Михаил ЯРЕМЕНКО, «Кэнди Фрут»: «Российская публика пока не готова к попкорну со вкусом холодца с хреном»

Дата публикации: 27 июня 2021

Картон подорожал на 50%, сахар на 100%, стаканы, ведра, этикетки – на 30-50%. И цены продолжают расти. 

Омское ООО «Кэнди Фрут» с 2015 года специализируется на производстве сахарной ваты и попкорна с различными вкусами. Пандемия не сказалась на компании, а вот растущие цены почти на все в 2021-м – уже другой разговор. Директор предприятия Михаил ЯРЕМЕНКО рассказал обозревателю «Коммерческих Вестей» Анастасии ПАВЛОВОЙ о планах катать вату... в бизнес-масштабах.

– Михаил Валерьевич, с чем связан выбор ниши?

– Это идея моего партнера: в его зоне ответственности продвижение компании и продажи, а я отвечаю за производство. Мы были торговыми представителями, а пять лет назад решили уйти, что называется, в свободное плавание. Взяли небольшой кредит 300 тысяч рублей, потом, конечно, пришлось еще немало вложить. Но поначалу это было кустарное производство, наполовину ручной труд. Сейчас, конечно, все максимально стараемся автоматизировать. Для производства сахарной ваты используем как отечественное, так и импортное оборудование. Некоторые станки разрабатывали и изготавливали собственными силами, так как на рынке не было подходящих предложений. Для попкорна у нас американские машины, очень качественные, которые мы модернизировали и заточили под себя. У нас работает восемь человек, из которых пять на производстве. Так что нас справедливо можно отнести к микропредприятию. Точку безубыточности прошли уже через год.

– Почему не выбрали несладкие снеки?

– Чипсы, сухарики, орешки, семечки? Это очень высококонкурентный рынок, зайти на который практически нереально. Пришлось выбрать более узкую нишу. Хотя и в ней хватает игроков, в том числе и крупных производителей, которые на рынке очень давно. Стараемся брать качеством и сервисом обслуживания. Удовлетворить потребности потребителя становится все сложнее.

– Куда поступает ваша продукция?

– У нас есть дистрибьюторы в Омске, Тюмени, Чите, Новосибирске, крупных городах Казахстана (Нур-Султан, Петропавловск и другие) и отечественных небольших вроде Иваново. Оттуда продукция расходится по местным магазинам у дома, сетевым супермаркетам, оптовикам. Ведем переговоры и с более крупными федеральными сетями, но это может длиться годами, к тому же их условия контрактов очень сложны и требуют серьезных инвестиций. Мы работаем только крупным оптом, не идти самостоятельно в розницу – наша принципиальная позиция. Конечно, это выглядит привлекательно: собственный торговый отдел, реализация через вендинговые аппараты, для потребителей – шоу, игрушки из сахарной ваты, цветные лотки в парках и на набережных... Но это безумно трудоемко и дорого. Наша продукция легкая и объемная при небольшой стоимости (в рознице в среднем 20-25 рублей за 20-граммовый стакан ваты), большая часть расходов приходилась бы на логистику. Поэтому было принято решение работать только через дистрибьюторов. Недавно побывали на выставках Modern Bakery Moscow и ПродЭкспо в Москве, набрали много контактов, будем заходить в неосвоенные регионы.

– Что по поводу онлайн-продаж, всплеск которых произошел в пандемию?

– Обязательно будем осваивать маркетплейсы, да. Нас уже представляет один партнер на Wildberries – срок хранения нашей продукции как раз укладывается в требуемый год. Но приглядываемся и к другим площадкам.

– Сколько вы производите в год?

– Ваты (это 60-70% нашей продукции) более 20 тысяч тонн в год. Попкорна чуть меньше. В любом случае в этом году будем наращивать темпы, осталось найти площадку под расширение производства.

– А насколько у нас в принципе популярен попкорн?

– Культура потребления попкорна в нашей стране пока не развита, хоть и движется вперед. А вот в США есть отдельные супермаркеты с попкорном, про любовь американцев к попкорну в кинотеатрах и так все знают. Причем только сладких сортов у них десятки позиций, пикантных, особо популярен сладко-соленый попкорн. Мы экспериментировали с добавками, используемыми в сухариках или чипсах, – краб, холодец с хреном, васаби, сметана с луком и так далее. Но продажи были очень скромными, российская публика пока к такому не готова. У нас до сих пор предпочитают карамельный попкорн – это почти 80% от всего продаваемого нами.

– То есть мы любим вредное?

– Карамельный попкорн нельзя назвать вредным. А вообще попкорн содержит полифенолы, обладающие мощной антиоксидантной способностью. Этот продукт препятствует развитию онкозаболеваний и болезней сердца. Кукурузное зерно богато клетчаткой, которая способствует снижению сахара в крови и вредного холестерина. А так называемый ЗОЖ-попкорн – не более чем маркетинговый ход, он ничем не отличается по составу от нашего сырного или соленого попкорна. Для производства карамельного попкорна мы используем только качественные импортные ингредиенты, которые входят в состав специальных смесей.

– Пандемия ударила по вам?

– К счастью, нет. Повезло, что самоизоляция пришлась как раз на весенне-летний сезон, а в это время как раз резко увеличивается спрос на нашу продукцию. В начале апреля, когда объявили локдаун, произведенный товар две недели не расходился по регионам, а для омских магазинов мы так и продолжали работать. Что по нам ударило, так это рост цен с конца 2020 года – на сырье, на упаковку. Картон подорожал на 50%, сахар (основной продукт для приготовления ваты) на 100%, стаканы, ведра, этикетки – на 30-50%. И цены продолжают расти. Но мы не унываем – разрабатываем инновационную упаковку для сахарной ваты, совершенно новую для России. Она будет лучше сохранять вкус продукта и сыграет свою маркетинговую роль.

– А какой вкус наиболее ходовой?

– Клубника и зеленое яблоко. Но опять же, большим спросом пользуется классическая белая вата без всяких добавок. В этом году запустили версию сахарной ваты с небольшой игрушкой – конструктором, заколкой, украшением. Такая очень нравится детям.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 9 июня 2021 года.



© 2001—2021 ООО ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «КВ».
http://kvnews.ru/news-feed/128517