Все рубрики
В Омске вторник, 19 Сентября
В Омске:
+11
Пробки: 7 баллов
Курсы ЦБ: $ 57,6242    € 68,7514

Валерий КАПЛУНАТ: «Магия власти»

3 августа 2017 16:35
5
3157

Ни одна конструкция власти не является абсолютным злом или благом. Ключевой вопрос в том, с какой эффективностью используются механизмы, заложенные в том или ином устройстве общества.

В развитых западных странах система управления в очень незначительной степени зависит от личностных качеств лидера. Смена руководителей в центре и на местах практически не отражается ни на работе государственных институтов, ни на экономических отношениях, ни на частной жизни граждан. У нас ситуация мало сказать что другая – она просто в российских регионах разная. В силу огромности страны и особенностей развития каждой территории.

Почему аборигены съели Кука?

Судя по всему, эти отличия во многом определяются менталитетом региональных элит. Скажем, в Дагестане или Чечне – одна ситуация. Москва, Санкт-Петербург, может быть, Екатеринбург и Новосибирск – ближе к европейской цивилизации. Омск в данной системе координат, наверное, занимает некое промежуточное положение: наша элита все-таки скорее является объектом, нежели субъектом большинства процессов. А значит, управленческая модель гораздо в большей степени определяется личностными качествами лидера. Это объективная реальность, через которую нельзя перепрыгнуть – понадобится, как минимум, смена одного поколения, чтобы выйти хотя бы на уровень столиц.

Соответственно, когда регионом руководил лидер деспотического склада, система управления вполне закономерно приобрела явственные феодальные очертания. Мы привыкли считать, что это однозначно плохо, однако нужно признать, что созданный Леонидом ПОЛЕЖАЕВЫМ эгоцентрический властный механизм при всех его недостатках был достаточно эффективным с точки зрения поддержания порядка и системы координат на управляемой территории. К тому же нельзя забывать, что значительная часть его правления пришлась на чрезвычайно сложный период социально-экономической жизни страны и региона, когда слабый лидер элементарно не смог бы удержать ситуацию под контролем.

Мировой опыт показывает, что наличие единого жесткого центра власти само по себе не является фактором, тормозящим или ускоряющим развитие. Мао Цзэдун и Дэн Сяопин обладали одинаковым полномочиями, но последствия их правления несопоставимы. Концентрация полномочий – всего лишь инструмент воздействия на общество. Просто нужно смотреть на другие параметры властной конструкции, чтобы оценить ее с позиций прогресса.

Кроме того, желательно учитывать, что прогресс — тоже понятие относительное. К примеру, с точки зрения общественности Папуа — Новая Гвинея, таковым можно было бы считать преодоление чудовищной традиции каннибализма, который практикуется там под видом борьбы с колдунами. Лет десять назад Запад решил помочь этой стране цивилизоваться путем внедрения демократии, то есть посредством введения выборных процедур. Были инициированы выборы в парламент, в кратчайшие сроки созданы 45 партий, которые повели между собой борьбу за власть. Об их политических платформах можно судить по названиям: партия всеобщего развития, народная коренная партия, партия нового поколения, социал-демократическая партия, либеральная, независимая и так далее. Все как у людей.

Однако местные обычаи неожиданно внесли коррективы в привычный демократический процесс. В одной из провинций избиратели съели специально обученных на Западе агитаторов, заподозрив в них колдунов, которых отличить от обычных людей помогают духи. Тем не менее парламент был избран, электорат остался доволен. Как видим, демократические про-
цедуры универсальным средством лечения всех общественных болезней не являются и вполне органично могут сочетаться с каннибализмом.

Открутить голову кукле

Модель с единым жестким центром власти точно так же нельзя считать абсолютным злом, как и демократию абсолютным благом. Но высокая зависимость этой модели от личных качеств носителя власти, безусловно, является ее наиболее уязвимым местом. Мне довелось разговаривать со многими людьми, достаточно близко знавшими экс-губернатора региона, и все они отмечали одну и ту же вещь: в последние годы пребывания на своем посту губернатор часто принимал решения не столько на основе рациональных соображений, сколько под воздействием каких-то внутренних страстей, руководствуясь чувственной оценкой ситуации.

Я, например, не могу позволить себе так управлять заводом, ибо это немедленно приведет к проигрышу в конкурентной борьбе. Разумеется, чувства, эмоции окрашивают мои поступки, но не должны определять их. Ведь если руководитель промышленного проекта будет действовать во вред интересам производства, но в пользу своего примитивного эго – он вылетит в трубу. А регион, с точки зрения губернатора, в конкурентной силе не нуждается – это скорее вотчина, которая предполагает весьма специфический характер отношений региональной элиты и лидера.

Скажем, бывшему региональному властителю ничего не стоило устранить, стереть в порошок человека вместе со всем его бизнесом, даже если для области он был полезен. Потому что не нравился, чем-то раздражал. Примерно так ведет себя ребенок, когда откручивает голову не понравившейся кукле. С точки зрения логики и рационализма поступок неправильный, потому что игрушка после этого становится мусором. Но дети о логике не задумываются, они руководствуются исключительно эмоциями. Понятно, что когда глава целого региона уподобляется капризному ребенку, «мусора» будет много.

Кстати, этой чертой отличались многие даже выдающиеся диктаторы. Из-за своего эгоцентризма, себялюбия, капризности они нередко принимали судьбоносные решения по настроению, на основе каких-то сиюминутных эмоциональных порывов. Отсюда чудовищные провалы. К примеру, Наполеон, начав войну с Россией, словно утратил свою стратегическую гениальность. Он сам потом признал ее своей фатальной ошибкой, которой нет рациональных объяснений.

Враги российской государственности

Как ни странно, но именно бывший глава региона заложил основы нашего проекта, за что я ему искренне благодарен. Организационная модель Омсктех-
углерода не могла присниться в виде готовой таблицы Менделеева – по сути, она является плодом реакции на агрессивные скоординированные действия властей и силовых структур в отношении предприятия. Это была высочайшая школа сопротивления, которая многому нас научила.

Леонид ПОЛЕЖАЕВ очень хорошо понимал, в чем заключается магия власти. Он прекрасно разбирался в людях, был настоящим ловцом человеческих душ и в совершенстве владел искусством аппаратной интриги. В игре на данном поле у нас не было ни единого шанса. Именно вследствие этого возникла потребность в выработке жизнеспособной концепции, философии проекта, поскольку противостоять системному давлению можно только на системном уровне.

Философия, в общем-то, простая. Мы рассматриваем свой проект как элемент, встроенный в российскую государственность, как форпост отечественной экономики на зарубежных рынках, где предприятие идет победным маршем, вытесняя западных конкурентов. При этом оно не участвует ни в каких теневых схемах, абсолютно прозрачно и законопослушно, что является принципиальным моментом. Ведь атаки на проект, полностью отвечающий интересам страны, становятся по определению опасными для самих агрессоров, так как они при этом проявляют себя как настоящие враги российской государственности. И нам удавалось выходить из тяжелейших ситуаций именно благодаря тому, что каждый раз мы находили союзника в лице государства.

Уход Леонида ПОЛЕЖАЕВА в отставку, по сути, означал разрушение модели управления с единым центром власти, потому что на его место пришел руководитель аморфного типа. По причине отсутствия ярко выраженных лидерских качеств никакую другую модель навязать региону он не смог. В этом, безусловно, есть свои минусы, но сегодня нужно признать, что в целом система отношений, установившихся при нынешнем губернаторе, по сравнению с прежней, стала для области шагом вперед.

Тайный правитель

Как ни странно, но главным достоинством новой модели оказалась именно ее низкая эффективность с точки зрения психологического воздействия на людей. Если в прежнюю эпоху все должны были трепетать и демонстрировать почтение, то после отставки предыдущего губернатора общая атмосфера изменилась, дышать стало легче, в том числе уменьшилось и давление на бизнес. Ведь система власти, построенная на феодальных принципах, уже явно была тормозом для развития территории.

Другое дело, что только низкая личная управленческая эффективность сама по себе преимуществом, конечно же, не является. Природа власти вообще не терпит пустоты. Есть такая наука – психология управления, которая все эти ситуации давно исследовала. При наличии слабого по своим основополагающим качествам лидера, облеченного формальными полномочиями, но не способного эти полномочия реализовать, автоматически появляется и берет власть в свои руки лидер неформальный. В условиях здоровой конкуренции неформальный лидер рано или поздно становится формальным, но если по каким-то причинам он таковым не становится, его установки, как правило, начинают носить асоциальный характер.

Это опасное явление – мы сталкивались с ним на одном из заводов холдинга, где при директоре оказался, скажем так, влиятельный регент. Если бы он действительно был хорошим профессионалом, можно было просто произвести рокировку руководителей. Но за этим самым регентом обнаружились очень серьезные провалы. Он как раз и формировал вокруг себя эгоцентричную модель отношений, безответственную в своей основе и порождающую реальные коррупционные риски. Естественно, пришлось осуществлять хирургическое вмешательство — отстранить обоих фигурантов.

С управленческой точки зрения город или область отличаются от завода только масштабами. И отсутствие обладающих сильными волевыми качествами руководителей заведомо предполагает наличие неформальных лидеров, то есть тех же условных регентов. А что такое регент? По сути, это тайный правитель. Тайный – потому что никто не делегировал ему властных полномочий, его власть противоречит прописанным в законах процедурам. Он никем не избирался, никто его не знает, обществу он не подконтролен. При этом имеет возможность продвигать свою собственную стратегию, создавать для ее реализации подконтрольные лично ему такие же неформальные структуры и не несет ровным счетом никакой ответственности за конечный результат своей деятельности. Причем неформальный лидер, стоящий за спиной формального, сам прекрасно осознает, что его власть носит нелегитимный, антигосударственный, то есть фактически криминальный характер.

КПД ПОЛЕЖАЕВА — 10%, а КПД НАЗАРОВА — 12%

Любое промышленное предприятие такая модель управления быстро приведет к катастрофе, а на уровне региона она может существовать достаточно долго, поскольку в больших системах велика сила инерции процессов. Но родовой изъян управленческой конструкции с наличием формального и неформального центров власти, который, опять-таки, заключается в низкой эффективности, неизбежно будет подтачивать ее фундамент.

Впрочем дело даже не в этом –
изъяны есть у любой конструкции. Просто коэффициент полезного действия всех властных моделей, реализованных в регионе, оказался гораздо ниже объективно возможного уровня. Скажем, Леонид ПОЛЕЖАЕВ, безусловно, многое сделал для области, но КПД, который он выжал из своей модели, я бы оценил процентов в 10. Показатель Виктора Назарова, на мой взгляд, порядка 12 процентов. Неформальных лидеров-регентов, стоящих за его спиной, – еще на пару процентов выше. Понятно, что это чисто умозрительные цифры, но все равно речь идет об эффективности, сопоставимой с КПД паровоза, у которого из ста тонн сожженного угля менее десятой части преобразовывалось в энергию движения, а остальное уходило в дым. К слову, если предложить носителям власти оценить по балльной системе деятельность друг друга, думаю, что единодушие будет полное, причем взаимные оценки вполне могут оказаться еще жестче.

Я-то как раз убежден, что, несмотря на разный жизненный опыт, разные целевые установки и наличие определенных недостатков, все эти люди обладали достоинствами, позволяющими реализовать возможности построенной модели с многократно большей продуктивностью. Потенциал был, и каждому из них судьба предоставила шансы для создания высокоэффективной системы управления регионом. При безусловном сохранении своей лидирующей роли. Но для того чтобы этими шансами воспользоваться, требовались определенные усилия, концентрация ресурсов, выработка четкой стратегии, формирование команды с определенной философией и так далее. Увы, не случилось. Носителям власти, каждому по разным причинам, не удалось консолидировать омское общество и обеспечить профессиональное решение управленческих задач.

Причем здесь важно понимать, что оптимальных моделей в готовом виде не существует в принципе. К ним можно только постепенно приблизиться путем бесконечных проб и ошибок. Мы, например, идем уже по третьему кругу в оптимизации системы управления Омсктех-
углерода и все равно недовольны ее КПД, хотя он кратно выше КПД региональной властной модели.

Дьявол соблазнил женщину

Давайте вспомним китайские реформы. Ведь Дэн Сяопин начинал даже не с нуля, а со сплошных минусов. В 70-е годы Китай находился в отчаянном положении, социальные и экономические противоречия буквально раздирали страну. Сегодня мы видим, что Поднебесная бросает экономический вызов США, но ведь за кадром опять остается огромное количество совершенных ошибок. Китайское руководство и сегодня неустанно занимается адаптацией системы управления к меняющимся условиям.

В конце концов даже Создатель ошибался, что нашло отражение в Библии. К примеру, он создал Адама и Еву как два бесполых существа, без остального человечества. Но не учел воли дьявола, который соблазнил женщину, а та уже соблазнила мужчину. Пришлось проклинать свои творения, соглашаться на любовь, рождение детей и вводить институт смерти, ограничивающий их земное существование. Но это не стало решением проблемы. Люди сумели столько нагрешить, что Бог вынужден был провести очередную селекцию с помощью великого потопа, избрав Ноя с его семейством и прочими живыми существами в качестве лучших и достойных жизни представителей. А потом еще была аналогичная, хотя и меньшая по масштабам операция с Содомом и Гоморрой – проще оказалось сжечь эти города, чем исправить пороки их жителей. Приблизительно таким же образом наш президент Владимир ПУТИН уничтожил налоговую полицию и ФСКН, убедившись в невозможности реформировать эти ведомства, что выдает в нем истинного стратега.

Конечно же, низкий уровень управления затормозил развитие нашего региона. Последние два десятилетия для целого поколения стали временем упущенных возможностей. Но это совсем не значит, что у области нет перспектив. Тем более если учесть, что нынешняя переходная властная модель, сыгравшая поначалу позитивную роль, исчерпала себя гораздо быстрее, чем предыдущая феодальная.

Совершенно очевидно, что эта модель сегодня является серьезным раздражителем и для Москвы. Нет никаких сомнений в том, что федеральный центр прекрасно разбирается в омских реалиях. Об этом говорит, например, его быстрая и очень жесткая реакция на попытку протащить бывшего вице-губернатора ГРЕБЕНЩИКОВА на пост мэра. Речь явно идет о системном подходе, чего большинство представителей власти, по-моему, пока еще не осознало. Во всяком случае подобный поворот событий точно стал большой неожиданностью как для формальных, так и неформальных лидеров нашего региона.

Интриги, предательство, зависть, двойная игра

Механизм привычных отношений сломался: если раньше достаточно было присягнуть на верность клану, вносить посильную лепту в общее дело и, поскольку Москва далеко, а дома все схвачено, чувствовать себя в полной безопасности, то теперь уверенности в безопасности ни у кого нет. Да и сами клановые структуры стали менее сплоченными. Упал уровень внутренней дисциплины, изнутри эти сообщества подрывают интриги, предательство, зависть, двойная игра. Они крайне неэффективны даже с точки зрения достижения теневых целей.

Система отношений, построенная на таких принципах, по определению не может долго сохранять равновесие. Рано или поздно придет новый руководитель, который начнет строить новую властную модель, и я не сомневаюсь, что она будет другой. По крайней мере, на это указывают закономерности, отчетливо прослеживающиеся в политике нашего президента В.В. Путина.

Наметились позитивные тенденции. Может быть, произошедшие изменения не бросаются столь явно в глаза, но они очень существенные. Скажем, руководители всех силовых ведомств, представленных в регионе, сегодня четко сориентированы именно на решение государственных задач. Правоохранительные органы реально превращаются в вертикально интегрированные структуры, которые занимаются не обслуживанием местечковых интересов, а выполняют функции, возложенные на них российским законодательством. Мы это ощущаем по своему проекту – как в Омске, так и в Волгограде. По крайней мере, повторение ситуации, когда силовики, используя всю мощь своих полномочий, совершенно открыто вели на предприятие скоординированную атаку в корыстных интересах какого-то клана, сейчас просто невозможно представить.

Стоит отметить, что и в обществе вызревает понимание вредоносности засилья клановых структур. Недавний взрыв массового возмущения по поводу помпезной судейской свадьбы на Кубани, где региональная элита по своему менталитету, видимо, мало чем отличается от омской, был весьма показательным.

Один известный советский журналист как-то сравнил общественный прогресс с родами, которые нельзя приостановить. Процесс развития действительно неудержим. К примеру, главе правительства Папуа – Новая Гвинея в 2013 году удалось сломить сопротивление провинциальных элит и добиться отмены закона о колдовстве, позволявшего, по сути, безнаказанно убивать и поедать людей, заподозренных в данном грехе. Не факт, конечно, что сама традиция забыта, но если учесть, что побывавший в Новой Гвинее менее полутора веков назад великий русский этнограф Миклухо-Маклай застал там каменный век и первобытно-общинные отношения, прогресс выглядит ошеломляющим.

Кстати, в Миклухо-Маклае, в отличие от съеденных агитаторов-демократов, аборигены почему-то колдуна не заподозрили, хотя основания были. Наверное, он не пытался навязать им американские демократические ценности, ибо обладал собственной российской духовностью. До сих пор на берегу Маклая передаются из поколения в поколение легенды о белом ангеле, а ведь прошло 140 лет.

Валерий КАПЛУНАТ, председатель совета директоров ООО «Омсктехуглерод»

Первая публикация — в газете "Коммерческие вести" от 2 августа 2017 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

киви 7 августа 2017 в 11:23:
Читательнице: В.К. не собирается ни с кем дискутировать. Он имеет свою точку зрения на многое и просто излагает ее. Во власть не рвется, не осуждает и не хвалит. Он над схваткой. Такое у меня впечатление.
Мда 6 августа 2017 в 13:11:
Автору галоперидолу ударную дозу
читательница 4 августа 2017 в 12:34:
Налицо полностью осознанный взгляд на происходящее в регионе. Букв — в самый раз. Думаю, спикер был бы хорош в публичной дискуссии на эту тему. Послушала бы.
Другой читатель 4 августа 2017 в 11:19:
На самом деле здесь куда больше аллюзий и намеков. Регент — это, надо полагать, Игорь Сергеевич?
читатель 4 августа 2017 в 08:01:
Назаров и Голушко(и параллельное или теневое правительство под руководством последнего) — вот собственно, кратко, основная тема сюжета. НО ОЧЕНЬ МНОГО СЛОВ! Буквы надо экономить. «Короче, Склифософский!»
Показать все комментарии (5)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.