Все рубрики
В Омске суббота, 16 Января
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,5453    € 89,2546

Юрий ЛАВРОВ: «Пандемия изменила структуру потребностей человека: он стал больше сосредотачиваться на здоровье, продуктах питания. Образование ушло на второй план»

28 ноября 2020 12:17
0
1642

В октябре 2020 года в региональный ИТ-Парк пришли новые резиденты. 

Одним из резидентов ИТ-Парка стал Институт инновационных технологий образования «Кластер». Обозреватель еженедельника «Коммерческие Вести» Анастасия ИЛЬЧЕНКО узнала у генерального директора учебного заведения, предлагающего дополнительное образование в формате онлайн, Юрия ЛАВРОВА, за счет чего институту удается конкурировать в современном экономическом пространстве и как самоизоляция сказалась на проекте, которому в октябре исполнилось два с половиной года.

– Юрий, расскажите, какие инновационные образовательные технологии применяются в вашем институте и почему выбрали такое название?

– Мы с компаньоном долго придумывали название и старались вложить в него то, что хотим предложить рынку: инновационность и дистанционную передачу данных. Инновационность состоит в использовании программного обеспечения, позволяющего учиться по всему миру. Эта система доказала свою эффективность – нашими клиентами являются слушатели разных городов России. Почему «Кластер»? Если честно, сначала это было просто красивое слово, но потом мы задумались над его значением. Кластер – это и структура, и элемент большой системы. И мы себя ощущаем таким элементом, кластером, который аккумулирует экспертность, знания и предлагает их рынку. Мы себя воспринимаем как агрегатора определенных компетенций.

– В чем еще проявляется ваша инновационность?

– Инновационность в самой технологии онлайн-образования и ее грамотной адаптации под нужды потребителя. Мы для обучения используем систему Moodle, которая доступна всем на бесплатной основе, однако ее доработка происходит уже за дополнительные средства. Данной системой пользуются многие вузы, поскольку она хорошо адаптируется под нужды организаций, например, ее применяет Гарвард. Moodle находится на нашем хостинге, он полностью адаптирован под потребности института: есть учебные материалы, промежуточные, итоговые аттестации, форма обратной связи с преподавателем, можно оставить замечание, отзыв, т. е. система позволяет качественно обеспечить взаимодействие слушателя и образовательной организации.

– Что послужило толчком к созданию такого бизнеса?

– Для предпринимателя толчок – это всегда желание проявить себя, развить дело, заработать деньги. До открытия института я занимался консалтингом и вел образовательную деятельность, но курсы были посвящены только государственным и муниципальным закупкам. Я специалист в этой сфере, окончил магистратуру экономического факультета ОмГУ, написал работу по организации госзакупок в сфере здравоохранения в нашем регионе. Потом несколько лет работал начальником отдела государственных закупок в Клиническом медико-хирургическом центре. Там дозрел до того, чтобы создать коллектив, управлять им. И вот однажды вечером мы с партнером разговорились и поняли, что на рынке огромное количество направлений обучения, запросов на курсы. Начали постепенно развивать идею. Я переоформил наименование организации, мы расширили лицензию на еще несколько видов деятельности.

– Скольким специальностям вы сейчас обучаете? Много ли у вас слушателей?

– За 2 года мы обучили более 5 тысяч человек из всех субъектов РФ. Как ни странно, из Омска очень мало – человек 50. Это люди из разных организаций: представители администрации города (их обучали противодействию коррупции), кадастровые инженеры, специалисты по госзакупкам. В основном у нас дистанционно занимается западный регион страны, Крым, Москва, Санкт-Петербург, Кавказ, Тюмень, Дальний Восток. Думаю, что из каждого субъекта было хотя бы по одному слушателю.

Сейчас мы предлагаем более 50 образовательных программ. Основные направления – это кадастровая деятельность, педагогика, право, экономика. Понятно, что в направление «право» входят более мелкие, например, повышение квалификации арбитражных управляющих. Большой сегмент составляет «педагогика», у нас обучаются как учителя– предметники, так и управленцы. В основном сегмент консалтинговый. В ближайшее время планируем развивать два новых направления – обучение медработников, среднего медперсонала и диджитал. Последним мы уже занимаемся. Это курсы, ориентированные на интернет-профессии: СММ-специалисты (продвижение компании или товаров и услуг в соцсетях), интернет-маркетинг, сео-оптимизация, таргетированная реклама (направленное воздействие на целевую аудиторию, которая с высокой степенью вероятности интересуется товаром или услугой) и др. До этого мы делали ставку на более консервативные специальности, которые, говоря современным языком, не на хайпе находятся.

– А что с медицинской тематикой?

– Для того чтобы начать обучение медработников, мы сейчас регистрируем еще одну организацию. Наш институт является обществом с ограниченной ответственностью, а сейчас регистрируем частное образовательное учреждение – некоммерческую организацию (НКО). Ряд направлений обучения в соответствии с законодательством привязан к форме НКО, в частности, первоначальная подготовка арбитражных управляющих, медиков, оценщиков. НКО нам нужна, чтобы расширить перечень программ, по которым можем учить. Поэтому в сфере здравоохранения мы пока еще в реальную конкуренцию не вступали, сначала нужно решить ряд юридических моментов, затем заключить договор с медицинской организацией.

– В Омске существуют институты повышения квалификации для педагогов и медработников. Как вы планируете конкурировать с ними и другими бюджетными учреждениями?

– Первое наше конкурентное преимущество в цене. Дистанционное образование дает определенную экономию в организации учебного процесса, например, по арендным платежам. Второе наше преимущество – удобство взаимодействия. Мы выстраиваем сервис так, чтобы клиенту было удобно. Не в пику конкурентам, но хочу отметить, что встречаются слишком забюрократизированные организации, где ученик должен подготовить огромный пакет документов. Причем законодательно это никак не обосновано. Мы этот момент проработали еще на старте. Чтобы прийти к нам учиться, человек должен предоставить: паспорт, сведения о предыдущем образовании (на допобразование могут поступить только те, у кого есть как минимум среднее профессиональное) и договор. Все.

Если говорить о конкурентах, то на рынке дополнительного профобразования немало организаций, которые торгуют документами. Бывает, что организация из рефератов создает учебный курс, а потом присылает документ о прохождении курсов – просто лист А4, распечатанный на принтере. Мы выдаем документ о прохождении переподготовки в твердом переплете, это бланк строгой отчетности. Может быть, это не самое главное при выборе образовательной организации, но, на мой взгляд, важный нюанс.

Мы участвуем в государственных и муниципальных закупках и на конкурентной основе становимся контрагентами. Вчера посмотрел статистику: у нас подписано более 40 контрактов в самых разных регионах. Мы побеждаем по цене и уровню квалификации нашего педагогического состава. В некоторых закупках решающее значение имеет не только цена, но и рейтинг организации, зависящий как раз от квалификации преподавателей.

– Насколько у бюджетников сегодня сформирована потребность в образовании? Они готовы платить за него из своего кармана? Педагоги приходят к вам на курсы самостоятельно или в основном через министерство образования, когда подходит срок обязательного повышения квалификации?

– Хорошо, что привели в пример педагогов, потому что на их примере наиболее ярко видно, когда учатся за свои средства, а когда – за счет организации. Я имею в виду школы, потому что колледжи и вузы этот вопрос сами закрывают, у них есть лицензия, и они из своих стен преподавателей не выпускают учиться. В соответствии с законодательством РФ педагог должен повышать квалификацию каждые три года: от 16 академических часов и выше. Более 250 часов – это уже переподготовка, более объемный курс. Как правило, организация обеспечивает повышение квалификации педагога раз в три года. Переподготовка предполагает получение новых компетенций, например: преподает учитель историю или физику, а чтобы шагнуть вверх по карьерной лестнице, ему нужно получить управленческие компетенции. Курс «Менеджмент в образовании» касается структуры государственного и муниципального управления, региональных особенностей управления в сфере образования. И переподготовка, по которой человек получает диплом, больше ориентирована на его личные потребности, желание получить карьерный рост. В этом случае педагог сам оплачивает курс. Этот диплом дает ему право занимать руководящую должность в системе образования. Важно не путать диплом о переподготовке с дипломом о втором высшем образовании. Нередко в рекламе конкурентов вижу намеки на это. Переподготовка длится от полугода до года. Таков сжатый формат получения определенной профессии, например кадастрового инженера. В силу закона у данных специалистов должно быть либо профильное образование, связанное с землеустройством, либо, имея любое высшее, можно пройти переподготовку по кадастровой деятельности. Мы даем человеку конкретную компетенцию, с ней он может прийти в СРО, поработать стажером 2 года и стать полноценным кадастровым инженером.

– Какая у вас сейчас самая востребованная специальность?

– Если смотреть по потребности рынка, то сейчас больше востребованы интернет-профессии. Это началось буквально в этом году. Возможно, пандемия сыграла роль: дистанционный формат работы переместил мышление многих в онлайн, и они начинают искать способ реализовать себя.

– Студенты у вас из разных регионов, а преподаватели?

– Пока мы не привлекали преподавателей из других субъектов. У нас работают либо эксперты в определенных сферах, т. е. практики, либо преподаватели, имеющие хорошую теоретическую подготовку, подкрепленную учеными степенями.

– Юрий, простите, но тему Covid-19 сегодня не обойти. Ваша организация работает в онлайне и, по идее, не должна была пострадать во время самоизоляции. Что происходило на самом деле?

– Отрасль онлайн-образования, с одной стороны, не страдала, но у людей снизилась покупательная способность. Пандемия изменила структуру потребностей человека: он стал больше сосредотачиваться на безопасности жизни, здоровье, организации жилья, продуктах питания. Образование, тем более дополнительное, ушло на второй и третий план. Спрос как таковой существенно не изменился, может быть, чуть-чуть упал, но ценовую политику нам пришлось менять под потребности рынка. Люди начали желать более низких цен. Мы вводили скидки, акции.

– Вам пришлось снизить цены на обучение?

– Да, в среднем стоимость курсов у нас снизилась на 15–20%, появилась система рассрочек. Кроме того, мы стали больше внимания уделять сервису, например, предусмотрели дополнительные бонусы для клиентов в виде увеличения срока подписки на онлайн-библиотеку уже за пределами обучения.

– У вас организовано также обучение и рабочим специальностям. Научить человека монтажным работам в онлайн режиме, на мой взгляд, невозможно. Как вам это удается?

– Да, у нас есть в лицензии раздел «профессиональное обучение». Это не только рабочие профессии, связанные с физическим трудом, со стройкой, но и касающиеся социальной сферы, такие, как помощник воспитателя, нянечка и т. д. Все просто: теоретическая часть обучения проходит в онлайн-формате, но есть и обязательная практическая. Она организована на базе предприятий, с которыми мы заключили договоры, в частности, со строительной компанией и с детским садом.

– Приходят ли к вам люди учиться повторно?

– Да, ситуации, когда человек прошел подготовку по одной специальности и поступает на другую, тесно с ней связанную, нередки. Кадастровые инженеры, которые прошли курс кадастровой деятельности, приходят на другие, связанные с их профессией, например, судебная землеустроительная экспертиза. Эти компетенции позволяют им заявлять свое мнение в судебном заседании, представлять интересы, давать заключения. Мы решили получать честную обратную связь, поэтому на сайте всегда можно оставить отзыв. У нас есть положительные, нейтральные, отрицательных, к счастью, нет.

– Для чего Институт стал резидентом ИТ-парка?

– Мы являемся заочным резидентом, наши офисные помещения располагаются вне территории ИТ-Парка. Дело в том, что офис Института расположен в самом центре города – в Больничном переулке, всем сотрудникам сюда удобно добираться и нравится вид из окна, поэтому решили остаться на своем месте. ИТ-Парк для нас – интересная площадка для общения, развития, это инфраструктура, которой мы можем воспользоваться при проведении мероприятий.

– …И для расширение круга клиентов?

– Расширение направлений обучения, получение информации о том, что востребовано на рынке. А это, соответственно, повлечет увеличение клиентов.

– Онлайн-бизнес можно расширять бесконечно. На ваш взгляд, есть рамки, которыми вы ограничитесь при развитии Института, или их не существует?

– Географических границ у этого рынка нет. Кроме России мы можем охватить и страны СНГ. Например, у нас запланированы курсы по подготовке к ЕГЭ и ОГЭ. Студенты из Казахстана, Украины, Беларуси приезжают к нам учиться, и для них актуально взаимодействие с российскими учителями, которые знают систему ЕГЭ.

В Омске система образования достаточно развита, у нас нет дефицита в образовательных организациях. В других регионах, например в ЯНАО, он существует. Есть некоторый и в Крыму, но там он обусловлен не недостатком хороших вузов, а вхождением в нашу правовую систему. Когда субъект входит в состав другого государства, меняется законодательство, и есть потребность получить знания из уже наработанных источников.

– Кроме уже упомянутых вами новых курсов и специальностей, что планируете развивать?

– В отдаленных планах нам интересна школа иностранных языков для людей всех возрастов. Российская Федерация так или иначе интегрируется в мировое пространство, и иностранные языки становятся все более востребованными.

– Это популярное направление. Его развивают многие ваши конкуренты. Чем собираетесь побеждать их?

– Сервисом и ценой.

– Вы преподаете в Сибирском юридическом университете, являетесь кандидатом наук. Какое направление вашей деятельности для вас сейчас в приоритете?

– Преподавательская деятельность не является для меня основной, главное сейчас здесь – в Институте. Но чтобы организовать его, сначала нужно было понять, что такое образование, узнать нюансы, понять векторы развития. Да, я преподаю в высшей школе, но через нее мы видим недостатки в компетенциях. В высшем образовании на данный момент много проблем: государство, на мой субъективный взгляд, чересчур заурегулировало сферу образования, формализма стало слишком много. И мы, честно говоря, опасаемся, что и в дополнительном профобразовании его станет немало.

– Юрий, как вы относитесь к теме оттока населения из Омска?

– На мой взгляд, в нашем городе несколько печальная ситуация с перспективами развития. Подчеркну – это мое субъективное мнение. За свой профессиональный путь я хорошо понял: легко рассуждать о чем-то, не будучи погруженным в эту сферу. Винить власть я не имею права. Раньше думал, что полиция злоупотребляет, когда поработал, понял, сколько там нюансов, проблем, как сложно работать и сколько там хороших сотрудников, готовых сделать мир лучше. Негативное впечатление было о здравоохранении. Поработал в медучреждении и увидел, насколько там все сложно. И об образовании было нелестное мнение. Теперь я вижу, что все совершенно иначе. Поэтому я никогда не возьму на себя ответственность сказать, что власть делает что-то не так.

У меня были мысли об отъезде, но в планы они не превратились. Несколько раз поступали предложения. Но я передумал переезжать и постарался выстроить бизнес, который позволяет работать по всей стране. Да, экология у нас не самая лучшая… Но это родной край. И он всегда им будет. Хочется, конечно, чтобы и у нас появились позитивные тенденции. Может быть, и я смогу повлиять на это.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 11 ноября 2020 года.



Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.