Все рубрики
В Омске четверг, 6 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,2806    € 86,6250

Виктор НАЗАРОВ, сенатор: «У нас же одна статья УК может трактоваться по-разному. В итоге у тебя либо превышение должностных полномочий, либо злоупотребление, либо неисполнение должностных обязанностей»

3 января 2020 06:32
7
2972

Экс-губернатор Омской области ответил на вопросы журналистов (полная версия). 

На «кухонных посиделках» в «Коммерческих вестях» очередной раз, но после длительного перерыва, побывал омский политик, сенатор, экс-губернатор Омской области Виктор НАЗАРОВ. За чаем с печеньем и конфетами Виктор Иванович рассказал о своей работе в Совете Федерации, о том, что он думает по поводу текущей политической повестки в стране, и ответил, конечно, на главный вопрос, который давно интересует и читателей, и творческий коллектив «Коммерческих вестей»: есть ли жизнь после губернаторства? А обозреватель Николай ГОРНОВ записал все самое интересное из этого двухчасового разговора. Хотя честно признаемся: разговор был гораздо откровеннее того варианта, который мы представляем читателям: ряд ответов или конкретные детали из них были «не для печати».

– Виктор Иванович, очень многими Совет Федерации воспринимается, как скамейка для почетных отставников, а самих сенаторов, соответственно, как что-то необязательное, без чего вполне можно обойтись. А ведь в Совете Федерации жизнь наверняка кипит...

– Знаете, я и сам два года назад не в полной мере представлял себе объем работы и значимость вопросов Совета Федерации Федерального Собрания РФ. Мой скептицизм исчез, когда пришел туда работать, и теперь могу всем объяснить, насколько важна эта работа. Я намеренно выбрал Комитет по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, это самый многочисленный комитет верхней палаты парламента, там обсуждается огромнейший круг вопросов, в том числе проблемы строительной отрасли, дорожного хозяйства, жилищно-коммунального хозяйства, работа с регионами, взаимодействие с профильными министерствами РФ.

Законодательные инициативы, которые приходят в наш комитет, изучаются, согласовываются с регионами, мы собираем информацию, анализируем ее, чтобы понять, касается ли данная проблема всех регионов, а потом законодательная инициатива обсуждается на заседании комитета, нужна ли она, есть ли смысл ее продвигать дальше. На самом деле и Государственная дума, и Совет Федерации переполнены законодательными инициативами, и мы понимаем, что далеко не все эти инициативы нужны в том формате, в котором они предлагаются. К сожалению, некоторые авторы инициатив страдают излишним популизмом, и выдвигая свои предложения они имеют только одну цель — «засветиться» на федеральном уровне. И комитеты верхней палаты парламента, и Государственной Думы РФ играют в данном случае очень важную роль, они производят отсев, отделяя важное от неважного или, скажем так, от не самого важного.  

Что меня еще поразило, когда я пришел в Совет Федерации, – это забота о регионах. Там собрались люди, как говорится, от земли, которые прекрасно знают, чем и как живут регионы. Да, каждый защищает свой регион, но есть и общие задачи, решая которые мы облегчаем жизнь всем. Этот региональный тренд защиты регионов задает, кстати, сама председатель Совета Федерации МАТВИЕНКО Валентина Ивановна. Ее позиция – у субъектов Федерации должно быть как можно больше самостоятельности. Она постоянно говорит о том, что у регионов должно быть достаточное финансирование для решения социальных задач, чтобы деньги, выделяемые Минфином, приходили в региональные бюджеты не в августе-сентябре, когда заканчивается бюджетный год, а распределялись еще в декабре, до начала следующего года. Кстати, сегодня уже распределено регионам порядка 94% субсидий и межбюджетных трансфертов 2020 года, в январе-феврале эти деньги регионы получат, еще зимой они смогут объявлять конкурсы, а в мае уже начнут строительство тех же дорожных объектов. Такого не было еще никогда.

– А какие темы вообще вызвали жаркие дискуссии в верхней палате парламента. Наверняка спорили о мусорной реформе, о квотировании выбросов...

– Действительно, мы много обсуждали и вопросы мусорной реформы, и квотирование выбросов по Парижскому соглашению, и введение счетов эскроу по договорам долевого участия в строительстве жилья, и до настоящего момента, кстати, споры на эту тему идут, мы так и не смогли пока переубедить Банк России, который считает, что эскроу-счета должны оставаться неприкосновенными до момента сдачи дома в эксплуатацию. А на наш взгляд, эскроу-счета необходимо раскрывать поэтапно, в три периода, условно говоря, и на нулевом цикле, и при завершении коробки, и после сдачи дома в эксплуатацию. Все же прекрасно понимают, что очень немногие строительные компании могут строить дома за свой счет или на заемные ресурсы, а деньги дольщиков получать потом. И некоторые наши замечания регулятор учел, но далеко не все. И мы продолжаем работу с Банком России, и профильное министерство нас сегодня поддерживает, и в рамках полномочий Совета Федерации РФ, я думаю, мы сможем эту проблему с эскроу-счетами довести до логического завершения.

– Экс-мэр ДВОРАКОВСКИЙ, когда был у нас на «кухонных посиделках», высказал мнение, что в стране сейчас кризис государственного управления. Вы с ним согласны? Если кризис есть, то на каком он уровне?

– Сегодня только ленивый не говорит о кризисе управления. Да, безусловно, кризис есть, но надо понимать уровни этого кризиса. Мне импонирует то, чем занимается сегодня администрация Президента в части поиска молодых лидеров, которые готовы управлять регионами и госкомпаниями, двигая страну и экономику вперед. Сегодня много молодых ребят, которые работают совсем по-другому, и это заметно. Но когда эти лидеры приходят в госкомпании или в администрации городов и сталкиваются там с необученным средним и нижним звеном, то никакого результата не получается. Это, во-первых. Во-вторых, на сегодняшний день очень низкий уровень зарплат среднего и нижнего звена управленцев и работников бюджетной сферы. При таких зарплатах и таком уровне ответственности у них нет никаких стимулов работать. Их задача – сходить на работу, получить свой минимум и постараться, чтобы ни за что не наказали.

– Слишком высоки риски в работе чиновников, и они превышают любые уровни зарплат?

– Примерно так, да. И это одна из составных частей кризиса госуправления –
чиновники боятся взять на себя ответственность, потому что после принятия управленческого решения незамедлительно наступают санкции, которые необратимо ударяют и по нему самому, и по его семье.

– И что делать?

– Я думаю, нужно прежде всего изменить законодательство, изменить сам подход к проблеме, чтобы придать уверенности управленцам, что они не понесут ответственности за управленческие риски в рамках уголовного законодательства. У нас же одна статья УК может трактоваться двояко. Вот и получается, что у тебя либо превышение должностных полномочий, либо злоупотребление, либо неисполнение должностных обязанностей. А есть еще пресловутая статья 210 УК РФ об организации преступного сообщества, которую сегодня применяют к руководителям предприятий и бизнесменам. Ну нельзя ее применять, я считаю. Руководитель – он в силу своей должности организатор любого рабочего процесса на предприятии. И правильно сегодня уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис ТИТОВ обратился к президенту с просьбой проверить законность уголовного преследования ряда российских бизнесменов, которых обвиняют в организации преступных сообществ. К сожалению, иногда не все получается так быстро, как хотелось бы.

– Почему же тогда вы в свое время не вступились за своего первого заместителя Юрия ГАМБУРГА, которого обвинили именно в превышении должностных полномочий?

– Если бы губернатор как государственный служащий, не установив обстоятельств по делу, заявил, что ГАМБУРГ невиновен, то это можно было бы трактовать, как вмешательство в работу следственных органов и судебной системы. Я подписывал положительную характеристику на ГАМБУРГА. И до сих пор я считаю, что Юрий Викторович оказался в плену обстоятельств. Все, что он подписывал, будучи руководителем департамента администрации города, проходило многочисленные согласования на всех уровнях. Специалисты муниципалитета проверяли каждый листочек каждого распоряжения. Он и сам юрист. И его подчиненные юристы гарантировали, что все законно. А потом закон оказался не на его стороне.

– Экс-министр развития транспортного комплекса Омской области Олег ИЛЮШИН заявлял на суде, что он незаконно авансировал НПО «Мостовик» якобы по вашей личной просьбе, чтобы эта компания побыстрей достроила важные для региона объекты. Прокомментируйте эти его слова.

– Министр является распорядителем бюджетных средств, и это он принимает решение, выделять деньги или нет. Безусловно, в основе принятия решения об авансировании «Мостовика» лежали благие намерения. Я могу понять ИЛЮШИНА, он хотел, как лучше. К сожалению, руководитель «Мостовика» Олег ШИШОВ подвел, не освоив работы, по которым были выданы авансы и для распорядителя бюджетных средств наступили последствия, предусмотренные законом. Финансирование свыше норм, установленных контрактом и не отработанные подрядчиком, квалифицировали как противозаконное деяние.

– Вы следите за конфликтом между муниципальным предприятием «Тепловая компания» и компанией «Газпром межрегионгаз Омск», которую вы когда-то возглавляли?

– Имеете в виду ситуацию с долгами и банкротством? Насколько я знаю, руководителем проведены переговоры с мэром Омска, получено обещание закрыть часть долга и подписать график дальнейшего погашения. Если вас интересует мое личное мнение, будь я руководителем компании «Газпром межрегионгаз Омск», то я бы договаривался и работал дальше. Сегодня невыгодно банкротить «Тепловую компанию». Перспектива получить деньги от такого должника, возможно, есть. Правительство и администрация города не допустят, я уверен, развала такого крупного и важного для города инфраструктурного предприятия. Безусловно, будет найден компромисс с администрацией города и проблема будет решена.

– Как сложились ваши отношения с новым губернатором Омской области Александром БУРКОВЫМ? Часто вы с ним встречаетесь?

– С Александром Леонидовичем мы встретились в первый же день, договорились о совместной работе, я сказал, что буду делать все, чтобы моя работа в Совете Федерации шла на пользу региону. Сейчас встречаемся с губернатором достаточно регулярно. Недавно обсуждали с ним проблему оттока медицинских кадров из нашего региона, которую мне необходимо будет озвучить в Министерстве здравоохранения РФ. Омские врачи активно уезжают в Тюмень, ХМАО, ЯНАО, где им предоставляют условия, несравнимые с условиями в нашем регионе, в том числе по заработной плате. Наши соседи из северных регионов предлагают врачам заработную плату на уровень выше, чем у нас, плюс сразу выделяют жилье. И я уже обратился в министерство здравоохранения РФ, чтобы озвучить проблемы региона.

– И что может сделать в данном случае федеральное министерство для решения этой проблемы? Ведь доплачивают врачам из местных бюджетов.    

– Нужно, я считаю, выравнивать условия по всем регионам. Как выравнивать – это надо думать. Может быть, коэффициентами. Предполагаю, что в региональном бюджете деньги найти можно, чтобы повысить качество медицинских услуг для омичей, но нужна законодательно установленная система.

– Ну хорошо, допустим, для удержания врачей деньги в бюджете найдутся. А что делать, если завтра в соседние регионы начнут массово разбегаться специалисты других отраслей?

– Да, есть такая вероятность, этим нужно последовательно заниматься. И национальные проекты по отраслям должны решить именно эти проблемы, в том числе повышение уровня заработной платы работникам бюджетной сферы.

– Как вы относитесь к тому, что наш новый губернатор приглашает в свою команду варягов» людей из других регионов?

– Если это толковые люди и профессионалы своего дела, то я не вижу никаких проблем. Пусть приезжают, пусть работают. Они же работают на благо Омской области, и если они покажут хороший результат и Омская область будет развиваться, я буду только рад.

– На уровень жизни в регионе влияют многие факторы. В том числе, наверное, влияет на него борьба и конкуренция элит. Вам, когда вы были губернатором, создавали проблемы те самые пресловутые кланы, про которые любят писать некоторые омские СМИ?

– Безусловно, было бы странно отрицать наличие в нашем регионе конкуренции элит, но я не вижу признаков, по которым можно было бы судить о более ярком проявлении клановости в Омской области, чем в других регионах России. Группы влияния есть везде. Да, и в СМИ, и кулуарных разговорах тема эта обсуждалась. Но я, если честно, не видел такой борьбы и конкуренции кланов, которая бы отражалась на качестве управления регионом. Большей частью, как мне видится, проблема клановости была надумана. Просто некоторым хотелось, наверное, лишний раз попиариться.

– Наверняка за время губернаторства были решения, которыми вы гордитесь. Какие это решения?

– Я не могу сам оценивать свою деятельность. Пусть люди оценивают, что хорошего я сделал.

– Может быть, жалеете о чем-то не сделанном?

– Нет, ни о чем не жалею.

– Но были же какие-то моменты в работе губернатора, которые вам не нравились?

– Наверное, представительские функции мне не всегда нравились. Я не понимал, зачем нужно приглашать губернатора на все мероприятия, которые проходят в области. Есть знаковые даты, общенациональные праздники, где должно быть первое лицо. Но очень много времени губернатора отнимают локальные мероприятия. Бывали дни, что только вечером можно было сесть и эффективно поработать.

– Не можем не спросить про всеми «любимые» долгострои – аэропорт, метро, гидроузел. На ваш взгляд, надо их достраивать? Есть ли у них перспективы?

– В долгострои уже вложены очень большие деньги из федерального и областного бюджетов, и не учитывать этого нельзя. Красногорский гидроузел и аэропорт Омск-Федоровка, я считаю, необходимо достраивать. Что касается метрополитена, там спорная ситуация. Но вот смотрите, в Красноярске же сначала законсервировали метро, а сегодня они вернулись к этой идее и получают одобрение на дальнейшее строительство на уровне правительства РФ.

– Внешэкономбанк еще при вас разрабатывал концепцию строительства аэропорта в Федоровке. Казалось, что вот-вот все начнется. Почему не получилось?

– ВЭБ не завершил эту работу. Четвертый этап не завершен. ВЭБ должен был представить нам инвестора, но, к сожалению, ни один из инвесторов, которых предлагал нам ВЭБ, не заинтересовался этим проектом. Любая коммерческая структура просчитывает свои выгоды, и первое, что их интересовало, – перспективы экономики региона и потенциальный пассажиропоток. А пока мы этим вопросом занимались, Новосибирск, Тюмень и Екатеринбург продвинулись очень далеко. Но аэропортом все равно нужно заниматься, что, собственно, и делает правительство Омской области. Если экономика будет в плюсе, инвестор обязательно найдется.

 – Есть ощущение, что наша экономика никогда уже не будет в плюсе...

– Будет в плюсе, я уверен в этом. Застой всегда начинается в умах. Я лично не вижу причин, из-за которых мы можем отстать от других. Безусловно, мы тоже будем двигаться вперед. Мы сегодня очень много жалуемся, говорим о том, что Омск куда-то скатывается, что все у нас плохо. Вот был форум, приезжали сенаторы, представители из Казахстана и другие участники, и все восхищались Омском. И очень удивлялись, почему омичи так не любят свой город. Мэр Омска Оксана ФАДИНА сегодня эффективно работает, а ее критикуют со всех сторон. Зачем? Она старается сделать город лучше и у нее это получается.   

– Мало кто лучше вас знает Омскую область. На ваш взгляд, какие объективно слабые места есть у региона?

– Слабое место нашего региона – логистика. Мы не можем продать по хорошей цене произведенный товар в силу удаленности от рынков сбыта. Со своей урожайностью 16-20 центнеров с гектара мы не можем конкурировать на зерновом рынке с аграриями юга России, у них и урожайность до 60 центнеров с гектара, и порты рядом. Еще одно слабое место – предприятия ВПК, доставшиеся нам по наследству. Сегодня все они входят в холдинги со штаб-квартирами в Москве, и там же остается вся добавленная стоимость. Мы от них практически ничего не получаем.

– Омский бизнес чрезвычайно болезненно воспринимает решение правительства об отмене единого налога на вмененный доход. Предприниматели считают, что это понятный, легко рассчитываемый и легко администрируемый налог. И омбудсмен Борис ТИТОВ выступал против его отмены. Но отстоять режим ЕНВД, похоже, не удается. У сенатора есть возможность помочь предпринимателям?

– В рамках «правительственного часа» у нас недавно проходила встреча с первым заместителем председателя правительства, министром финансов РФ Антоном СИЛУАНОВЫМ, и мы задавали ему вопросы по ЕНВД. К сожалению, позиция главы Минфина была однозначной. Мол, этот налог мы уберем и заменим другими видами налогов. Хотя лично я считаю решение об отказе от ЕНВД неправильным. Его отмена повлечет для бизнеса серьезные последствия.

– Можно личный вопрос? Понятно, что когда вы стали губернатором, количество друзей у вас резко увеличилось. А после отставки произошел обратный процесс?

– Конечно. Вы и сами знаете ответ на этот вопрос. Это естественный процесс, и я был к нему готов. Количество уменьшилось в разы, поток схлынул. Те, кто дружил с должностью, все пропали. Кто был мне другом и до, и во время, те остались друзьями и сейчас.

– Помнится, в одном из старых интервью вы говорили, что все люди, кто вас хоть немного знал, все обращались с какими-нибудь просьбами...

– Да, было такое, потому что многие считают, что губернатор всесилен и может решить любую проблему, но рамки закона никто не отменял.

– Когда вы руководили областью, имела место частая перестановка кадров в региональном правительстве. Ну, на самом деле за пять с половиной лет вашего губернаторства сменилось много руководителей первого звена. Почему так получилось?

– Понимаете, цель была – создание работоспособной команды, которая реализовала бы запланированные проекты. К сожалению, не всегда такая цель достигается легко и просто. Бывает, что кто-нибудь из людей, которым ты доверяешь, рекомендует другого человека. Уверяет, что тот компетентен, энергичен и может не просто занять высокую должность, а станет полезным для региона. Например, подтянет министерство экономики. Приглашаешь кандидата на разговор, общаешься с ним, слушаешь его креативные идеи, видишь его горящие глаза, читаешь его резюме, приходишь к выводу, что он действительно справится с задачей, но как только он занимает высокую должность, начинает погружаться в проблему, его как будто подменяют, ты перестаешь узнавать этого человека, который креативил, когда устраивался на работу. И начинаешь по новой поиск адекватного человека, настроенного на решение задачи.

– С кем-то из старого правительства вы сегодня поддерживаете связь? С кем-то у вас остались нормальные отношения?

– Практически со всеми остались дружеские отношения.

– Если не секрет, с президентом за время вашего губернаторства вы сколько раз встречались?

– Если вы имеете в виду встречи один на один, то дважды. Оба раза в его сочинской резиденции «Бочаров Ручей». Поражала его открытость и готовность обсуждать любую проблему, с которой к нему обращался. Также можно было к нему подойти, и после заседаний Госсовета, задать вопросы и Владимир Владимирович на них отвечал...

– Вы приходили к нам на «кухонные посиделки» много раз, когда были губернатором, и сейчас производите впечатление человека несколько более довольного своей жизнью. Смена ритма на вас повлияла положительно?

– Изменился ритм работы, уменьшилось количество командировок, стал больше времени уделять семье, появилось время на себя и возможность сочетать работу с отдыхом.

– И последний вопрос: люди вас узнают на улице?

– Да, конечно, узнают, здороваются. Ведь я никуда из Омска не уезжал, семья живет здесь, поэтому продолжаю общение с омичами и занимаюсь решением их вопросов.

Ранее разговор в полном виде можно было прочитать только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 11 декабря 2019 года. 



Комментарии через Фейсбук

омич 16 февраля 2020 в 07:59:
Ха ха ха......насмешил.ненавидит Омск, ничего не делал, сбежалв Москву.Пристроился.Бешенные бабки получает.И только одни пустые разговоры!Ни о чём.Фадина не работает тоже.Город превратили в колхоз!Транспорт на нуле.Дороги ноль.Благоустройство ноль.Поближе к бюджетной кормушке.Где деньги и льготы.
23 6 января 2020 в 19:46:
Бездельник
Антиназар 5 января 2020 в 21:32:
Какой из него сенатор? Чемодан — вокзал — Ингалы!
seregas 5 января 2020 в 11:20:
Так двояко, или трояко?
Иван 5 января 2020 в 09:10:
Зачем просить, если решение принимает министр
Мастер спорта 4 января 2020 в 20:12:
Сидел бы и помалкивал этот тихоня со своей осторожностью. Получил погон в совете федерации и сморкался бы в тряпочку. Ничего не решил, никого не защитил, от всего отказывался, ни от одного проекта область бюджета не получила, а что получила — вернула как неосвоенные. Это не бездарность, а самое очевидное вредительство (топтание на месте и регресс).
Земляк 3 января 2020 в 22:18:
Хороший добрый простодушный мужик, только очень глупый!
Показать все комментарии (7)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.