Все рубрики
В Омске среда, 20 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 63,7730    € 70,6286

Алексей ГАЛИЗДРА: «Я трижды уезжал из родного Омска, думая, что навсегда. И каждый раз возвращался»

13 октября 2019 06:00
4
4343

Жизнь после славы, или Made in Омск. 

Продюсерская деятельность и производство рекламы остаются достаточно закрытыми видами бизнеса, некой terra incognito. Тем интереснее побеседовать с профессионалом. Особенно после того, как некогда известного эстрадного исполнителя (региональный бренд!) встречаешь на улице. С гитарой в руках и кепкой у ног, поблескивающей изнутри никелем мелочи. Перекидываемся парой слов, договариваемся о встрече. Днями позже сидим в бархатной тишине звукозаписывающей студии. Особнячок, в котором находится «Продюсерский Дом «Гализдра», расположен недалеко от центра, на улице Куйбышева. Казачий сквер, а напротив, за церковью, его «Дом».

«Меня волнует репутация»

– Алексей, солиста группы «Мамочка» до сих пор узнают на улицах?

– К сожалению, да. В моем случае имеет место парадоксальная вещь: являясь публичным человеком, я очень не люблю внимания к собственной персоне. Казалось бы, человек, долгое время выступавший на сцене, да? Тем не менее внутренне мне не нравится бывать на людях, я люблю где-то в сторонке.

– Для представителя бизнеса вы редко даете интервью. Прессу не любите или не обращаются?

– То, чем занимаюсь, я назвать бизнесом в чистом виде довольно сложно. Бизнес ведь предполагает прибыль. А у нас прибыли как таковой нет – у нас скромное предприятие.

– Участник группы «Мамочка» Алексей ГАЛИЗДРА горожанами узнаваем в большей степени, нежели он же, но рекламист и продюсер, так? Не обидно, что подавляющее большинство из тех, кому под тридцать, такого парня не знают вовсе?

– Нет, не обидно. Если на то пошло, мне есть что рассказать о себе сегодняшнем. Поверьте, я действительно не стремлюсь к узнаваемости. Поэтому заданный вопрос меня не особенно беспокоит. В профессиональном плане, может быть, волнует, да. Меня волнует репутация внутри профессионального круга: среди рекламистов, продюсеров, людей, работающих на радио и телевидении. Интересует в том смысле, вырос ли я, как профессионал. Но этот круг не велик.

– Я не видел рекламы вашей компании. Она вообще есть?

– «Продюсерский Дом «Гализдра» входит в состав крупного медиахолдинга МКР-Медиа. С точки зрения профессиональной деятельности именно он обеспечивает нам значительный объем работы. Если бы мы находились в абсолютно свободном бизнес-плавании, тогда понятно, что вокруг нас висели бы рекламные плакаты, звучали тексты наподобие «Приходите к нам…».

– Если не секрет, как с ним пересеклись?

– Да на бытовом уровне. Не хочу особо распространяться на эту тему, скажу лишь, что мое знакомство с холдингом произошло благодаря человеку, которого я знаю на протяжении многих лет. Он не последний в региональном телевидении человек, тележурналист, ранее входивший в состав руководства одного из местных телеканалов. Так вот, а чуть позже поступило предложение создать в рамках холдинга рекламную структуру.

«Это бренд определенный»

– Как вы пришли в рекламу?

– После 1993 года и распада группы «Мамочка» я некоторое время по инерции писал песни, делал аранжировки…Пока не поступило предложение от компании, занимающейся производством рекламы. «Калашный ряд» – была такая профессиональная команда. Как рекламист, я начинался в ней с работы диктором – читал рекламные тексты. Рекламой я занимаюсь лет пятнадцать, а продюсированием, если так, серьезно, около четырех лет.

– Как возник Продюсерский дом?

– Спустя некоторое время после того, как с медиахолдингом «МКР-МЕДИА» были достигнуты определенные договоренности, произошло слияние двух компаний. В 2013 году упомянутый «Калашный ряд», трансформировавшийся к тому времени в «Калашный арт», объединился с группой творческих ребят, которая, помимо производства рекламы, занималась организацией праздников и корпоративных мероприятий. Так мы и появились.

– Чем занимается Продюсерский дом имени вас?

– Производством аудио- и видеопродукции рекламного характера: созданием текстов, песен, мелодий. Всем тем, что именуется пугающим потребителя словом production. Если в общем, то мы занимаемся продвижением на рынке товаров и услуг. А еще: политической рекламой, производством телевизионных передач, озвучиванием кинофильмов. А кроме того, созданием и записью музыкальных композиций, производством клипов. И PR-акциями. Следует сказать, что «Продюсерский Дом «Гализдра» является исключительно производящей компанией, поэтому не имеет возможности самостоятельно выпускать в эфир свою продукцию. Если клиент предоставляет готовый рекламный ролик, мы поможем запустить его в эфир через вещательную компанию, с которой сотрудничаем. Можем сами создать ролик, а затем помочь в «публикации». За время существования компания обросла деловыми связями, у нас налажены контакты со многими крупными медиаресурсами, осуществляющими свою деятельность как в нашем регионе, так и за его пределами.

– В каких регионах работает компания?

– Исключительно в Омской области, другое дело, что многие клиенты находятся за ее пределами – от Владивостока до Москвы. И за границей – в Германии, например. Ранее я поминал уже о политической рекламе. Так вот, мы принимали участие в региональных выборах различных уровней и местонахождения... Вот вы сказали «Продюсерский Дом имени вас». Можете скептически относиться к моим словам, но лишь недавно я перестал вздрагивать, услышав свою фамилию в названии проекта. «Продюсерский Дом «Гализдра». Когда придумывали название, я сказал об этом ребятам. А они ведь тоже рекламисты, они говорят: «Но ты согласен, что твоя фамилия в Омске – это бренд определенный?» Я согласился. Действительно, я широко известен в узких кругах, у меня профессиональная репутация. «Ты же понимаешь, что если в названии проекта не будет твоей фамилии, нам потребуется некоторое время на раскрутку? Пришлось согласиться.

– Назовите имена людей, с мнением которых вы соглашаетесь, партнеров по бизнесу.

– Сергей ГОЛОЛОБОВ, Ирина ПОПОВА, Рамиль БАКИРОВ, Игорь РАДИОНОВ, Алексей МАКАРОВ. И перечень не исчерпывающий. В связи с этим одно уточнение. Когда по отношению к производимому компанией будут произноситься слова «я», «мне», «мое», считайте, что произносится «Продюсерский Дом «Гализдра», а также имена упомянутых людей. Хорошо?

«Омские киноделы идут к нам»

– Теперь несколько слов о студии, в которой находимся.

– Понятно, что она предназначена для профессионалов, да? Мы изначально планировали создать звукозаписывающую студию профессионального уровня, которая являлась бы общедоступной в финансовом смысле. У людей ведь какое представление сложилось? Звукозаписывающая студия – это дорого. Это страшно. Такие студии для «супер-пупер певцов», для кого угодно – но не для нас. Мы стремились опровергнуть стереотипы, стремились к тому, чтобы в студию мог прийти обычный человек и заняться тем, на что имеет желание: написать звуковое письмо, записать песню в собственном исполнении ну и т. д. Думаю, что у нас получилось. Стоимость работы в студии по плечу жителю города со средним достатком.

– А за озвучиванием фильмов часто обращаются?

– В последнее время все чаще, поскольку в городе наблюдается явный интерес к кинематографу. И омские киноделы идут именно к нам. Кроме того, у нас арендуют необходимое для съемок оборудование: световое, звуковое, а также рельсы – те, по которым камеры передвигаются, краны для них же ну и прочее железо. Также в нашем арсенале имеется пара очень серьезных киношных камер, которых в городе больше не найдешь. В индустрии шоу-бизнеса существует понятие «технический райдер», когда гастролирующий музыкант не таскает с собою сценическое оборудование, за исключением гитар там, синтезаторов, ударных установок, а приобретает его по месту гастролей. Точнее, его предоставляют в соответствии с техническим райдером. Так вот, мы имеем такую возможность.

– Что озвучивали здесь?

– Могу назвать полнометражный фильм «Доживем до каникул» нашего, омского, режиссера. Яна МАРТЫНЕЦ ее зовут. Премьерный показ фильма состоялся недавно в омских кинотеатрах. Также мы оказывали помощь в озвучивании картины «Омск, я тебя люблю». На самом деле в этом сегменте – в производстве нами фильмов, интересных историй гораздо больше, чем я могу рассказать. Поскольку мы не всегда знаем, что именно снимается или озвучивается, кто режиссер и как называется фильм. Киноделы ведь нам не докладывают. А вообще вся эта кухня работает и кипит постоянно.

– Что такое «хорошая» реклама?
– Не помню кто, но сказал: «Нет хорошей или плохой рекламы. Есть реклама, которая работает – либо нет». Бывали случаи, когда созданная нами рекламная продукция по разным причинам подвергалась критике и воспринималась потребительской массой крайне негативно. Создавая ролик, мы выбирали определенные визуальные средства, иногда прислушиваясь к мнению заказчика, иногда по собственной инициативе, а результат был вот такой – критика. Казалось бы – нам минус! Однако с точки зрения результата выполненную работу можно было назвать профессиональной, поскольку после ее выхода, у заказавших рекламу бизнесменов выросли объемы продаж. Можно сколько угодно спорить о качестве рекламы как объекта визуального восприятия, но в данном случае важен единственный критерий – работает реклама либо нет.
 
«Мне важно, что скажет мой коллега"

– Вы прислушиваетесь к мнению клиента?

– Конечно. Хотя иногда бывает трудно договориться. Приходится порою давить, поскольку заказчики, в большинстве своем, не понимают, как работают механизмы рекламы. Поэтому разъясняем, доказываем. Если же видение мое и клиента разнится до противоположности, а клиент не соглашается, тогда я за работу не берусь. И никакие денежные суммы принятое решение не изменят. Я ведь не зря сказал, что оглядываюсь на профессиональное сообщество и прислушиваюсь к его мнению. Мне безразлично, что скажут о рекламном ролике друзья клиента, мне важно, что скажет мой коллега. А иногда возникают ситуации противоположные, когда работу необходимо выполнить вопреки всему: малому гонорару, личной неприязни к клиенту. Да, и такое случается. Способность зажмуриться и выполнить задачу я называю профессионализмом.

– Алексей, что из созданного вами в качестве рекламиста вы считаете лучшим?

– Я критично к себе отношусь, поэтому мне проще руководствоваться мнением других. Пожалуй, рекламный ролик сети «Тач Салон». Этот ролик узнаваем, люди шутят по его поводу. Можно сказать, что ролик попал в потребителя. Если потребитель именно этот продукт считает лучшим, наверное, так оно и есть. Но все же точней было бы сказать, что рекламный ролик сети «Тач Салон» не лучшее, а, пожалуй, наиболее известное из созданного мною.

– А что вы создали в формате телепрограмм?

– В содружестве с каналом «Продвижение» нами был создан проект «Театрон». Это специфичный и, на мой взгляд, очень интересный телевизионный цикл, посвященный театральному искусству разных стран. Съемки проходили в России, Франции, Китае. Китайский театр вообще уникален… Следует сказать, что в создании программы принимала участие киностудия «Мосфильм», а сам цикл демонстрировался на московском канале «Продвижение».

– Почему решили принять участие в проекте «Этно-Эра»?

– Потому что нам нравится то, что делают авторы. Проект ведут талантливые, профессиональные музыканты. По моему мнению, люди создают совершенно новую музыкальную реальность, основанную на русских традициях и фольклоре. Это не этнографическая экспедиция по деревням, когда у бабушек записывают старые песни, а затем их воссоздают. Нет. Это проект, представляющий новые, ранее не существовавшие в природе музыкальные произведения. Причем подход авторов к теме очень интересен – симбиоз музыки и фольклора, в том числе русских народных сказок. Все происходящее напоминает спектакль, замешанный, как я уже говорил, исключительно на русском материале. Кроме того, в проект приглашают известных джазовых музыкантов, музыкантов, играющих в стиле folk music. В общем, создатели проекта получили очень приличный, по моему мнению, результат. Наша компания занимается его съемками, а также оказывает посильную помощь в различных организационных вопросах.

– Каково было ваше участие в Международном конкурсе имени П.И. Чайковского?

– В фиксации хода конкурса и создании видеоматериала. По факту. Понятно, что в данном случае мы не занимаемся продюсированием конкурса, его продвижением, мы лишь создаем видеопродукцию, которая затем поступает в распоряжение заказчика. И дальше он ею распоряжается. Он решает, кому предоставить права на ее использование и на каких условиях. Кроме этого, наше участие, как и в проекте «Этно-Эра», можно определить термином «администрирование».

– Что делаете совместно с городским департаментом культуры?

– В основном это выступления артистов a la День города. Мы периодически «закрываем» администрации городские площадки, в смысле заполняем их выступлениями местных артистов.

– Сотрудничество осуществляется на возмездной основе?

– До настоящего времени удавалось обходиться без денег. Наша компания является проектом продюсерским, а потому заинтересована в продвижении артистов. Мы предоставляем, например, той же городской администрации местных исполнителей, а она дает возможность встроить их в праздничные мероприятия. Так что наше сотрудничество можно назвать взаимовыгодным.

«Желание сочинять песни осталось»

– Ваш бизнес эффективен?

– Эффективен. 

– Эффективный бизнес без прибыли как таковой – явление уникальное, конечно, но предположу, что вы не бедствуете. Так что заставило вас, Алексей, выйти на берег Оми с гитарой и кепкой — я вас там увидел?
– Знаете, а прибыль от таких выступлений мне тоже нравится (улыбнулся). Размер заработанного на них исчисляется тысячами. Неплохо? У меня даже мысль мелькнула: а зачем я на работу хожу? Если же серьезно, то уличные выступления – это способ вырваться из стен студии и привычного жизненного ритма. Кроме того, активную концертную деятельность я забросил давно, а вот желание сочинять и дарить зрителю свои песни осталось. И такие выступления – самый простой для этого путь, не требующий особых временных и финансовых вложений. Я купил переносную колонку, усилитель, теперь вот два-три раза в неделю, в теплую погоду, выхожу на улицу и исполняю свои песни. Я считаю, что деньги, которые люди дают мне на улице, и есть истинная мера моего таланта.

– Я так понял, что в музыкальных группах на постоянной основе участия вы не принимаете?

– Нет. Поигрываю иногда, но это случается крайне редко. Знаете, со мною порой происходят вещи неожиданные. Например, звонят знакомые из другого города и просят приехать спеть матерные частушки в ресторане. Для трех человек или трехсот – не важно. Я к этому со смешанным чувством отношусь, поскольку, с одной стороны, музыкант должен заниматься музыкой – своим прямым делом, и корпоративные вечера с этой точки зрения ничем не отличаются от иных выступлений артиста… С другой же, поскольку сейчас это занятие, именно в таком виде, не актуально для меня – есть иные векторы приложения своих способностей. Более эффективные что-ли. Поэтому от подобной деятельности на постоянной основе я решил отойти. Но иногда, когда позволяют время и особое отношение к тем, кто обратился, я все-таки соглашаюсь. А вообще участие в корпоративах, даже в худшем смысле этого слова, укоренившемся в сознании большинства граждан, в моем представлении, не девальвирует понятия «артист» и «музыкант».

– О слухах в глобальной Сети: возвращение группы «Мамочка» планируется?

– Лет восемь назад, в КДЦ «Кристалл» состоялось последнее выступление группы. Получилось все не так, как планировалось, поскольку не смог приехать Юра ЧУХНО. Для тех, кто не знает: было ведь два состава. Вокалистом первого был Юра, но после того как он уехал в Москву, мы с Андреем КИРИЛЛОВЫМ, с другим уже репертуаром, продолжили деятельность «Мамочки». Если говорить о творчестве группы, то оно не укладывалось в шаблоны. На мой взгляд, с музыкальной точки зрения все было довольно интересно: у группы было свое лицо, свое звучание, значительно отличавшееся от существовавших тогда музыкальных стандартов. Иногда, слушая записи, я ловлю себя на мысли, что группа может быть востребована и сейчас. Ее творчество будет интересно современному слушателю, утверждаю как продюсер. С этой точки зрения возобновление проекта «Мамочка» вполне реально. Другое дело стоит ли? Мы, ее участники, уже в другой возрастной категории, мы иные. А воссоздавать группу с молодым составом – уже совершенно другая история.

– Вашему перу принадлежит «Гимн омича», так что для вас значит Омск?

– Знаете, я трижды уезжал из родного города, думая, что навсегда. И каждый раз возвращался. Для меня, студийного червя, местонахождение не играет особой роли. Но Омск для меня – это прежде всего люди, а своих земляков в другой город не перетащишь. Если говорить о «моих» местах в городе, если говорить о местах любимых, то это, конечно, Нефтяники. Район, где я родился и вырос. Обожаю те двухэтажки, что за Дворцом культуры имени Малунцева, обожаю их дворы, тогда пыльные, заросшие, такими и оставшиеся в моей памяти, в городе моего детства. А есть места, появившиеся неожиданно. Знаете, когда сворачиваешь с автомагистрали на территорию сельхозакадемии, проезжая по знаменитой хвойной алее, слева, на подъеме, открывается замечательный план одного из корпусов. Красивый план, фирменный, не раз использованный мною в клипах. Еще нравится озеро в парке имени 30-летия ВЛКСМ. Нравится лес вокруг, которого пока не коснулись культивация и облагораживание. Если туда зайдут архитекторы, тогда все наверняка исчезнет.

«Знать, что сделал все возможное»

– Однажды вы уже рекомендовали начинающим исполнителям уезжать из города: чемодан, вокзал, Москва! Почему?

– Советуя ребятам уезжать из города, говоря, что здесь им не светит, я лишь хочу сократить талантливому человеку путь к славе. Мне жаль молодого артиста, который через десять лет схватится за голову и завопит: «Почему не уехал, дурак? Ведь говорили же.…». Ну нет в регионе возможностей развиваться певцу и музыканту! Когда ко мне приходят молодые исполнители, я даю им расклад: вот три с половиной муниципальных оркестра с музыкантами приличной квалификации, а вот несколько кабаков. И все. Если хочешь расти в Омске – давай, я помогу, чем смогу. Если нет, тогда собирайся и вали, пока тебе семнадцать. Чемодан, вокзал, Москва! Очевидно, что свой талант, в той же Москве или Питере, артист реализует быстрее и проще. Не факт, что, переехав в ту же Москву, он реализует себя и станет звездой в хорошем смысле этого слова. Но во всяком случае он будет знать, что на пути к славе сделал все возможное. А сидеть на месте, заведомо зная, что в графе «перспективы» у тебя – ноль... Я говорю артистам подобное, поскольку не в силах решить существующие в регионе проблемы, не в силах изменить ситуацию. А миграция талантов является абсолютно нормальным процессом.

– Еще вы говорили, что «шоу-бизнеса» в Омске нет.
– И до сих пор говорю, поскольку ситуация за прошедшие годы не изменилась. Можно сказать, что шоу в регионе есть, а вот бизнеса – нет.

– А как в идеале зарабатывает исполнитель?
– Схема получения прибыли в любом бизнесе проста. Инвестор, иначе – источник финансирования, вкладывает определенную сумму в конкретный проект, в нашем случае – в музыканта, певца. В начале на эти деньги работаю я, работает звукозаписывающая студия. Мы свою денежку отработали. Затем созданный нами продукт – музыкальную композицию или ролик – человек несет в вещательную компанию. Радиостанции или телеканалу тот же инвестор платит за прокат продукта в эфире, платит за наполнение исполнителем медиапространства. И наконец, артист начинает эксплуатировать как свое имя, которое, к тому времени уже на слуху, так и созданное его талантом: песню, музыку и так далее. Гастролируя либо демонстрируя созданное в эфирах. От эксплуатации он, естественно, получает прибыль, часть которой отдает инвестору. Схема абсолютно стандартная…

– Если я вас правильно понял, возможности для заработка у артиста в регионе нет?
– Таких возможностей нет.
– Почему? В чем проблема № 1?

– В коммуникациях, возможно. Необходимо формирование соответствующего медиапространства. Допустим, написал человек красивую, хорошую песню и просит меня ее продать. Для того чтобы на песню был спрос, она должна быть предложена потенциальному потребителю. Вопрос – где? На каком из местных медиаресурсов заинтересованное лицо имеет возможность разместить музыкальную композицию или ролик? Нет таких. Каким образом я – в данном случае продюсер, смогу продать товар – в данном случае песню, если нет возможности продемонстрировать товар потенциальному покупателю? Вот как? Я считаю, что в данном случае существующие в регионе проблемы, проблемы реализации артистами своего потенциала пересекаются с моими профессиональными проблемами. Отсутствие информационной среды не позволяет талантам самостоятельно заявить о себе, заработать имя, а затем с его помощью и деньги, а продюсеру не позволяет эффективно продавать таланты, с выгодой для себя и них же.

– Отношения вашей компании с региональными телеканалами в этой сфере существуют?
– Отношения существуют, но в большинстве на уровне личных контактов. Если говорить о размещении на местном канале музыкального клипа, то такое событие скорее исключение из правил. Музыкальный клип могут разместить, но он будет втиснут в рекламный блок, например, либо в иное неподобающее ему место. У телевизионщиков ведь свои правила и рамки: сетка вещания, редакционный устав и тому подобное. Ко всему прочему местные телеканалы – организации бюджетные, а эфир стоит серьезных денег. Кто оплатит эфир начинающего певца или группы? На данный момент местные телеканалы не способствует дистрибьюции, иначе – продвижению к потребителю не только начинающих и талантливых, а исполнителей вообще. Но критиковать их за это у меня не поворачивается язык, поскольку не их в том вина. Повторюсь, у них свои рамки и задачи у них другие. Что касается формирования информационного пространства для немассовой, элитарной культуры – театры, симфоническая музыка… это отдельная тема.

– Местные телеканалы не имеют возможности продвигать исполнителей, поскольку под это не заточены?

– Проблема еще и в том, что зарегистрированные в регионе телеканалы очень сложно назвать местными. В смысле места производства телевизионной продукции. Они в большинстве предпочитают вещать приобретенный контент. Почему? Потому что покупать дешевле. К тому же большинству омских каналов, несмотря на их бюджетность, коммерция не чужда. Им желательно получать прибыль на каждую единицу продукта. Им не интересно вещать в эфире ролик малоизвестного певца Иванова, когда то же эфирное время они могут потратить на иной, более выгодный с финансовой точки зрения продукт. Ситуация могла быть иной, если бы на уровне закона закрепили обязанность местных вещательных компаний выделять определенный процент эфирного времени под продукцию собственного производства. Тогда начинающие талантливые артисты, возможно, и попадали бы на экраны телевизоров.

«С точки зрения потребителя»

– А другие проблемы есть?

– И вновь на примере. Возьмем подходящий для размещения музыкального ролика телеканал, местный или нет – неважно. Артист приносит туда ролик, и, понятно, что за определенное количество прокатов канал потребует определенную сумму. Поскольку большинство вещает из Москвы, то стоимость эфирного времени очень высокая. На местном ресурсе она будет ниже, однако не в этом суть. Суть в том, что начинающих исполнителей, имеющих источники финансирования, способных оплатить эфирное время на популярном телеканале, мало. А откуда не раскрученному взять деньги? Поэтому отсутствие финансирования начинающих артистов – проблема № 2. Следует сказать, что и мне, как продюсеру, для эффективной профессиональной деятельности жизненно необходимы финансовые потоки. Если же взглянуть на финансовые проблемы артистов с точки зрения потребителя…

– Вот-вот, давайте взглянем.

– Предположим, что по финансовым соображениям уехали из города все певцы и музыканты. Остались одни работяги, да простят мне это слово люди нетворческих профессий. Ничего страшного, казалось бы, сходим на выступление гастролирующего артиста, так? Но ведь существуют праздники: свадьбы, дни рождения, корпоративные мероприятия. На них кто должен работать? Залетевшие звезды вроде КИРКОРОВА? Это хорошо, когда человек может оплатить его выступление. Но ведь большинство омичей не могут себе позволить исполнителя такого уровня. И уровнем ниже – не все. К примеру, гонорар звезд радио «Ретро FM», без стоимости перелета и других накладных расходов, составляет не менее 100 000 рублей за выступление. Такой вот price. Поэтому эту нишу должны заполнять местные артисты. Люди творческие, талантливые должны иметь возможность развиваться, нарабатывать творческие кондиции у себя дома, зарабатывая этим на жизнь и удовлетворяя запросы потребителя – своих земляков. А дальше – куда кривая шоу-бизнеса выведет. Вернулись мы все-таки к этому выражению.

– Так что же делать?
– Если говорить о формировании медиапространства, то необходимо создание вещательных компаний, легкодоступных для начинающих исполнителей и заинтересованных в их продвижении. Как можно быстрее. Если даже они появятся завтра, для достижения реальных результатов понадобится время. Коль мы определились со смыслом, вкладываемым в понятие «эффективное продвижение», под результатами я подразумеваю попадание местных исполнителей в различные топы и хит-парады. Еще нюанс. Допустим, создали мы эффективно работающее медиапространство и раскрутили конкретного исполнителя. Дальше что? Если уровень доходов населения не высокий настолько, чтобы «прокормить» его, а также несколько подобных, то артисты в любом случае уедут из региона. Правильно? Рассуждать о том, как направить финансовые потоки в регион, я не стану, поскольку некомпетентен, но вопросов много. Поймите, проблемы, о которых мы говорим, не так безобидны, как кажутся. Многие действительно талантливые люди, не имеющие возможность реализовать свой творческий потенциал и жить за его счет, опускают дарования на уровень хобби, занимаются творчеством после работы, зарабатывая на жизнь вещами, часто слишком далекими от искусств. Либо вообще уезжают из региона.

– А что Алексей ГАЛИЗДРА сделал для формирования необходимой начинающим талантам медиасреды?

– Очень не хотелось, чтобы сказанное далее звучало как оправдание… Так вот, в сотрудничестве с каналом «Продвижение» нами был создан проект под названием «Народная студия». Можете не верить, но я стремлюсь к созданию медиасреды роста для начинающих исполнителей. Эта цель постоянно маячит на заднем плане. У компании и у меня, к сожалению, пока нет возможностей для решения проблемы в полном объеме, но мы делаем все, что в наших силах.

– Вы планировали открыть музей музыки в Омске. Осуществилось?

– Замысел не осуществился по той причине, что мы не нашли источники финансирования. Уже и экспонаты собрали: пластинки старые, афиши, но не сложилось. Собранное мы отдали ребятам, рокерам, у них относительно музея своя задумка.

– Напоследок о планах на будущее. Что вы делать не будете в ближайшее время?
– Сидеть сложа руки.

Интервью взял Максим СЕВРУК

Ранее интервью полностью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 4 сентября 2019 года. 

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Максим Севрук, автор. 11 ноября 2019 в 18:14:
Андрею. Мне сложно судить о личных качествах Алексея — срок и характер знакомства не позволяют. Но, то, что он «профи» — несомненно.
Папочка 14 октября 2019 в 16:19:
Мамочка? Нет, не слышал..
Юлия 14 октября 2019 в 14:52:
Не только артистам в Омске негде строить карьеру. Несколько лет назад в городе свернулась вся развлекательная сфера целиком. Причина банальна. Население обнищало до крайности, а люди с деньгами предпочитают развлекаться вне Омска. Тенденций к иному пока не замечено.
Андрей 14 октября 2019 в 12:13:
Удачи,и самое главное,получать радость от своего творчество. Много лет знаю этого человека,удивительной доброты,и профессионал. Успеха во всех своих начинаниях!
Показать все комментарии (4)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.