Все рубрики
В Омске суббота, 18 Ноября
В Омске:
-2
Пробки: 2 балла
Курсы ЦБ: $ 59,6325    € 70,3604

Ярослав БАБУРИН: «В Омске сразу бросается в глаза потрепанность. Только центральная улица красивая и отремонтированная»

5 ноября 2017 11:58
0
2072

В конце августа вместе с отцом в Омск приезжал Ярослав БАБУРИН, сын Сергея БАБУРИНА – председателя партии «Российский общенародный союз», президента Международной Славянской Академии, заместителя председателя Государственной Думы ФС РФ 2 и 4 созывов. Каково быть сыном известного политика и юриста, в рамках проекта «Поколение NEXT» его расспросила корреспондент «КВ» Анастасия ИЛЬЧЕНКО.

– Ярослав, вы в каком городе родились?

– Семья тогда только переехала из Омска. Мой старший брат родился в 1990 году еще здесь, а я в 1991-м уже в Москве.

– Насколько комфортно было учиться на менеджера-экономиста ресторанно-гостиничного бизнеса в РГТЭУ, где тогда ректором был Сергей Николаевич?

– Тяжело: очень много внимания. А я не слишком люблю публичность. Но получилось так, что по ресторанно-гостиничному бизнесу хорошее обучение давали либо в Российском университете дружбы народов (РУДН), либо в Торгово-экономическом. В РУДН вообще не было бюджетных мест, пришлось поступать в РГТЭУ к Сергею Николаевичу. Он, конечно, был против. Я тоже не очень хотел. Но другого варианта не было. Поступал честно, по баллам.

– У вас изначально была цель – гостиничный бизнес?

– Да, уже тогда меня привлекала сфера гостеприимства. Я перед институтом пошел работать по этой специальности: в отеле «Савой» на ресепшене занимался приемом и размещением, трудился официантом, барменом. Изучал не только гостиничный, но и ресторанный бизнес, например, в «Марко Поло Пресня» прошелся по всем специальностям, от охранника до маркетолога. Меня воспитали так, что если ты что-то делаешь, то должен разбираться в этом, знать, где тебя, грубо говоря, могут обмануть.

– А могут?

– Ну, это же ресторанно-гостиничная сфера. Там часто все по-серому. Это ни для кого не секрет.

– Вы освоили несколько специальностей, были среди них такие, что, попробовав, стало понятно – не мое?

– Мне все было интересно. Даже сейчас, когда я управляю рестораном, часто смотрю, как повара готовят, интересуюсь новыми рецептами, общаюсь с охраной, со специалистами по маркетингу, даже на баре стою, лично делаю коктейли, латте и другие напитки. Постоянно учусь. В Москве проходит международная выставка для профессионалов ресторанного бизнеса «ПИР», постоянно на ней бываю, узнаю что-то новое, общаюсь с коллегами.

– Вы умеете готовить?

– Да, и очень люблю. Делаю все – от салатов до выпечки. Конечно, нравится жарить стейки. Особенно из куриной грудки: вопреки сложившемуся стереотипу, если ее правильно приготовить, она получается очень сочной.

– Научите?

– Все просто: разрезаем филе грудки вдоль. И буквально по две минуты обжариваем с двух сторон. За счет того, что кусок получается одной толщины, он равномерно прожаривается. Все гениальное просто.

– Для кого вы готовите?

– Для членов семьи, для друзей и особенно для жены, а она для меня. Ем я все, а вот готовить супы люблю не очень. Здесь специалист – супруга. Она тоже окончила факультет ресторанно-гостиничного бизнеса. Мы познакомились еще в школе, потом вместе в институте учились. Но сейчас работаем в разных местах.

– Ярослав, расскажите о вашей работе в Президент-отеле.

– Я туда пришел сразу после института метрдотелем банкетной службы. Через какое-то время стал метрдотелем в ресторане «Ассамблея» Президент-отеля, а потом менеджером. В общепринятом понимании эта должность соответствует функциям директора. У нас режимный объект, на территорию просто так без документов не попадешь. Хотя поселиться можно, зарегистрировавшись на Букинге. В отеле проходят конференции, проживают правительственные делегации, видные государственные деятели.

– Автографы не просите?

– Нет. Теоретически могу похвастаться друзьям. Но в принципе нам это запрещено.

– Заходят в ваш ресторан именитые гости с повышенными требованиями? Как выходите из положения?

– Все как у обычных людей: у кого-то аллергия, кто-то не любит брокколи. Такого, чтобы требовали аргентинскую говядину, французский сыр, испанский хамон, не бывает.

– А у вас этих продуктов нет?

– Нет, у нас все российских производителей. Конечно, иногда это идет в ущерб вкусу и качеству. Но… зато отечественное.

– Специализация именно на ресторанном деле – это то, к чему вы стремились, или один из вариантов?

– Стечение обстоятельств. На данном этапе жизни я полностью изучил деятельность ресторана, и надо будет двигаться дальше, развиваться.

– В каких направлениях?

– Управление ресторанами, гостиницами, возможно, сетью гостиниц.

– Вы когда-нибудь бывали на родине отца в Таре?

– Да, в прошлый приезд на 300-летие Омска мы с Сергеем Николаевичем съездили туда. К сожалению, у остальных членов семьи не получилось приехать.

– Почему вы зовете папу Сергеем Николаевичем? Так принято в семье?

– Конечно, дома я зову его папа. А сейчас так называю, чтобы вам понятнее было (смеется).

– Вы часто приезжаете в Омск?

– Второй раз. Хороший город, люди добрые. Здесь какая-то своя душа есть. Проблемы, конечно, видны с инфраструктурой. Сразу бросается в глаза потрепанность. Только центральная улица красивая и отремонтированная. Может быть, это связано с бюджетом, но, мне кажется, нужно все держать в цивильном русле, очень многое зависит от руководителей.

– Много путешествовали по России?

– Достаточно. Я в детстве занимался гандболом, и мы ездили на соревнования с командой. Так что есть с чем сравнить. Кстати, ни разу не встречал команды из Омска.

– Сейчас гандбол уже бросили?

– Я занимался им в школе – фанатично – по шесть тренировок в неделю. У нас, как мне кажется, был лучший в стране тренер Вилен Тимофеевич КОПЕЙКИН. Дальше надо было либо становиться профессионалом, либо уходить. В институтские годы я еще играл за команду института. Плюс ко всему я для этого спорта ростом не выдался, там надо быть двухметровым лбом (смеется).

– Вы сами выбрали этот вид спорта или вас, как это часто бывает в детстве, привели родители?

– Мы вместе выбирали, чем заняться: я и водное поло попробовал (все таки брат кандидат в мастера спорта), и футбол, и другие виды спорта. И тут оказалось, что рядом во Дворце пионеров находится секция гандбола. Я попробовал и сразу понял, что это мое. Гандбол более динамичный, более интересный, чем футбол.

– Чем заменили гандбол сейчас?

– Футболом. В гандбол можно играть только на специальной площадке. У нас в стране таких мало. Даже если находится подходящая по размеру, нет гандбольной разметки. Да и команду собрать проблематично. А в футбол каждый второй умеет играть. Кроме того, занимаюсь саморазвитием: книги читаю, осваиваю новые умения. Еще несколько лет назад я не умел готовить, теперь делаю это хорошо. Это не только мое мнение, так считают друзья. Стараюсь развивать то, в чем я на данный момент слаб.

– С помощью литературы или ходите на тренинги коучеров?

– Никогда! Я считаю, что коучинг – это абсолютная трата времени. Как-то, когда в Президент-отеле проходили тренинги, приехала женщина, которая хвасталась тем, что за короткое время стала директором Макдоналдса. Она пыталась нас – работников ресторана, где авторская кухня, высший уровень обслуживания, чему-то научить! Таким коучерам кажется, что они все знают, а по сути… надумывают, насколько они крутые. Если у человека действительно есть что сказать другим, пусть изложит это в книге. Да, это сложнее, нужно все систематизировать, переосмыслить.

– Ярослав, вы читаете бумажные книги или электронные?

– Бумажные. Мне нужно чувствовать весомость труда человека, держать его в руке. Электронные, конечно, тоже читаю, не всегда есть возможность найти нужные бумажные. Хотя у папы и мамы очень богатая библиотека.

– Расскажите о вашей маме.

– Ее зовут Татьяна Николаевна. Она родилась в Омске. Кандидат физико-математических наук. Преподавала в университете и была ведущим научным сотрудником одного из НИИ Академии наук. Но поскольку у нее четверо детей, то ее профессией стало и наше воспитание. И у нее это получилось на отлично. Очень добрая, ко всем относится с душой. Но временами нам, конечно, прилетало. Мы всегда понимали, что если напроказничаем, то получим достойную плату. А между четырьмя братьями было всякое, могли и подраться. Но через час-два мирились. Родители редко вмешивались.

– На кого вы похожи по характеру?

– В профессиональной сфере больше на отца. Требую, чтобы починенные, коллеги следовали правилам. Хотя я абсолютный демократ: добрый, но принципиальный. Я легко прощаю, если кто-то накосячит. Это уже, мне кажется, мамина черта.

– Участвуете в общественных, политических движениях?

– Нет, я для себя решил, что сначала дорасту до того, чтобы иметь возможность что-то дать людям. А оголтело идти за тем, кто сказал, что право находится слева, не хочу. Надо сначала самому понять, что к чему. Я хожу на выборы, даже понимая, что в этом нет никакого смысла. Но пока ни в каких партиях не состою.

– Что такое быть сыном Сергея БАБУРИНА?

– Я с детства понимал, что у меня отец, которого все уважают, который принципиально подходит ко многим вопросам, безумно любит нашу Родину, хочет для нее только лучшего. И даже иногда в ущерб семье отдает себя государству. Я всегда поддерживал его, понимал, какая это ответственность.

– В последнее время в новостях попадаются сюжеты о том, как развлекается золотая молодежь. По фамилии, уж простите, вы к ней относитесь. Было ли у вас желание нарушать правила в поисках адреналина?

– Как вы сказали, я только по фамилии отношусь к золотой молодежи. Да, Сергей Николаевич – политический деятель, но почему сразу золотая молодежь?

– Для вас это обидный штамп?

– Я себя никогда таковым не считал. Это не про меня. Знакомые из этой среды есть, иногда пересекаемся, обсуждаем какие-то вопросы. Меня так воспитали, что проехать на скорости 200 километров в час по МКАДу, нагульбаниться в клубе, мне не интересно. Во-первых, клубы не привлекают, во-вторых, музыку я лучше в наушниках в метро послушаю.

– Вы ездите в метро?

– Конечно, в Москве чтобы что-то успевать, надо и на метро ездить. У меня есть личный автомобиль, но я и общественным транспортом пользуюсь. Ничего зазорного в этом нет. Сергей Николаевич тоже.

– У вас есть (или было) желание уехать из страны?

– А что делать за границей? Я бывал в европейских странах, в Тунисе и Египте. Нам кажется, что там красиво, но все приедается. Ну, приехал в отпуск на две недели, увидел красивое здание, улицу, но ведь даже в Омске можно найти не хуже, а в Москве тем более. Я работаю на 14-м этаже в центре столицы, и у меня шикарный панорамный вид. Каждый день им любуюсь. Вот за это надо бороться, чтобы все сохранить, развить, приумножить. Чтобы и в Омске красиво было. Опять-таки, все упирается в правительство. Во внешней политике оно хорошо работает, сильно, а внутренняя политика у нас в упадке, к сожалению. Поэтому надо оставаться. Кто, если не мы? Когда таких мастодонтов, как Сергей Николаевич, в политику не пускают, только хуже будет. Когда видишь, что Госдуме сидят ребята моего возраста, думаешь: ну, куда ты лезешь, что умного ты можешь сказать?

– Да, сейчас идет омоложение политики.

– Это не омоложение! После 30 лет, когда человек уже созрел, сформировался, можно, а до этого, особенно на уровне Госдумы, не стоит. Политик должен быть профессионалом в своей отрасли. Ты можешь заниматься в Госдуме спортивными вопросами, но все равно должен иметь высшее образование, а не быть просто спортсменом, который школу окончил, потому что тренер попросил сделать аттестат. У человека, который идет в политику, должна быть цель – как минимум, не навредить, а в идеале – сделать лучше, чем сейчас.

Ранее интервью в полном виде было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 4 октября 2017 года

Фото Максима КАРМАЕВА

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

Gumoil Олега ДЕРКУНСКОГО: сплав цифры, света и тайны

17 ноября в Арт-Галерее «Квадрат» состоялось открытие персональной выставки известного омского фотохудожника Олега ДЕРКУНСКОГО «Gumoil». Гуммимасляной печатью автор увлекается уже несколько лет

18 ноября 22:28
0
98

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.