Все рубрики
В Омске вторник, 11 Декабря
В Омске:
-25
Пробки: 5 баллов
Курсы ЦБ: $ 66,2416    € 75,7075

Валерий КАПЛУНАТ: «Репрессивная бюрократия по определению не способна обеспечить экономический рост России»

24 июля 2018 07:40
0
2309

Секрет безопасности бизнеса прост: не нарушай закон, не вступай в теневые отношения, не плати откатов, не пользуйся услугами крышевателей. 

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ недавно опубликовала данные любопытного социологического исследования: в 2017 году удельный вес родителей, мечтающих, чтобы их дети пошли в силовики, увеличился у нас на треть и достиг уровня в 40 процентов. Чуть ли не половина!

Сословная иерархия

Очевидно, что причиной тому не только стабильное материальное обеспечение представителей данных структур, о чем во все времена пекутся все родители, но и более сложные мотивы. По сути, результаты исследования можно считать отражением устоявшихся взглядов на роль людей в погонах и их место в сословной иерархии. Получается, в глазах общественного мнения доминирующее положение в ней уже занимают даже не чиновники – силовики.

В обществах, традиционно считающихся демократическими, главенствующим фактором управления является саморегуляция, где результат достигается за счет баланса различных сил. Правоохранители не могут не считаться с общественным мнением, функция адвоката не менее важна функции обвинителя, есть независимые СМИ, суды, влиятельные муниципалитеты и т. д. Все эти институты связаны между собой и находятся в турбулентном взаимодействии, что позволяет гибко регулировать общественно-политические процессы.

Ясно, что такая модель очень сложна – она создается многими десятилетиями. Скажем, в той же Германии совсем не случайно короткий период Веймарской республики сменился жесточайшей гитлеровской диктатурой. Потому что и до республики страна находилась под диктатом потомственных аристократов и силовиков, которых правильнее было бы назвать репрессивной бюрократией, поскольку эта бюрократия признавала только один способ воздействия на общество – насилие.

Голова – рука — молоток

Разумеется, без насилия ни одно государство обойтись не может – для борьбы с преступностью, например, ничего другого пока никто не придумал. Но оно в любом случае не может быть главенствующим фактором управления. Даже в тоталитарном обществе насильственный аппарат — всего лишь инструмент для решения специфических задач. В системе «голова – рука – молоток» главной все-таки является голова. Если же молоток начинает «забивать гвозди» по своему собственному усмотрению, общественные процессы сразу же подвергаются чудовищным извращениям. Иллюстраций сколько угодно.

На мой взгляд, Владимир ПУТИН понимает угрозы, связанные с гипертрофированной ролью людей в погонах и целенаправленно пытается видоизменить сложившуюся систему. По крайней мере, сегодня я бы уже не сказал, что продолжается эпоха силовиков. Есть ощущение, что идет поиск эффективных механизмов контроля над этими структурами, в том числе, со стороны общества.

При этом беспощадно рубятся головы персонажей, уверовавших в то, что для них вообще нет никаких рамок. Яркий пример – начальник главного Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД генерал СУГРОБОВ с его подчиненными. Они ведь привыкли к провокациям. Что говорить о предпринимателях, рядовых гражданах, если подобные операции разрабатывались даже против сотрудников ФСБ.

Буквально на днях произошел очередной резонансный арест – под стражу был взят бывший начальник московского главка СКР генерал ДРЫМАНОВ, которому предъявлено обвинение в коррупционных преступлениях. Очевидно, следствию есть что предъявить в качестве неоспоримых доказательств, в противном случае никто бы не дал санкцию на арест. Ведь нужно понимать, что ДРЫМАНОВ входит в высшую номенклатурную иерархию. Он, как и генерал СУГРОБОВ, – креатура лично ПУТИНА. Скорее всего, они имели возможность общаться с президентом, по крайней мере, при назначении на должность. И у них были реальные заслуги перед государством. Во только эти заслуги сегодня уже не могут служить индульгенцией, отпускающей коррупционные грехи – меч занесен над каждым.

Совершенно очевидно, что за решетку генералов привела именно бесконтрольность, которая порождает ощущение всевластия и безнаказанности – люди попросту потеряли берега. «Молоток» стал действовать по своему усмотрению и из соображения собственной выгоды. Финал вполне закономерный, причем эта ситуация не является какой-то уникальной — аналогии легко найти, например, в не таком уж и далеком советском прошлом.

Оборотни на «Ждановской»

Давайте вспомним хотя бы историю с убийством в декабре 1980 года работниками линейного отделения милиции станции метро «Ждановская» заместителя начальника секретариата КГБ Вячеслава АФАНАСЬЕВА, которая стала отправной точкой в широкомасштабном расследовании деяний высокопоставленных сотрудников МВД. Были выявлены массовые превышения полномочий московскими правоохранителями, сопряженные с причинением увечий, грабежами, изнасилованиями и убийствами. Одни только оборотни в погонах на «Ждановской» совершили порядка 40 серьезных преступлений. В других подразделениях ситуация оказалась не лучше.

Милицейское руководство тогда предприняло колоссальные усилия по противодействию расследованию. Возглавлявшего его следователя по особо важным делам Владимира Калиниченко и членов его семьи два года охраняли бойцы «Альфы». Калиниченко потом представил записку в Политбюро ЦК КПСС, в которой говорилось о том, что московские милиционеры совершают больше преступлений, чем их раскрывают. То есть, правоохранительная структура, по сути, сама превратилась в криминальный анклав, живущий по принципу «своих не сдаем».

Обстоятельства, выявленные в ходе расследования, уже через месяц после смерти БРЕЖНЕВА привели к смещению с поста министра внутренних дел Николая ЩЕЛОКОВА, его политической опале, закончившейся самоубийством. Существенно обновился весь кадровый состав МВД. Тысячи сотрудников милиции были уволены, многие из них оказались за решеткой по тяжким уголовным статьям.

Личный состав линейного отделения на «Ждановской», который, фактически, превратился в повязанную круговой порукой банду, разогнали в полном составе. Непосредственные участники убийства майора КГБ получили длительные сроки заключения, четверых из них приговорили к расстрелу. Суд проходил в закрытом режиме, поскольку на уровне руководства страны было принято решение не омрачать образ милиционера в глазах советских граждан.

Публичную огласку эти события получили только в самом конце перестройки. Уже в постсоветский период на их основе был снят остросюжетный фильм, который так и назывался: «Убийство на «Ждановской».Слухи, конечно, ходили и раньше, но слухи они и есть слухи. Никакой реакции со стороны общества резонансное дело не вызвало. Ну, а какая могла бы реакция, если ЩЕЛОКОВ являлся личным другом БРЕЖНЕВА. Да и потом все скрывалось, покрывалось и не шло дальше кулуарных обсуждений. Другими словами, отсутствовала сама возможность отсечения криминальных элементов от силовой бюрократии.

Понятно, что требовались глубокие реформы всей правоохранительной пирамиды. И не только правоохранительной. АНДРОПОВ попытался произвести чистку системы и подвести под нее новый фундамент, но не успел. А дальше все само развалилось. Так что, говоря о нынешнем беспределе правоохранителей, нужно иметь в виду, что этот беспредел существовал уже в условиях полного доминирования государственной модели. С ним мы и вошли в рыночную эпоху, в которой бесконтрольность, всевластие и безнаказанность силовой бюрократии создали еще большие угрозы для общества.

Не все под контролем

На мой взгляд, совершенно очевидно, что политика ПУТИНА преследует цель поставить правоохранительные структуры в контролируемые рамки, превратить их именно в инструмент решения государственных задач. И нельзя утверждать, что эта политика оказалась безрезультатной. Скажем, если сравнить сегодняшнюю полицию с нашей милицией десятилетней давности, получится небо и земля. По крайней мере, сейчас она уже точно не является перманентной угрозой для законопослушных предпринимательских проектов. Ту же самую цель преследовали и видоизменения в других ведомствах.

В принципе, тема, что важнее – голова или молоток, сама по себе вечная. И актуальна она отнюдь не только для нашей страны. Посмотрите, например, какой дикий скандал разгорелся вокруг разведывательного сообщества в США, когда госсекретарь Колин ПАУЭЛ прокололся со своими пробирками, послужившими поводом для вторжения в Ирак. Ведь лживые данные о наличии у Саддама Хусейна химического оружия ему подкинуло ЦРУ, преследовавшее свои собственные интересы. И сейчас Трамп презрительно отзывается об американских спецслужбах, а те ему мстят, распространяя слухи, что он сам завербован ПУТИНЫМ.

Эта борьба идет всегда и везде, в разных формах и с разными результатами. Но для нас ее исход вообще имеет критичное значение. Страна должна идти в сторону экономического роста, который одни только силовики по определению обеспечить не способны. Только инициативные люди, предприниматели могут реально двинуть вперед российскую экономику. Проблема в том и заключается, что тотальное господство репрессивной бюрократии неизбежно ведет к уничтожению предпринимательского сословия и появлению на его месте класса так называемых псевдо-предпринимателей.

Формула мышеловки

Философию этого класса точно определяет формула бизнес-успеха, авторство которой приписывают известному российскому олигарху Владимиру ЕВТУШЕНКОВУ: масштаб бизнеса должен быть соразмерен масштабам административного влияния его владельца. Философия глубоко порочная по своей сути. А сама формула описывает путь в мышеловку, а не к успеху.

Понятно, что известный предприниматель пытается обобщать, но ведь, прежде всего, он сам создавал свою бизнес-империю с помощью административного ресурса. Разве та же «Башнефть» и ряд других крупных активов приобретались им на каких-то конкурсах? Да нет, путем неких закулисных переговоров. Собственно, как пришло, так и ушло.

Можно сказать, что для АФК «Система» не все так плохо кончилось: сохранена большая часть активов. Ведь когда вы получаете существенные преимущества на рынке за счет административного ресурса, неизбежно приходится вступать в некие специфические отношения. Потому что за любой ресурс нужно платить. На деле формула, предложенная Евтушенковым должна выглядеть так: бизнес плюс административное влияние равняется криминалу.

То, как эта формула работает, мы постоянно видим на примере Омской области, где предприниматели, очень серьезные люди, руководители комитетов Законодательного собрания подвергаются уголовному преследованию. ШИШОВ, КАЛИНИН, ШУШУБАЕВ… И здесь нет ничего случайного. Создавая модель своего бизнеса, они в какой-то момент посчитали рациональным воспользоваться покровительством неких структур, которые, в конечном итоге, и вывели их на криминальный путь. Ведь любая крыша кровно заинтересована в криминализации подшефного объекта – иначе что прикрывать?

Тот же Олег ШИШОВ наверняка не начинал свой бизнес со взяток. Просто росли масштабы компании, и на каком-то этапе незаметно была пройдена точка невозврата. Вдруг выяснилось, что получать крупные заказы без откатов невозможно. Если бы владелец «Мостовика» от них отказался, компания, безусловно, не развернулась бы с таким размахом. Зато предприниматель не попал бы на скамью подсудимых, и фирма продолжала существовать. Но он погнался за подрядами и принял предложенные правила игры.

Эта схема с незначительными вариациями прослеживается практически во всех уголовных делах, связанных с экономическими преступлениями. И финал у нее всегда одинаковый: «крыша» уходит в сторону и подыскивает новую жертву своего покровительства, а предпринимателю приходится пить горькую чашу до дна. С одной стороны, тот факт, что механизм крышевания в последнее время все чаще и чаще начинает давать сбои – тенденция, безусловно, позитивная, но с другой – за каждым таким случаем стоят сломанные судьбы и разрушенный бизнес.

Посмотрите, например, сколько за несколько лет полопалось крупных частных банков. И везде обнаруживались колоссальные дыры в балансах. Что, все банкиры – воры и негодяи? Да, нет, конечно. Просто они попали под пресс разных ЗАХАРЧЕНКО. Ведь деньги, которыми была забита квартира полковника, не собирались по копеечке рэкетом – это результат разграбления нескольких финансовых организации. Валюта и скирдовалась в нераспечатанных банковских упаковках. Банкиры сейчас кто в тюрьме, кто в бегах, а убытки покрывает государство, то есть, налогоплательщики.

Siloviki – это кто?

Я много раз спрашивал партнеров за рубежом, как у них складываются отношения с представителями силовой бюрократией. Вопрос постоянно вызывал недоумение: дескать, мы же не совершаем никаких преступлений, а потому даже не знаем, кто они такие. Собственно, в этом ответе и заключается секрет безопасности бизнеса. Не нарушай закон, не вступай в теневые отношения, не плати откатов, не пользуйся услугами крышевателей.

Думаю, вряд ли ошибусь, если скажу, что эта стратегия является одним из ключевых факторов успешности нашей компании. Да, трудно, тяжело – и потому что построить эффективный, конкурентоспособный бизнес вообще не просто, и потому что по периметру любого успешного проекта обязательно сидят готовые к нападению голодные хищники. Мы, например, когда непосредственно возникали подобного рода угрозы, всегда обращались в федеральные правоохранительные структуры и неизменно находили там поддержку. Что, к слову, тоже внушает определенный оптимизм: государство, вопреки расхожему мнению, сегодня все-таки способно выполнять свою функцию по защите законопослушного бизнеса.

Другое дело, что в российской экономике слишком много самого государства. А слой предпринимателей, не ориентированных на административный ресурс, наоборот, слишком тонок. Но в условиях, когда львиная доля денежных потоков крутится в бюджетных и околобюджетных сферах, по-другому просто не может быть. И есть основания полагать, что у президента и в правительстве есть понимание того, что тенденция огосударствления экономики стала серьезным тормозом развития страны.

Кормление саранчи

Понятно, что в одночасье ее не переломить, и здесь, наверное, можно вспомнить наш опыт  двадцатых годов прошлого века, когда эта проблема тоже стояла с чрезвычайной остротой. Любопытная деталь: карательные органы и Высший совет народного хозяйства, занимавшийся стратегией развития экономики, тогда возглавлял один и тот же человек – Ф.Э. Дзержинский. Обладая всей полнотой информации, он прекрасно осознавал, что неэффективность хозяйствования представляют для молодого государства гораздо большую опасность, нежели терроризм и шпионаж.

Дзержинский был одним из самых активных участников выработки и реализации НЭПа. По его инициативе создавались акционерные общества, в которые привлекались иностранные инвестиции. Он был категорическим противником изоляции от заграницы: «Это совершеннейший абсурд. Мы обязаны создать самый благоприятный режим для развития тех отраслей, которые жизненно необходимы и в которых мы можем с заграницей конкурировать».Руководитель ОГПУ выступал за всемерное развитие частной торговли и в качестве первостепенной ставил задачу защитить торговца от административного давления. В стране опять появились предприниматели, которых окрестили нэпманами.

Неэффективность госаппарата приводила железного Феликса в ужас: "Неудержимое раздутие штатов, горы бумаг и сотни тысяч писем, захваты больших зданий, автомобильная эпидемия, миллионы излишеств. Это легальное кормление и пожирание госимущества саранчой. А в придачу бесстыдное, неслыханное взяточничество, хищения, которые все более истощают доставшийся нам капитал. Банкротство нашей системы управления, базирующейся на всеобщем недоверии, неизбежно, ее нужно отбросить. В противном случае страна найдет своего диктатора, похоронщика революции – какие бы красные перья ни были бы на его костюме".

Последние слова оказались пророческими: страна диктатора нашла. Сталин прекратил все рыночные эксперименты, огосударствление экономики стало тотальным, коллективизация и индустриализация были проведены по самому жесткому силовому варианту. Крестьян, составлявших большинство населения страны, вождь вообще ненавидел и до самой своей смерти держал их на положении рабов.

Эта политика аукалась СССР очень долго. Голод был неотъемлемым спутником всего сталинского правления. На уровень производства сельхозпродукции 1913 года страна вышла только к середине 60-х. При Хрущеве мы начали закупать зерно за границей, что, по сути, являлось многолетним национальным позором.

Взаимоисключающие модели

Впрочем, процесс ухода государства из аграрной отрасли в постсоветский период оказался не менее варварским, чем коллективизация – село, фактически, было брошено на произвол судьбы. Госсектора там в кратчайшие сроки просто не стало. И, тем не менее, Россия сегодня превратилась в крупнейшего мирового экспортера зерна. Это именно плоды частной предпринимательской инициативы. Кстати, в отрасли технического углерода государственного сектора тоже нет. И в условиях, когда экономика в целом стагнирует, она динамично наращивает свой потенциал, успешно осваивает зарубежные рынки.

Как ни странно, страна сейчас стоит перед тем же самым выбором, что и сто лет назад. Либо модель, предполагающая создание мощного слоя предпринимателей, в которой силовые структуры являются подконтрольным инструментом поддержания установленных государством и обществом правил игры. Либо полное доминирование репрессивной бюрократии, которая устанавливает свои правила. Это взаимоисключающие модели. Предпринимательская инициатива никогда не прорастет в условиях бюрократического произвола.

А вот коррупция — вполне. Недавно глава региона Александр БУРКОВ даже заметил, что ее у нас едва ли не больше, чем в Москве. Не думаю, что действительно больше, но, собственно, федеральный центр потому и сменил омскую власть, что прежний губернатор так и не смог выпутаться из криминальных теневых отношений. И наверняка поставил перед новым руководителем сверхзадачу уменьшить влияние коррупционного фактора на все стороны региональной жизни.

Можно не сомневаться, что не дремлет и ФСБ, собирает информацию. Рано или поздно она будет реализована. А значит, будут новые посадки – как в предпринимательской, так и в чиновничьей среде. Ведь крышевание бизнеса никуда не делось, многие компании даже не представляют, как можно работать вне рамок этих криминальных схем.

Приведу только один пример. Недавно мы объявили тендер на строительство административного здания. Заявились несколько фирм, и все вышли с одинаковым ценовым предложением. Очевидно, что налицо сговор, но дело даже не в этом. Ведь наше экспертное бюро предварительно просчитало реальную стоимость объекта, причем с учетом хорошей прибыли. Цена строителей оказалась в полтора раза выше. Мы говорим: ребята, зачем, нам же не нужны откаты – мы не государственная сфера. А они отвечают: ну и что – крыше-то все равно нужно отстегивать ее долю, иначе голову снимут. И все отозвали свои заявки…

Подчеркну, речь идет об известных строительных фирмах Омска, и в отрасли, между прочим, бушует жесточайший кризис, заказов катастрофически мало. Но нет, ломать криминальную схему – себе дороже. Мы плюнули на подрядчиков и начали стройку своими силами. Понятно, что если бы речь шла о чиновничьем объекте, он обошелся бы бюджету как минимум вдвое дороже реальной стоимости. В лучшем случае деньги были бы просто тихонько попилены, худший вариант – деньги попилены, а недостроенный объект превращается в художественный памятник коррупции. Такие «памятники» в Омске есть.

Вот вам и ответ на вопрос о причинах депрессивного состояния экономики области. И до тех пор, пока правила игры в регионе будет устанавливать силовая бюрократия, ничего не изменится... 

Валерий КАПЛУНАТ, председатель совета директоров ООО "Омсктехуглерод"

 

Loading...






Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.