Все рубрики
В Омске четверг, 29 Июня
В Омске:
+23
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 59,5415    € 67,6868

100 историй об Омске: №9 «Первый после Бухгольца»

11 января 2017 08:32
3
746

Создание светского театра в Сибири, школа переводчиков, русско-казахская дружба и другие достижения основателя второй Омской крепости

На протяжении всего 2016 года историк Сергей НАУМОВ рассказывал на страницах газеты «Коммерческие вести» о событиях, происходящих в Омске за его 300-летие. Прошел год 300-летия и проект завершился. И теперь мы решили на  сайте «КВ» напомнить читателям все эти газетные истории. 100 дней подряд: каждое утро – по одному рассказу из прошлого нашего города:

О том, как задумывалась, проектировалась, строилась вторая Омская крепость, написано немало. История ее создания нашла отражение в трудах сибирских историков и краеведов XIX – ХХ веков: Ивана Словцова, Георгия Катанаева, Андрея Палашенкова, Виктора Кочедамова, Александра Колесникова. Все эти авторы отмечали ведущую роль Ивана Шпрингера в деле сооружения крепости. Но о самом «основателе Омска № 2» мы знаем немного. Неизвестен год его рождения, нет достоверного послужного списка.

Попытку восполнить пробелы в биографии главного строителя второй Омской крепости в 1877 году на страницах газеты «Акмолинские областные ведомости» предпринял один из самых известных омских краеведов XIX в. Петр Золотов. Дата рождения Ивана Шпрингера неизвестна. Судя по всему, он принадлежал к остзейскому дворянству, представители которого обучались военному делу в первом в России кадетском корпусе Санкт-Петербурга, открытом по Указу императрицы Анны Иоанновны 29 июля 1731 года. По всей видимости, Шпрингер в годы правления Елизаветы Петровны сделал хорошую военную карьеру. В начале 1750-х годов он уже полковник. Участвовал в Семилетней войне (1756-1763 годы). 30 июля 1757 года произведен в генерал-майоры. Вероятно, Шпрингер сумел обратить на себя внимание высшего военного начальства, в частности, возвращенного императором Петром III из ссылки фельдмаршала Миниха. Свидетельством неоспоримого авторитета Ивана Шпрингера среди самых высокопоставленных чиновников и лично Екатерины II можно считать и тот факт, что выданная ему в связи с назначением главным инспектором войск Сибирского корпуса «Инструкция» содержит строки, иллюстрирующие весьма доверительное расположение императрицы: «Мы уповаем впрочем, что по рабской своей должности, порученное вам дело исправлять и о пользе интересов Наших труды ваши прилагать и радеть вы не премините; за что и милостью Нашей оставлены не будете».

Золотов писал: «Мы невольно останавливаемся на том, что она («Инструкция». — С.Н.)не только поставляла Шпрингера в совершенную независимость от Сибирского губернатора и губернской канцелярии; но и выделяла ему некоторую долю власти того и другой по отношению к пограничным делам в смысле политическом и торговом».

Но Иван Шпрингер вовсе не стремился злоупотреблять своим положением, тактично предотвращая конфликтные ситуации, которые бы могли возникнуть в отношениях с«таким гордым и своенравным» губернатором, как Денис Чичерин.

Современники оставили об Иване Ивановиче добрую память. Немногочисленные свидетельства его жизни позволяют полагать, что это был широко образованный, весьма одаренный и высококультурный человек. Он глубоко владел географической и фортификационной науками. Его роль в возведении на территории всей юго-западной Сибири военно-оборонительных укреплений едва ли можно недооценивать. В Омской крепости при его непосредственном участии были открыты первые школы для солдатских, драгунских и казачьих детей, организован омский «Оперный дом» (один из первых в Сибири светских театров). Генерал ратовал и за распространение европейских форм образования, культуры и искусства среди подчиненных ему военных пограничников.

По отношению к кочевым народам он занимал достаточно жесткую позицию, о чем свидетельствуют распоряжения:«Для внушения азиатцам к нам уважения усилить военную границу по Иртышу», «для удостоверения в непокорности нам смежных кочевников отрезать 10-ти верстную полосу по границе со степью тем, чтобы она была доступна для них не иначе, как только с дозволения русского военно-пограничного начальства и то лишь для торговых сообщений».

При этом Шпрингер понимал, что удержать сибирские земли только силой невозможно. Необходимо было обеспечить с азиатскими народами дружественные отношения. Именно Шпрингеру принадлежит идея создания в Омске школы толмачей. Реализовать этот замысел он не успел: школа открылась только через 18 лет после смерти Шпрингера. Школа готовила переводчиков с татарского языка для переговоров с киргизами Средней Орды, другими азиатскими народами. Генералу принадлежит и идея посылки к казахским старшинам мулл из сибирских татар, для укрепления русско-казахских отношений. Посланники способствовали распространению грамотности среди казахов. С подачи Шпрингера в казахской степи начались первые земледельческие опыты. За то время что Шпрингер занимал должность командующего Сибирским корпусом, он сумел снискать к себе расположение казахского населения.

Иван Шпрингер умер в разгар финальных работ по возведению второй Омской крепости, в феврале 1771 года. Похоронили генерал-инженера на Иноверческом кладбище, располагавшемся на пересечении современных улицы Лермонтова и проспекта Маркса (сквер «Борцов революции). На могиле был установлен чугунный памятник с надписью«Генерал-поручик и кавалер ордена И.И. Шпрингер». Кладбище было закрыто в начале XIX века, а остатки могилы можно было видеть еще в 1870-е годы. Ныне могила Шпрингера является утраченной. Не сохранилось и портрета генерала. Его имя носили сразу две улицы Омска. Первая – ныне улица Партизанская, ведущая от Юбилейного моста в сторону Омской крепости. Вторая была расположена в атаманском хуторе (участок нынешней улицы Серова). В 2000 году у Тобольских ворот в честь Ивана Шпрингера был установлен памятный знак, известный всем омичам. Это небольшая скульптурная композиция в виде белоснежной колонны, увенчанной двуглавым орлом. Памятный знак (скульптор Сергей Голованцев) был изготовлен еще в 1991 году (в честь 275-летия Омска) и несколько лет простоял возле здания Речного вокзала. В 2000 году его перенесли на новое место. Надпись на табличке, прикрепленной к колонне, гласит: «Сия крепость, середина как иртышской, так и Новой линиям… Все дороги, яко в центре сошлися, можно по таковой причине назвать главным образом, где должно завсегда находится главному тем линиям командиру. Ивану Шпрингеру».

Много лет, омские энтузиасты вынашивают идею переименования участка набережной Тухачевского от Юбилейного моста до метромоста им 60-летия Победы (набережной, на которой сегодня расположены сохранившиеся постройки Второй крепости). Набережную предлагают назвать Шпрингеровской. Неизвестно, когда этот проект будет реализован. Но все же, несмотря на отсутствие в сознании горожан какого-либо визуального образа генерала, потомки не забывают человека, ставшего самой крупной (после И.Д. Бухгольца) фигурой в истории Омска XVIII столетия.

Сергей Наумов

При подготовке полосы использованы материалы публикаций Надежды ПУГАЧЕВОЙ, Петра ВИБЕ, Натальи ЛЕБЕДЕВОЙ, Александра ЛОСУНОВА

Проект осуществлен при поддержке передачи "Удивительное рядом. Омская версия" телеканала "Продвижение".

Первая публикация — в газете "Коммерческие вести" от 3 февраля  2016 года. Если Вам есть чем дополнить или уточнить эту историю — пишите в комментариях. 

Продолжение завтра.

Фото http://omskregion.info/

Loading...




Комментарии через Фейсбук

киви 12 января 2017 в 16:32:
вы правы, но Бухольц принес в жертву Гагарина, а памятника Бухольцу нетути. А вообще работа в Сибири — уже есть героизм.
ART_ME 11 января 2017 в 14:46:
киви, героизму у него нетути ни на грош. А для воспитания патриотизма нужен исключительно героизм, желательно с жертвоприношением. Бухгольц казну и солдат в жертву принес, а Лихарев и Шпрингер нет.
киви 11 января 2017 в 10:34:
Спасибо. Вот уж кто достоин памятника, а не Петр 1.
Показать все комментарии (3)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.