать возобновляемое топливо. Но земледелие не должно способствовать сокращению у нас лесов. Если будут выращивать в Индии, а тратить в Сибири, СО2 сбалансируется, главное, чтобы в Индии не вырубили под посевы джунгли, а в Сибири – тайгу.

– Ваш способ одностадийный. Что это дает?

– В классической технологии мы имеем два каталитических процесса. На первой стадии, когда удаляем из масла кислород, используем один катализатор, на второй стадии – другой. Каждая из стадий имеет свои выходы. Если в первом процессе мы получим на килограмм масла 800 граммов дизельного топлива, то на второй стадии – только 700. Здесь же стадия одна. Мы используем катализатор, который совмещает в себе все функции, и получаем 800 граммов хорошего топлива, которое можно использовать зимой. Предвосхищая следующий вопрос, скажу: да, до нас делались такие попытки. Но на сегодняшний день наша разработка – одна из наиболее успешных.

– В чем выражается успешность? В результатах проведенных опытов?

– Да, экспериментальные исследования позволяют говорить, что мы имеем достаточно хорошие показатели по сравнению с конкурентами.

– В патенте указано, что ваш катализатор не содержит драгоценных металлов. О чем речь?

– У большинства конкурентов подобные катализаторы основаны на применении в основном платиновых металлов в качестве компонентов. У этих катализаторов две функции: активации водорода, благодаря которой происходит удаление кислорода из молекул масложирового сырья, и изомеризации, когда из линейных парафинов образуется разветвленные. Линейные имеют высокие температуры кристаллизации, соответственно, зимой это топливо использовать нельзя. Разветвленные парафины обладают гораздо более низкой температурой кристаллизации, они в качестве компонентов дизельного топлива (особенно зимнего) наиболее хороши. В качестве гидрирующего компонента большинство исследователей пытаются использовать платиновые металлы. Мы попробовали применить другой – никель-молибден-сульфидный компонент. Для процессов гидроочистки нефтяных фракций они используются достаточно давно. Мы совместили их с нашим оригинальным носителем – модифицированным оксидом алюминия – и получили катализаторы, которые дают неплохие результаты.

– Как возникла идея разработки?

– Тематика появилась в нашей лаборатории в 2008 году. Это был пик цен на нефть, а в такие моменты интенсивно начинают развиваться исследования по поиску альтернативных источников углеводородов. Сначала начали просто разрабатывать катализаторы для деоксигенации с получением углеводородов для дальнейшей переработки. Потом возникла идея попробовать получать низкозастывающее топливо в одну стадию. Работа над катализатором заняла последние четыре года.

– Конкретно над тем, на который получили патент?

– Когда мы ведем фундаментальные исследования в рамках госзадания, у нас нет цели создать какой-то конкретный катализатор и оптимизировать его свойства, чтобы кому-то продать. Мы занимаемся собственно исследованиями, изучаем превращения компонентов растительных масел, свойства различных каталитических систем и т. д. Патент принадлежит Российской Федерации в лице ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова» СО РАН. Это наше головное юридическое лицо в Новосибирске.

– Получается, работали над изобретением еще в рамках ИППУ СО РАН, а патент принадлежит ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова» СО РАН. Не обидно?

– О какой обиде может идти речь? Это вливание ничем плохим нам не грозит. Одно дело – быть маленьким провинциальным институтом и совсем другое – частью федерального исследовательского центра: сегодня мы официально являемся в России ведущей организацией в области катализа. Выше компетенций нет ни у кого. Быть ее частью для нас – большая честь. Плюсов мы получили гораздо больше: возможности в получении конкурсных проектов, доступ к базам, современному оборудованию в Новосибирске.

– Коммерческая составляющая в данном случае просматривается?

– Изначально нет. Но если получается что-то пригодное, чтобы запатентовать и, возможно, в дальнейшем реализовать, естественно, мы это делаем. Вопрос с биодизелем в России пока не очень понятен. Заинтересованности предприятий не наблюдается. Тем не менее совсем сбрасывать со счетов тему не стоит, потому что есть компании, ориентированные на экспорт, а биодизельное топливо обладает достаточно большим экспортным потенциалом. Мы не говорим, что к нам стоит очередь, но надеемся, что какая-то реализация у изобретения будет.

– Евгений Анатольевич, расскажите о коллективе, который работал над темой.

– Это достаточно молодой коллектив лаборатории каталитических превращений углеводородов: два научных сотрудника до 35 лет и два младших научных сотрудника. Понятно, что занимались в той или иной степени все, главную работу выполняли трое.

– Вы по-прежнему являетесь руководителем этой лаборатории или совсем перешли работать в Омский государственный университет, где с 1 февраля занимаете пост декана химического факультета?

– Да, я остался заведующим лабораторией каталитических превращений углеводородов, хотя основное место работы волею судьбы сменил. Сотрудничество нашей лаборатории с ОмГУ продолжается на протяжении многих десятилетий. Кафедра химической технологии, которая существует на химфаке с 2003 года, в значительной степени организована институтом, наши сотрудники всегда там преподавали. В 2011 году член-корреспондент РАН Владимир Александрович ЛИХОЛОБОВ доверил мне исполнять обязанности заместителя заведующего этой кафедрой. Так я оказался на факультете, потом стал заведующим кафедрой, а теперь дорос до декана. Наш институт процентов на 60 состоит из выпускников ОмГУ (и я в их числе), студенты университета выполняют здесь дипломные работы, приходят в аспирантуру.

– Стоит ожидать каких-то нововведений на химфаке в связи с вашим деканством?

– Не думаю (смеется). Я продолжатель курса прежней администрации. Сменил на посту Ирину Васильевну ВЛАСОВУ, которое ушла на заведывание кафедрой, просто потому что устала быть деканом. С интеграцией науки и высшей школы на химфаке всегда было хорошо.

– Расскажите о ваших планах.

– У нас есть идеи по совершенствованию данного катализатора, а также по работе над системами, которые несколько отличаются по своему устройству, но преследуют ту же цель. Возможно, в ближайшие годы мы улучшим результаты, которые имеем сегодня. Плюс у нас есть другие тематики, в частности, в области мономеров. Здесь мы тоже имеем патент.

– Как проводите свободное время?

– Свободного времени не так много. У нас в институте есть вокально-инструментальный ансамбль, играю в нем на бас-гитаре. Я родом из села Серебряного Горьковского района, когда езжу к родителям, выбираюсь на рыбалку и охоту. Места там красивые. Также благодаря родителям немножко увлекаюсь пчеловодством. Люблю путешествовать на автомобиле по России.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.