Все рубрики
В Омске суббота, 18 Августа
В Омске:
+22
Пробки: 3 балла
Курсы ЦБ: $ 66,8757    € 76,1848

Валерий КАПЛУНАТ: «Кто был никем, не станет всем»

3 мая 2018 23:47
0
1456

О Первомае и Карле Марксе. 

Страна в очередной раз отметила Первомай. Снова повсеместно прошли митинги и демонстрации, снова звучалзнакомый лозунг «Мир! Труд! Май!»Правда, без былого энтузиазма. Этот праздник еще в советские годы успел превратиться в формальный ритуал, а сейчас и вовсе мало кто задумывается по поводу того, что отмечаем – народ просто радуется дополнительным выходным.

«Долой мироедов и эксплуататоров»

Если вспомнить историю, рождение праздника было далеко не мирным. Первого мая 1886 в Чикаго началась массовая забастовка, организованная местными анархистами и социалистами, которая завершилась уличными волнениями. Полиция применила силу, и несколько человек погибли. Тут же появилась листовка с призывом: «Рабочие, к оружию!» Заканчивалась она так: «Уничтожайте зверей в человеческом образе, называющих себя властями! Беспощадная смерть им!»

На следующий день на городской площади собрался многотысячный митинг, который закончился трагически: из толпы кто-то бросил в полицейских бомбу. Семь стражей порядка погибли, более 50 – получили ранения. Началась беспорядочная стрельба, повлекшая за собой множество жертв. А спустя два года в память об этих событиях Парижский конгресс IIИнтернационала постановил считать первое мая Днем международной солидарности трудящихся.

У нас Первомай впервые с государственным размахом отмечался в 1917 году, когда на волне Февральской революции на улицы вышли миллионы пролетариев, солдат, людей низшего сословия. В руках они несли плакаты: «Долой мироедов и эксплуататоров», «Вся власть Советам!» Понятно, что специфическая фразеология определялась эпохой, но в любом случае во всем мире это по сей день праздник левых сил, левых течений и идеологий.

«Все взять и поделить»

Кстати, 5 мая отмечается знаменательная дата – 200 лет со дня рождения Карла Маркса. В Германии по такому случаю выпущена сувенирная купюра с его изображением. С нулевым номиналом. Она мгновенно разлетелась по три евро, и немцы собираются напечатать дополнительный тираж. В России юбилей классика коммунизма резонансным событием точно не станет. Ну, хотя бы потому, что, в отличие от многих других стран, мы на практике проверили, является ли учение Маркса верным и всесильным. Оказалось, что не является.

Правда, вождь пролетариата предупреждал, что царство справедливости на земле наступит не раньше, чем для него созреют объективные предпосылки в недрах старой формации, ибо нельзя перескочить естественные фазы развития общества или же отменить их декретами. Но он не сказал, сколько нужно ждать, а жизнь человека необычайно коротка. К тому же разработанная  пошаговая программа строительства светлого коммунистического будущего выглядела убедительной, стройной и, самое главное, вполне осуществимой: революция, власть Советов, диктатура пролетариата, отмена частной собственности.

В ходе практической реализации эта модель выродилась практически сразу. По сути, не было ни диктатуры пролетариата, ни советской власти, потому что в считанные месяцы сформировалась и заняла господствующее положение в обществе партийно-хозяйственная бюрократия, а гипертрофированным фактором, регулирующим общественные отношения, стало распределение материальных благ. Шариков в «Собачьем сердце» Булгаков предельно кратко и емко описал открывшийся путь к достижению счастья: «Да что тут думать – нужно все взять и поделить».

Прокрустово ложе  Большого террора

Сталкиваясь при жизни с подобными вульгарно-маргинальными трактовками своей доктрины, Карл Маркс заявлял, что он не марксист. Конечно же, это был настоящий ученый, оставивший капитальные труды, посвященные исследованию эпохи становления крупного машинного производства на заре капитализма. Заря, безусловно, была плохая. Ужасающие условия труда, нищенская зарплата, эксплуатация детей, отсутствие всяких социальных гарантий. Повсюду устраивали погромы надомные ткачи, не выдерживающие конкуренции с крупными мануфактурами. Убивал их закон стоимости, открытый Адамом Смитом, основанный на минимизации общественно-необходимых затрат на производство товаров.

Отношения между трудом и капиталом того времени никто лучше Маркса не описал. Но он оказался плохим прогнозистом. Его доктрина ничем не отличалась от утопии «Города Солнца»Томмазо Кампанеллы, теорий английского социалиста Роберта Оуэна, организовавшего одну из первых коммун, и мечтаний многих других представителей левых движений. А все попытки на практике реализовать идеи научного коммунизма неизбежно сводились к созданию некоего механизма якобы справедливого распределения материальных благ и в итоге заканчивались крахом.

Проблема заключается в том, что сам по себе взятый в чистом виде принцип справедливости при всей его привлекательности противоречит природе человека. Да и вообще природе как таковой. Ну, давайте, например, перечитаем басню Крылова «Волк и ягненок». Понятно, что ягненок никому ничего плохого не сделал, он только родился, и в любом случае наши симпатии на стороне слабого. А с другой стороны, волк ведь без мяса просто умрет с голоду. Нам будет жалко умирающего хищника? К тому же он еще и полезную функцию выполняет – все-таки санитар леса. И как здесь реализовать принцип справедливости?

В человеческом обществе борьба за существование носит, конечно же, не столь радикальный характер, но люди все равно от природы рождаются разными. И ничего поделать с этим нельзя. Точнее, можно, но это всегда оборачивается кровью. К примеру, цель Большого террора, развернувшегося в нашей стране в тридцатые годы, как раз и заключалась в унификации общества. Все, кто отличался от определенных стандартов, подлежали уничтожению: гнилая интеллигенция, священники, лица дворянского происхождения, слишком самостоятельные крестьяне, граждане, пожившие за границей и т. д.

Еще в более жестоком виде этот эксперимент повторили китайские товарищи в годы Культурной революции. Разумеется, тоже во имя идеи социального равенства. Кто был движущей силой этой революции? Малограмотная молодежь, нищие крестьяне, маргинальные слои общества. У того, кто был ничем, вдруг появилась надежда стать всем. Причем она абсолютно призрачная.

Пол Пот в ходе построения коммунизма руками таких же маргиналов физически уничтожил треть населения Кампучии, которая не вписывалась в заданные нормативы. Можно, конечно, сказать, что в каждом из этих случаев речь идет об извращении левых идей, но на самом деле они просто последовательно доводились до логического конца. Главное здесь – не бояться жертв.

Иждивенцы, удобные во всех отношениях

Впрочем, реализация принципа справедливого распределения материальных благ даже в относительно мягкой форме неизбежно приводит к тому, что хозяином положения становится бюрократия, которая занимается этим распределением. И она заинтересована в первую очередь в том, чтобы все граждане как можно дольше оставались иждивенцами по отношению к государству. Именно потому, что социально беспомощными людьми очень легко управлять.

А вот что касается предсказанного Марксом небывалого роста производительных сил после обобществления собственности, то всегда и везде результатом введения тотального равенства и справедливости становилась обратная картина. По-другому и быть не могло, потому что у иждивенца нет стимула к чему-то стремиться, чего-то добиваться.

И то же стахановское движение, например, по большому счету, являлось идеологической фикцией. Ведь когда Алексей Стаханов нарубил отбойным молотком свои 102 нормы, на него вся шахта работала. Конечно же, это не значит, что в стране не было рабочих, которые демонстрировали образцы самоотверженного труда. Таких было много, но общий уровень эффективности производства во всех сферах экономики оставался чрезвычайно низким.

Я уже не говорю про колхозы и лагеря. Каналы, заводы, железные дороги и прочие объекты ГУЛАГа строили заключенные, которых система воспринимала как бессловесный рабочий скот.  Основа технического прогресса – тачка. Ничего не изменилось со времен строительства египетских пирамид. Кстати, современные ученые выяснили, что пирамиды все-таки сооружали не рабы, а достаточно квалифицированные наемные работники. С использованием передовых для того времени технических средств.

Самое парадоксальное заключается в том, что бюрократическая система не обеспечивает и никакого социального равенства. Дифференциация общества сохраняется в любом случае. Неизбежно в нем появляются те, кто равнее других. Советская мифология рождала легенды о падающих в голодные обмороки наркомах продовольствия, но голод в Поволжье, где умерли  сотни тысяч людей, обитатели Кремля, например,пережили совершенно благополучно.

Собственно, нет необходимости ходить за примерами так далеко. Давайте вспомним, кто был главным в эпоху позднего социализма. Товаровед, завскладом, директор гастронома, официант-все, кто распределял какие-то ресурсы или возможности. Статус этих людей, которые не производили никаких благ, абсолютно не соответствовал требованиям равенства и  справедливости.

Джекпот комбедам не поможет

Социологи любят тему расслоения общества и постоянно сравнивают доходы десяти процентов состоятельных граждан с доходами десяти процентов самых бедных. И выводят из данного соотношения уровень социальной напряженности в тех или иных странах. На самом деле люди просто не понимают фундаментальных основ человеческого общества. В СССР, например, не было гигантской разницы в доходах, и куда делась великая страна?

Иллюстрация из чужой жизни. Западные социологи решили изучить судьбу людей, сорвавших джекпот в международных лотереях. Заметим, что это сотни миллионов рублей. Понятно, что состоятельные граждане лотерейные билеты обычно не покупают, а значит, получателями сумасшедших выигрышей, как правило, были те, кому в жизни не очень везло. Казалось бы, вот оно счастье, буквально свалившееся с неба, – живи и радуйся.Результаты исследования получились потрясающие: 98% счастливчиков в самое короткое время все миллионы потеряли, прокутили, разбазарили и вернулись в то маргинальное состояние, в котором пребывали ранее. А третья часть из них и вовсе счастья не пережила – кто спился, кто умер от передоза наркотиков, а кто просто куда-то сгинул.

И в этом нет случайности. Люди, которые никогда не принимали самостоятельных решений, ничего не созидали, обладают только одним навыком: требовать, чтобы кто-то обеспечил им сносный уровень существования. Отсюда один шаг до лозунга «грабь награбленное!»

Большевики, например, в качестве инструмента борьбы с зажиточным крестьянством использовали комбеды, в которых сидела не приспособленная к труду перекатная голь. А тут она получила власть и возможность взять реванш за все жизненные неудачи. Отнять и поделить имущество кулаков-мироедов – святое дело. Причем процесс дележа сопровождался необычайной жестокостью.

После этого страна на протяжении десятков лет выполняла продовольственную программу, которая так и осталась невыполненной. Полки магазинов наполнились сами собой, как только рухнула планово-распределительная система. После чего директора гастрономов из очень уважаемых людей превратились просто в директоров гастрономов. Для многих из них, между прочим, это стало личной трагедией.

В том-то и заключается парадокс, что более-менее приемлемое существование социально беспомощным людям тоже может обеспечить только государство с той самой эффективной рыночной экономикой, в которую они не могут вписаться и с которой ведут перманентную борьбу.

Террор, шантаж, саботаж

Во Франции нынешний Первомай в очередной раз ознаменовался массовыми волнениями. Кстати, происходящее мало чем отличалось от того, что случилось в 1886 году в Чикаго. Погромы, коктейли Молотова, разбитые машины и витрины, ожесточенные стычки с полицией. Кто сегодня участвует в подобных беспорядках? Молодежь, безработные, иммигранты, получатели социальных пособий в нескольких поколениях, антиглобалисты, представители экологических организаций. Причем все эти маргинализированные группы находятся далеко не в столь бедственном положении, в каком находились когда-то чикагские рабочие, но борются они с классово-чуждым режимом гораздо эффективнее. И опираются в своей борьбе именно на теории левых мыслителей.

Скажем, так называемое зеленое движение по определению считается левым. А наиболее радикальные группировки так и вовсе взяли на вооружение тактику революционеров. Экологический террор, шантаж, саботаж – давно уже стали широко распространенным явлением. Организуется блокада дорог, заводов, стройплощадок, атакуются морские суда, активисты приковывают себя к различным конструкциям, провоцируют физические столкновения с полицией и так далее.

Эти организации имеют огромные бюджеты, содержат мощный бюрократический аппарат, в их распоряжении прекрасные офисы, яхты, самолеты. Они шантажируют компании по различным социальным аспектам труда, условиям производства, охраны окружающей среды.

Скандал, который недавно попытались раздуть наши самостийные экологи, свидетельствуют о том, что явление докатилось и до Омска.Начали они с предприятий, эксплуатирующих природные ресурсы. Например, с нефтезавода и, не исключено, что-то выгорело. С заводом СК дело уже пошло как-то сложнее, а с Омсктехуглеродом и вовсе получился облом.

Суть заключается в том, что для успешного шантажа, требуется, чтобы выбранный объект вел некую преступную деятельность. Тогда ему есть что скрывать. Значит, нужно либо создать иллюзию экологических нарушений и сформировать соответствующее общественное мнение, либо реально вытолкнуть компанию за пределы правовой сферы.

Это ничем не отличается от обычного вымогательства. Ведь когда рэкетир приходит к предпринимателю он никогда не говорит, дескать, отдай мне, потому что я так хочу. Любой нормальные крышеватель предлагает помощь: плати мне, а я сделаю так, что ты сможешь не тратиться на налоги, сэкономишь на экологии, пожарной безопасности и т. д. И тебе ничего за это не будет.

По сути, речь идет о создании все той же системы распределения и перераспределения благ, только уже в теневом криминальном варианте. Опять грабь награбленное! Причем государство здесь уже вообще перестает быть регулятором процессов, то есть перестает быть государством. А безучастность бюрократии по отношению к любой форме крышевания и вымогательства фактически означает, что она признает организаторов криминальных схем социально близкими элементами. Вот примерно так Сталин признавал социально близкими элементами в лагерях уголовников, которые терроризировали и заставляли работать вместо себя политических заключенных.

А что касается экологического шантажа, то в мировой практике он давно уже поставлен на профессиональную основу осуществляется силами профессиональных активистов – читай, людей, не нашедших себе применение в жизни. В одних ситуациях они сами преследуют откровенно корыстные цели, в других — их используют в качестве так называемых полезных идиотов политики или компании, желающие устранить конкурентов. Но в любом случае под прикрытием левой, анархистской фразеологии идет разрушение государственных институтов.

Революционными плодами потом пользуются  другие

В принципе, управленческая система, в которой на первом месте стоит функция распределения и перераспределения благ, — не важно, легальным способом или теневым – способна принести два результата. Первый — вариант Сомали, где нет государства, а есть только территория, поделенная на анклавы, возглавляемые головорезами. Там нет образования, медицины, социального обеспечения, нормальных товарно-денежных отношений, зато есть бандитизм, феодальное тиранство и прочие радости.

Второй вариант – Северная Корея. Это полный контроль над обществом бюрократии, тотальное централизованное распределение материальных благ и, как ни странно, отсутствие какой-либо социальной справедливости. Все, других вариантов нет. Практическая реализация левацких идей (отнять и поделить) гарантированно ведет либо к одному, либо к другому варианту. Ничего нового никто не придумал.

Единственным способом нормального развития общественных отношений является не реализация принципа справедливости, хотя данный фактор, конечно же, ни в коем случае нельзя игнорировать, а создание полноценных государственных институтов. Которые, в свою очередь, должны тщательно контролироваться обществом. Вот контроль над бюрократией – это главное условие общественного благополучия. Потому что сама по себе бюрократия везде ориентируется на свои собственные интересы. Ее бесконтрольность обычно и кончается революциями. Причем их всегда делают маргинальные силы, а революционными плодами потом пользуются совсем другие люди. Что многократно доказано практикой, которая, как учил Карл Маркс, является единственным критерием  истины.

Валерий КАПЛУНАТ, председатель совета директоров ООО «Омсктехуглерод»: «Кто был никем, не станет всем»

Loading...






Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.