Все рубрики
В Омске воскресенье, 29 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 75,8599    € 90,4629

Игорь ВЯТКИН: «Откройте Генплан Омска, и увидите в его преамбуле, что берега Иртыша и Оми предназначены для рекреации, а не для жилищной застройки...»

3 января 2020 10:12
1
4864

О чиновниках, географии и ошибках при застройке поймы Иртыша в Омске. 

В Международном пресс-центре МКР-Медиа прошла пресс-конференция, посвященная проведению акции «Географический  диктант – 2019». О профессии географа, «цифровой» географии, печальных ошибках чиновников и недооценке географических знаний при принятии экономических решений омским журналистам рассказал председатель Омского регионального отделения Российского географического общества Игорь ВЯТКИН. 

О профессиональном стандарте географа

Профессия географа – она, естественно, существует, причем давно и во всех странах. Еще древние люди занимались географией. В чем полезность профессии географа для общества? География – это комплексное представление об окружающей среде. Географ – он как терапевт в поликлинике. Сначала человек обращается к терапевту, а тот уже отправляет к узким специалистам. Географы выполняют такую же роль при изучении, описании и создании способов и методов природопользования. Конечно, необходимо иметь и профессиональные стандарты, но более важно, чтобы географ получил широкое образование и мог увязать довольно разные,  казалось бы, вещи.      

Где сегодня работают географы, кроме школ и вузов? Они есть в архитектурных и проектных организациях, в органах власти, хотя там и немного. При любом освоении территории необходимо понимать, какие есть процессы, которые помогают или мешают освоению. Очень многие вопросы берут на себя экономическая и социальная география. В географических знаниях объединяются и природа, и общество, и человек. Этот комплекс как раз и ценен.

О чиновниках  и географических знаниях  

Конечно, было бы хорошо, если бы географическими знаниями обладали представители власти – губернаторы, мэры, главы администраций всех муниципалитетов любых размеров, вплоть до сельских поселений. Все эти люди возглавляют организации, которые занимаются территориальным и пространственным развитием. Потому что если мы понимаем, что может дать природный комплекс, мы не будет требовать от него невозможного. Если не понимаем, то мы получим ущербы, издержки. И таких примеров я знаю, к сожалению, очень много. В общем, не случайно наш президент регулярно обращается к деятельности Русского географического общества. И мы начинаем двигаться в сторону системности при управлении территориями.

Пример из советского прошлого. Когда распахали целину, возникли пыльные бури. Что сделали для борьбы с ними? Создали систему пылезащитных лесополос в степи, и это было правильное решение, эта система долгое время эффективно работала. Но в 90-х, когда Советский Союз стал историей, эти лесополосы стали вырубать, и опять почва стала улетать вместе с ветром. При том что восстанавливается почва очень долго, в течение примерно 400 лет. А давайте вспомним многочисленные подтопления в Омской области. Мы отступаем, теряем территорию. Да, эти процессы растянуты во времени, иногда их просто не замечают, но если мы их не учтем, то какое-то поколение на каком-то этапе будет пожинать плоды нашей безответственности, нашего нежелания пользоваться географическими знаниями. 

Об ошибках при застройке поймы Иртыша в Омске

Когда мы говорим о левобережной пойме в пределах города, то имеем в виду не только сложные инженерно-геологические условия. Там нет и дренажа нормального, соответственно, территория подтоплена и близко расположенная вода будет отрицательно влиять на фундаменты домов. Можно ли строить на пойме? Конечно можно. Но для этого нужно провести инженерную подготовку, а она не только сложная, но и дорогая. Это во-первых. Во-вторых, о чем я уже неоднократно говорил, наш город находится в долине Иртыша и Оми, и застройку целесообразно вести, повторяя эту линию долины.

То есть в пойме нужно размещать парки, скверы и другие общественные пространства, на крайний случай – коттеджные поселки, на первой террасе – пятиэтажные дома, а дальше, где-нибудь в районе улицы Волгоградской, – большие высотные дома. Почему? Потому что если не соблюдать эти правила, то ухудшится состояние воздушной среды, будет затрудняться аэрация, а у нас миллионный город с множеством выбросов в атмосферный воздух, промышленных и автомобильных. В результате мы получаем прогнозируемое ухудшение экологической обстановки, и зачем это делать – непонятно. 

Хотелось бы, конечно, чтобы архитекторы и органы власти обратили на это более пристальное внимание. Вот это и есть географический подход, позволяющий смотреть на территорию комплексно, видеть влияние всех факторов, в том числе антропогенных. Современная география, которая сложилась на протяжении последних ста лет, отвечает на вопрос «почему?». Это процессуальная наука. Она объясняет, почему здесь и сейчас происходят те или иные процессы. И если мы эти процессы не понимаем, то делаем ошибки.

Откройте Генеральный план Омска, и увидите в его преамбуле, что берега Иртыша и Оми предназначены для рекреации, а не для жилищной застройки. К сожалению, сегодня принципы освоения территории города чисто экономические, основанные на оценке земли. С 1992 года власть рассуждает в категориях, чем центрее, тем дороже, но со временем все это обернется проблемами, исправить которые будет сложно. Перекосы городского планирования придется исправлять сотню лет.  

Об ошибках проектирования Красногорского гидроузла

В начале нулевых, когда ставился вопрос о целесообразности гидроузла на Иртыше, мы неоднократно собирались в Омском региональном отделении РГО, несколько заседаний было посвящено этому вопросу. Базовым-то был в то время вариант со створом в районе села Харламово, то есть выше Омска по течению примерно на 70 километров. Объем водохранилища должен был быть на уровне 1,5 куб. км. В принципе это было нормально, гидроузел всегда лучше строить выше города, и этот мы рекомендовали. Тем более что проект гидроузла со створом в районе села Харламова был основан на старом проекте Южно-Омской оросительной системы, собственно, оттуда он и был изъят. А в 70-х проекты делали достаточно основательно и географические подходы как раз применяли.

Примерно через полтора года мы вдруг узнаем, что проектное решение принято совсем другое, створ плотины будет строиться совсем в другом месте, ниже Омска по течению, а объем накапливаемой воды в водохранилище будет в два с половиной раза меньше, чем предполагалось первоначально. При этом никто даже не удосужился сопоставить проект строительства гидроузла и генплан города Омска в части застройки левобережной поймы, которая обязательно будет подтапливаться после возведения плотины.

Красногорский гидроузел – это пример проекта, который на самом деле вообще не нужно было делать. Гидроузел в том месте, где он запроектирован, ничего не решает, по большому счету. И даже создает проблемы. Я даже не говорю о снижении скоростей движения воды в пределах города, снижения ее качества за счет цветения и так далее, будут проблемы и экономические, будет затруднено судоходство.

Кстати, когда я спрашивал Анатолия ТИЛЯ, на тот момент главного архитектора города Омска, что он думает по поводу подтопления поймы после ввода гидроузла, он мне говорил: да, мы об этом думаем, уже запланировали инженерную подготовку этой территории, будем делать подушку из песка или золошлаков. Я спрашиваю: а для кого дома-то будем там строить? Он отвечает: для малообеспеченных. Я говорю: стоимость квартир с такой подготовкой территории получится слишком высокой, малообеспеченные не смогут их покупать. А он мне отвечает: нам из федерального бюджета деньги выделят на инженерную подготовку.

И что на это можно сказать главному архитектору города? Что в Москве не дураки сидят? Зачем Омску давать деньги на инженерную подготовку пойменной территории, если в районе второй террасы вообще никаких денег на подготовку не требуется? На улице Волгоградской можно строить дома без всяких дополнительных затрат.               

О цифровой географии

Конечно, цифровые технологии внесли определенные изменения в географическую науку. Географы теперь имеют возможность накладывать карты друг на друга, чтобы получать новую информацию. Цифровые технологии помогают, скажем так, прийти к правильному решению быстрее. И сейчас в Томском государственном университете, который я когда-то заканчивал, даже открыли магистратуру по специальности «Цифровая география». Но не будем забывать главного: цифровые технологии – это лишь инструмент. Чтобы применять инструмент правильно, нужно правильно понимать само содержание.

Ранее материал был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 23 октября 2019 года. 



Комментарии через Фейсбук

киви 6 января 2020 в 13:20:
очень правильная статья, только прочитали бы ее кто надо.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.