Все рубрики
В Омске четверг, 18 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 62,9451    € 70,5552

Василий ЧЕРЕМИСИН: «Пока мы покупали сникерсы и жевательную резинку, китайцы покупали заводы, и теперь они составляют основу их национальной промышленности»

6 апреля 2019 19:49
2
2598

Об импортозамещении, конкуренции, образовании и гигантском отставании России от США и Китая. 

Три года подряд компания «Таврида Электрик Омск» занимает второе место в рейтинге самых эффективных крупных и средних предприятий Омской области, который составляет на протяжении 19 лет Омскстат. Причем это тот редкий случай, когда речь идет не о перепродаже готовых товаров, а о собственном производстве. Промышленной группе «Таврида Электрик», куда входит и омское предприятие, уже больше 25 лет, она поставляет продукцию более чем в 80 стран мира и, несмотря на существующие санкции, имеет 22 зарубежных представительства.

Старт работы головной «Тавриды Электрик» был дан в 1990 году, когда был разработан и создан вакуумный коммутационный аппарат для объектов энергетики, и постепенно, с появлением самых современных технологий и новых материалов, этот коммутационный аппарат постоянно совершенствуется. Производство компании высокотехнологично, а базовые предприятия и филиалы находятся во многих регионах России.

Директор ООО «Таврида Электрик Омск» Василий ЧЕРЕМИСИН в рамках проекта «Омская промышленность» рассказал корреспонденту «КВ» Артему РУДКОВСКОМУ о том, что в нашей стране есть компании с высокотехнологичными производствами, выживающие даже в период санкций, признался, почему осторожно относится к импортозамещению и не верит в то, что России поможет опыт Китая.

– Василий Васильевич, ваша компания мало присутствует в публичном пространстве, расскажите, чем вы на самом деле занимаетесь?

– Мы занимаемся производством электрооборудования, причем весьма специфического – это выключатели и системы управления, распределительные комплексы и комплектующие для подстанционных объектов. Это довольно сложный бизнес по части производства и управления, поэтому он четко сегментирован. Организационная структура включает в себя центральную группу компаний, отвечающую за общее управление, научные исследования и разработки, проектирование и производство модулей и компонентов, а также блок региональных отделений в России и других странах, обеспечивающих проектирование, производство, продвижение и продажи конечных продуктов, удовлетворяющих условиям национальных рынков. По объемам производства ключевых продуктов в среднем классе напряжения «Таврида Электрик» входит в число мировых лидеров.

Первый сегмент – научные исследования. Компания с момента своего образования сосредоточила усилия на обеспечении современного научно– исследовательского и конструкторского потенциала компании. Сегодня в секторе НИОКР в общей сложности трудится около 500 высококвалифицированных ученых и инженеров. Это команда профессионалов, способных решать сложнейшие инженерные задачи. Направления исследований – физика сильноточных и слаботочных вакуумных дуг, физика электрического пробоя в вакууме, физика электрических контактов, моделирование режимов электрических сетей, алгоритмы защит и автоматики, физика электрического пробоя комбинированной изоляции (воздух+диэлектрик).

– А второй сегмент?

– Второй сегмент – разработка. Конструкторские подразделения компании работают по нескольким направлениям, занимаясь разработкой коммутационных аппаратов внутренней и наружной установки, микропроцессорных устройств управления, измерительных датчиков тока и напряжения, программного обеспечения и комплектных распределительных устройств. Каждое изделие разрабатывается одновременно на соответствие нескольким международным стандартам. Этапы разработки: численные методы, макетирование, опытное производство. Основные направления разработок – вакуумные камеры, магнитные приводы, вакуумные выключатели, микропроцессорные устройства управления; вакуумные реклоузеры, защиты и автоматика; программные продукты для моделирования, измерительные датчики тока и напряжения; комплектные распределительные устройства.

Третий сегмент – производство. Производство инновационных продуктов невозможно без уникальных производственных технологий. Недостаточно приобрести существующие на рынке станки и оборудование. Для создания действительно уникальных продуктов необходимо разработать и технологии их производства. Именно по этому пути идет «Таврида Электрик».

Завод в Йошкар-Оле выпускает основную производственную линейку продуктов – вакуумные выключатели 6 (10) кВ и реклоузеры классов напряжения 6(10) и 35 кВ. Важно отметить, что Йошкар-Ола является лидером в производстве выключателей на мировом рынке, с этого предприятия продукция отгружается как по территории России, так и за рубеж. «Таврида Электрик» является крупнейшим экспортером, более 40% продукции уходит на экспорт.

– Какова география экспортных поставок?

– Она обширна, это Китай, страны Евросоюза, Англия, Африка, Австралия и Южная Америка. В отличие от России, там другая концепция сети и другие правила оказания энергоуслуг потребителям. Оборудование у потребителей в основном располагается на опорах и столбах, как на железобетонных и металлических, так деревянных, поэтому активно применяются реклоузеры (устройства автоматического управления и защиты воздушных ЛЭП на основе вакуумных выключателей под управлением специализированного микропроцессора), изготавливаемые нами. И очень важно, что наша продукция экспортируется и в Китай. То есть даже там есть определенные ниши, в которых могут работать высококлассные и надежные аппараты, например это погружное оборудование для шахт по добыче руды и других полезных ископаемых.

– Ваши заводы разбросаны по всей России, но говорят, что на них немноголюдно, потому что все максимально роботизировано.

– Да, это так, это современные тренды промышленного производства, мы просто пытаемся им следовать. Взять, например, подмосковный производственный кластер в п. Молзино, там располагается несколько предприятий, одно из которых производит вакуумную камеру. Это очень важный компонент, фактически сердце выключателя, и к этому элементу предъявляются самые жесткие требования по надежности. Для достижения высоких показателей надежности вакуумной камеры на производстве внедрена уникальная технология контроля качества на всех этапах изготовления, начиная от входного контроля всех поступающих элементов камеры до контрольных испытаний на выходе готовой продукции. К таким технологиям относятся механические испытания камеры, диэлектрические испытания, технология «чистого производства» и др. Также стоит отметить работу подразделения конструкторского бюро оснастки, которое моделирует, конструирует и изготавливает станки и программное обеспечение для производств. Также в п. Молзино находится предприятие, которое занимается изготовлением устройств управления. Это уникальное предприятие. Там применяется высокоточный станочный парк. Ярким примером передовых технологий является тестирование печатных плат способом летающих – плавающих игл. Всегда после посещения этого завода остается впечатление, что побывал в будущем. Фантастика. Это определенный повод для гордости. Технология производства оборудования максимально автоматизирована, что позволяет исключить при производстве так называемый человеческий фактор. Люди нужны лишь для контроля или управления процессом.

– Но это не все производственные зоны?

– Да, большое предприятие есть в г. Воткинске, оно находится в 40 километрах от Ижевска. Там в 2009 году был открыт завод по производству комплектных распределительных устройств (КРУ) 6, 10 и 35 кВ. Это одно из самых современных технологичных производств по изготовлению электротехнических устройств. Предприятие регулярно посещают различные делегации, которые отмечают высокий уровень и культуру производства. Оно не уступает зарубежным аналогичным заводам. Это очень мощное предприятие с точки зрения различных секторов – конструирование, технологии, снабжение и подготовка персонала для монтажа и обслуживания. Есть электротехнический завод и в Нижнем Новгороде, который специализируется на изготовлении целой гаммы электротехнического оборудования. Это комплектные подстанции, ячейки КСО с интересным техническим решением для удобства эксплуатации и безопасности обслуживания, а также выкатные элементы для реконструкции подстанций. Кроме того, стоит отметить еще одно крупное предприятие – Орловский электромеханический завод, на котором изготавливается много различных изделий, но самым инновационным являются ячейки «Эталон». На сегодняшний день это самые современные ячейки, которые имеют минимальные габариты в своем классе в мире. То есть если взять классическое исполнение распределительного устройства, которое обеспечивает питанием большинства потребителей и имеет ширину один метр, а у нас его ширина – всего 330 мм. Это очень выгодно с точки зрения минимизации площади, при реконструкции, особенно при расширении. Мы идем по такому пути: убираем одну ячейку (присоединение), а на его место устанавливаем три. Это важно в тех зонах, где ведется интенсивное строительство и имеется плотная застройка, требуется подвести электроэнергию и увеличить мощность, а построить новую подстанцию невозможно. Это актуально для городов– миллионников и мегаполисов.

– А какова роль Омска во всех этих процессах?

– Наша продукция имеет разного потребителя в разных областях, она востребована, но является сложной с точки зрения инженерии. И чтобы конструкторы могли разрабатывать, а производители изготавливать, была создана сбытовая и сервисная сеть. Поэтому в конце 90-х годов были открыты региональные предприятия, в том числе и «Таврида Электрик Омск». То есть сначала функционировали как филиал с 1997 года, а в 2000 году зарегистрировались как юридическое лицо. И за 18 лет прошли путь от предприятия, которое просто занималось сбытом выключателей и необходимых для реконструкции подстанций компонентов, а также сервисно-гарантийным обслуживанием, до предприятия полного инжинирингового цикла. Сегодня мы занимаемся проектированием, причем как площадочных объектов на 110 кВ, так и линейных на 110 – 220 кВ и ниже, а также переходов до 500 кВ включительно. Кроме этого, мы ведем конструкторскую поддержку, реализацию продуктов не отдельных компонентов, а комплексных решений, оказываем услуги по монтажу, пусконаладочным работам, сервисной поддержке после ввода объектов в эксплуатацию, а также по гарантийным обязательствам. С точки зрения географии «Таврида Электрик Омск» – это офис, где собран коллектив проектировщиков, инженеров и менеджеров по работе с комплексными проектами. Основная производственная база находится в Сургуте, в котором располагаются также офис, складские помещения, спецтехника, лаборатории и инструменты. Там в 2002 году был открыт филиал «Таврида Электрик Сургут». Основным бюджетообразующим регионом для нашего предприятия является Ханты-Мансийский округ. Реализация продукции, решений и услуг в этот регион составляет порядка 90%, а 10% – это Тюменская область, Ямало-Ненецкий автономный округ и Омская область. Доля Омска, к сожалению, мала, но мы с неугасаемым оптимизмом рассчитываем на экономический подъем и развитие нашей области. Следующий офис компании находится в Тюмени, там развивается проектное направление и осуществляется инженерная поддержка наших заказчиков. Еще одно подразделение в Туле, там работают конструкторы, которых мы в свое время собрали с тульских предприятий. Они работают в сфере конструирования, моделирования и расчетов металлоконструкций для реконструкции и строительства объектов энергетики.

– На первый взгляд довольно сложный, но успешный бизнес, а есть ли какие-то серьезные проблемы, которые приходится преодолевать?

– Да, хотелось бы отметить сложности с подбором персонала. Определенная часть нашего коллектива состоит из тех студентов, которых я учил в свое время в ОмГУПС, когда преподавал там теоретические основы электротехники. Благодаря преподавательской деятельности, а она была связана с тем, что я учился в аспирантуре и защищал кандидатскую диссертацию, три волны студентов сначала насытили нашу организацию, а потом за годы работы выросли в высококлассных специалистов. Двое из которых стали моими заместителями. Один по новым разработкам и инновационным решениям, а другой как раз возглавляет сургутский филиал. Университет для нас был источником выбора ребят, у которых горели глаза, которые хотели не обслуживать старое оборудование 70 – 80-х годов, а заниматься внедрением современных технологий и решений в энергетику. И я думаю, что они не прогадали, потому что наша компания не просто современная и динамичная, но и своеобразный производственный актив современной России. Сейчас мы сталкиваемся с острым дефицитом кадров, хотя у нас есть специализированные вузы, которые готовят специалистов в электротехническом направлении, однако у нас совершенно нет специалистов, которые готовы быть либо конструкторами, либо проектировщиками. Это огромный пробел, который сложно восполнить. Наблюдается снижение уровня базовых знаний, выпускаемых сегодня университетами специалистов по математики, физике и другим инженерным наукам. Молодые люди способны заниматься обслуживанием техники, в то время как необходим инженерный, созидательный, творческий потенциал. К сожалению, сегодня потеряно это слово – «инженер». Потому что долгое время были модны юристы и экономисты, сейчас стали модны блогеры, а инженеры в нашей стране не пропагандируются. А ведь если посмотреть статистику, то выяснится, что люди, получившие модные специальности, рынку не нужны. Ему, рынку, банально нужны те, кто может работать на станках с программным управлением, заниматься автоматизацией производства. В современных требованиях к всеобщей цифровизации, в которых начинает жить наша страна, мы оказались не готовы к этому. Если европейская часть нашей страны за счет большего числа учебных заведений и высокой конкуренции выпускников-программистов, разработчиков еще как-то формирует кадровый фундамент, то остальные регионы сильно отстали в этом направлении.

– Но должен же быть какой– то выход из этой ситуации?

– Эту проблему не решить на уровне одного отдельно взятого вуза, даже если это солидный ведомственный вуз, к примеру ОмГУПС. Это необходимо решать на государственном уровне, меняя систему подготовки еще на этапе дошкольного образования, продолжая в школах, вузах и различных образовательных программ повышения квалификации. Ведь и преподаватели вузов сейчас жалуются, что общий уровень выпускников школ сильно упал. Поэтому те специалисты, которых готовили еще в 80-90-х годах, часто более конкурентоспособны, чем нынешние выпускники. Упал и уровень знаний, и уровень требований. Потому что, начиная с 90-х, вузы вынуждены были выживать, поэтому начали ставить задачу не выучить, а доучить до диплома определенное количество людей, потому что от этого зависело бюджетное финансирование вуза. Началась борьба за количество студентов «в штуках», а не за знания вообще. Кроме того, нарушена преемственность. Поколение преподавателей, начинавших свою карьеру в 70-х годах, не смогло передать свои опыт и знания, потому что в 90-х многие аспиранты и кандидаты наук не продолжили научную деятельность в вузах, а ушли в бизнес-среду. Сейчас преподавателей советской школы в вузах практически нет, и получается, что связь фактически утрачена. Годы нестабильности и полного безденежья в науке подкосили систему высшего образования, и теперь нужен серьезный ресурс и время для того, чтобы вернуть прежний уровень.

– То есть нужна какая-то государственная программа по реанимации вузов, позволяющая развивать инженерные направления, и комплексная ревизия системы образования как таковой?

– Конечно, все эти проблемы не решить без соответствующего желания со стороны государства, потому что начинать надо даже не с вузов, а со школ и детских садов. Мы видим, как по новым программам учатся дети, и сравниваем с тем, как учились мы, я имею в виду какие-то фундаментальные направления точных наук прежде всего. И это, по моему мнению, сравнение не в пользу современных образовательных программ. Это не проблема учителей, педагогические составы более или менее жизнеспособны, они могут работать, но те требования, которые диктуются педагогам, и те учебники, которые мы имеем сейчас, тянут наше образование вниз. Учебники ведь тоже стали бизнесом, со всеми вытекающими отсюда проблемами. Иногда складывается впечатление, что есть авторы, которые или не являются специалистами в отдельных предметах, или что-то курят. Вот маленький пример: учебник по естествознанию для 6-го класса, мой любимый раздел «Электрический ток». Вы знаете, как представили детям электрический ток? На рисунке представили стайку комаров. Дальше нарисовали фрагмент лица человека, который дует ртом в одну сторону, и под воздействием струи воздуха комары выстраиваются в одну линию. И под этим всем написано: «Электрический ток – это упорядоченное движение заряженных частиц». Ну при чем здесь электрические частицы и комары? Что из всего этого поймут дети? И таких примеров масса. Многие разделы школьных учебников вызывают смех и недоумение, даются какие-то элементы, явления и процессы не рассматриваются в целом, нет соответствующих пояснений. И что приходится делать родителям? Покупать старые советские учебники, в которых описаны данные темы, и объяснять все детям самостоятельно. И потом эти дети, думающие, что электрический ток – это стайка комаров, приходят учиться в вузы. То есть сама система способствует появлению специалистов, имеющих дипломы и аттестаты, но не способных развивать или хотя бы поддерживать нашу экономику. Они не готовы к современной жизни, в которой надо хорошо ориентироваться в технологиях, цифровой технике, а также умению применять научные знания на практике. Я не имею в виду смартфоны, в которые сейчас все повально уткнулись, а говорю про сложное оборудование, технологические процессы на производствах.

– Еще одна актуальная тема, касающаяся высокотехнологичных производств, это импортозамещение. У вас особый взгляд на это, нельзя ли рассказать подробнее?

– Боюсь, что для многих направлений импортозамещение – это миф. Есть сферы, в которых мы отстали от Китая, стран Евросоюза и США на 25 – 50 лет, а по ряду направлений и навсегда. Допустим, изготовление компонентов микросхем, печатных плат, той начинки, которая применяется для производства компьютеров и электроники. Здесь мы отстали навсегда, причем в этой сфере, как это ни печально, прослеживается лидерство США, и даже страны с быстро растущей экономикой, внимательно следящие за технологиями, тот же Китай, не в силах их догнать. Мы довольно успешно добываем полезные ископаемые, но не можем делать электронику, состоящую полностью из российских компонентов. И даже если сейчас бросить на разработку все силы и ресурсы, то произведенный продукт будет для мирового рынка продуктом из прошлого. Он не будет конкурентоспособным в условиях глобальной конкуренции и открытости мировых рынков. Или взять близкое нам направление – газовые турбины для генерации. Мы всегда считали, что у нас развито машиностроение, но на сегодняшний день в России изготавливаются газовые турбины и машины лишь до определенной мощности. А все остальное либо в качестве компонентов, либо готовых узлов, закупается в Германии, Японии и Корее, Америке и Голландии. А ведь это одна из стратегических отраслей экономики страны, ее энергонезависимость! Что касается нефтедобычи, ключевой отрасли для нашей страны, то и в этой сфере сейчас доминирует иностранное оборудование и технологии. Потому что за последнее время мы не построили ни одного предприятия, которое бы занималось выпуском высокотехнологичных систем. Долгое время крен был в сторону приобретения технологий за рубежом, и никто не задумывался над развитием производств в нашей стране.

– Но может, стоит изучить опыт Китая, ему же удалось за короткое время совершить прорыв в сторону технологий и индустриализации?

– Боюсь, что мы уже не сможем использовать китайский опыт, так как изменилась политическая конъюнктура, не способствующая заимствованию технологий. В свое время в КНР поступили довольно просто: они предоставили свою территорию и дешевую рабочую силу мировым компаниям, и те с удовольствием начали размещать там свои производства, импортируя современные технологии. В итоге они владеют целым рядом стратегических направлений. Пока мы покупали сникерсы и жевательную резинку, китайцы покупали заводы, и теперь они составляют основу их национальной промышленности. Но знаете, что самое обидное? Что за многими разработками стоят наши же специалисты. Взять, например, китайское трансформаторостроение – смотришь документацию и видишь, что этот трансформатор создается на базе проектов УралЭлектроТяжМаше либо Запорожского трансформаторного завода – гигантов советского машиностроения. То есть это оборудование – клоны, которое было разработано в СССР в 60 – 70-х годах. При этом надо отдать должное китайским производителям, они умело апгрейдили и теперь успешно продают трансформаторы. Причем активно поставляют по всему миру и в Россию, а наши предприятия, которые сами это все разрабатывали, не могут конкурировать с китайскими производителями, так как не могут выиграть ценовую и технологическую конкуренцию. Это происходит потому, что наше государство не выстраивает определенные ограничения для импорта с целью поддержать отечественного производителя. В итоге многие наши компании, вместо того чтобы размещать производство в России, вынуждены для снижения себестоимости закупать какие-то узлы и комплектующие в Китае, а далее производить сборку конечного оборудования, и на выходе получаются полукитайские товары. Это явление наблюдается массово в большинстве отраслей промышленности.

– То есть получается, что выхода нет?

– Ну почему же, выход всегда есть. И в связи с этим довольно яркий пример агрессивной торговой политики США по отношению к внешним производителям. Они постоянно вводят ограничения для импорта с целью защитить свои производства и рынки. Дональд ТРАМП, которого мы ежедневно видим по телевизору, то вводит дополнительные акцизы для товаров из Евросоюза, то инициирует ограничения и пошлины для товаров из Китая. Там идет четкий мониторинг рынка, и надо с пониманием к этому относиться. На самом деле все это не политика, а чистой воды бизнес.

– Эта тема тесно связана с темой санкций, как вы считаете, нынешняя вынужденная изоляция даст толчок для развития каких– то сфер в нашей стране?

– Если честно, эффект санкций сильно преувеличен. Иностранные компании как работали в России, так и работают, терять своих партнеров они не хотят. Просто для сотрудничества теперь выбираются другие, более сложные схемы. Если нельзя завезти что-то из одной страны, то завозят через другую. Потому что в бизнесе главное не амбиции и идеология, а маржа. Отказываться от денег и серьезных рынков сбыта западные бизнесмены не спешат. Россия – это очень выгодный потребитель! Это понимает любой серьезный бизнесмен, и от этого он никогда не откажется.

– Есть ли какие-то стратегические технологии или направления, которые, с вашей точки зрения, мы все– таки можем развивать, есть ли вообще перспективы?

– Перспективы есть, но надо начинать с образования. Необходимо учить специалистов здесь, отправлять на учебу за границу. Разумеется, возможен отсев, вернутся, наверное, не все. Нужно создавать им здесь социальные условия, развивать инфраструктуру для созидательной, инженерной деятельности. Обмен опытом все равно необходим. Люди должны видеть то, что они попытаются потом воспроизвести или создать то, что будет на порядок лучше. У нас всегда были лидирующие позиции в топливно-энергетическом комплексе, и это надо сохранять и развивать. У нас сохраняются высокие позиции в космической отрасли, кстати, Омск играет в этом процессе немаловажную роль. Если мы научимся смотреть на эту сферу не с государственной, дотационной позиции, как за долгое время привыкли, а с коммерческой, это принесет серьезную прибыль. По крайней мере, потенциал в космической отрасли все еще есть, и его надо использовать по максимуму. И тогда производители, как Илон МАСК, нам будут не конкуренты.

Нужно вкладывать ресурсы в младшее поколение, так как авторы технологий будущего сейчас еще учатся в школах, и очень важно их не упустить.

Ранее интервью полностью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 20 февраля 2019 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

гость 8 апреля 2019 в 14:02:
Эта статья еще больше утвердила в мысли, что приход китайской компании на Омский НПЗ есть результат утраты возможности силами российской компании осуществлять масштабные сложные технологические проекты((((. О последствиях даже думать не хочется.
Омич 8 апреля 2019 в 10:33:
«Пока мы покупали сникерсы и жевательную резинку, китайцы покупали заводы, и теперь они составляют основу их национальной промышленности.»ИМ ЭТО ПОЗВОЛИЛИ СДЕЛАТЬ. ИМ ОТКРЫЛИ РЫНКИ. В отношении России был совсем иной план, который почти полностью удался
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий

Роман КЛИЧКО, коммерческий директор ЗАО «Смартком»: «Обычным видеонаблюдением уже никого не удивишь, все хотят использовать его в маркетинге»

На рынок телекоммуникационных решений активно выходит так называемый искусственный интеллект, очень сильно расширяя возможности уже привычных сервисов

17 июля 13:37
0
539



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.