Ксения БРОВКО, ТК «РОДНЭКС»: «Бизнес – это как ребенок. Находясь дома с одним – двухлетним, я думаю о втором – о бизнесе»

Дата публикации: 05 мая 2021

Транспортная компания недавно купила в собственность 19-ю машину. 

Можно скептически относиться к феминизму, но факт остается фактом: – женщины все чаще в современном мире занимают активную позицию и претендуют на руководящие должности. Создатель и руководитель одной из крупных омских транспортных компаний «РОДНЭКС» Ксения БРОВКО рассказала обозревателю «Коммерческих Вестей» Анастасии ИЛЬЧЕНКО, как вошла в этот традиционно мужской бизнес, какую выручку получила компания в сложный пандемийный год, а также поделилась секретами распределения времени так, чтобы его хватало и на работу, и на семью.

– Ксения, как получилось, что вы стали руководить транспортной компанией?

– Все просто. Я окончила ОмГАУ по специальности «Бухгалтерский учет, анализ и аудит». После окончания вуза устроилась работать по специальности – бухгалтером – в одну из омских транспортных компаний. У организации были хорошие обороты, но не было развития, т. е. цифры всегда оставались на одном уровне. Мне это не нравилось, хотелось роста, и я начала предлагать свои идеи. Но почему-то учредителей они не заинтересовали. И тогда я подумала, что могу открыть свое дело и реализовать то, что хочу. Параллельно с основной работой создала транспортную компанию «РОДНЭКС». Но уже через полгода не смогла совмещать и сосредоточилась только на собственном бизнесе. Это был 2010 год.

– Название что-то означает?

– Название «Роднэкс» было создано в условиях «а давайте быстрее как-нибудь назовемся, некогда размышлять, нужно работать!» и поэтому носит очень простую расшифровку – «родное экспедирование». Сейчас компания выросла, чтобы переименовать себя красиво, и до конца года запланирован ребрендинг.

– Что вы делали первые полгода?

– Потихонечку нарабатывала клиентов – искала, договаривалась, подписывала договоры и начинала осуществлять перевозки. Насколько я помню, первым стал рейс «Новосибирск – Омск». Это была 20-тонная фура со строительными материалами нашего первого клиента – «Бауцентр». До сих пор с ним работаем.

– А что произошло с вашими идеями, все ли они получили путевку в жизнь?

– Думаю, процентов на 70 они реализованы на сегодняшний день. В компании, где я работала по найму, использовали только транспорт грузоподъемностью 20 тонн. Но ведь есть и другие. Плюс у нас был всего один клиент. Мне это не нравилось. При такой организации – сегодня у тебя есть договор, а завтра что-то пойдет не так, клиент расторгнет его, и ты останешься без работы. Мое правило – клиентов должно быть много. Никогда не делим клиентов на крупных и малых, любой очень важен. Сегодня он мелкий, а через три года вырастет.

– Сколько сегодня у вас клиентов?

– Больше 30 юридических лиц. И всего один клиент, с которым мы перестали работать, причем по нашей инициативе. Со всеми остальными работаем со времени заключения первого договора.

– Обрисуйте деятельность компании и ее объемы.

– Мы занимаемся перевозками внутри региона, т. е. по Омску и Омской области. Это наша специализация. Междугородние перевозки имеют очень маленький объем. Недавно купили в собственность 19-ю машину. Плюс 29 транспортных средств арендуем. Считаю, что это очень хорошие показатели. Я пока подобных нам в Омске не встречала (смеется).

– Специализация на регионе чем-то обусловлена или просто пустовала ниша, и вы решили ее занять?

– Она реально пустовала. Вначале мы занимались и междугородними перевозками. Но однажды один из клиентов запросил городскую. Мы попробовали и, просчитав рентабельность, поняли, что городские намного выгоднее. И когда потом мне попадался рейс по городу, всегда предлагала осуществить его именно нашей компанией. Так постепенно междугородние ушли на второй план и стали для нас менее интересными. Сейчас мы везде заявляемся как городские перевозки. С конца 2020 года запустили сборную доставку грузов по Омской области, т. е. вы можете, например, отправить газету или передачу бабушке через нашу транспортную компанию.

– По городу ездят, я так понимаю, «газели», а не фуры?

– Это ошибочное представление. Для меня вообще было открытием, что по городу можно работать «газелями». Я начинала с фур. Потом со временем стали пробовать «газели», и сейчас они тоже имеют место. В данный момент соотношение примерно 50/50.

– Ваши перевозки сейчас в основном какой сферы касаются?

– Продукты питания, требующие режимного хранения, т.е. перевозка рефрижератором. Например, колбасы, молочная продукция, безалкогольные напитки. Мы долго обслуживали АЗС «Газпромнефти» – возили булочки. Кстати, у нас в семье есть традиция, выезжая из города, заезжать на их заправочные станции и покупать кофе. Я очень горжусь этим клиентом.

– Среди ваших 30 клиентов, полагаю, есть и крупные ритейлеры?

– Конечно! Называть не буду, их и так все знают. Да, у них свой автопарк, но часто прибегают и к наемному. Если, к примеру, сегодня нужно 10 машин, а завтра 25, потому что выходной день, то никто не будет держать лишний транспорт, чтобы он простаивал полнедели. Просто на выходные привлекают нас. Есть клиенты, которые отказались от своего транспорта в пользу нашего.

– В Омске есть логистические центры, где вы базируетесь?

– Нет. Есть понятие кросс-докинг: когда приезжает машина в Омск и прямо из нее перегружают в более мелкий транспорт и сразу же развозят по магазинам. Для чего это делается? Во-первых, снижаются расходы на хранение. Во-вторых, сокращается срок доставки, т. е. продукт приходит более свежим. Если речь о производстве, то оттуда продукция сразу идет в магазин, склады для хранения заводам экономически не выгодны. Все хотят, чтобы продукты максимально быстро попадали на прилавки. Плюс у магазинов установлены сроки: доставленный продукт должен иметь, например, не менее 70% запаса времени до окончания срока реализации.

– Сейчас строят большой логистический центр в Старом Кировске.

– Да, я все подобные новости держу на контроле, потому что если есть логистический центр, значит, там нужен будет транспорт, и мы придем со своим предложением.

– Можете охарактеризовать компанию в цифрах?

– Я очень горда, что в год пандемии мы перешли рубеж по выручке в 77 млн. рублей! Эта цифра есть в открытых источниках. Для городских перевозок это очень много! Если я разговариваю с ребятами, которые тоже занимаются городскими перевозками, то обычно слышу суммы в 10 млн. рублей. Мы ни на минуту не прекращали деятельность, потому что возили предметы первой необходимости, продукты питания. У нас даже выросли объемы перевозок. Помогло и то, что все машины зарегистрированы на организацию. А например, физические лица не могли работать. Я считаю, что помогла правильно выбранная стратегия. Всегда делала акцент на продуктах питания, на том, что человек ежедневно потребляет. В пандемию, кстати, очень хорошо расходились алкогольные напитки, люди, находясь на самоизоляции, активно их употребляли. А когда в марте был бум и люди массово скупали гречку и туалетную бумагу, у нас работы было, как в предновогодний период. Кстати, я в тот момент тоже купила гречку (не буду скрывать) – 10 пачек. И представьте, мы все за год съели! Я была очень удивлена.

– Как отреагировали бывшие работодатели на то, что вы открыли свой бизнес и стали их конкурентом? Случалось бороться за заказы, за клиентов?

– Если честно, я не знаю их реакцию, но точно знаю, что не была им конкурентом в первые годы создания «РОДНЭКС». А когда доросла до их оборотов, эта компания прекратила свое существование – как раз из-за не переподписания одного единственного договора, который у нее был на протяжении всего существования. Неверно выбранная стратегия ведения и развития бизнеса моими бывшими работодателями привела к тому, чего и стоило ожидать.

– Вам приходилось в работе сталкиваться с мужчинами – антифеминистами? Как удавалось ставить их на место?

– Приходилось. Я в таких случаях стараюсь смягчать ситуацию. Если чувствую, что вызываю ревность у человека, например, в том плане, что обладаю большими знаниями в логистической сфере, всегда стараюсь очень мягко подходить к вопросу, с улыбкой, шуткой. Но ни в коем случае не вставать первоначально в позу. Первоначально. Но когда все способы не работают, другого выхода нет. Бывали такие люди в моей практике, причем даже не мужчины, а женщины. С мужчинами, кстати, работать намного проще, а вот с женщинами сложнее – приходится включать где-то мудрость, где-то понимание, что смысла дальше отстаивать свою точку зрения нет и надо просто взять паузу.

– Ксения, вспомните, что для вас сложным было в начале бизнеса и что сейчас?

– У меня не было сложностей вначале вообще! Я просто горела работой, все было интересно. Поскольку я – девушка, а транспорт – это мужская сфера, то меня быстро запоминали. Проблем не было. На меня обращали внимание, со мной было интересно общаться, заключать договоры. Сейчас, конечно, поскольку компания масштабируется, мне приходится многое делегировать. Задача – выстроить структуру компании, чтобы каждый отдел четко срабатывал как внутри, так и между собой. И еще для меня важно взаимодействие с клиентами. Но трудностей особых нет. Ну, не умею я жаловаться (смеется)!

– Считаете, все, что происходит, обычным рабочим процессом?

– Да! Это все норма. Вчера у нас был бизнес-ужин с известным предпринимателем Сергеем МИЛЮТИНЫМ. И когда я ему задала вопрос, был ли момент, когда хотелось все бросить, он ответил: «Конечно!». Я обрадовалась, получается, что мои мысли – это норма. «Да, – пояснил он, – это норма: ты очень любишь свой бизнес и при этом периодически хочешь его закрыть».

– Вы упомянули масштабирование. А можете назвать цифры 2010 года и свежие для сравнения?

– В 2010 году в компании из сотрудников были я и моя сестра. Машин у нас тоже не было – привлекали наемный транспорт. Выручка составляла в районе 400 тыс. рублей. В 2011 году один из нанятых перевозчиков после полугода работы начал мне… говоря по-русски, «компостировать мозг» – то поеду, то не поеду. А у меня гиперответственность перед клиентом: если я сказала, что машина будет, значит, она будет. А этот перевозчик стал не то чтобы подводить, но ставить в некую неизвестность – выполнит заявку или не выполнит. И месяц таких отношений меня сильно напряг. Однажды, придя домой, я сказала супругу: «Андрей, давай купим машину». «Давай», – ответил муж, и через месяц мы приобрели первую фуру. Я тогда не знала про лизинги, мы оформили потребительский кредит. Помню, когда я ее увидела, подумала: «Боже мой, я безумно крутая». Смотрела на нее, и слезы текли. Счастье было неимоверное. Месяцев через восемь купили еще одну, через полгода еще. И так с определенной цикличностью стали приобретать транспортные средства. Где-то в 2017 году машин стало так много, что за ними нужен был полноценный контроль. И муж (он окончил СибАДИ как раз по автомобильной специальности) покинул свое место работы и полностью переключился на наш совместный бизнес. Он отвечает за техническую часть. Сегодня у нас 19 водителей и один подменный. В офисе работают 7 сотрудников, и еще есть механик.

 – Одного подменного водителя хватает?

– Нет, поэтому сейчас постоянно висит объявление о вакансии. Мы планируем еще приобретать транспортные средства, понимаем, что сейчас с кадрами все сложнее, поэтому постоянно идут собеседования, чтобы подобрать того, кто нам нужен. Я очень строго подхожу к подбору кадров. Не так, что трое пришли и надо одного выбрать. Я буду искать, пока не пойму, что это мой человек, что я могу ему доверить груз, машину и т. д. Мы пока арендуем гараж, своего нет. Только в планах собственная база, где будут содержаться все машины. С клиентами я тоже общаюсь лично и люблю, когда они в восторге от нашей работы. В прямом смысле. Когда они сотрудничали с одним перевозчиком, а переключились на нас, и я слышу: «Как здорово с вами работать, и не знал, что такое может быть», это очень приятно.

– Вы перфекционист?

– Наверное, да (смеется).

– Как вы тогда относитесь к мнению, которое высказывал Виктор ШКУРЕНКО, что бизнесмену приходится чем-то жертвовать и чаще всего это семья? Вы приносите жертвы бизнесу?

– Нет. Пока нет. Не так давно я стала мамой. Моему ребенку 2,5 года. Выйдя из роддома, я через неделю приступила к работе. Сначала удаленно, из дома. Но мне нужна движуха. Честно говоря, даже находясь в декретном отпуске, не особо гуляла с мамочками на площадке. Мне не нравится это. Я за то, чтобы ребенок видел маму счастливую, довольную реализацией своих идей, нежели уставшую, не выспавшуюся. Поэтому мы с мужем сразу же приняли решение, что будем искать хорошую няню, которая даст чуть больше, чем мама, – как воспитатель и педагог. Когда я прихожу домой, то занята ребенком. Стараюсь не работать при нем (только если уснул). Пока не могу сказать, что чем-то жертвую. Я считаю, что очень рационально распределяю время между работой, семьей и ребенком. Выходные у нас всегда семейные.

– А как насчет отпуска? Довольно часто бизнесмены жалуются, что не могут оставить бизнес, потому что за две недели их отсутствия все развалится.

– Нет, не развалится! Но отпуск – это скука для бизнесменов. Бизнес – это как ребенок. Находясь дома с одним – двухлетним, я думаю о втором – о бизнесе. Чтобы уехать в отпуск, нужно четко все спланировать, распределить, грамотно делегировать. Но мы тоже не позволяем себе отдых в две недели. Максимум дней 5-7, нам этого хватает. Пусть лучше почаще. И даже в отпуске я всегда на связи с сотрудниками и клиентами. Помню, на очередном кэмпе в Казахстане поднимаюсь в гору с велосипедом на плечах, и мне клиент звонит, а впереди самый сложный подъем, отставать нельзя. Не ответить я не могу, и, конечно, запыхавшаяся взяла трубку. Поговорив минут пять, поняла, что даже не заметила, как вырвалась значительно вперед остальных и легко преодолела самый сложный участок подъема! Это говорит о том, как сильно я люблю свое дело, оно мне придает силы.

– Почему такой короткий отдых?

– Потому что мы в выходные отдыхаем. С мужем в сезон ездим на рыбалку…или просто за город гулять. Эти два дня в неделю позволяют нам не делать отпуска длинными.

– Какой отпуск предпочитаете – активный, пассивный, пляжный?

– На 100% активный. Никаких пляжей, для меня это полная скука, больше часа я не вылежу на солнышке. Мы очень любим ходить в горы, подниматься с палками, кататься на велосипедах. Обожаем рыбалку в лодке. Пассивность не для меня. Если в выходные я полдня нахожусь дома, для меня это неприемлемо. В движении вырабатывается энергия. Я всегда сравниваю реку и болото. В реке вода чистая, потому что она течет. Все гидроэлектростанции строят на реке, а не на болоте, где вода стоит. Так и в организме: если будете постоянно двигаться, у вас будет больше энергии и сил.

– Увлеченность рыбалкой у вас с детства?

– Папа научил рыбачить с берега. Потом стала ездить на рыбалку с мужем. Я не помню, как первый раз на нее попала, но поняла, что это мое. Теперь мы вдвоем в лодке рыбачим. У нас был интересный случай. Я закинула спиннинг (почему-то он был у нас один в тот раз), и тут же пошел резкий клев, причем с такой силой, что были подозрения на зацеп. Начинаю тянуть, и спиннинг просто ломается на две части. Сворачиваемся, едем домой. Я по дороге рассуждаю, что это точно была рыба. Прошу мужа достать воблер, а на нем – конкретный укус зубов. К следующим выходным спиннинг починили, и мы снова отправились на рыбалку в то же место. Делаем первую проходку и вытаскиваем щуку весом 8,6 кг! Представляете! Счастью не было предела – на тот же спиннинг, в том же месте вытащили щуку.

– А готовите рыбу сами?

– Конечно! Я очень люблю это делать. Правда, чистит рыбу супруг. У нас есть свои фирменные блюда. У меня даже зреет мечта открыть ресторан. Скорее всего, она будет осуществлена гораздо позже.

– Когда мы договаривались о встрече, вы упомянули, что ложитесь спать в 20.00. Это тоже кусок личной жизни, который вы не хотите отдавать работе, или привычка с детства?

– Наверное, я просто «жаворонок». Когда училась в школе, ложилась спать в восемь вечера. Надо мной даже папа посмеивался, говорил: «А что с тобой будет, когда стукнет лет 60?!». Я вставала в школу без будильника, была самостоятельным ребенком, у меня никто никогда не проверял уроки. И сейчас мне комфортно рано засыпать и рано просыпаться – я могу встать в 4-5 утра.

 – И чем занимаетесь в 5 утра?

– Слушаю аудиокниги, готовлю завтрак, занимаюсь собой, а ближе к 7 утра просыпается вся семья. Для меня счастье – поспать до 7 часов. Если это случается, мне кажется, что я даже переспала. Летом, кстати, не совсем удобно рано ложиться, потому что темнеет поздно и иногда вечером хочется прогуляться. Тем более мы сейчас живем у Зеленого острова, и не воспользоваться этим будет неправильно. Зимой в 9 часов вечера я уже сплю. Приучила к этому и ребенка, и мужа переучила, он был «совой» и мог ложиться очень поздно. Сейчас живет в моем ритме и говорит, что так намного комфортнее.

– У вас, оказывается, и педагогические задатки есть?!

– Не думаю! Педагогом я бы никогда не смогла работать. Не могу учить людей, мне кажется, они сами должны додумываться, догадываться и доходить до всего, как это происходит со мной. Считаю невозможным научить человека чему-нибудь, если у него нет интереса.

– Вы работаете в кругу семьи – с супругом и сестрой? Это не усложняет взаимоотношения в коллективе? А в семье?

– Да, я работаю с родной сестрой и мужем. Нет, это точно не усложняет взаимоотношения в коллективе. Многие даже и не знают, что у нас работает моя сестра. И кстати, ей часто попадает больше всех, порой даже коллеги за нее вступаются. Я точно уверена, что семейный бизнес имеет много положительных сторон, что можно создать развивающееся и доходное дело именно семьей.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 21 апреля 2021 года.



© 2001—2021 ООО ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «КВ».
http://kvnews.ru/news-feed/127394