Все рубрики
В Омске четверг, 18 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 62,9451    € 70,5552

Алексей ПРОВОЗИН: «Клен ясенелистный – сорняк, недекоративный и страшный, но благодаря ему у нас норматив озеленения на душу населения превышен в 17 раз!» (полный текст)

4 января 2019 18:55
10
2298

Город-сад или город-пень? 

В последние годы вопросы озеленения в Омске активно обсуждаются обществом. Вариантов и путей решения предлагается много. Один из них обозреватель «КВ» Анастасия ИЛЬЧЕНКО обсудила с депутатом Омского городского Совета Алексеем ПРОВОЗИНЫМ, который возглавляет ООО «Город-сад».

– Алексей Николаевич, вы руководите компанией с говорящим названием. Правильно понимаю, что она связана с озеленением Омска?

– Да, мы собираемся заниматься растениеводством. Хотим создать в нашем регионе питомник. Организация зарегистрирована четыре года назад, но пока деятельности в части получения доходов не ведет. Эти годы мы несем лишь расходы, связанные с межеванием, оформлением земельного участка. Сейчас он в собственности у другого предприятия, но в любой момент можем переоформить его на ООО «Город-сад».

– О большом участке идет речь?

– Это два расположенных рядом поля в Омском районе. Одно 100 га, другое – почти 80.

– Вы ранее не были задействованы в этой сфере. Как появилась идея создания питомника?

– С детства интересуюсь растениями. Еще школьником ездил в Москву в составе группы юннатов. У меня сохранилось свидетельство об участии в ВДНХ в области лесоводства. Это были 80-е годы, я тогда учился в 6 классе. Да и по сей день интерес сохраняется, я же дачник. А идея питомника пришла, когда в качестве депутата Законодательного собрания Омской области столкнулся с проблемами озеленения городских территорий. В Омске в тот момент не было агрономической службы – ее расформировали еще при БЕЛОВЕ. Я на архитектурно-градостроительном совете говорил о необходимости ее восстановления, общался на эту тему с ДВОРАКОВСКИМ. Да, могут быть вопросы к персоналиям, но когда миллионный город несколько лет живет без агронома – это нонсенс! При ДВОРАКОВСКОМ агрослужбу, наконец-то, возродили. Он принял правильное решение.

И вот, вникая в вопрос, начал понимать, что существует большая проблема с посадочным материалом, и не только в Омске, она характерна в принципе для всей России. Даже Москва и Санкт-Петербург больше чем на 50 процентов озеленяются европейским посадочным материалом – из Германии, Польши. У нас отрасль питомниководства еще с перестройки начала падать и к 2000-м окончательно деградировала. В итоге сегодня собственная, закрывающая внутренний рынок база посадочного материала в регионе отсутствует.

– Речь идет о недостатке только питомников декоративных культур, ведь плодопитомники у нас работают?

– Лишь некоторые плодопитомники выстояли в 90-е и нулевые годы. Их осталось не много. Тем, кто выжил, – честь и хвала! Они до сих пор работают и в основном имеют плодово-ягодную специализацию. Я же говорю о выходе на рынок посадочного материала для городского озеленения. Если заниматься этим серьезно, нужна узкая специализация. Универсальные питомники, которые выращивают все-все, сегодня закладывать бессмысленно – такой проект с точки зрения бизнеса практически нереально вытянуть. Важно найти свою нишу. Например, в прекрасно организованном «Императорском питомнике» под Казанью есть небольшие участки, где доращивают культуры, но основная специализация – все-таки производство годовалых и двухгодичных сеянцев. Там огромный суперсовременный тепличный комплекс, который практически на сто процентов автоматизирован. Один из питомников, принадлежащих семье САВВАТЕЕВЫХ, специализируется на выращивании 5 – 6-метровых крупномеров. Также неправильно с точки зрения экономики делать питомник работающим на локальный рынок, скажем, только на Омск.

– Насколько можно расширить географию поставок, ведь многие регионы отличаются от нас погодными условиями?

– В этом бизнесе специализация строится по химическому составу земель и климатической зоне. В питомнике «Сезоны» в Воронежской области (инвестиции составили около миллиона евро) проводили различные эксперименты, и в итоге выбрали породы, которые у них хорошо растут, и отказались от других. Например, декоративный клен у них умирал – и все тут. Хотя земли в Воронежской области прекрасные: «жирные», с метровым слоем настоящего чернозема. Но для кленов они слишком тяжелые, им нужна более рыхлая почва. Так же и с хвойниками – они любят супесь. А есть породы, которые предпочитают глинистые почвы. То есть выбирать посадочный материал нужно в зависимости от того, какая у тебя земля. И только небольшая часть полей в питомниках отводится на доращивание (под свои климатические условия) культур, привезенных из других регионов. Но в любом случае растение для городского озеленения должно проходить процедуру перешколивания, т. е. ему нужно дважды, а лучше трижды проводить обрезку – и корней, и кроны.

– Сейчас это делается для деревьев, которые высаживают в городе?

– Питомники, которые занимаются посадочным материалом для городского озеленения, во-первых, не справляются с нужным для Омска объемом, поэтому город вынужден докупать саженцы в других регионах. Во-вторых, почти все, что поставляют наши питомники, это растения с открытой корневой системой. В идеале должны быть с закрытой – в горшках либо с комом земли, упакованным в мешковину и специальную металлическую сетку. Это вопрос приживаемости.

В нашей области уже налажено взаимодействие между городскими службами и структурами минприроды Омской области, в частности, с Управлением лесного хозяйства. Берез, елей и сосен достаточное количество имеется в лесхозах, поэтому их бессмысленно выращивать в питомниках – составить конкуренцию природе ты не сможешь. Да, их нужно брать с комом земли, и сегодня у нас это внедряют. Например, на недавнем субботнике на Иртышской набережной губернатор, мэр и депутаты высадили такие ели.

– Но им процедуру перешколивания не проводили, просто выкопали в лесу?

– Да. Конечно, это влияет на приживаемость, но вопрос еще и в том, как при этом будут организованы полив и подкормка. Если дерево правильно пролить, как минимум первый год, и подкармливать, то приживаемость у него высокая. Конечно, если вам нужна голубая ель, то в лесхозе вы ее не найдете.

– Голубые ели недешевы…

– Хвойные породы в принципе дорогие. Они в городе несут больше декоративную функцию, их нужно применять там, где требуются акценты с точки зрения дизайна городской среды, а также для биоразнообразия. Но основная масса зеленых насаждений в мегаполисе должна быть широколиственной.

– Чтобы делать ставку на культуры, важно понимать концепцию городского озеленения…

– Перед тем как строить концепцию озеленения с точки зрения дизайна городской среды, необходимо изучить почвы. Если этого не сделать, то, что бы дизайнер ни нарисовал, с высокой долей вероятности мы просто получим гибель саженцев. На той же Иртышской набережной, безусловно, нужно озеленение. Но стоит там копнуть лопатой, как начинается супесь и песок. Если что-то сажать, то только с комом по ГОСТу. А в идеале еще под саженец засыпать самосвал грунта, чтобы создать слой в 3-4 метра.

– Получается, почвы в городе везде разные.

– Верно, в каждом месте свой состав. Кроме того нужно обращать внимание, как растут интересующие нас виды растений в дикой природе. Если это пионерные культуры, которые первыми приходят на голый участок, – это одно, а если растущие исключительно под пологом леса, т.е. в тени и с ветрозащитой, то им нужны и в городе подобные условия. В наших широтах, например, липа должна расти под пологом либо в соседстве с массивом насаждений. Если использовать ее для единичных посадок, то деревце либо ветром, либо морозом прибьет. Приведу пример правильного подхода: недавно Павел ЖУРАВЛЕВ (фонд «Зеленая Суббота») организовал очередную высадку деревьев. На этот раз лип в парке им. 30-летия ВЛКСМ. Там их с одной стороны защищает от ветра большой березовый массив, а с другой – забор хозблока парка. И главное, там им обеспечат полив! ЖУРАВЛЕВ знает, что делает. А многие в Омске грешат тем, что высаживают деревья бездумно, не поливают их, не обеспечивают дальнейший уход.

– Что же будет у нас хорошо расти?

– Это ни для кого не секрет. Достаточно посмотреть, как город озеленялся в советские времена, чтобы это понять.

– Тополя?

– Да, это прекрасный материал для городского озеленения.

– Алексей Николаевич, неужели вы не являетесь противником использования тополей в городском озеленении?!

– Ни в коем случае! Тополя бывают разные. Есть пирамидальные (серебристые, берлинские и т.п.), которые вообще не пушат. Но у них определенная форма – сигаровидная, вытянутая, это растения для аллейного декоративного озеленения города. А есть тополя советской селекции – это прекрасный посадочный материал для озеленения больших пространств. Быстрее у нас ни одно дерево не растет. И такой зеленой массы ничто не дает. А она нужна. Во-первых, для декоративности, во-вторых, чтобы депонировать углерод и производить кислород. Кроме того, тополь прекрасно собирает на себя городскую пыль – такая уж у него структура листвы. А пушение тополей – это явление, в котором тополь совершенно не виноват. Это непрофессионализм, который проявлялся по отношению к тополям на протяжении последних 30 лет.

– Чей непрофессионализм?

– В ряде случае, еще в советское время, были допущены ошибки: в городе высаживали и мужские, и женские особи, которые, собственно, и пушат. Но это небольшие масштабы проблемы, а основная беда – это так называемое коммунальное кронирование.

– Его часто ругают. Разве без него можно обойтись?

– Нужно обрезать дерево по правилам, а не пилить «под пень». У нас кронируют потому, что денег в бюджете мало, профессиональная обрезка стоит дороже: то ли мужик с пилой, то ли специалист по обрезке деревьев – разная стоимость работ. Что мы в итоге получаем? Во-первых, страшное дерево, урода. Во-вторых, спиленный ствол – это ворота для всевозможных инфекций. Тополь после этого становится хрупким, гниет. И в-третьих, даже мужская особь тополя после стресса от кронирования приобретает гермафродитную форму и начинает пушить. Кстати, если детально считать, то коммунальное кронирование обходится бюджету города намного дороже, чем профессиональная обрезка.

– Многие негативно относятся и к кленам, считают их сорняками.

– Клен ясенелистный действительно растет по всему городу. Да, это сорняк, недекоративный и страшный, но именно за счет него мы дышим, и – что бы ни говорили активисты и экологи (а главное – псевдоэкологи!) – благодаря ему у нас норматив озеленения на душу населения превышен в 17 раз! Он растет на побережье водоемов, в полосах отчуждения, вдоль железных дорог, на пустырях. Да, мы бы его заменили, будь у нас деньги, но растет, и слава Богу.

– Чем же при наличии средств его можно было заменить?

– Декоративные клены, рябины, боярышники, цветущие кустарники – все это может создать биоразнообразие в городе. В Омске пока не применяются готовые кустарниковые группы, когда не по одному растению высаживаешь вдоль аллеи, а сразу блоками. Получается готовая изгородь. У нас прекрасно растут ивы. Их великое множество выведено для Сибири и Урала. Они и при -40 выдерживают и обладают декоративными свойствами. Есть шаровидные, пирамидальные ивы, плакучие, кустарниковые формы. Правда, в первый год после посадки они требует особого ухода – хорошего полива, в идеале ежедневного. Зато потом это будет прекрасное растение, почти не подверженное болезням.

– И как продвигается создание питомника?

– Это дело непростое и небыстрое. Существует достаточно много требований к почве, к уровню вод, к близости источника водоснабжения. После земли вода для питомника – это главное. Имеет значение и логистика – наличие дороги. Определенное время ушло на оформление землеустроительных документов (межевание и пр). Процедуры необходимые, но они заняли два года. Пока мы занимались оформлением земли и документов, набирались опыта современного питомниководства, произошли определенные события в политике, экономике страны, и сроки возврата инвестиций (а все-таки питомник – это бизнес) выросли в 2,5 раза. Делать питомник маленьким, универсальным – эдакий «полубизнес-полухобби» – не хочется. Конкурировать с существующими омскими питомниками, а также с частными якобы специалистами совсем не хочется. Зачем? Копейки считать?

Плодовыми культурами в Омской области сегодня не имеет смысла заниматься. Предложений на этом рынке хватает. Посмотрите на площадь перед ТЦ «Омский» или перед ТЦ «Континент», на рынки перед садовыми товариществами, это же кошмар! Огромное количество омичей едут туда и покупают «хомячка», который станет медведем. Приобретать сортовой гибрид за 3000, а тем более за 5000 рублей наш потребитель не готов! Дорого ему… Отдать деньги за сортовой посадочный материал без вирусов с документами дорого, а дерьмо у «бабки на рынке» за 300 рублей он купить готов. Приехал на 200-м «крузаке» и пошел мимо «Калачинского» питомника купить абы какой материал у непонятных бабок… Сортовой саженец даст тонну здоровеньких, готовых к переработке плодов вместо полутонны «бабушкиного» червивого брака. Переубеждать бессмысленно. Потребитель пока не готов, он еще играет в «я сам все знаю». Пусть. Рынок плодовых я для себя не рассматриваю, в принципе.

А современный промышленный древесно-декоративный питомник (хотя бы средней производительности) обойдется приблизительно в 600-700 тысяч евро, которые нужно инвестировать в течение 3-4 лет. При этом первую выручку ты получишь только на 4-5 год. Такой питомник – это бизнес с очень большим сроком окупаемости.

– Насколько большим?

– 7-8 лет нужно, чтобы выйти на положительную операционную рентабельность.

– А когда же питомник окупается?

– Все зависит от его масштаба и специализации. Двух одинаковых не существует, провести аналогию нельзя. Это такая отрасль. Можете создать питомник, который будет производить сеянцы диких видов, растущих в природе, – он окупится за два года. Их будут покупать другие питомники для прививок, годовалые видовые сеянцы относительно востребованы. Нужно понимать, что такой питомник очень рентабельный. 700-800 тысяч рублей вы сможете заработать с 5-8 га. Чистыми. За один год. Для крестьянской семьи – супер! Однако надо понимать, что это – потолок. У меня есть знакомая, у нее три гектара, она чистой прибыли в год имеет около 3 миллионов рублей на семью, занимается исключительно сиренью.

Мы сейчас по сути на некоторое время уперлись в экономическую ситуацию и продолжаем искать пути выхода из нее. У нас есть половина суммы для инвестирования, вполне возможно, что придется еще два-четыре года копить. Инвестора, судя по всему, найти не удастся. Ну и ладно. Мы практически смирились с таким сценарием – надежность в ущерб скорости. Вложения, как уже говорилось, значительные, а сроки возврата весьма длительные. В России из оборудования для профессиональных питомников производится, к сожалению, только шанцевый инструмент – лопаты и тяпки, а в современном питомнике объем работ, где они используются, крайне мал. Нужны импортные поливочные системы, техника.

– 600 тысяч евро включают и посадочный материал, и оборудование?

– Не в посадочном материале дело. 98 процентов инвестиций – техника и оборудование. Да, это 500-700 тысяч евро при площади 150-200 га. В полном объеме собственных средств у нас не хватает. Работа с потенциальными партнерами, кроме их эстетического удовлетворения, ни к чему не привела. На уровне эмоций все считают, что это здорово, но вкладывать деньги, когда только первую выручку ты увидишь через пять лет, желающих, к сожалению, нет. Мы продолжаем идти в этом направлении, ищем инвесторов, ищем деньги всеми законными способами, но уже успокоились. Проще накопить самим. Кроме того, стало понятно, что на банковское кредитование рассчитывать не можем. Также ищем максимальную замену импортных механизмов и комплектующих на отечественные аналоги. Сейчас появляются российские и белорусские машины, которые по характеристикам пока недотягивают, но уже приближаются к зарубежным аналогам, а по цене ниже.

– Алексей Николаевич, вы в беседе всегда говорите «мы», у вас есть партнеры?

– Есть, но сейчас называть не буду. Когда мы начнем реализовывать проект, уже можно будет говорить об участниках, партнерах, месте его локализации. Важно понимать, что 180 га будут введены в оборот не за один год. Это питомник, здесь нельзя посадить все сразу, ведь ты должен каждый год выдавать на продажу материал. Пока мы участки полей сдали в аренду фермерам, чтобы они не зарастали бурьяном.

– Не боитесь, что земля оскудеет?

– У нас есть определенные обязательства перед аграриями, а у них – перед нами по рациональному использованию земли. Кроме того, прогресс не стоит на месте, и есть технологии, которые за два года позволяют землю вернуть в рабочее состояние.

– Какие-то инновационные решения планируете использовать? Скажем, пару лет назад в Москве высадили деревья, способные в условиях загазованности не просто выживать, но и перерабатывать углекислый газ в кислород.

– Фразы из рекламного проспекта? Отнеситесь критичнее. Современные технологии постоянно появляются. 21-й век все-таки. Какие-то технологии приживаются, другие остаются на уровне экзотики. Например, сейчас ведутся эксперименты с павловнией. Это красивое дерево родом из Китая, широко применяется в озеленении в южной Европе, в ряде штатов США. Имеет очень большие красивые листья. На сегодняшний день гибриды павловнии – одни из самых быстрорастущих деревьев на нашей планете. У нее даже неплохая деловая древесина, легкая и пористая. Но в России с ней только начинают экспериментировать, она может расти в Краснодарском крае, на Ставрополье, возможно, в Москве, но в Сибири вряд ли. При температуре ниже -25 она погибает или приобретает кустарниковую форму. Эксперименты продолжаются. Честно говоря, как депутат я был бы против, если бы наше управление по благоустройству начало экспериментировать с павловнией. Зачем тратить народные деньги на эксперименты? Не надо забывать, что мы живем в континентальной степной зоне Сибири, у нас высокий агрофон и просто потрясающие ветра. Они дуют круглый год, причем, мощно. У нас перепады температуры до плюс-минус 18 градусов в сутки, что летом, что зимой. Мы живем в экстремальных условиях. Да, есть определенное преимущество – 300 солнечных дней в году, но для ряда растений это недостаток: пихты, туи, когда много солнца, подгорают.

– Каким же культурам вы отдадите предпочтение?

– Думаю, мы займемся выращиванием тополей, рябины декоративной, кленов, цветущих кустарников. Можно поэкспериментировать с маньчжурским орехом. И часть участка (около 30 га) у нас идеально подходит для ив и по составу почвы, и по воде. В Омской области отлично растет дальневосточный орех. Он выдерживает минусы, красив. Его в основном высаживают на личных участках, но есть и в городе – в сквере напротив Транспортной академии, на закрытых территориях промышленных предприятий, целая рощица растет на территории аграрного университета. У него только один минус: он чрезвычайно плохо переносит пересадку. В идеале его нужно сразу сажать на постоянное место.

– Какая польза региону от появления такого питомника?

– Первое – рабочие места. Во-вторых, это определенный вклад в экономику региона, хотя, конечно, несравнимый с «Титаном» или Омсктехуглеродом по количеству налогов. В-третьих, расширение видового и сортового состава посадочного материала. Биоразнообразие, которое мы сегодня видим, – это заслуга наших предков. Много лет в городе кроме березы и елей ничего не сажали. Это не очень правильно и с эстетической точки зрения, и в том плане, что береза все-таки – аллерген. Сейчас ФАДИНА достаточно большое внимание, как я понял, уделяет и агрономическим технологиям, и биоразнообразию. Вот на набережной мы с депутатами посадили черемуху, рябину.

Но мы не планируем ограничиваться только Омском. У нас прекрасный сосед – Казахстан, где в силу климатических особенностей почти полностью отсутствует база собственного посадочного материала. А климат у нас и всего северного Казахстана идентичен, поэтому наш материал будет подходить для соседей.

– А как насчет экономической выгоды?

– И экономическая целесообразность от питомника, конечно, будет. Посудите сами: если везете за сотни или тысячи километров деревья, то это ведь процентов на 80 – воздух. Для посадочного материала логистика составляет существенную часть стоимости. Может быть, как единица продукции омский саженец будет чуть дороже, например, тульского, но с учетом цены доставки местный выиграет.

Ранее полностью интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 24 октября 2018 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

124 7 января 2019 в 11:25:
Сам поучи. Выпилы, хоть и сравнительно малые, начались именно при Рощупкине. Мэры «как один» пилят и пилят, вне зависимости от индивидуальных особенностей. Ну а Шрейдер начал свое мэрство с того, что выпилил чудесный зеленый островок перед мэрией, там где автостоянка теперь. Даже не сами выпилы страшны, как чудовищно безграмотное, лишнее и безжалостное «кронирование». Но преодолеть это издевательство Фадиной не по силам.
омич 7 января 2019 в 09:46:
124Поучи русский язык и ты поймешь что я имею введу.При мэрах Рощупкине и Белове был город сад. Ты наверное просто не помнишь те времена, раз тебе все мэры как один.Превращение Омска в город пень началось со Шрейдера.Сейчас же при фадиной уничтожение деревьев принимает гигантский характер. Что стоят хотя бы спиливание тополей у госпиталя и уничтожения множества деревьев на Бульваре Победы. Дальше будет хуже, правда прутиков Провозин думаю подгонит...
ЮГ 7 января 2019 в 02:17:
Такая чушь в тексте. Тополи могут менять свой пол. Клен ясенелистный в нашем холодном климате приживается плохо, он опасен только в европейской части РФ. Хвойными деревьями город надо озеленять, они прекрасно растут сами как дикоросы. Убрать старые елки и сосны в центре города, за которыми не ухаживали много лет, и они стали неряшливыми.
124 6 января 2019 в 23:52:
Омич, так это вы начали говорить за всех. Не пойму — вам надо, чтоб люди ходили на выборы или не ходили? По мне так разницы нет. Вот Провозина я не выбирал, но все равно его рассуждения здравы. К сожалению, при любом мэре судьба деревьев плачевная.
ИИИ 6 января 2019 в 21:05:
Все правильно. Необходимость озеленения и питомника колоссальная! Успехов в этом социально-востребованном деле.
омич 6 января 2019 в 15:49:
124Не надо трясти манией величия и говорить за ВСЕХ.Даже если не останется ни одного дерева, омичи по прячутся как обычно по домам и не пойдут на выборы. Оставшиеся кто пойдет выберут этот же костяк горсовета. Провозины с фадиной продолжат высаживать полумертвые прутики, а люди продолжать кушать пыль огромными ложками.А таким как ты продолжат говорить об «агрономическим технологиях, и биоразнообразию».
124 6 января 2019 в 15:06:
Омич, хорош уже трясти банальностями. «Вы же этого депутата, мэра выбирали». Да никто, выбирая кого-нибудь, не предвидит и не хочет [*****] себе за пазуху.
омич 6 января 2019 в 12:32:
В Омске процветает убийства деревьев. В место них высаживают прутики, которые ни какой пользы для человека не несут. Да и большинство этих прутиков просто умирает. В этом году уничтожение деревьев пойдет с новой силой, думаю возьмутся за парки.Но люди сами выбрали этих депутатов, которые в свою очередь выбрали мэра, которая и довершит начатое другими мэрами превращение Омск в город пень.
Дмитрий 5 января 2019 в 17:59:
Молодец.Надеюсь слова не разойдутся с делом. Городу нужно озеленение тополями и клёнами
киви 4 января 2019 в 22:15:
Все верно пишет Провозин. Кроме негатива по отношению к клену-вертолетику. Нет лучше дерева по скорости роста и раскидистой тени. За это можно простить и кривизну, и раннюю гниль. За тополя отдельное спасибо, хоть кто-то за них заступился. Сморишь на старые фото Омска, и чуть не плачешь. Все в зелени. Пусть не очень красиво, но тенисто. Раньше в омске массово садили сирень, яблони, акацию.
Показать все комментарии (10)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.