Все рубрики
В Омске воскресенье, 18 Апреля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 75,5535    € 90,4602

О героях былых времен попытались рассказать в омском театре «Галерка»

16 декабря 2019 16:46
0
2145

Гусары здесь выезжают на сцену на конях. Правда, бутафорских. 

Первым спектаклем нового сезона в Омском драматическом театре «Галерка» стал поэтический спектакль-концерт «Тамбовская казначейша». В основе – одноименная поэма М.Ю. ЛЕРМОНТОВА, вокруг – вокальная «гусарщина», заимствованная из известных фильмов и репертуара бардов.

«Пускай слыву я старовером, 
Мне все равно – я даже рад: 
Пишу «Онегина» размером; 
Пою, друзья, на старый лад
». 

Строчки лермонтовской поэмы, звучащие в начале спектакля, как нельзя лучше выражают творческую позицию его постановщика художественного руководителя «Галерки» Владимира ВИТЬКО. С завидным постоянством он придерживается традиций русского классического театра и ставит свои спектакли так, как сейчас, наверное, не ставят даже в Малом. Спектакль-концерт – тоже жанр довольно архаический. Впрочем, нельзя сказать, что он совсем уж не задался.

Основная проблема постановки в том, что эти две составляющие – драматический спектакль и концерт – стыкуются не безупречно. Поначалу на сцену выходят гусары (или уланы, ведь именно к этому роду кавалерии принадлежит главный герой). Актеры в доломанах и киверах пропевают подряд несколько романсов. Поют, кстати, неплохо, даже если иногда чуть-чуть сбиваются. Это как раз добавляет живости исполнению.

Дальше, собственно, начинается сама история любви супруги старого казначея Авдотьи Николаевны и штаб-ротмистра Гарина, опять же периодически прерываемая вокальными номерами и поэтическими отступлениями. В ход идет даже ПУШКИН. И хочется уже чего-то одного: либо стихов и песен, либо четкого развития сюжета. Хотя понятно, что короткая незатейливая поэма нужна была постановщику как раз лишь для того, чтобы нанизать на нее эти гусарские «трали-вали».

Кстати, в спектакле попутано всё: гусары, драгуны, уланы, кавалергарды. Разница между ними небольшая, но она все-таки есть. Впрочем, это можно списать опять же на поэтически-обобщённый образ гусара – в народном сознании бравого военного, франта и сердцееда. У героя Дмитрия ЦЕПКИНА (Гарин) в основном присутствуют две последние характеристики. За героизм «отвечает» Старый гусар (Артём САВИНОВ). Образ удачный и многогранный. Тут есть и место подвигу, и солдатскому юмору. Вот Архивариус в парике с буклями, читающий авторский текст (Владимир ПРИЕЗЖЕВ) – фигура хоть и яркая, но выбивающаяся из общей стилистики, и вызывающая законный вопрос зрителей: «А это ещё кто?» Своим костюмом персонаж выглядит древнее, чем история, которую он рассказывает. 

Ольга ВЕРЕВКИНА в качестве сценографа и автора костюмов, кажется, всегда вариант беспроигрышный. И здесь она тоже просто и изящно, одним росчерком намечает эпоху. Однако с большим удивлением замечаешь, что в одном весьма важном моменте ей вдруг изменяет вкус. В сцене, когда уланский полк входит в город, будоража умы и сердца расположившихся на балконах барышень, художница решает посадить героев на коней. Похожие на карусельных лошадок муляжи «надеваются» на актеров, как спасательные круги. Посадка у «всадников» получается, мягко говоря, приземистая. Они фактически передвигаются на своих ногах, имитируя конский шаг, тогда как совершенно непропорциональные кукольные конечности болтаются по бокам. Возможно, если бы частично «задрапировать» сцену дымом или светом, все бы действительно выглядело эффектно. А так, в лучшем случае, выходит неуклюжий детский утренник.

Кто в спектакле хорош, так это главная героиня. Екатерина ЛАТЫПОВА наделяет свою Авдотью Николаевну и красотой, и тонким нервом, и прелестной женской хитростью. И это, в общем-то, в довольно короткой и незамысловатой истории о пикантной любовной интриге, завершившейся на удивление счастливо.

Украшает постановку и «квартет» пожилых дам (Валентина КИСЕЛЕВА, Светлана РОМАНОВА, Светлана ГАССАН, Татьяна МАЙОРОВА). Выезжая на креслах-каталках под начальные строки романса «И я была девушкой юной», они, словно свечки, вскакивают на финальных: «Недаром! Недаром! Недаром!». Слово «недаром» вообще становится ключевым, очерчивающим некий логический круг. От «Скажи-ка, дядя, ведь недаром…» (строчка призрачным эхом возникает в вихре бала и вырастает в мощную сцену) до «Недаром тебя я любила, солдат!» Война и любовь – то, чем жили эти люди, которых мы привыкли называть гусарами. И о которых не грех вспомнить на фоне модного ныне патриотизма. Не все же о танкистах и лётчиках.

Кстати, интересный факт. В 2016 году в Тамбове к юбилею города был установлен памятник вымышленной героине поэмы М.Ю. Лермонтова (автор – Александр МИРОНОВ). Тамбовчане не сразу приняли скульптуру, но со временем полюбили свою Авдотью Николаевну. Теперь бронзовая казначейша стала достопримечательностью вроде омской Любочки.

Фото © Омский драматический театр «Галерка»



Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

«Веселая вдова» сменила географию

Это не единственное новое слово в омском прочтении знаменитой оперетты

16 апреля 18:29
1
673

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.