Все рубрики
В Омске суббота, 1 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 55,2987    € 52,7379

Олег ШИШОВ и Промсвязьбанк «злоупотребили» с Сиблифтом

16 июля 2015 09:39
0
4069

Конкурсные управляющие  посчитали подозрительными  поручительство и залог, в результате которых  стабильно  работавшее предприятие   «Сибирский  лифт»  оказалось обанкрочено по иску банка

30 июня арбитражный суд Омской области принял к рассмотрению иски от конкурсного управляющего «Сибирского лифта» Алексея АНДРЕЕВА о признании недействительными  сделок – договора поручительства  от 7 марта 2014 года «Сиблифта» и ПАО «Промсвязьбанк»  и договора о залоге оборудования от 26 мая 2014 года между ними же. Аналогичные иски   поступили в суд от ООО «Анте». Чуть раньше, 24 июня, арбитраж принял заявление  конкурсного управляющего  НПО «Мостовик» Михаила КОТОВА  об оспаривании взаимосвязанных сделок ООО «НПО «Мостовик»,  ООО «Сибирский лифт» и ПАО «Промсвязьбанк».  О подозрительности этих сделок «Коммерческие вести»  подробно написали еще 20 августа 2014 года в статье «Карачаровский мехзавод возьмет под контроль «Сиблифт».

Промсвязьбанк

Напомню, что 500-миллионный кредит под 12,9 % годовых на пополнение оборотных средств (в том числе выплату заработной платы) «Мостовик» взял  в  Промсвязьбанке  по договору об открытии кредитной линии от 7 марта 2014  года. Поручителем выступили «Сиблифт» и Олег ШИШОВ, а залогом стала доля «Мостовика» в ООО «Сибирский лифт» (82,33 %). Вернуть эти деньги ШИШОВ как генеральный директор заемщика обязался 6 июня 2014 года. То есть кредит брался на три месяца в период, когда было уже широко известно о проблемах НПО «Мостовик». Как писали год назад  «КВ»: «Можно предположить, что на самом деле речь шла о продаже контрольного пакета дочернего предприятия: ну никак не нашел бы уже ШИШОВ полмиллиарда для возвращения через три месяца. Так что, думаю, и заемщику, и заимодавцу было сразу понятно, что возврата не будет. В ином случае службу безопасности и руководство кредитного отдела ПСБ можно было выгонять с волчьим билетом за непрофессионализм. Со стороны банка договор подписал вице-президент, заместитель руководителя корпоративного блока Промсвязьбанка Сергей СЕРОВ.

Обе стороны так торопились, что не успевали все оформить юридически грамотно. В частности, «КВ» удалось изучить протокол внеочередного собрания участников ООО «Сибирский лифт» от 7 марта 2014 года, которые проголосовали за поручительство по кредиту «Мостовика» перед банком. Как сказано в этом протоколе, в собрании приняли участие владельцы 100 % от уставного капитала «Сиблифта» (или их полномочные представители), включая само НПО с 82,33 %, Олега ШИШОВА с 6,12 %, мэра Омска Вячеслава ДВОРАКОВСКОГО с 1,56 %, Сергея КОСТРИКА с 1,06 % еще 12 человек. Все 100 % проголосовали за одобрение договора поручительства. Однако в статье 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» говорится, что «Решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием участников общества большинством голосов от общего числа голосов участников общества, не заинтересованных в совершении такой сделки». Чуть выше в этой же статье перечислены лица, считающиеся заинтересованными. Согласно закону ни Олег ШИШОВ, ни НПО «Мостовик», ни директор «Сиблифта» Сергей КОСТРИК не имели права голосовать по данному вопросу. Голосовать за такое решение с заинтересованностью должны были владельцы не более 10,49 % голосов, в том числе и голос доверенного лица Вячеслава ДВОРАКОВСКОГО. Есть сомнение в том, что это собрание вообще созывалось».

Через месяц после взятия кредита – 7 апреля  2014 года – «Мостовик» предсказуемо не выплатил проценты по кредиту, а 11 апреля ПСБ уже подал иск в Лефортовский суд города Москвы   о взыскании 520 008 219 руб. 18 копеек солидарно с НПО «Мостовик», с его генерального директора Олега ШИШОВА и с ООО «Сибирский лифт». Решение о взыскании было принято  судом в течение одного судебного заседания 1 июля 2014 года при полном непротивлении ответчиков. Позже ни один из последних даже не стал опротестовывать это решение, и через месяц оно вступило в силу. А 11 августа Промсвязьбанк уже подал иск о банкротстве ООО «Сибирский лифт».  6 октября на омском предприятии было введено наблюдение, а 29 января 2015 года – конкурсное производство.

«Мостовик»

«КВ» удалось ознакомиться с исковым заявлением конкурсного управляющего НПО «Мостовик» Михаила КОТОВА.   Он  выявил «ряд взаимосвязанных подозрительных сделок, совершенных Должником с целью причинения ущерба кредиторам». Это сделки по обеспечению «Сибирским лифтом» обязательств НПО «Мостовик» перед Промсвязьбанком по вышеописанному 500-миллионному кредитному договору  Управляющий полагает, что их необходимо признать недействительными  из-за допущенного сторонами «злоупотребления правом»  по основаниям.  Он ссылается на п.2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», где говорится: «Сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка)».

Как  поясняется  в постановлении пленума ВАС № 63 от 23 декабря 2010 года, «цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым – пятым п.2 ст. 61.2   Закона о банкротстве».

То и другое, по мнению Михаила КОТОВА 7 марта 2014 года были налицо.  На момент сделок «Мостовик» «имел признаки банкротства, поскольку имел судебные иски о взыскании просроченной задолженности и задолженность по заработной плате перед сотрудниками», а также неисполненные исполнительные производства в службе судебных приставов.  Менее через месяц после заключения сделки – 4 апреля «Мостовик» подал иск  о самобанкротстве. Что касается пункта «б», то, как считает управляющий, Должник («Мостовик») «уничтожил или исказил документы бухгалтерской и иной отчетности  либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы».

Руководством НПО «Мостовик», согласно иску, было допущено злоупотребление правом, так как оно «достоверно знало о невозможности исполнения обязательств по заключенному кредитному договору».

Целью заключения кредитного договора с предоставлением поручительства и залога от «Сибирского лифта»,  продолжает конкурсный управляющий, являлось фактическое изъятие  «Сиблифта»  «в виде действующего предприятия как единого имущественного комплекса  в пользу ПАО «Промсвязьбанк» на неэквивалентной основе с причинением ущерба НПО «Мостовик» и его кредиторам». Последующие действия Промсвязьбанка с исками в Лефортовский районный и Омский арбитражный суды «явно свидетельствуют о недобросовестности и умысле ПАО «Промсвязьбанк»  на незаконное получение выгод и преимуществ из своего положения с целью причинения ущерба кредиторам НПО «Мостовик». Действуя разумно банк должен был обратить взыскание на предмет залога -  долю «Мостовика» в размере 82,33% в «Сиблифте», однако банк инициировал процедуру, тем самым стоимость 100% долей ООО, а соответственно и 86%, принадлежащие НПО «Мостовик» была «умышленно снижена практически до нуля, поскольку «Сибирский лифт» был признан банкротом».  

Если суд примет сторону истцов, есть повод для возбуждения уголовного дела.

Первая публикация статьи состоялась в газете «Коммерческие вести» от 8 июля 2015 года.



Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.