Все рубрики
В Омске суббота, 8 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,6376    € 87,1722

100 историй об Омске: №100 «Правда о Гасфорде, его женах и не только»

12 апреля 2017 13:51
2
3688

Историк Петр ВИБЕ выступил с инициативой увековечить память сибирского генерал-губернатора

6 марта в Омском государственном историко-краеведческом музее прошло очередное заседание краеведческого лектория организованного Омским региональным отделением Союза краеведов России. В прошлом году председатель Омского отделения, директор музея Петр ВИБЕ подверг критическому анализу исторический сюжет о том, что царь Петр I якобы отдавал личное распоряжение об уничтожении Омской крепости в 1722 году. Нынешний доклад, заявленный как «Правда о Гасфорде, его женах и не только: новое о старом боевом генерале», по сути, стал продолжением деятельности историка по деконструкции наиболее укоренившихся в общественном сознании городских мифов.

Свое выступление Петр ВИБЕ начал с использования в качестве эпиграфа высказывания американского президента Джона Кеннеди: «Самым лютым врагом истины зачастую является не ложь — умышленная, наглая и злостная, а миф — стойкий, убедительный и нереальный». Процитировав весьма далекого от омской действительности исторического персонажа, ВИБЕ далее перешел к краткому обзору научной и популярной литературы о жизни генерал-губернатора Западной Сибири в 1851-1861 годах Густава ГАСФОРДА и деятельности сибирских губернаторов в целом. Докладчик отметил, что до того как он приступил к этой теме, «даже не мог представить каким количеством мифов и откровенных несуразиц овеяна личность Густава Гасфорда».

В советские годы генерал-губернаторы были фактически вычеркнуты из истории. Историки и краеведы тех лет редко писали про «царских сатрапов» в своих сочинениях, а немногочисленные упоминания в краеведческой литературе сводились к пересказу откровенно анекдотичных фактов. Автор известной почти каждому омичу, многократно переизданной книги «Омск. Очерки истории города» Мария ЮРАСОВА писала: «Гасфорд, его предшественник Горчаков и другие омские правители были типичными представителями царской администрации, осуществлявшей на дальней окраине страны политику монархии». Петр ВИБЕ с такими выводами, по его собственному признанию, был не согласен еще в начале 1990-х годов, когда только начинал изучать деятельность омских губернаторов: «Гасфорду не повезло больше всего. Он из всех генерал-губернаторов получился самым противоречивым. И первое противоречие начинается с написания фамилии».

Действительно, в литературе можно встретить самое различное написание фамилии генерала. И «Гасфорд», и «Гасфорт», и «Гасфордт», и даже «Госфорд». В докладе, сопровожденном мультимедийной презентацией, ВИБЕ приводит ссылки на бумаги, хранящиеся как в столичных архивах, так и местных документохранилищах. Формулярные списки за 1874 год, рапорты ГАСФОРДА императору, приказы отдельного Сибирского корпуса, многочисленная канцелярия, подписанная лично губернатором. Все эти документы, по мнению историка, абсолютно точно свидетельствуют о том, что данную немецкую фамилию стоит писать только через «д». Надпись на надгробии генерала ГАСФОРДА на Волковском лютеранском кладбище Санкт-Петербурга, где фамилия отчетливо написана через «т», ВИБЕ в качестве аргумента не принял: «Это — скорее всего ошибка. Если обратить внимание, то мы увидим, что и отчество на могиле выбито как «Хрестьянович», а не как должно быть «Христианович». А могло быть вообще выгравировано «Иванович» и это было бы тоже объяснимо, ведь имена иностранцев принимавших русское подданство писались на русский лад».

А был ли памятник?

По версии Петра ВИБЕ, основную роль в создании образа генерала ГАСФОРДА как деспота, самодура и болезненно себялюбивого обличенного властью глупца сыграли два приятеля-выпускника Сибирского кадетского корпуса. Их звали Чокан ВАЛИХАНОВ и Григорий ПОТАНИН. Именно ВАЛИХАНОВ, будучи личным адъютантом ГАСФОРДА, человеком приближенным к губернатору, и к которому последний, к слову сказать, относился очень доброжелательно, способствовал, по не совсем понятным причинам, распространению по городу разговоров о наиболее нелепых и забавных распоряжениях своего непосредственного начальника. ПОТАНИН в этом деле пошел еще дальше, дав в своей статье 1860 года «К характеристике Сибири» ГАСФОРДУ и его предшественнику на посту главного западно-сибирского управленца Петру ГОРЧАКОВУ весьма злые характеристики, в которых особо подчеркивал деспотизм и произвол местной власти. По предположению Петра ВИБЕ, ПОТАНИНЫМ могло двигать чувство личной обиды за отца, которого генерал ГОРЧАКОВ разжаловал из есаулов в простые казаки. Имело место и то обстоятельство, что ПОТАНИН, являвшийся одним из основателей сибирского областничества, входил в круг демократической интеллигенции, где хорошо отзываться о государственной власти считалось дурным тоном. Ненависть Потанина к ГОРЧАКОВУ перешла заодно и на ГАСФОРДА.

Самой знаменитой и самой осмеянной потомками инициативой ГАСФОРДА, стал случай с прижизненным его увековечиванием, предпринятым якобы по личной инициативе генерала. Слухи о создании местным начальником себе монумента как будто бы дошли до самой столицы, и только тогда зарвавшегося чиновника утихомирили. Как рассказывает, Петр ВИБЕ, дело было не совсем так. А точнее совсем не так. Да, случай с возведением памятника и в правду имел место быть. Но памятник этот не был бронзовой скульптурой, как можно предположить, читая воспоминания гасфордовских недоброжелателей, а представлял собой скорее архитектурную композицию в виде небольшого кирпичного обелиска. Фотографии памятника сохранились в фондах омского музея, благодаря тому, что в 1914 и 1938 годах его фиксировали на пленку омские краеведы ШУХОВ и ПАЛАШЕНКОВ. Этот памятник находился в городе Обдорске (ныне – Салехарде) и был создан местными жителями на деньги обдорских купцов в благодарность за то, что Густав ГАСФОРД защитил их от особого ретивого местного городского начальника во время своей поездки в Обдорск в 1852 году.

Однако и через 50 лет фигура ГАСФОРДА не давала покоя публицистам. Некий КУЗНЕЦОВ, вновь акцентируя внимание на дурости и деспотизме губернатора, писал, ссылаясь на воспоминания старожилов, что «люди должны были ходить мимо губернаторского дома с непокрытой головой».

В своем докладе Петр ВИБЕ попытался разрушить сформировавшийся и закрепленный многочисленными статьями дореволюционных и советских журналистов и краеведов образ Густава Христиановича ГАСФОРДА как чудаковатого провинциального «князька», нездорово тщеславного пожилого человека, которого судьба, на несчастье сибиряков, занесла управлять огромными территориями. Директор краеведческого музея привел немало письменных источников и документальных фактов, свидетельствующих совсем об обратном. Вот как писал о ГАСФОРДЕ военный инженер и писатель Петр МАРТЬЯНОВ: «Это был ученый генерал, не в смысле наших вообще военно-ученых, оканчивавших курс в академии генерального штаба, но особенно ученый, учившийся у нас и за границей в нескольких университетах и академиях и имевший до пяти докторских дипломов, по разным сферам наук. Человек почтенных лет, но как студент, весьма гуманный, мягкий и обходительный, он не принадлежал к типу громовержцев и всей своей фигурой, голосом и манерами походил скорее на профессора, нежели на строевого генерала-фронтовика».

По словам первого омского историка Ивана СЛОВЦОВА «период правления Гасфорда был едва ли не самым отрадным после управления П.М. Капцевича». Петр СЕМЕНОВ-ТЯН-ШАНСКИЙ писал о генерале: «Гасфорд принадлежал к числу просвещеннейших офицеров русской армии, имел вполне научное военное образование, большую опытность и несомненные способности в военном деле, личную храбрость и безукоризненную честность».

Подтверждением этих слов может служить пересказ «доомской» жизни Густава ГАСФОРДА. Краткого описания боевого пути Густава ГАСФОРДА достаточно, чтобы понять, что речь идет не о высокопоставленном солдафоне, а скорее о храбром воине и отважном солдате.

Путь героя

Густав ГАСФОРД родился в 1794 году (по другим версиям в 1792 или 1793 годах). Он был участником Отечественной войны 1812 года. За отличие, оказанное в Бородинском сражении, 29 сентября 1812 года его произвели в поручики. За кампанию 1812 года ГАСФОРД был награжден орденом св. Анны 4-й степени. 4 и 6 октября 1813 г. участвовал в сражении под Лейпцигом и в штурме деревни Штетериц. За кампанию 1814 года и отличие, оказанное при взятии Парижа, произведен 18 марта 1814 года в капитаны, а в ноябре того же года его перевели в свиту Его Величества. После окончания Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии, он, вместе с полковником НЕЙДГАРДТОМ производил военное обозрение и топографическую съемку австрийской границы. В 1820-е годы ГАСФОРД был участником Кавказских войн, где он временно управлял делами генерального штаба и исполнял обязанности начальника штаба корпуса во время перехода наших войск из Анатолии в Грузию и оттуда на Кавказскую линию для усмирения горских племен. В 1831 году принимал участие в Польской кампании. В январе 1844 года, во главе 15-й дивизии, Густав Христианович вновь был переброшен на Кавказ. Последняя военная кампания – подавление Венгерской революции 1848 года. За эту кампанию ГАСФОРД был награжден австрийским орденом Железной короны 1-й степени. По окончании её, его назначили командующим войсками, оставленными в Трансильвании, а затем, в октябре 1849 года, перевели в Молдавию и Валахию. С апреля 1850 года до февраля 1851 года генерал ГАСФОРД командовал войсками, расположенными в этих придунайских княжествах.

29 января 1851 года он был назначен Генерал-губернатором Западной Сибири и командующим отдельным Сибирским корпусом. Наиболее значительным событием этого десятилетия стало присоединение огромных пространств Заилийского края, бывшего спорной территорией между подданными России – киргизами Большой орды и каракиргизскими племенами, китайскими и кокандскими подданными. В 1854 году для удобства в управлении сибирскими киргизами были образованы две новые области: Сибирских киргизов и Семипалатинская, с областными правлениями в Омске и Семипалатинске. В 1859-1861 годах было преобразовано Сибирское казачье войско и издано новое положение о войске. При непосредственном участии ГАСФОРДА на Иртыше стало развиваться пароходство. В самом городе 1850-е годы были построены здания генерал-губернаторского дворца, общественного собрания, интендантства, городского тюремного замка. В 1851 году в Омске по его распоряжению были проведены первые массовые посадки деревьев и кустарников.

Густав ГАСФОРД ходатайствовал об освобождении отбывавшего каторгу в Омском остроге Федора ДОСТОЕВСКОГО, просил министра внутренних дел перевести на гражданскую службу ссыльного Михаила БАКУНИНА.

Личная жизнь губернатора

Невероятным количеством слухов и домыслов опутана, по словам Петра ВИБЕ, и личная жизнь генерал-губернатора ГАСФОРДА. Например, в постановке Омского музыкального театра «Любина роща» (автором пьесы является известный артист Георгий КОТОВ, который также исполняет в спектакле роль ГАСФОРДА) зрителям предлагается такой сюжет: ГАСФОРД приезжает в Омск вместе с молодой женой Любой, в которую тут влюбляется Чокан ВАЛИХАНОВ. Старый ревнивец, чтобы охладить пыл молодого казахского героя-любовника отправляет его в экспедицию, а Люба вскоре умирает от тоски по любимому.

Водевильно-опереточное жизнеописание быстро обросло еще большим количеством различных мифов, порой откровенно бульварного толка. Краевед Иван ШИХАТОВ и редакции некоторых омских изданий выдвигали версии, вроде той, согласно которой Люба изначально была крепостной девкой при дворе генерал-губернатора: «Люба была молоденькой и очень красивой. И губернатор глаз на нее положил, потом в любовницы ее взял, дома она у него жила. А была как птичка в клетке: он никуда её не выпускал, в свет не выводил. Она дома сидела, рукодельничала, вышивала, а вечерами он ей позволял немного в рощице погулять, развеяться».

При цитировании статьи, в которой ШИХАТОВ называл ГАСФОРДА «шалуном» и «проказником», Петр ВИБЕ едва скрывал негодование. Предположение Ивана ШИХАТОВА о том, что губернаторские «дворовые девки постоянно рожали» по причине сексуальной неуемности старенького генерала, по мнению доктора исторических наук ВИБЕ, не выдерживает никакой критики:

«На чем строится эта версия? На документе, из которого следует, что дочь Гасфорда Людмила была крестной у двух близнецов, родившихся у одной из служанок губернаторской семьи. Этот факт может свидетельствовать лишь о том, что губернатор и его родственники хорошо относились к своей прислуге, и совершенно не предполагает тех выводов, которые нам выдавал любитель «клубнички» Иван Павлович Шихатов, царствие ему небесное».

В этом мифе Петр ВИБЕ увидел уже сознательное искажение истории, а не просто безобидную легенду: «Двойня родилась летом 1852 года, вскоре после смерти жены Гасфорда Любови Федоровны. Отсчитываем девять месяцев. Получается губернатор только приехал в Омск и вместо того, чтобы формировать администрацию, вникать в дела огромного вверенного ему региона, знакомиться с руководством Сибирского казачьего войска сразу принялся оплодотворять служанок?! Тут уже не просто миф, а прямая историческая фальсификация, которая наносит серьезный и совершенно незаслуженный урон репутации одного из наиболее выдающихся омских руководителей дореволюционной эпохи».

О подлинной личной биографии Густава ГАСФОРДА ВИБЕ рассказал участникам заседания кратко, сославшись на свою статью, опубликованную в альманахе «Омский краевед» в 2004 году.

Первой женой Густава ГАСФОРДА была дочь генерал-майора Василия БЕЗРОДНОГО, с которым они, вероятно, вместе служили на юге России в 1820-х годах. Женитьба произошла, когда офицеру было 27 лет. В этом браке родилось трое детей. Две дочери: Людмила-Анна и Надежда и сын Всеволод. Точная дата смерти первой жены генерала неизвестна, но очевидно, что в 1844 году ГАСФОРД был уже вдовцом.

Второй раз, судя по всему, ГАСФОРД женился незадолго до отъезда в Сибирь. Второй его женой была младшая дочь тайного советника Федора ЛЬВОВА от второго брака Любовь Федоровна. Именно она стала известна в омском городском фольклоре как Любочка и именно в ее честь была названа роща, на месте которой позже появился проспект в народе до сих пор называемый Любинским. Любовь Федоровна прожила недолгую жизнь и скончалась в возрасте 23-х лет через год после приезда вместе с мужем в Омск. Густав Христианович тяжело переживал потерю, и чтобы отвлечься от постигшего его горя, с головой ушел в работу. Именно в этот период и был им осуществлен визит в Обдорск, после которого там появился тот самый прижизненный памятник.

Третий раз Густав ГАСФОРД женился через несколько лет после смерти Любови Федоровны на молодой девушке, родственнице усопшей супруги. Надежда Николаевна ЛЬВОВА была дочерью пермского действительного статского советника Николая Федоровича, сына Федора Петровича (отца Любы) от первого брака, и Маргариты Васильевны КУЛОМЗИНОЙ. Разница в возрасте у супругов была более 40 лет.

Третья жена губернатора оказалась очень деятельной и внимательной к нуждам бедных женщиной. Для воспитания и обучения сирот по инициативе Надежды Николаевны в городе был основан приют «Надежда» из которого позднее выросла первая Омская женская гимназия. Надежда ЛЬВОВА-ГАСФОРД приобрела в Омске всеобщую любовь и уважение как филантроп и благотворитель. Имя третей жены губернатора было официально зафиксировано в городской топонимике: в ее честь была названа улица Надеждинская (ныне – ул. Чапаева).

В 1861 году Густав ГАСФОРД покидает Омск и назначается членом Государственного Совета. Умер генерал 5 мая 1874 года. Надежда Николаевна пережила мужа только на два с половиной года и умерла в конце декабря 1876 года. Похоронены супруги ГАСФОРД на Волковском лютеранском кладбище в Санкт-Петербурге.

Участникам заседания в Омском краеведческом музее была продемонстрирована редкая фотография, на которой были запечатлены супруги Густав и Надежда ГАСФОРД. Судя по всему, это фото было сделано в 1854-1855 годах, сразу после свадьбы. К сожалению, в распоряжении сотрудников музея сейчас лишь скриншот фотографии – подлинник находится в частной коллекции.

Завершая свой доклад, Петр ВИБЕ обратился к членам Омского отделения Союза краеведов и журналистам поддержать инициативу по увековечиванию памяти Густава ГАСФОРДА в Омске. По мнению историка, для начала было бы неплохо вернуть части ул. К. Либкнехта (на участке от улиц Партизанской до Ленина) ее историческое название – Гасфордовская А также подумать над сооружением в Омске мемориальной доски или памятника одному из выдающихся генерал-губернаторов Западной Сибири Густаву ГАСФОРДУ.

Сергей НАУМОВ

Ранее с полным текстом статьи можно было ознакомиться только в бумажной версии газеты за 15 марта 2017 года



Комментарии через Фейсбук

Татьяна 21 апреля 2018 в 19:42:
Ранее с полным текстом статьи можно было ознакомиться только в бумажной версии газеты за 15 марта 2917 года... Какого года?
киви 13 апреля 2017 в 10:10:
Возвращение имени Гасфорда улице Либкнехта — отличная идея. Причем лучше в форме прилагательного — «Гасфордовская». Только почему же доску? И так все здания досками увешаны, как колумбарии. Генерал заслуживает ростового памятника.
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий

Ещё у 105 жителей Омска и 11 районов области нашли коронавирус (итоги суток)

COVID-19 продолжает уносить жизни омичей: 12-й день подряд региональный Минздрав докладывает о смертях пациентов

8 августа 16:39
0
273

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.