Все рубрики
В Омске пятница, 16 Ноября
В Омске:
-4
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 66,6159    € 75,5358

Геннадий ДОЛМАТОВ, глава Омского района: «В Троицком вот проводили референдум – они отказались присоединяться к Омску. А что дает город Омск? Ничего!» (полный текст)

6 октября 2018 08:23
3
1420

15 августа на «кухонные посиделки» в «Коммерческие вести» заглянул глава Омского района Геннадий ДОЛМАТОВ. Вопросов, что ни говори, накопилась масса – беседа заняла более двух часов и наверняка могла продлиться еще столько же, не пощади мы друг друга. Обозреватель «КВ» Анастасия ПАВЛОВА записала наиболее любопытные фрагменты разговора.

Развитие и стратегия

– На прошлой неделе главы всех районов Омской области представили стратегии развития подведомственных территорий. Какие реперные точки вы можете обозначить в своей программе?

– Первую стратегию развития Омского района мы утвердили еще в 2015-м – на период до 2025 года. Нынешняя, предложенная врио губернатора, – на среднесрочную перспективу. Направления учитываются прежние – развитие схем теплоснабжения, водоснабжения, дороги. Конкретные мероприятия расписаны до 2024 года. Предстоит колоссальная работа по формированию стратегии до 2030 года – задача поставлена БУРКОВЫМ. У нас 94 населенных пункта. Взять только водоснабжение – очень разношерстная география: 11 населенных пунктов вообще не имеют воды, соответствующей СанПиНу, 37 не имеют системы водоснабжения. Если раньше была концепция централизации водоснабжения из города Омска, чтобы водопроводная сеть охватывала чуть ли не половину региона (в Исилькуль, Называевку, частично в Русскую Поляну уже идет чистая вода), то сейчас, как показала практика, многотысячекилометровые сети с огромными насосными станциями провоцируют высокие тарифы – в том же Троицком, Новоомском, Усть-Заостровке, Розовке 87 рублей за кубометр воды. В городе он – 16 рублей! В том и суть: протяженность сетей огромная, обслуживание, транзит очень дорогостоящий. Идея в общем нежизнеспособна. Жители населенных пунктов, расположенных ближе к Омску, возмущаются, что платят столько же, сколько и жители более дальних территорий. Поэтому следует рассматривать другие варианты водоснабжения. Например, в этом году на территории Комсомольского поселения мы ставим локальную систему очистки воды – конкретно под населенный пункт. По предварительным подсчетам это обойдется в 5,5 млн.

– Социальные задачи понятны. А что насчет точек роста?

– Мы создали Совет по инвестиционному развитию района, заключаем с начинающими и уже активно действующими предпринимателями двусторонние соглашения, помогаем оценить их ресурсность, проработать их идеи, стараемся минимизировать для них бюрократические барьеры. Около 33-34 % проектов реализуется – неплохой объем. Только в прошлом году мы привлекли 1,7 млрд. рублей в реальный сектор экономики. Есть, например, КФХ Кныш – начали с нуля. Сегодня это крупнейшее европейского уровня логистическое овощехранилище на 4 тысячи тонн. И они продолжают строить второй этап – на 5 тысяч тонн, ставят дополнительные линейки по переработке овощных культур, в том числе картофеля. «Ласточки» есть.

– Не только хранение, но и выращивание овощей? То есть полный цикл?

– Да. До переработки они уже дошли частично, вакуумную упаковку начинают формировать. Вот два брата приехали из Казахстана, освоились здесь, в том числе благодаря нашей поддержке. Сейчас у нас около 45 проектов. Прорывные проекты мы должны четко связывать с двумя вещами: первое – это реализация продукции (в том числе от наших сельхозпроизводителей) и второе – возможность ее переработки на местах. В этом году мне посчастливилось быть в делегации от Омской области в Манчьжурии и Шанхае. Там открыли год назад Омский торговый дом, который показал свою эффективность. Крупные производители (например, «Омский бекон») уже нашли свою нишу, они формируют свою собственную политику, логистику, они не нуждаются остро в дополнительных мерах. Малым формам хозяйства, занимающимся неглубокой переработкой, уже сложнее. Вырастили картошку, дальше что? Омский торговый дом, который открыли в Манчьжурии, как раз позволил консолидировать подобную продукцию. Уже пролоббированы льготы Омского региона по железнодорожным поставкам в Китай. А Маньчжурия, чтоб вы понимали, это особая экономическая зона. К тому же там очень любят русскую культуру, россиян – там все русифицировано, там же находится самая крупная матрешка в мире. Конечно, есть и другие интересанты – Казахстан, например. В основном мы идем с сырьем на внешние рынки, а чтобы быть конкурентными, нам необходимо создавать крупные логистические центры, куда мелкие хозяйства смогут поставлять свою продукцию за достойные средства, а не отдавать ее перекупщикам за копейки. А потом мы придем к тому, что нам понадобятся центры по переработке. В районе мы создаем сейчас две крупные площадки, которые позволят сконцентрировать северные (Дружино) и южные (Магистральный, Троицкий поселки) потоки. На юге взошла крупная компания «Содружество» (Калининград), на севере – наши омские инвесторы. Большие надежды у нас на строительство аэропорта (имеется в виду Омск – Федоровка. – Прим. авт.): и на развернутую логистику, и на международные потоки

– 45 инвестиционных проектов... Назовите самые крупные из них.

– Например, завод «Метеоприбор». У них свое конструкторское бюро, часть работает на оборонку, часть – фактически лидер по Сибири по производству метеоприборов. КФХ Кныш я уже назвал, ИП Разумов – логистика мусора. Есть и маленькие проекты вроде парикмахерских, швейных мастерских. Наша задача – как можно больше людей вовлечь в малый бизнес. К сожалению, не все территории пока активны. Например, в Андреевском поселении – ни одного проекта! Им неинтересно. Кстати говоря, много проектов родилось из сотрудничества с молодежным бизнес-инкубатором. Скоро, к слову, у нас будет сформирована единая торговая площадка на территории Омска, где будет выставлена продукция талантливых ребят из Омского района.

– Региональная власть поставила задачу развивать туристическое направление, а Красноярско-Чернолученская зона как раз находится у вас. Что собираетесь предпринимать?

– Эта территория уже завоевала свою нишу. Хотелось бы, чтобы оздоровительные центры, работающие сезонно, были востребованы (не беру в расчет сформированные «Колос», «Коммунальник», полноценный бизнес-проект «Сказка» Сергея Никоновича ОРКИША и прочие) не только в теплое время года. Например, «Солнечная поляна», слабо наполняемая уже с ноября. Второй год подряд мы проводим большую акцию совместно с «Русским фейерверком». В нынешнем году ждем около 25 тысяч гостей, уже сейчас нет свободных мест. Есть идея сделать эту площадку в пойме Иртыша действующей постоянно. Неплохой туристический бизнес на юге – там Ачаирский монастырь, Сад имени Комиссарова, где выращено первое яблоко в Сибири, страусиная ферма. Очень востребован маршрут в деревню Покровку: там нет глобальной инфраструктуры, но туда активно едут иностранцы из Германии, Франции и так далее – катаются на лошадях, знакомятся с русской культурой. В этом году там доделываем гостиницу и дорабатываем целую серию услуг. 4 тысячи человек в общей сложности у нас побывало в прошлом году, и эта цифра растет.

– Вы говорите, что в «Солнечной поляне» заняты все места летом, а осенью спрос на нее падает. А как туда могут добираться люди, если ни в Чернолучье, ни в Красноярке нет ни автовокзалов, ни остановочных комплексов? В Красноярке в 2015 году здание бывшего автовокзала выкупил депутат Виктор ЗАХАРОВ, оборудовав там пивной ресторан. Ни остановки, ни лавочек там больше нет.

– Мы регулярно поднимаем этот вопрос. Когда-то эти автовокзалы находились в составе имущества Омской области, находились на балансе министерства транспорта, сейчас – министерства промышленности. В свое время – не знаю уж, по чьему решению – были реализованы. Я не сторонник продавать подобное имущество. В Красноярке, например, собственник слезно обещал оборудовать автовокзал. Но прошло три года, ничего не изменилось. А ведь должна быть хоть какая-то социальная ответственность. Как я могу на него повлиять? Иного помещения у нас нет. Другие районные центры тоже попались на этом, это не только наша беда. Да и транспортные полномочия тоже не наши. В этой части мы можем только выступать с инициативами, не более того.

– А канализация в Красноярско-Чернолученской зоне до сих пор не централизована?

– В самом Чернолучье она централизована, в Красноярке – частично.

Рейтинг крупных компаний

– Кто у вас самые крупные налогоплательщики?

– В этом плане нам, конечно, больше повезло, чем другим районам. Все самое крупное промышленное животноводство сконцентрировано у нас – «Омский бекон», «Иртышская птицефабрика», «Сибирская птицефабрика», «Титан-Агро». В основном они очень социально ориентированы. Например, Иртышская птицефабрика на территории Иртышского поселения возводит серьезный спортивный комплекс, который мы впоследствии заберем на баланс муниципалитета. В Лузино открыли многофункциональную спортивную площадку с участием бизнеса.

– Какие налоги вам идут?

– Земельный, имущественный, НДФЛ – но везде идет расщепление: на поселки или региональный бюджет. Доля нашего бюджета (собственных доходов) – около 37% из 1,7 млрд. Бюджет не дотационный. На протяжении шести лет мы не попадаем под соглашение с минфином региона, мы самодостаточны.

– Только что говорили о сельском хозяйстве, но о ЩЕРБАКЕ (Юрий, глава КФХ «Горячий ключ». – Прим. авт.) не сказали.

– Он пример того, как нужно вести хозяйство: у него цикл автоматически замкнут – от поля до прилавка. Цены у него, соответственно, ниже, что и делает его конкурентоспособным. В этом году он тоже молодец, заявился на грант, получил дополнительно 35 млн., строит еще две молочные фермы по 300 голов.

– А как у него обстоят дела с Камышловским сельским поселением, землями бывшего учхоза, за которые он судился?

– Плохо обстоят. Земля, относящаяся к Любинскому району, по результатам конкурса отошла другим лицам. Так что ему теперь остается надеяться только на земли нашего района.

– Или продолжать судиться. А у вас большой земельный запас для развития?

– Для того, что он запланировал, ему хватит.

– Он говорил, что ему не хватает кормовых земель.

– Конечно, ему придется пойти на вынужденные меры и перепрофилировать земли.

Скандальная Усть-Заостровка

– Давайте поговорим о проблемном. В 2013 году вы давали интервью, где говорили о недовольных тем, что вы пытаетесь навести порядок в районе: проводите ревизии по нецелевому использованию имущества и земли. Можете пояснить, о чем  шла речь?

– Я тогда лишь предполагал о нецелевом использовании. Насчет остального… Даже в вашем издании я вижу непонятные статейки…

– Давайте поговорим об этом.

– Честно? Мне этих людей жаль. То, что там написано, далеко от реальности. Кто-то пытается самоутвердиться за счет другого… Собирает сплетни, плетет интриги… Почему нельзя просто прийти ко мне и поговорить?

– Группа людей (депутатов) ведь и жалуется на то, что не может к вам попасть.

– Мои двери всегда открыты, и им об этом известно. Их доводы не соответствуют действительности. Ситуация до банальности проста. Существует 131-й Федеральный закон. Давайте исходить из сухого остатка, который есть на законодательной базе. Он четко предписывает органам местного самоуправления, в частности депутатам, определиться с процедурой избрания главы. ОНИ должны и обязаны утвердить порядок выборов. Повлиять на этот процесс по-человечески я пытался. Шутка ли – столько лет Усть-Заостровское поселение не избирает главу. Они не могут принять порядок! Когда мы начали разбираться, что там происходит, обнаружили разделение: шесть депутатов против четырех. Вот только неделю назад ездил к ним, ничего не изменилось. Одна из групп постоянно пытается затачивать под себя положение. Законодатель рекомендовал определенный порядок: комиссия принимает заявки от кандидатов в главы поселения и принимает решение о допуске к выборам. А депутаты уже выбирают на основании предложений комиссии. Депутаты сочли комиссию формальной частью. Они посчитали, что если я назначу часть комиссии, то она будет голосовать так, как я скажу. Они захотели предусмотреть, что при равенстве голосов членов комиссии кандидат все равно проходит. А остальные четыре депутата сказали: постойте, а наши интересы где? Ваш кандидат заведомо проходит? Вшестером вы даете тому или иному кандидату карт-бланш, вшестером избираете главу. Логично же ведь? Вынужден был вмешаться: ребят, ну не хотите, давайте ни вашим ни нашим. Мы назначаем свою часть комиссии, вы назначаете свою, кандидаты заявляются, и пусть члены комиссии простым большинством голосов решают. Но они не хотят, ведь тогда велик шанс, что их кандидат не пройдет. Вместо того чтобы выполнять свои функции, они начинают искать крайних – глава района виноват, губернатор. Уже и к президенту обратились.

– Почему вы говорите об ущемлении меньшинства депутатов? Везде же решает большинство. И в нашем Заксобрании так, в любом законодательном органе.

– А этот товарищ, от имени которого пишутся статьи у вас в газете, он на чьей стороне?

– На стороне большинства! Депутатов. Они и апеллируют к системе.

– Но апеллировать ведь надо грамотно. Если бы сегодня у меня был законодательный инструмент, чтобы повлиять на ситуацию, а я не влиял – претензии были бы справедливы. Но если такого законодательного инструмента не предусмотрено – что я могу поделать? Инициируйте сами процессы, связанные с изменениями! Я считаю недопустимым, когда депутаты в поселении в угоду личным амбициям просто не работают. Помните поговорку «бояре дерутся, у холопов чубы трещат»? Только на месте холопов органы власти и жители, которые ни в чем не виноваты. К тому же какое большинство депутатов? Это смотря как посмотреть. Вот данные избиркома: шесть человек набрали в сумме 47% на выборах а вторая группа 4 человека 53%. Получается, они не представляют большую часть населения! Вот недавно, как я сказал, была у нас встреча, собирались депутаты все поселенческие, опять поднимали тот же самый вопрос о выборах. Батюшка был, и он спросил меня: «А как бы вы поступили на их месте?» Я ответил: я офицер. Было бы военное время, я бы на их месте застрелился. А поскольку сейчас время мирное – сдал бы свой мандат и ушел, если я мешаю развитию своего поселения. Меня люди избрали, доверили мне такую ответственность, а я три года сижу и мозги всем компостирую.

– Они говорят, что и.о. главы поселения ЛУЧАК им препятствует.

– А причем здесь ЛУЧАК? Если депутаты не могут договориться между собой? Опять ищут крайнего. Я уже предлагал нейтральных кандидатов, которые не имеют никакого отношения к поселению. Чем не вариант?

– Так что все-таки с землями в районе? Вопрос ведь был об этом.

– На сегодня этот вопрос решен. Порядок в земельно-имущественном комплексе наведен. Мы приняли целую серию нормативно-правовых документов на территории района, кое-кто лишился своих должностей… Была проведена колоссальная работа, и на сегодняшний день больших проблем нет.

– Но сейчас в суде оспаривается генплан того же Усть-Заостровского поселения.

– Эта же шестерка и оспаривает. Сегодня на территории района каждое поселение формирует свой генплан. В прошлом году Усть-Заостровка стала единственным поселением в Омской области, не принявшим правила землепользования и застройки. А федеральный закон обязывал их это сделать до конца 2017 года. Депутаты дрались все время – это не включили, то не включили, и понеслась душа в рай. Им вообще по барабану и федеральные законы, и развитие собственной территории, сидят отношения выясняют.

– А какие санкции за непринятие вовремя правил?

– Да регион бы опять был в немилости у федерального центра. Но ведь должна быть ответственность перед людьми! Мы эти полномочия у них забрали, приняли решение, чтобы не подвести регион, депутаты это дело поддержали, а с этого года мы полномочия им вернули. Вернули не из-за депутатов (они меня не интересуют), а чтобы человек за каждой бумажкой (любой градостроительной) в район не бегал, а мог получить ее на местах. Даже не ожидал, что Усть-Заостровка окажется такой проблемной! Люди преследуют меркантильные интересы, все делят, делят…

Извечные земельный и энергетический вопросы

– Резерв для пополнения бюджета района в виде земли имеется?

– Около 30 млн. рублей получили мы убытков, потому что произошла переоценка кадастровой стоимости… Все согласования в рамках генеральных планов мы проверяем. Был случай, когда в Калининском поселении тихой сапой попытались включить 600 га земли сельскохозяйственного назначения. Мы все в судебном порядке отменили и привели в соответствие.

– А до этого была чья земля?

– Частная.

– Сколько на территории сельхозугодий?

– 234 000 га. Пахотных земель – 174 000, используется 124 000. Тенденция – ежегодно мы вводим невостребованных земельных долей около 4 000 – 5 000 га.

– У вас в свое время запускалось большое количество коттеджных поселков. Куча обеспеченного народа осталась «кинутыми». Вы как-то разбираетесь с этим или это за пределами ваших полномочий?

– Дачные кооперативы полностью самостоятельны, и они сами решают вопросы с коммуникациями, обслуживанием. Что касается коттеджных поселков... Бывают, конечно, бездумно нагроможденные массивы, уже проданные – без дорог, без коммуникаций. Люди приходят к нам – дайте. Какие-то элементарные работы мы стараемся делать. Но подвести тот же водопровод – очень долго. Надо включаться в программы. А у людей складывается впечатление, что власть ничего не делает…

– А владельцы этих земельных участков готовы софинансировать работы?

– Кто-то готов, кто-то нет. А так как поселки в наших границах, то мы обязаны помогать. Вот, например, у нас обязанность обеспечить населенный пункт чистой водой. Решить ее можно по-разному: можем водопровод провести, можем бочку с водой привезти. В Троицком вот скандальная ситуация. Много лет пользовались частным водопроводом, но изменились тарифы и часть улицы отказалась платить за воду. А что делать? Мы теперь возим туда бочку с водой.

– Мы писали про банкротство московской тепловой компании.

– Да, было такое. Теперь у нас работает МУП, нами же созданный. Защитили тариф в РЭКе. Убыток за последний год работы – 60 млн. рублей…

– Но москвичи ведь как-то рассчитывали окупиться. Все уперлось в РЭК?

– Я смотрю по нашему МУПу – тариф экономически не обоснован! Экономика не бьется. Сейчас переводим людей на индивидуальное отопление – под электричество, под газ. Другого выхода нет! 324 квартиры уже перевели на территории района. Котельную закрыли в Речном, в этом году закроем Омский поселок.

– Угольные?

– Газовые! Они гиганты! Стоит котельная 11 мегаватт. А используется только два мегаватта! Она неэффективна совершенно. Часть населения отошла на индивидуальное отопление, улицы газифицировались, и потребители отвалились, начались убытки.

Границы района и Владимир Владимирович

– В прошлом году вы так и не определились, где вам разместить кинотеатр в рамках федеральной программы…

– Сейчас определились. В Лузино. Там более 12 тысяч народа. У нас все готово, ждем финансирования.

– Врио губернатора подтвердил, что в ближайшее время приедет Владимир ПУТИН. Есть к нему конкретные пожелания? В прошлый раз он навещал «Омский бекон», самогон пил!

– Было бы неплохо, пойди он по проторенной дорожке… Нам есть ему что показать в любом случае. Мне кажется, интересно, когда по Сибири ходят страусы, интересно место, где выращено первое яблоко, захоронение первых людей, Саргатская культура, насчитывающая три тысячи лет… Если президент приедет и примет кардинальное решение насчет транспортных потоков, глобальных, серьезных моментов в целом по региону, – это будет здорово, конечно.

– Население района растет или уменьшается?

– Мы считаем жителей по регистрационному учету.

– Прописке.

– Да. Население немного растет. Сложно посчитать дачные кооперативы, крупные домовладения, которые учету не подлежат, но в целом на летний период «безучетных» насчитывается 200 – 250 тысяч человек.

– Несколько лет назад изменили границы города, и гигантские мусорные свалки оказались на территории Омского района.

– Неправда. Есть понятие «граница муниципального образования», а есть «граница населенного пункта». Изменили не первое, а второе. Так что все осталось на территории Омска…

– Кстати, о мусоре. Что думаете по поводу полигона в районе Андреевского?

– Проект возможен, но необходимо провести комплекс исследований, пригоден ли участок для этого. Люди опасаются, конечно. Но современный полигон в соответствии со всеми требованиями не более безопасен, чем какая-нибудь молочная ферма.

– Микрорайон Ясная Поляна решил относиться не к городу, а к сельскому поселению. Что вам это приносит?

– Пока ничего кроме головной боли. Численность населения приносит налогооблагаемую базу. Помните, до этого Омск периодически разрастался и прибирал к себе территории (Чукреевку, например), чтобы сохранить статус миллионника. А в Троицком вот проводили референдум – они отказались присоединяться к Омску: у сельских педагогов есть преференции. А что дает город Омск? Ничего.

Ранее разговор  был опубликован в печатной версии газеты "Коммерческие вести" от 29 августа 2018 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Сергей 8 октября 2018 в 14:43:
Переезжаете в Омск и у вас будет дешёвая вода
Петров 7 октября 2018 в 17:51:
Как вам сказать, Татьяна. Цены на воду почти 90 рублей за куб, это только за потребление, плюс почти столько же за канашку. Вы в городе извините зажрались, и отопление централизованное в районах в многоэтажных домах кроме Ясной Поляны стоит по 6-8 т.р. в месяц. Дёшево?)
Татьяна 7 октября 2018 в 17:02:
Конечно зачем им город электроэнергия больше чем на 1 руб дешевле, женщинам на 1 час рабочий день меньше, педагогам бесплатные ком.услуги и т.д. и автобусы лучше чем в городе ходят.Лузино благоустроиние старого Кировска и давно уже все у них по закону селом назвать нельзя, а льготы ос тались и финансирование их тоже.
Показать все комментарии (3)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.