Казахстанская судья, отпустившая СУТЯГИНСКОГО, обратилась к СМИ с «криком души»

Дата публикации: 28 ноября 2014

Кульпаш УТЕМИСОВА заявила, что  начальство ее заставляло утвердить приговор с реальным сроком собственнику кремниевого завода  «Silicium Ka»akhstan" Александру СУТЯГИНСКОМУ

Казахстанская судья Кульпаш УТЕМИСОВА, которая заменила Александру СУТЯГИНСКОМУ, реальный срок на условный, после чего он скрылся, была осуждена Алмалинским районным судом  по ст. 350 ч. 2 УК РК (заведомо не правосудного приговора)» к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы в колонии общего режима. Вчера, 27 октября, она отправила ряду российский и казахстанских СМИ обращение, которые «КВ» публикует целиком:

       «Это моё обращение как крик души, вызванный произволом, творящимся со стороны правоохранительных и судебных органов Казахстана в отношении своей бывшей коллеги ради интересов мафиозной (иначе при таких сложившихся обстоятельствах нельзя назвать) группы в лице бывших председателя Верховного Суда РК Бекназарова Б.А., ныне сенатора Парламента РК, председателя Алматинского городского суда (ныне Алматинского областного суда) Таймерденова М.Т., а также председателя апелляционной судебной коллегии по уголовным делам Алматинского городского суда Мерекенова Л.Т., ныне судьи того же суда, лоббировавших интересы определённых лиц, заинтересованных в захвате имущества и права на имущество гражданина Казахстана – бизнесмена Сутягинского А.А.

        Меня, проработавшую в течение 16 лет следователем и прокурором следственного управления и более 16 лет судьёй апелляционной судебной коллегии по уголовным делам Алматинского городского суда без единого взыскания, только с одними поощрениями и 30 января 2013 года зачисленную в кадровый резерв судей Верховного Суда РК, осудили за то, что я вершила правосудие согласно закону и собственной совести, за то, что я не пошла на поводу у своего непосредственного руководства Таймерденова и Мерекенова, оказывавших на меня давление в течение почти 2-х месяцев и незаконно требовавших оставить приговор в отношении Сутягинского без изменения, при этом ссылаясь на такое прямое указание им со стороны председателя Верховного Суда Бекназарова и говоря, что это дело политическое. Осудили за то, что я вынесла решение, которое не устроило вышеназванных моих руководителей. Впору здесь сказать – вынеся под надзором генерального прокурора приговор мне, судебная система вынесла приговор себе!

        Данное дело с апелляционными жалобами осужденного Сутягинского и его адвокатов поступило в Алматинский городской суд 27 мая 2013 года в период нахождения меня в очередном трудовом отпуске и было распределено руководством суда мне для рассмотрения на 25 июня 2013 года. Я же из отпуска вышла на работу 14 июня 2013 года и с этого момента Таймерденов и Мерекенов стали требовать не проводить никакого судебного следствия по делу и в тот же день заседания апелляционной инстанции оставить приговор без изменения, с чем я не согласилась и стала исследовать все обстоятельства, пользуясь предоставленными уголовно – процессуальным законом полномочиями апелляционной инстанции.

         В период рассмотрения дела в начале июля 2013 года ко мне подходили со стороны потерпевшего Гаркушкина ходатаи и предлагали за крупное вознаграждение в размере одного миллиона долларов США оставить приговор без изменения, требовалось лишь моё согласие, с моим руководством уже вопрос решён и мне не надо упускать единственный такой шанс в жизни при таком покровительстве, о чём я сообщила Мерекенову, сказав, не этим ли объясняется их усиленный интерес в оставлении приговора без изменения. И данное обстоятельство не отрицал при рассмотрении дела в отношении меня в Алмалинском районном суде Мерекенов.

         Памятуя об отмененных и изменённых в кассационной инстанции вынесенных мною по указанию Таймерденова и Мерекенова апелляционных постановлениях, я воспротивилась незаконному указанию Таймерденова по делу Сутягинского, видя их нездоровый интерес в исходе апелляционного рассмотрения дела, выразившийся вначале в незаконном требовании оставить приговор суда первой  инстанции без изменения, а затем, наоборот, в требовании Таймерденова уже оправдать Сутягинского. При этом он прикрывался в тот период нахождением себя в отпуске с 09 июля 2013года, взяв его двумя частями, а затем пребыванием на больничном листке нетрудоспособности до 12 августа 2013года.

           Об оказании на меня давления со стороны руководства суда со ссылкой на указание Бекназарова, а также председателя надзорной судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Касимова А.А. я ещё 02 июля 2013 года ставила в известность руководство Верховного Суда, что подтвердил в судебном заседании свидетель Мерекенов, показав, что я действительно 02 июля 2013года в день требования им и Таймерденовым от меня не исследовать материалы дела Сутягинского и оставить приговор без изменения либо попросить у сторон заявить мне отвод, жалуясь на это, звонила в Верховный Суд, в связи с чем Бекназаров его (Мерекенова) отругал, почему он и Таймерденов при таком своём требовании ссылаются на Верховный Суд, оглашая мне его (Бекназарова) и Касимова фамилии, после чего им (Мерекеновым) мне было позволено исследовать материалы дела для устранения пробелов по делу. Об этих обстоятельствах Мерекенов указал и в своих объяснительных на имя Бекназарова от 13 и 14 августа 2013года, которые были исследованы в судебном заседании при рассмотрении дела в отношении меня.

        По результатам тщательного и всестороннего исследования доводов апелляционных жалоб я 12 августа 2013года  вынесла апелляционное постановление, которым изменила приговор, оправдала Сутягинского  по статье 251 УК (по делу явно прослеживалось, что автомат с патронами накануне обнаружения подброшен в душевую комнату дома, принадлежащего не самому Сутягинскому, а его сыну ) и переквалифицировала его действия на менее тяжкое преступление – на часть 1 статьи 96 УК (с применением тех же статей 24 и 28 УК), назначив 6 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года

( прямых запретов в законе нет на применение условного наказания по делам такой категории дел, к тому же при отсутствии каких – либо тяжких последствий, смерти или ущерба по делу).

          К выводу о необходимости оправдания по статье 251 УК и переквалификации действий я пришла не по надуманным основаниям, а на основании оценки собранных по делу и исследованных в ходе апелляционного рассмотрения материалов, при этом я никаких грубых нарушений законности не допустила.

          Изложенный мной в апелляционном постановлении от 12.08.2013 года вывод об отсутствии в действиях Сутягинского корыстного мотива, что послужило основанием для переквалификации его действий с ч.2 на ч.1 ст.96 УК, а напротив, о наличии корысти в действиях Гаркушкина подтверждён в настоящее время состоявшимся обвинительным приговором Медеуского районного суда г.Алматы от 19.09.2014 года в отношении организованной группы свидетелей против Сутягинского – Гаркушкина (который также признан и свидетелем обвинения по делу в отношении меня) находятся в стадии расследования в Жетысуском РУВД и УВД Алматинской области другие уголовные дела о преступлениях, связанных с посягательствами на собственность Сутягинского и членов его семьи.

         Кассационная инстанция суда г. Алматы под председательством Таймерденова и в составе судей Карымсакова и  Мадыбаевой (в отличие от апелляционной) не исследовала оперативные записи встреч Сутягинского и свидетеля Андриевского, на которых происходила передача денег Андриевскому за организацию убийства Гаркушкина, однако сделала вывод в своём постановлении о признании этих доказательств достаточными для квалификации действий Сутягинского по ч.2 п. «з» ст.96 УК. В заседании суда апелляционной инстанции достоверность этих видеозаписей оспаривалась стороной защиты Сутягинского (имелись признаки монтажа, наложения голоса), для опровержения или подтверждения чего ею заявлялось ходатайство о назначении дополнительной судебной экспертизы. В связи с отсутствием методики для проведения такой экспертизы в Казахстане я пыталась назначить её в России или в другом государстве, однако руководство Алматинского городского суда не разрешило мне назначить такую экспертизу за пределами Казахстана, ссылаясь на запрет в законодательстве.

       Такое утверждение противоречит Кишинёвской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 07 октября 2002 года, ратифицированной Законом РК от 10 марта 2004 года №531-11. Согласно статьям 6 и 10 Конвенции Договаривающиеся стороны оказывают взаимную правовую помощь путём выполнения процессуальных действий, в том числе и проведения экспертиз по уголовным делам, и заключения экспертов имеют такую же юридическую силу.

А назначение данной экспертизы воспринималось как не восполнение  судебной полноты по делу, что являлось одним из основных препятствий для оправдания Сутягинского по ч.2 ст.96 УК. В настоящее время я корю себя за то, что не назначила требуемую защитой экспертизу, подчиняясь в тот момент указаниям своего непосредственного руководства.

        При рассмотрении уголовных дел я была убеждена в действии главного закона Республики Казахстан – Конституции, устанавливающей основные принципы правосудия и гарантии своей судейской независимости.

         Статьей 77 Конституции РК установлено, что судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и закону. Какое – либо вмешательство в деятельность суда недопустимо и влечет ответственность по закону,  по конкретным делам судьи не подотчетны.  

            Кроме Конституции, гарантии независимости судьи установлены и Конституционным законом «О судебной системе и статусе судей РК»: на соблюдении пункта статьи 28 этого закона о «противодействии коррупции и попыткам вмешательства» я и погорела. Безупречно выполняя это положение закона, я до назначения председателем Алматинского городского суда Таймерденова и председателем апелляционной коллегии по уголовным делам Мерекенова не имела отмен или изменений судебных актов по рассмотренным мною уголовным делам, что свидетельствует о высоком качестве моей профессиональной деятельности. Имеющиеся в деле характеризующие материалы и сама сторона обвинения в суде подтвердили этот  факт. Однако с их приходом с весны-лета 2012 года ситуация с отправлением правосудия в Алматинском горсуде коренным образом изменилась в худшую сторону – по конкретным уголовным делам стали допускаться противозаконные факты вмешательства в отправление правосудия, что противоречило моей гражданской позиции и вызывало мое возмущение  и законное неподчинение навязываемым мне указаниям. 

Понятие независимости судьи и условия ее осуществления на практике доступно и конкретно изложены в Нормативном постановлении  Верховного Суда РК №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в Республики Казахстан». В нём чётко определено, что является вмешательством в деятельность суда по конкретному делу – это различные указания, просьбы, взятие на контроль и т.п.

В ходе судебного разбирательства в отношении меня достоверно установлены факты вмешательства в отправление правосудия по делу Сутягинского с использованием служебного положения со стороны указанных лиц, что отражено и на видеозаписи хода судебного заседания апелляционной коллегии 02.07.2013г., где я прошу заявить мне отвод из-за вмешательства руководства горсуда в ход рассмотрения дела с их требованием не исследовать материалы дела, однако участники процесса отказались заявлять мне такой отвод за отсутствием оснований на это. Сами Таймерденов и Мерекенов в своих объяснениях на имя Бекназарова от 13 и 14 августа 2013г. наглядно и ярко описывают свои преступные действия по оказанию давления на меня в процессе рассмотрения дела.

            Однако мои заявления о привлечении к уголовной ответственности судей Бекназарова, Таймерденова и Мерекенова по ст. 339 ч. 3 УК — за вмешательство в отправление правосудия по делу Сутягинского, в отношении судей Таймерденова, Мадыбаевой, Карымсакова и Федотовой о привлечении их к уголовной ответственности по ст. 365 ч. 2 УК – за воспрепятствование законной адвокатской деятельности с использованием служебного положения, до сих пор не находят своего законного разрешения и меры к ним намеренно не принимаются со стороны Генеральной прокуратуры, заинтересованной лишь в осуждении меня, поскольку их привлечение к уголовной ответственности будет вредить обвинению в отношении меня.

            Суд, достоверно установив факты вмешательства руководства горсуда в отправление правосудия по делу Сутягинского и факт рассмотрения дела в таких невыносимых условиях оказания давления на меня, не принял их во внимание, не отразил о них в приговоре и соответственно, не дав оценку данным обстоятельствам, предвзято, с обвинительным уклоном рассмотрел данное уголовное дело в отношении меня.

           В своих обращениях к Президенту, в Парламент и Верховный Суд РК я изложила конкретные факты о творящихся безобразиях в Алматинском городском суде: о заказном характере уголовных дел в отношении меня и Сутягинского; о вмешательстве в отправление правосудия по делу Сутягинского со стороны должностных лиц Верховного и Алматинского городского судов; о существовании практики предварительного доклада судьями руководству суда дел, назначенных к рассмотрению в апелляционной и кассационной инстанциях и, тем самым, об изначальном вынужденном нарушении всеми судьями тайны совещательной комнаты, и других обстоятельствах, свидетельствующих о грубых нарушениях законности при отправлении  правосудия в период работы выше указанных лиц — Бекназарова, Таймерденова, Мерекенова.

         Однако все мои обращения или направляются Генеральному прокурору, на которого я жалуюсь, или Верховным Судом дается формальная отписка о том, что все мои доводы будут проверены в судебных заседаниях, с дачей мне – бывшему судье с многолетним опытом работы разъяснения порядка обжалования судебных актов. А после оставления 04 июля 2014 года приговора в отношении меня апелляционной инстанцией суда г. Астаны без изменения, Верховным Судом РК 06.10.2014 года мне дан ответ о том, что переписка со мной по выше перечисленным вопросам, указанным в моих обращениях, Верховным судом 02.10.2014 года прекращена. Получается, замкнутый круг!  Вот уж тут уместно выражение: «Я им про Ерёму, а они про Фому».

         Генеральной же прокуратурой 31.12.2013 года отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Бекназарова, Таймерденова и Мерекенова по ст.339 ч.3 УК РК, а также отказано в возбуждении уголовного дела в отношении судей Таймерденова, Мадыбаевой, Карымсакова, Федотовой по ст.365 ч.2 УК, не смотря на очевидность совершения преступлений со стороны указанных лиц, все отраженные мною факты вмешательства Бекназарова, Таймерденова, Мерекенова в отправление правосудия по делу Сутягинского в ходе рассмотрения его мною в апелляционном порядке, а также вмешательство судьи апелляционной инстанции Алматинского городского суда Федотовой И.Н. в адвокатскую деятельность (из – за её незаконных действии впоследствии был исключён из Алматинской городской коллегии адвокатов адвокат Кубегенов М.М., принимавший участие по делу Сутягинского в кассационной инстанции на основании сфальсифицированного им ордера по уговорам Федотовой, не имеющей отношения к кассационной инстанции) были достоверно и бесспорно установлены материалами дела, исследованными в суде первой инстанции при рассмотрении дела в отношении меня.

          На неоднократные мои обращения к Председателю Верховного Суда Мами К.А. о привлечении судьи Федотовой к дисциплинарной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности мне дан ответ о том, что моим доводам в этой части будет дана оценка при рассмотрении дела в отношении меня в апелляционной инстанции, хотя в этой части никак не может быть дана оценка этой инстанцией, и действительно апелляционной судебной коллегией суда г. Астаны под председательством судьи Тоганбаева материалам в этой части не была дана оценка, равно как и не было приведено им в апелляционном постановлении ни одного из моих и адвоката доводов в обоснование моей невиновности и не приведено бесспорных доказательств моей виновности.

          Получается, что осуществляется выборочный подход к рассмотрению вопросов о привлечении судей к уголовной и дисциплинарной ответственности. В отношении же меня, вынесшей апелляционное постановление по делу Сутягинского вопреки указаниям Бекназарова, Таймерденова и Мерекенова, лоббировавших интересы отдельных лиц, заинтересованных в захвате имущества Сутягинского, расправились с молниеносной скоростью, обвинив по «голой» статье 350 УК? да ещё по её более тяжкой части – части второй – мои действия якобы повлекли тяжкие последствия, только непонятно, какие именно, (по части же первой не предусматривался арест), без установления в моих действиях обязательного признака преступления – мотива, формы вины, при этом отказав в возбуждении уголовного дела по ст.311 УК (получение взятки) за отсутствием в моих действиях состава данного преступления.

          О выборочном несправедливом подходе к рассмотрению вопроса о мере пресечения и назначении меры наказания, свидетельствуют даже имеющие в нашей судебной системе, последние факты, касающиеся высокопоставленных должностных лиц, занимавших ответственные государственные должности, а именно экс – премьер министра РК Ахметова С.Н., которому суд санкционировал меру пресечения виде домашнего ареста, и экс – акима Павлодарской области Арына Е., которому суд назначил условное наказание, не смотря на то, что, данные лица совершили ряд тяжких коррупционных преступлении, с причинением государству материального ущерба в особо крупном размере. В отношении же меня, действиями которой не причинено не кому не какого ущерба, незамедлительно и избрали арест с последующим осуждении почти на 5 лет лишении свободы. И как я наблюдаю, лицам, отбывающими со мной наказание в виде длительного лишения свободы за совершении тяжких преступлении, — следователю, дознавателю, участковому инспектору, инспектору УИИ, при наличии у них предусмотренных на то законом основании, суд необоснованно  даже отказывает им в переводе в колонию – поселение, в условно – досрочном освобождении от дальнейшего отбывании наказания, при отсутствии у них взыскании, при отсутствии от их действии ущерба, мотивируя отнесением преступления к числу коррупционных, вызвавших общественный резонанс.

Принятое мною решение вызвало ярость и гнев руководства суда. Именно по указанию Бекназарова, возглавлявшего в тот период Верховный Суд РК, в спешном порядке со мной расправились, о чем свидетельствует хронология по срокам расправы с момента вынесения мною 12 августа 2013г. апелляционного постановления:

-12 августа распоряжением Таймерденова из моего производства изъяты все нерассмотренные уголовные дела и материалы, чем  он превысил свои полномочия, представленные Конституционным законом «О судебной системе и статусе судей РК», тем самым фактически приостановив мои полномочия, как судьи, еще до издания  Указа от 02.09.2013 года о моем освобождении с должности, с 12 августа мне не стали начислять зарплату, тогда как только Председатель Верховного Суда имеет право приостанавливать полномочия судьи и то у него в соответствии со ст. 33 Конституционного закона не было оснований для приостановления моих полномочий;

            -13 августа после вызова в Верховный Суд и бесед Таймерденова и Мерекенова с Бекназаровым инициировано поступление кассационного протеста прокурора г. Алматы в отсутствие полного варианта  апелляционного постановления;

-14 августа прокуратурой г. Алматы организовано вынесение неправомочным на то Алмалинским районным судом г. Алматы незаконного решения об объявлении розыска и аресте Сутягинского по делу, находящемуся еще до 18 августа в моем производстве, и в тот же день 14 августа по распоряжению Бекназарова, еще до рассмотрения дела в кассационном порядке, направлены в Алматинский горсуд члены комиссии из Верховного Суда для проведения служебной проверки;

-15 августа, еще до рассмотрения дела в кассации и до возбуждения уголовного дела в отношении меня – судьи, незаконно санкционирована прослушка телефонных переговоров не правомочным на то прокурором – города Алматы;

-19 августа в кассационном порядке рассмотрено дело Сутягинского с восстановлением приговора суда 1-й инстанции и вынесением в отношении меня частного постановления в адрес Генерального прокурора РК. Причём дело никем не было изучено, не просмотрены видеоматериалы, как показал на очной ставке со мной Таймерденов,  он лишь прочитал приговор в отношении Сутягинского, а с материалами дела, с апелляционными жалобами не знакомился;

            -23 августа Судебное жюри Верховного Суда РК на основании частного постановления вынесло решение о моем освобождении с должности судьи в нарушение п. 20 Положения о Судебном жюри – без моего участия, в период нахождения меня на лечении в медицинском учреждении от сердечных  приступов вследствие устроенных со стороны руководства суда гонений;

-26 августа – аналогичное решение Высшего Судебного Совета РК, также без моего участия, на основании решения Судебного жюри;

-02 сентября – Указ на основании решений Судебного жюри и Высшего Судебного Совета РК об освобождении меня с должности судьи;

          -03 сентября – возбуждение Генеральным прокурором РК уголовного дела по ст. 350 ч. 2 УК на основании частного постановления кассационной инстанции;

         -06 сентября – мое задержание с последующим арестом и вынесением судом 05.05.2014г. приговора в отношении меня по ст. 350 ч. 2 УК, по которой за весь период независимости Казахстана никогда не привлекали судей; -04 июля 2014 г. и 16.10.2014 г. – оставление данного приговора апелляционной и кассационной инстанциями без изменения.

       Я объясняю эту спешку расправы со мной, с отменой вынесенного мною апелляционного постановления, желанием Бекназарова и Таймерденова, лоббировавших интересы тех, кто был заинтересован в рейдерском захвате имущества Сутягинского, — это 3 крупных предприятия: ТОО «БАСКО» в Алматы, АО «Биохим» в Северо-Казахстанской области и АО «Силициум Казахстан» в Караганде. Именно эти предприятия подлежали конфискации по приговору суда 1-й инстанции, а я вынесла решение без конфискации, т.к. санкция ч. 1 ст. 96 УК не предусматривает конфискацию имущества, что не устраивало указанных выше лиц, в связи с чем быстро (19 августа 2013г.) по указанию Бекназарова был восстановлен приговор суда 1-й инстанции, после чего сразу незамедлительно предприятия «Биохим» и «Силициум Казахстан» перешли в собственность Министерства индустрии и торговли РК в лице его Министра-вице-премьера РК Исекешева А. и в собственность АО ФНБ «Самрук-Казына» в лице Шукеева У., а ТОО «БАСКО» с использованием поддельных подписей от имени Сутягинского – в собственность его партнера по бизнесу Гаркушкина, проходящего по делу в отношении Сутягинского потерпевшим, а по моему делу уже свидетелем обвинения. А стоимость указанных предприятий исчисляется во много миллиардов тенге.

       О заказном характере дела в отношении меня с вынесением обвинительного приговора и осуждением на длительный срок лишения свободы свидетельствуют также следующие имевшие место факты.

       Так, в последний день ознакомления меня совместно с моим адвокатом Поповым В.Н. в помещении Алмалинского районного суда г. Алматы с протоколом главного судебного разбирательства по делу в отношении меня зашли судьи Алмалинского райсуда Чинибекова Г.Т., вынесшая 05.05.2014 года в отношении меня обвинительный приговор, и Ашкеева Р., вынесшая еще 14.08.2013 г., будучи неправомочной на это решение об изменении меры пресечения в отношении Сутягинского в виде ареста с объявлением розыска по делу, находящемуся еще в моём производстве до 18.08.2013 г., то есть до рассмотрения 19.08.2013г. данного дела в кассационной инстанции. Обе судьи, выражая в течение более одного часа мне свое сочувствие по поводу осуждения, в ходе разговора пояснили, а именно: Чинибекова пояснила, чтобы я на нее не обижалась, что в действительности она хотела меня оправдать, поскольку в моих действиях нет обязательного признака объективной стороны преступления, предусмотренного ст.350 УК, — это заведомости о незаконности выносимого мною апелляционного постановления, однако в связи с моим неподчинением требованиям руководства суда в лице Бекназарова и Таймерденова об оставлении приговора в отношении Сутягинского без изменения ей (Чинибековой) дано указание «сверху» осудить меня к 4 годам 6 месяцам лишения свободы (в том, что нет заведомости, можно убедиться лишь прочитав хотя бы протокол главного судебного разбирательства, на который никем из сторон не принесено замечаний), судья же Ашкеева на мой вопрос, а почему она изменила в отношении Сутягинского меру пресечения 14.08.2013г. на арест с объявлением розыска по делу, находившемуся еще в тот период в моем производстве и в отсутствие апелляционного постановления от 12.08.2013 г. в окончательном варианте, ведь такое решение должен был вынести СМУС, вынесший приговор в отношении Сутягинского после рассмотрения и поступления дела из кассационной инстанции, пояснила мне, что она тогда также выполняла указания Таймерденова и Мерекенова.

        Далее в период рассмотрения Алмалинским районным судом уголовного дела в отношении меня в середине марта 2014 года инициировано гражданское дело по иску ГУ « Канцелярия Алматинского Городского суда Департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном суде РК» о взыскании с меня в бюджет 1 656 647 тенге (обязательных пенсионных взносов) и по нему наложен арест на моё движимое и недвижимое имущество (квартиру, 1960 года постройки, во 2-ом мкр. г. Алматы, полученную мною в период работы в органах прокуратуры г. Алматы в 1994 г., и две старые автомашины). Хотя судью Ауэзовского районного суда №2 г. Алматы Бекбосынову С. я просила наложить арест не на моё названное имущество (другого имущества у меня больше нет), а на мой банковский счёт в филиале АО «Kaspi Bank» в пределах суммы иска, куда весной 2013 года страховой компанией были переведены 30% моих пенсионных взносов из пенсионного фонда, и находящейся на депозите суммы вполне хватало для исполнения судебного решения.

          Однако в данном случае судья Бекбосынова сослалась на то, что она не может так сделать, поскольку есть указания тоже «сверху» о наложении ареста именно на моё имущество.

          Аналогично ранее поступила и Генеральная прокуратура, наложив незаконно арест на моё имущество в ходе расследования уголовного дела в отношении меня по ст.350 ч.2 УК РК, хотя оснований на это по делу не имелось, в связи с чем Алмалинский райсуд при вынесении обвинительного приговора от 05.05.2014 г. снял наложенный арест на имущество.

       Ауэзовский райсуд №2, несмотря на то, что я свою вину по ст.350 УК не признала и не вступил в законную силу приговор Алмалинского райсуда от 05.05.2014г., своим решением от 21.05.2014 г. удовлетворил исковые требования о взыскании с меня обязательных пенсионных взносов в бюджет государства, с оставлением ареста на моё имущество без изменения, данное решение 31.07.2014г. было оставлено без изменения, а моя апелляционная жалоба без удовлетворения апелляционной инстанцией  Алматинского городского суда. И до настоящего времени под разными предлогами мне отказывают в снятии ареста на моё имущество, хотя эти пенсионные взносы мною добровольно были сразу уплачены на счёт государства, несмотря даже на то, что мне и адвокату умышленно были даны неверные реквизиты счетов для уплаты суммы взносов, равно как до сих пор умышленно не отдают моему сыну подлежащие согласно приговору суда возврату 2 сотовых телефона, которые были изъяты при моём задержании и которые прослушивались незаконно.

      Таким образом, из анализа материалов уголовного и гражданского дела в отношении меня, из пояснений судей Чинибековой, Ашкеевой, Бекбосыновой следует, что до настоящего времени в отношении меня идет «сверху» заказ об ущемлении моих законных прав и интересов, заключении меня под стражу на длительный срок лишения свободы, с наложением ареста на моё имущество, с взысканием с меня пенсионных взносов еще до вступления обвинительного приговора в законную силу.

 

       Меня умышленно с самого начала, еще до возбуждения уголовного дела, лишили конституционного права на судебную защиту – мне неоднократно отказывал Верховный Суд по указанию Бекназарова в рассмотрении моего ходатайства о пересмотре частного постановления, вынесенного 19.08.2013 г. кассационной инстанцией в отношении меня в адрес Генерального прокурора РК, на основании которого он и возбудил в отношении меня уголовное дело по ст.350 ч.2 УК РК и, как результат, я по нему осуждена, хотя с 01.07.2011г. исключена норма из УПК о вынесении частного постановления в отношении судьи и частное постановление вынесено в судебном заседании, проведенном незаконно, в спешном порядке, без предоставления адвокату Сутягинского Немировской протокола судебного заседания для ознакомления с последующим удалением из дела ее заявления от 16.08.2013г. о необходимости предоставления ей протокола, с лишением возможности ее участья в кассационной инстанции. И в данном частном постановлении приведены на пол – листа лишь общие формулировки и фразы в нарушение в этой части пункта 7 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 19.12.2003г. №11 «о практике вынесения судами частных постановлений по уголовным делам».

         В последующем, как Генеральным прокурором на предварительном следствии, так и судами первой, апелляционной и кассационной инстанции мои и адвоката Попова В.Н. ходатайства о внесении представления в Конституционный Совет РК о признании статей 459 и 460 УПК РК в части лишения меня права на обжалование частного постановления неконституционными незаконно оставлены без удовлетворения, что существенно ущемляет мои законные права и интересы, а также свидетельствует о заказном характере дела в отношении меня, в целях признания виновной по ст.350 УК, в преступлении, которого я не совершала.

      После оглашения мною 12.08.2013 года резолютивной части апелляционного постановления был допущен «букет» таких нарушений норм УПК.

      — уже 13.08.2013 года в кассационную инстанцию молниеносно поступил кассационный протест прокурора г. Алматы с требованием отменить апелляционное постановление по делу Сутягинского и оставить без изменения приговор суда 1-й инстанции;

     — 14.08.2013 года судья кассационной инстанции Карымсаков срочно запрашивает дело Сутягинского с апелляционным постановлением, лишая меня установленного ст.423 ч.2 УПК РК 10-суточного срока для составления полного текста постановления, что отрицательно повлияло на качество мотивировки принятого мною решения, и в дальнейшем это обстоятельство было использовано стороной обвинения против меня;

     — защитника Сутягинского адвоката Немировскую в нарушение ст.409 ч.7 УПК РК лишили права на ознакомление с протоколом судебного заседания апелляционной инстанции и принесение замечаний на него, хотя она 16.08.2013 года официально подала заявление об этом в канцелярию Алматинского городского суда. При исследовании Алмалинским районным судом г. Алматы представленного дела Сутягинского было обнаружено отсутствие этого заявления, что можно расценить, как должностной подлог;

      — 14.08.2013 года в период нахождения дела Сутягинского в моём производстве по инициативе Алматинской городской прокуратуры судьей Алмалинского районного суда г. Алматы  Ашкеевой было незаконно вынесено постановление об объявлении розыска и аресте Сутягинского, освобожденного из зала суда апелляционной инстанцией;

      — 15.08.2013 года неправомочным на то прокурором г. Алматы (вместо Генерального прокурора) с нарушением закона дана санкция на проведение СОРМ – негласное прослушивание моих телефонных переговоров в период моей работы в должности судьи, на основании постановления сотрудника ЮРУБОП Садиева, допрошенного мною в апелляционной инстанции по делу Сутягинского в качестве свидетеля, который после моего ареста в сентябре 2013 года сразу же в октябре 2013 года повышен в должности с оперуполномоченного до заместителя начальника ЮРУБОП.

       — судьей апелляционной инстанции Алматинского городского суда Федотовой 19.03.2013 года к участию в заседании кассационной инстанции по делу Сутягинского в порядке ст.71 УПК РК в качестве его защитника вместо адвоката Немировской был незаконно привлечен адвокат Кубегенов М.М., который использовал для этого фальсифицированный ордер, выданный ему для участия по другому делу, и написал заявление о полном ознакомлении с 15 томами уголовного дела от 15.08.2013 года, хотя дело в полном объеме было передано в кассационную инстанцию только 18.08.2013 года (воскресенье). За эти действия адвокат Кубегенов 06.02.2014 года был исключен из АГКА;

      — не было рассмотрено заявление Сутягинского об отводе всем судьям кассационной инстанции Алматинского городского суда, поступившее в канцелярию этого суда.

       Также  судом не учтено, что с момента моего задержания допущены органами прокуратуры нарушения закона, в частности, задержание произведено с нарушением требований ст.134 УПК. Протокол задержания составлен не в течение 3 часов с момента фактического задержания в 06:55 часов, что влекло в соответствии со ст.ст.14. ч.4 и 136  ч.1 п.3 УПК моё освобождение, а впоследствии сроки ареста до 3-х, 4-х, 5 месяцев продлены, невзирая на эти нарушения, а также срок ареста до 5 месяцев был продлён 31.12.2013 года до 06.02.2014 года в нарушение ст.153 ч.7 и ч.9 УПК, предусматривающих сроки представления ходатайства о продлении Генеральному прокурору РК, а затем суду, что в соответствии со ст.56  УПК влечёт признание всех процессуальных действий незаконными.

      Все перечисленные нарушения, которые по своему количеству возможно занести в Книгу рекордов Гиннеса, являются достаточным основанием для признания всех состоявшихся судебных актов по делу в отношении меня незаконными.

      Неспроста, непосредственно перед заседаниями судебных коллегий суда г. Астаны были заменены другими судьями судья апелляционной инстанции Калдыгулов, судья – докладчик кассационной инстанции Нурабаев, которые, я не сомневаюсь в этом, видя неправосудность вынесенного в отношении меня приговора, выразили своё мнение о необходимости оправдания меня, ведь для их срочной замены не было достаточных оснований (болезнь, командировка, переход на другую работу). Я все 16 лет проработала только в апелляционной инстанции, и знаю, что значит замена судьи – докладчика.

      Неспроста, вопреки ст.61 УПК, не председательствовал в кассационной инстанции суда г. Астаны при рассмотрении моего дела сам председатель суда г.Астаны Барпибаев Т.Е., которым тем самым под каким – то предлогом переложил ответственность на другого судью кассационной инстанции.

      И вот до настоящего времени, в нарушение требований закона (уже прошло более одного месяца с момента рассмотрения 16 октября 2014 года дела в отношении меня в кассационном инстанции суда г. Астаны), в ущемление права на защиту мне не направлено кассационное постановление об отказе в удовлетворении моей и адвоката кассационных жалоб, а апелляционное же постановление суда г. Астаны от 04 июля 2014 года я получила лишь 25 июля 2014 года, в то время как по делу Сутягинского, рассмотренному мною 12 августа 2013 года, уже 14 августа 2013 года Таймерденов требовал представить в кассационную инстанцию дело с апелляционным постановлением к 15 августа 2013 года, тем самым лишая меня установленного законом десятисуточного срока для составления полного текста постановления, о чём я указала выше.

      Я уверена, что суд кассационной инстанции г. Астаны умышленно затягивает вручение мне кассационного постановления, не отреагировав на все мои и адвоката обоснованные доводы о моей невиновности, доводы о том, что ни судом кассационной инстанции Алматинского городского суда при отмене 19.08.2013 года вынесенного мною апелляционного постановления от 12.08.2013 года по делу Сутягинского, ни Генеральным прокурором при предъявлении мне обвинения по ст.350 ч.2 УК с составлением обвинительного заключения, ни Алмалинским районным судом г. Алматы при вынесении в отношении меня обвинительного приговора 05.05.2014 года, ни судом апелляционной инстанции суда г. Астаны при оставлении 04.07.2014 года приговора в отношении меня без изменения, моё апелляционное постановление, признанное заведомо неправосудным актом, фактически не подвергалось исследованию и не анализировалось, равно как не исследовался и протокол судебного заседания апелляционной инстанции по делу Сутягинского, приведённые мною доводы в обоснование принятого мною решения об изменении приговора в отношении Сутягинского не сопоставлялись с имеющимися в деле материалами, которые же были тщательно исследованы на заседании суда апелляционной инстанции под моим председательством.

      Суд кассационной инстанции г. Астаны не отреагировал также на мой довод о том, что суд апелляционной инстанции г. Астаны в нарушения норм  УПК не ознакомил меня с протоколом своего судебного заседания согласно моим заявление о предоставлении такой возможности? то есть поступил также незаконно, как и суд кассационной инстанции Алматинского городского суда 19.08.2013 года при рассмотрении дела в отношении Сутягинского, не предоставив возможность адвокату Сутягинского ознакомиться с протоколом судебного заседания апелляционной инстанции под моим председательством и впоследствии удалив из дела заявление его адвоката Немировской от 16.08.2013 года о необходимости ознакомления с этим протоколом, что было установлено судом первой инстанции при рассмотрении дела в отношении меня, тем самым совершив должностной подлог в целях устранения одного из оснований для отмены судебных актов, вынесенных кассационной инстанцией под председательством Таймерденова.

      В результате вынесения мною апелляционного постановления никому вреда не причинено, никаких тяжких последствий не наступило, ущерб никому не причинён, потерпевший Гаркушкин жив и здоров, в настоящее время сам осужден по четырём статьям УК РК за посягательство на собственность Сутягинского с использованием поддельных подписей от имени последнего (в связи с установлением в ходе апелляционного рассмотрения таких неправомерных действий со стороны Гаркушкина и связанных с ним других лиц в отношении Сутягинского, я переквалифицировала действия Сутягинского с ч.2 на ч.1 ст.96 УК, о чём я также указывала выше).

      Авторитет судов подорван не моими действиями, а давно уже подорван действиями других судей, в том числе и действиями вышеназванных мною лиц – Бекназарова, Таймерденова, Карымсакова, Мадыбаевой, Федотовой, Чинибековой, Ашкеевой, судей городского суда Астаны, рассматривавших дело в отношении меня в апелляционном и кассационном порядках.

       Таким образом я столкнулась со стеной равнодушия к произволу и беззаконию, допущенным по отношению ко мне. И я задаюсь вопросом, что же тогда творится по делам в отношении так сказать простых граждан, не знающих в достаточной степени положения уголовного и уголовно – процессуального законов и почему молчат, ведут себя безропотно судьи, видя и зная обо всех указанных мною нарушениях законности?

       Несмотря ни на что, ни на изоляцию от общества и семьи, ни на подрыв моего здоровья в условиях изоляции от общества с помещением меня в преступную среду, никому не удастся сломить мою волю к справедливости, однако у меня еще в душе теплятся надежда и вера в то, что в судейском корпусе ещё есть судьи, которые не работают как марионетки, а помнят о том, что прежде всего надо работать по совести, по закону, соблюдать Конституцию Республики Казахстан, в которой закреплены принципы о независимости судей, возможно хоть и не в скором будущем, кто-то из них так же, как я, выступит против такого беззакония по моему и аналогичным делам, кто изменит в судебной системе установившиеся негласные правила работы в угоду своему руководству и в целях сохранения своей карьеры.

       При исчерпании всех правовых возможностей в Казахстане, у меня ещё остаётся надежда на последнюю инстанцию – Комитет по правам человека ООН".

 

 

 

 

 

 

 

 



© 2001—2021 ООО ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «КВ».
http://kvnews.ru/news-feed/kazahstanskaya-sudya-otpustivshaya-sutyaginskogo-obratilas-k-smi-s-krikom-dushi