Все рубрики
В Омске воскресенье, 3 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 53,7676    € 56,3584

Александр ТРЕТЬЯКОВ: «Честно скажу, я у ВЫСОЦКОГО о причинах отставки не поинтересовался. Не хотел ставить человека в неудобное положение»

13 августа 2014 10:34
1
4495

Назначенный в июне министром экономики Омской области Александр ТРЕТЬЯКОВ все же выбрал на минувшей неделе время, чтобы пообщаться с творческим коллективом «Коммерческих вестей» в рамках традиционных «кухонных посиделок». За чашкой чая новый глава минэкономики рассказал о том, почему не торопится делать кадровые решения, рассказал о своем отношении к великим омским стройкам, доставшимся экономике региона от экс-губернатора Леонида ПОЛЕЖАЕВА, и объяснил, почему не считает зазорным лично помогать инвесторам решать их проблемы. Наиболее интересные фрагменты этой беседы предлагаем вниманию читателей «КВ».

– Александр Георгиевич, на наших «кухонных посиделках» побывали все ваши предшественники. Всем мы задавали вопросы, все на эти наши вопросы красиво отвечали, рассказывали нам, какая в Омской области скоро начнется замечательная жизнь. На наш взгляд, пока ничего не изменилось. А как вы оцениваете результаты работы ваших предшественников?

– Считаю, что и ТРИППЕЛЬ, и ВЫСОЦКИЙ внесли свой вклад в региональную экономику. Самое главное, на мой взгляд, что у каждого из них была своя позитивная точка зрения на то, как именно необходимо развивать экономику Омской области. Безусловно, очень положительный момент, что мои предшественники сформировали стратегию развития региона на среднесрочную перспективу – двенадцать лет. А в сегодняшних реалиях десятилетний горизонт планирования для региона – это уже, посути, долгосрочная перспектива. Раньше в Омской области вообще никогда не планировали более чем на пять лет вперед, и то, что мои предшественники стали реализовывать долгосрочное планирование, это, конечно, огромный плюс.

Долгосрочное планирование, поверьте мне, – сложнейшая задача. Разработка стратегии развития региона и реализация ее – это практически равнозначные по сложности задачи. Вы представьте, какая ответственность лежала на Александре Фридриховиче, когда решение о том, как будет развиваться регион следующие десять-пятнадцать лет, нужно было принимать практически сходу? В России, скажем откровенно, не очень хорошо прогнозировали последние 20 лет. По разным причинам. В том числе из-за отсутствия профессиональных навыков. Стратегия развития Омской области, с моей точки зрения, подготовлена достаточно профессионально. И смотрите, что получается. Когда два года назад начала формироваться стратегия, никто не мог предсказать, что возникнет ситуация, связанная с Украиной, и что у оборонной промышленности срочно возникнет необходимость в импортозамещении. Но ситуация возникла. И наше высокотехнологичное машиностроение оказалось к этому готово. Нашим предприятиям уже есть чем ответить на новые вызовы.

– Хорошо. Рассмотрим ваш пример с высокотехнологичным машиностроением. Вы думаете, что-то изменилось бы для ПО «Полет», если бы правительство Омской области не разработало стратегию развития? На наш взгляд, ПО «Полет», которое входит в федеральный холдинг, этого бы просто не заметило, и точно так же выпускало бы свою ракету-носитель «Ангара». То же самое можно сказать про КБТМ, ОМКБ, «Высокие технологии». Они вполне нормально будут развиваться и без стратегии, которая принята областью. Или вы не согласны?

– Нет, здесь я не соглашусь с вами. Каждое из перечисленных вами предприятий действительно могло бы развиваться и самостоятельно, без участия региона, но при этом темпы его роста были бы ниже, чем при объединении усилий с регионом. Дело в том, что при масштабировании производства и резком наращивании объемов крупный бизнес становится очень сильно зависим от ряда внешних факторов. Идеальная схема – это когда вокруг крупного предприятия формируется большой пул средних и малых предприятий, субподрядчиков, которые могли бы гибко и оперативно реагировать на его запросы. И роль региональной власти в формировании этого пула очень важна. Причем речь идет не только о поставках комплектующих. Малые предприятия могли бы взять на себя услуги по проектированию, по обеспечению программными продуктами, могли бы заниматься опытно-конструкторскими разработками.

– Вы говорите о технопарках?

– Совершенно верно. Задача областной власти – создание условий для тех предприятий малого и среднего бизнеса, которые хотят войти в этот пул. Но это далеко не единственная задача. Вы знаете, какая главная сегодняшняя проблема у всех предприятий кластера высокотехнологичного машиностроения?

– Кадровая...

– Да, всем предприятиям остро не хватает специалистов. И самим предприятиям решить эту проблему точно не под силу. Безусловно, нужна долгосрочная государственная программа, на которую будут выделяться и федеральные, и региональные ресурсы. Что мы в связи с этим делаем сейчас? К первому осеннему заседанию Законодательного собрания Омской области мы предполагаем разработать сквозную целевую программу по подготовке и закреплению специалистов в промышленности. Предполагаем расширить техническую направленность в системе дополнительного образования, в каждой школе ввести специализированные физико-математические классы и ряд других мер. Проблема на самом деле очень серьезная. У нас учителя в школах уже утратили навыки высокопрофессионального преподавания физики, и в результате мы имеем выпускников, которые не готовы поступать в технические вузы. Поэтому придется, видимо, начинать с повышения квалификации учителей. И это еще один компонент будущей программы.

– Во время встречи с резидентами бизнес-инкубатора вы говорили об индустриальном парке на Левобережье. Можно уточнить, что это за индустриальный парк и где именно он будет?

– Рядом с заводом «АВА компани» на улице 2-я Солнечная. Сейчас там пустой участок земли. Часть его принадлежит муниципалитету, часть – Омской области.

– Кто будет оператором индустриального парка?

– Сейчас идет процесс создания управляющей компании, которой будет отдан в управление земельный участок размером 250 га. Учредителем со стороны региона выступает Корпорация развития Омской области, а со стороны муниципалитов – одно из муниципальных учреждений. Какое – пока не определено. Уставные документы еще только формируются. Наша задача – подготовить до конца года проект создания инженерной инфраструктуры – вода, газ, электроэнергия. А в январе следующего года планируем подать заявку на финансирование строительства сетей из федерального бюджета через Минрегионразвития РФ. Получится или не получится привлечь средства федерального бюджета – это еще вопрос, но мы будем стремиться к тому, чтобы получилось. Чтобы получить финансирование, кстати говоря, нам нужно набрать резидентов на 20% площадей индустриального парка. Мы проводим сейчас предварительный мониторинг, и у нас эти 20% набираются совершенно спокойно, даже без какой-либо предварительной информации в прессе.

– Можете назвать компании, которые хотят стать резидентами?

– Пока не могу. Могу только сказать, что там не предполагается размещать новые высокотехнологичные производства. Это удел технопарков. В индустриальном парке будут размещаться лесопереработчики, производители продукции для ЖКХ и так далее.

– Вы долгое время были предпринимателем. Потом стали чиновником. В чем вообще смысл такой кардинальной трансформации? Или предпринимательство в сегодняшней России не дает возможности для самореализации?

– Попытаюсь ответить на ваши вопросы последовательно. У меня как-то так случилось – в силу, видимо, индивидуальных особенностей характера, что через каждые десять лет становится скучно и появляется желание сменить сферу деятельности. С 22 до 32 лет занимался исключительно бизнесом. С 32 лет, как учредитель компании, осуществлял контроль за бизнесом, принимал стратегические решения, но в оперативное управление уже не погружался и занимался преимущественно общественно-политической деятельностью, будучи президентом Омского областного союза предпринимателей, а потом и депутатом Законодательного собрания Омской области. В 42 года ушел работать в государственное предприятие «Рослесинфорг», которое, с моей точки зрения, удачно совмещает в себе и хозяйственную деятельность, и государственные функции по формированию правил отраслевого развития в лесном хозяйстве страны. Теперь, после назначения на должность министра экономики Омской области, я уже полностью перешел в чиновничью ипостась. Вернее, в сферу государственного управления. Мне слово «чиновник» не нравится. Что будет еще через десять лет – не знаю.

– В каком состоянии ваш бизнес, которым вы занимались? Кому вы его оставили? Какие у вас взаимоотношения с вашим бывшим бизнесом сегодня? Не будете ли вы его лоббировать, будучи главой минэкономики?

– Основную часть своего бизнеса я уже давно продал. Что осталось, тем владеют моя дочь и зять со своими партнерами. У меня, если честно, даже физически нет возможности вникать в эти процессы.

– Когда ваш предшественник Сергей ВЫСОЦКИЙ заходил в «КВ» на чашку чая, то сказал очень любопытную фразу. Мол, ему с точки зрения выстраивания системы взаимоотношений повезло – он человек не местный и у него нет груза ответственности перед однокашниками, бывшими коллегами, чьими-то бывшими женами и так далее. Вы – местный. У вас есть в Омске и однокашники, и друзья, и бывшие партнеры по бизнесу, и бывшие жены. Не звонят они вам с тайным или явным желанием получить какую-нибудь выгоду?

– Бывших жен у меня точно нет, жена только одна. Что касается друзей, знакомых, одноклассников и однокурсников, то они были, есть и будут. Это естественно. Сейчас у меня практически нет возможности поддерживать дружеские отношения, но все же нахожу время и для этого. И если бы сказал, что ко мне вообще с просьбами не обращаются, то вы бы сразу поняли, что я вру. Обращаются. Но для меня важнее другое. Поскольку в омской бизнес-среде живу давно, то прекрасно понимаю, кто в Омске является эффективным собственником. Знаю и тех, с кем возможно развивать экономику, и тех, кому доверять нельзя. И в этом, наверное, мое преимущество. Эти знания позволяют мне принимать взвешенные решения.

– Некоторое время назад губернатор говорил о возможной перерегистрации в Омск одного из федеральных холдингов. Есть какие-то подвижки в этом вопросе?

– С моей точки зрения, здесь две задачи. Задача-минимум – убедить руководителей федеральных холдингов, чтобы в рамках уже действующих и вновь подписываемых соглашений омские филиалы холдингов были зарегистрированы в Омске в качестве дочерних акционерных обществ. Задача-максимум – перерегистрировать в Омск для начала хотя бы один холдинг.

– Хотя бы холдинг «Салют»?

– Да, хотя бы «Салют». Это трудоемкая работа, но мы очень рассчитываем на успех.

– Недавняя глобальная новость – закрытие продовольственного рынка России от продуктов из ЕС. У правительства Омской области уже есть понимание, как можно воспользоваться ситуацией? Хотя бы картофель на полках магазинов мы можем заместить омским?

– Омский агрокластер – одна из главных точек роста региональной экономики, и мы, естественно, работаем с ним постоянно. И формируем его буквально по звеньям, чтобы понять, где у нас проблемы и как их решать. Если говорить о том же картофеле, то одна из очевидных проблем – отсутствие мощностей для его хранения и переработки. Мы уже начали выращивать картофель в промышленных масштабах, но не можем его ни сохранить, ни переработать. Да и в целом в аграрном секторе для нас приоритетное направление – создание современных высокоэффективных мощностей для хранения всей продукции растениеводства и последующей его переработки.

– Инвесторы и инвестиционные проекты – это тема практически бесконечная. И разговоров на эту тему много. Но, к сожалению, пока эти разговоры не перешли в практическую плоскость. Реальные инвесторы обходят Омскую область стороной...

– Мы часто забываем, что по статистике из десяти потенциальных инвесторов, которые заявили о своих планах и проектах, остается всего один. И это не говоря о тех инвесторах, кто просто приехал посмотреть на Омскую область, чтобы попытаться здесь сделать что-то, не очень хорошо понимая, что именно. И совершенно нормально, когда список приоритетных для региона инвестпроектов постоянно меняется и обновляется. Мы не должны это воспринимать как трагедию.

– Ваша кандидатская диссертация посвящена вопросам управления инвестиционной активностью. Вы используете в сегодняшней работе результаты своих научных исследований?

– Использую свои собственные знания и опыт прежде всего. Радует, что тематика моих исследований оказалась опять актуальной. Когда работал над диссертацией – это было в середине 2000-х годов, инвестиционная активность, если помните, была на пике. И мне уже тогда было непонятно, почему власти в регионах хватаются за любой инвестпроект, лишь бы только его затащить в регион. Зачастую все это заканчивалось печально. Реализованный инвестпроект мог оказаться по разным причинам неэффективным, причем все это выяснялось уже на стадии, когда новое производство начинало работать. И часть вины за это, считаю, лежит на регионах. Хотя бы потому, что управление инвестиционной активностью – это задача региональной власти. Власть гораздо лучше инвестора знает преимущества и возможности своей территории, а главное – все риски. И донести эти знания необходимо без искажений.

– Ваша кадровая политика предполагает смену кадрового состава министерства или вы не будете увольнять людей, которых привели ваши предшественники?

– Определил себе срок в три месяца, чтобы посмотреть на работу каждого из заместителей и руководителей управлений. Было бы неправильно, на мой взгляд, делать какие-то выводы и принимать какие-либо кадровые решения сейчас. Еще слишком мало времени прошло.

– С Сергеем ВЫСОЦКИМ после его отставки вы встречались? Не поинтересовались о причинах, из-за которых он ушел? У него ведь были такие большие и красивые планы. Он даже обещал губернатору галстук съесть в 2016 году, если эти планы не реализуются...

– С ВЫСОЦКИМ мы разговаривали всего один раз. У меня, собственно, было к нему несколько вопросов, и мы с ним встретились в Москве. На тот момент он был в процессе определения новой точки приложения сил. Причинами отставки, честно скажу, не поинтересовался. Не хотел ставить человека в неудобное положение.

– Недавно губернатор подверг серьезной критике Корпорацию развития Омской области. Как будете исправлять ситуацию?

– Корпорация развития, как бы банально это ни прозвучало, – один из главных инструментов работы региональной власти с инвесторами. Это та структура, которая должна обслуживать инвесторов в ручном режиме. Именно обслуживать, поскольку ничего зазорного в этом слове нет. Нужно брать инвестора за руку и вести его по кабинетам, если в этом есть необходимость.

– Вот и опять дежавю. Нам показалось или тема про «брать за руку инвестора» проходит красной нитью буквально всюду?

– А что делать? Никакого результата не будет, если в работе с инвесторами не применять ручной режим. Сам этим занимаюсь и ничего зазорного в этом не вижу. Пусть лучше инвестор чуть устанет от нашего чрезмерного внимания к нему, чем у него останутся какие-то нерешенные вопросы.

– Какой регион для вас является идеалом с точки зрения работы над инвестиционной привлекательностью?

– Калуга. Это избитый пример, но там действительно очень эффективно работают с инвесторами. Там уже отлажена система.

– Как вы относитесь к Леониду ПОЛЕЖАЕВУ, с которым вам приходилось достаточно много обращаться, и как воспринимаете его наследие – три великие стройки, которые нам не судьба, видимо, завершить.

– Леониду Константиновичу чрезвычайно благодарен за ту школу, которую прошел рядом с ним. А по поводу объектов могу сказать так. Не вижу целесообразности продолжать проект метро в любом его виде, даже в виде системы легкорельсового транспорта. По аэропорту у меня тоже четкая позиция: будет новый аэропорт построен в Федоровке или где-то еще – неважно, главное, чтобы в Омске появился крупный мультимодальный логистический аэропортовый узел. А по гидроузлу, извините, не готов высказать свое мнение.

– Недавно омский рынок недвижимости взбудоражила элитная квартира площадью 306 кв. метров, которая была выставлена на продажу почти за миллион долларов. Ходили слухи, что это ваша квартира...

– Да, это моя квартира, буду ее продавать, поскольку она мне сейчас без надобности. Дети у меня в Москве, а нам с супругой такая большая площадь не нужна. Кстати, хочу напомнить, что эту квартиру, которая сейчас оценивается в 32 миллиона рублей, построил сам, будучи соучредителем строительной компании «Новострой» (я вышел из этого бизнеса в 2006 году). Это мое детище. В строительный бизнес в 1998 году пришлось войти по одной простой причине – искал себе жилье, но не нашел того, которое бы меня устроило по месторасположению, инфраструктуре и планировке. И решил построить дом, в котором будет квартира по моему индивидуальному проекту. На мой взгляд, получилось неплохо. По сути, коттедж в центре города.

– Спасибо, Александр Георгиевич, и за интересную беседу, и за то, что нашли время зайти к нам.

Комментарии
галка 16 августа 2014 в 00:21:
очень удачно поставленные вопросы для очередного столоначальника от несчастной омской экономики (да ещё и с «омскими корнями» ).....уж этот досидит до....
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

Мэрия не видит плюсов в создании единой дирекции для парков Омска

Пять муниципальных парков подчиняются четырем разным структурам, и свести их воедино достаточно сложно

3 июля 14:30
0
205

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.