Все рубрики
В Омске воскресенье, 27 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 76,8195    € 89,6637

Сибнефть: тайна рождения

26 апреля 2006 12:58
0
2507

Сибнефть учредили для того, чтобы омский нефтезавод не ушел в частные руки москвичей. 

СОСКОВЕЦ
Погибший в августе 1995 года генеральный директор ОАО «Омский нефтеперерабатывающий завод» Иван ЛИЦКЕВИЧ не был сторонником создания вертикально-интегрированной нефтяной компании. Он агитировал за финансово-промышленную группу (ФПГ), в которую должны были войти нефтезавод, «нефтяники Ноябрьска, Нефтехимбанк, ряд предприятий Сибири, использующие нашу продукцию для изготовления своего конечного продукта. Предполагается объединить усилия с Кемеровским азотным комбинатом, Красноярским алюминиевым заводом и даже могилевскими производителями химволокна». Об этом Иван Дмитриевич рассказал в феврале 1995 года омскому журналисту Александру КОРШУНОВУ (см. «Новое обозрение» от 22 января 1995 г.). Тогда же он заявил, что «мы уже направили в правительство проект создания финансово-промышленной группы на базе нашего предприятия».

Об этом же писала ежедневная газета «Коммерсант-DAILY» 20 мая 1995 года: «Не без участия заводского руководства омская областная администрация обдумывает план учреждения на базе АО финансово-промышленной группы. План этот становится тем более актуальным после того, как ОНПЗ продемонстрировал возможность успешной самостоятельной работы без прямого альянса с добывающими предприятиями».

Существовал даже протокол о намерениях создания такой группы. Именно эта идея обсуждалась в июле того же 1995-го на тюменском заседании межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» с участием председателя правительства Виктора ЧЕНОМЫРДИНА. Там же, на МАСС, Виктор Степанович подписал решение о создании вертикально-интегрированной Тюменской нефтяной компании, а по поводу омской ФПГ обещал подумать. Омичи вернулись домой воодушевленные, тем более, что их идею с самого начала поддерживал и в какой-то мере являлся ее соавтором первый заместитель премьера Олег СОСКОВЕЦ.

Полтора года спустя — в конце августа 1996-го — я, автор сей статьи, беседовал с президентом Сибнефти Виктором ГОРОДИЛОВЫМ. Интервью это частично было опубликовано в новосибирском деловом еженедельнике «Российская Азия» (см. № 2 от 11 сентября 1996 года), но в архиве сохранилось полностью. Он тогда сказал: «Вначале мы с Иваном Дмитриевичем ЛИЦКЕВИЧЕМ находились на одних позициях. Потом появились тенденции, что нужно сперва создать ФПГ, а потом компанию. Хотя экономическая ситуация предполагала, на мой взгляд, обратное. Вот эта разница во взглядах очень сильно задержала создание компании. Когда мы снова пришли к тому, что первично, а что вторично, прошло время... Создание ФПГ на бумаге — это один вопрос, а в жизни группа требует серьезной откачки денег. Если мы сегодня говорим, что нам финансов на себя не хватает, то надо иметь в виду, что к ФПГ надо готовиться, но не сейчас. Хотя в Омске была попытка, я не буду о ней говорить, ускорить этот процесс... Вы помните, как в Китае решили сделать "большой скачок" и что из этого получилось?».

БЕРЕЗОВСКИЙ

5 мая 1995 года на собрании акционеров Омского нефтезавода мне удалось буквально минут на десять задержать в перерыве первого вице-президента государственного предприятия «Роснефть» Виктора ОТТА. Он не успел проскользнуть вслед за членами президиума в отдельную комнату ДК нефтяников, где был накрыт стол с чаем и бутербродами, и согласился ответить на пару вопросов. В частности и о составе будущей нефтяной компании «Роснефть». Он и не сомневался, что в нее войдут Омский, Московский НПЗ, Краснодарский и Туапсинский НПЗ, а также Ноябрьскнефтегаз (через пару лет дочь Виктора ОТТА выйдет замуж за сына Леонида ПОЛЕЖАЕВА Алексея).

Неизвестно, на что надеялось руководство Омской области после июльской встречи с ЧЕРНОМЫРДИНЫМ в Тюмени. К середине августа информационные агентства со ссылкой на источники в правительстве сообщили о подписании Виктором Степановичем ряда документов о структуре нескольких нефтяных компаний. Роснефть была сформирована точно в соответствии с прогнозом Виктора ОТТА.

15 августа губернатор Леонид ПОЛЕЖАЕВ встретился с президентом России Борисом ЕЛЬЦИНЫМ.

Есть разные версии того, как он попал к Борису Николаевичу и как ему удалось убедить президента. Бывший руководитель охраны ЕЛЬЦИНА Александр КОРЖАКОВ вспоминает это так: «Однажды Борис БЕРЕЗОВСКИЙ попросил разрешения привести в президентский клуб одного человека. Пришел с губернатором Омской области ПОЛЕЖАЕВЫМ. Это был единственный случай, когда БЕРЕЗОВСКИЙ за свои деньги заказал пиво. Он сказал, что у ПОЛЕЖАЕВА есть идея создания Сибнефти и что ПОЛЕЖАЕВ готов отдавать часть прибыли на ОРТ. Я в экономике не очень силен. Вот два экономиста и запудрили мне мозги, да еще под пиво-то. Сказал, чтобы делали, что хотят».

Леонид ПОЛЕЖАЕВ утверждает в свою очередь, что КОРЖАКОВ врет: "Он говорит, что БЕРЕЗОВСКИЙ привел меня к нему, но этого не было. Во-первых, БЕРЕЗОВСКОГО я тогда еще не знал, во-вторых, зачем меня надо было знакомить с КОРЖАКОВЫМ, когда я и так с ним был знаком. Он в июле 1992 года с президентом был в Омске и я парился с ним в бане...

Я один из организаторов Сибнефти! Мысль об организации Сибнефти родилась у меня в голове...

У ЧЕРНОМЫРДИНА зрело решение о передаче Омского НПЗ в Роснефть с дальнейшей продажей этой нефтяной компании. Когда я узнал об этом, то пошел к президенту и сказал, что у нас есть планы по созданию Сибнефти и мы не хотим, чтобы завод ушел в Москву. Мы хотим, чтобы компания осталась в Сибири и была единственной местной нефтяной компанией... И президент издал Указ о создании «Сибирской нефтяной компании». Никакого БЕРЕЗОВСКОГО я знать не знал в то время. Государственный пакет акций «Сибирской нефтяной компании» был у Госкомитета по управлению имуществом России. А дальше уже все продавалось в Москве, и кто стал владельцем госпакета, я не знаю. БЕРЕЗОВСКИЙ или АБРАМОВИЧ, кто? Потом уже появился БЕРЕЗОВСКИЙ. Я вообще о роли БЕРЕЗОВСКОГО в Сибнефти не знаю".


ЛИЦКЕВИЧ

19 августа утонул в Иртыше генеральный директор Омского нефтеперерабатывающего завода Иван ЛИЦКЕВИЧ. Со слов людей, общавшихся с ним, в последние дни настроение у него было подавленное. Он уже несколько дней как собирался навестить родных в Белоруссии, но все откладывал. Накануне трагедии с ним встречалась директор Омского радио Лариса АНДРИЕНКО. Как она вспоминает, во время встречи Иван Дмитриевич пару раз разговаривал с вице-премьером Олегом СОСКОВЦОМ, который ему рекомендовал из Омска не уезжать.

Девятнадцатого день был субботний, но для гендиректора завода рабочий: с утра ЛИЦКЕВИЧ проводил совещание, а к вечеру решил проветриться. Служебная машина довезла его до берега Иртыша в районе Красной Горки. Какое-то время он просто гулял, а потом, как утверждает водитель, решил искупаться. Около 18 часов он пару раз окунулся и исчез под водой. Нашли его лишь на следующий день. В легких воды не было, телесные повреждения отсутствовали. Причиной смерти экспертиза назвала сердечно-сосудистую недостаточность на фоне ишемической болезни сердца. На тот момент Ивану ЛИЦКЕВИЧУ не исполнилось и пятидесяти!

Смерть руководителя одного из крупнейших нефтезаводов страны вызвала много домыслов и пересудов. Особенно в свете того факта, что спустя шесть дней, 24 августа Борис ЕЛЬЦИН подписал Указ № 872 «Об учреждении открытого акционерного общества "Сибирская нефтяная компания".

ЕЛЬЦИН

Указ ЕЛЬЦИНА в нефтяных кругах вызвал эффект взорвавшейся информационной бомбы."Нефтяники в нокдауне. Удар был сильный и откуда-то сбоку" — так назвали сообщение об этом указе в газете "Коммерсантъ — DAILY". В статье говорится о том, что решение президента оказалось неожиданным как для минтопэнерго, так и для правительства в целом. Однако "есть все основания сомневаться", что Ноябрьскнефтегазу с ОНПЗ даже при поддержке губернаторов удалось бы „пробить“ такой указ: "Естественно будет предположить, что источник поддержки нового проекта находится не в Минтопэнерго и вне пределов его компетенции".

"За спиной Сибирской нефтяной компании, вдруг получившей невиданную силу, стоят люди из ближайшего окружения президента. Иначе трудно объяснить произошедшую циркуляцию указов и постановлений. Вспоминается, что и прежде некоторые люди из окружения и охраны президента совсем не по роду своих профессиональных обязанностей проявляли большую озабоченность нефтяными делами", — заявили 31 августа «Известия». В этой же статье впервые была упомянута в связи с Сибнефтью фамилия БЕРЕЗОВСКОГО.

А накануне, 28 августа, Леонид ПОЛЕЖАЕВ вновь встретился с Борисом ЕЛЬЦИНЫМ. Они вновь говорили о Сибирской нефтяной компании. Так, во всяком случае, утверждал позже омский губернатор.

Далеко не всем понравилось неожиданное появление новой нефтяной компании. В СМИ просочилась информация о том, что кое-кто намерен опротестовать правомерность ее создания. Согласно законодательству структурирование внутри предприятий отрасли должно определяться постановлением правительства, а не указом президента. Судя по тому. Что Виктор ЧЕРНОМЫРДИН подписал такое постановление лишь месяц спустя — 29 сентября, — президентской воле пытались сопротивляться.

ЯНЧЕВ

За десять дней до постановления правительства «Об образовании ОАО "Сибирская нефтяная компания" был арестован Петр ЯНЧЕВ. Возглавляемая им фирма "Балкар-Трейдинг" была в 1995 году крупнейшим трейдером Ноябрьскнефтегаза. Только в 1994 году, будучи спецэкспортером, ЯНЧЕВ продал в дальнее зарубежье 10 млн т нефти.

25 апреля 1995 года Виктор ЧЕРНОМЫРДИН подписал постановление № 419, согласно которому "Балкар-Трейдинг" должен был поставить американской компании Mobil 25 млн т нефти в течение пяти лет. Под эти объемы Mobil намеревался организовать совместно с японской финансовой компанией "Немура Интернешнл" продажу на мировых рынках ценных бумаг. Полученные в результате эмиссии средства (от 1 до 2 млрд. долларов) были обещаны российскому правительству под 12% годовых.

Доходы ЯНЧЕВА были так велики, что он был в состоянии купить всю будущую компанию "Сибнефть", акции которой должны были быть, согласно постановлению правительства, выставлены на инвестиционные и коммерческие конкурсы.

— Я уже готовился к приватизации, — вспоминает уже сегодня, десять лет спустя, Петр ЯНЧЕВ. — Выкупил долги Ноябрьскнефтегаза почти на 200 млн долларов, обсуждал с ГОРОДИЛОВЫМ вопросы акционирования" (цитируется по журналу "Forbes" за ноябрь 2004 года).

ЯНЧЕВ вышел на свободу лишь спустя два года после ареста. Еще через четыре года с него полностью сняли все обвинения: "Я стал не нужен, — говорит он, — Сибнефть уже приватизировали без меня".

АБРАМОВИЧ

6 октября 1995 года городская регистрационная палата зарегистрировало ОАО "Сибнефть" по адресу: ул. Чкалова, 38. На следующий день по этому поводу в администрации Омской области состоялась пресс-конференция, которую дали члены совета директоров нефтяной компании губернатор Леонид ПОЛЕЖАЕВ, президент Виктор ГОРОДИЛОВ и и.о.гендиректора Омского нефтезавода Константин ПОТАПОВ. По словам Леонида Константиновича, Сибнефть появилась на свет для того, чтобы ОНПЗ не ушел в частные руки москвичей.

Никому из задающих им вопросы журналистов на тот момент не было известно имя Роман АБРАМОВИЧ. Хотя к тому времени фирма Романа Аркадьевича "Меконг" занимала второе место после "Балкар-Трейдинга" по объемам продаж нефти Ноябрьскнефтегаза.

В 1993 — 1996 гг. АБРАМОВИЧ возглавлял Московское представительство швейцарской компании Runiсom S.A., директором которой числился в те же годы Евгений ШВИДЛЕР. Там же, в московском офисе Runicom, работал Алексей ПОЛЕЖАЕВ. “Я никаких усилий для его трудоустройства не прикладывал, — вспоминал позже Леонид Константинович в интервью "Независимой газете" (приложение "НГ-Регионы"  № 18 от 7 декабря 1999 года). —Он устроился работать в эту компанию, когда еще Сибнефти не было, сам познакомился, нашел этих людей».

А это значит, роль нынешнего владельца футбольной команды Chelsea в истории создания Сибнефти более значительна, чем предполагалось ранее. Не зря же и сын тогдашнего руководителя Ноябрьскнефтегаза и первого президента Сибнефти Виктора ГОРОДИЛОВА Андрей сегодня — один из ближайших соратников АБРАМОВИЧА, перешедший из вице-президентов Сибирской нефтяной компании в первые вице-губернаторы Чукотки.

И ЯНЧЕВА, и АБРАМОВИЧА заставила задуматься о приватизации либерализация нефтеэкспорта в начале 1995 года. До этого спецэкспортеры зарабатывали гигантские деньги на том, что производители не имели разрешения на экспорт. Правительство дало нефтяникам такое «добро», и добывающим предприятиям оказались не нужны посредники.

К тому времени нынешний губернатор Чукотки уже был знаком с Борисом БЕРЕЗОВСКИМ. Произошел этот знаменательный факт, скорее всего, в 1994 году. Познакомил их президент Альфа-банка Петр АВЕН, который в 1992 году возглавлял Министерство внешнеэкономических связей РФ. Тот же АВЕН, кстати, свел Бориса Абрамовича с Валентином ЮМАШЕВЫМ.

АБРАМОВИЧ несомненно был с самого начала одним из основных организаторов Сибнефти. А БЕРЕЗОВСКИЙ лишь подхватил и пролоббировал эту идею в администрации президента России. Что, кстати, подтверждается многочисленными интервью последнего, ни в одном из которых он не заявляет о своем авторстве, а лишь подчеркивает свое участие на этапе осуществления.

Изначально равноправный союз Березовского и Абрамовича подтверждается и тем, что выигравшее в декабре 1995 года залоговый аукцион на право управления 51% акций Сибнефти ЗАО «Нефтяная финансовая компания» принадлежало фирмам обоих на паритетных началах.

СМОЛЕНСКИЙ

28 декабря 1995 года состоялся аукцион, в результате которого за 100,3 млн долларов государство передало 51% акций Сибирской нефтяной компании Столичному банку сбережений и ЗАО «Нефтяная финансовая компания». Гарантом выступил банк «Менатеп». Стартовая цена была 100 млн долларов. Второй участник конкурса — «Менатеп» и ЗАО «Тонус» (гарант — Столичный банк сбережений) был тесно связан с первым и не поднимал цену. К конкурсу не допустили Инкомбанк, (гарант — Мосбизнесбанк), а АО «САМЕКО» (гарант Инкомбанк) отозвал заявку за 15 минут до начала. Отвергнутые компании после подведения итогов демонстративно вскрыли конверты со своими заявками и заявили, что предлагали за тот же пакет намного большие суммы: 175 млн долларов и 171 млн соответственно.

Как вспоминал три года спустя Борис БЕРЕЗОВСКИЙ: "Тендер на покупку Сибнефти был в конце 95-го, сразу после парламентских выборов, на которых победили коммунисты, и за шесть месяцев до президентских, когда никто не верил, что победит ЕЛЬЦИН. И когда потребовались средства на покупку этой компании, то я участвовал в поиске денег. Была идея занять их в том числе и за рубежом. Я сам разговаривал с СОРОСОМ и другими крупными бизнесменами и банками. Поведение СОРОСА было абсолютно лицемерным. Он сказал, что не может дать ни копейки, потому что ЗЮГАНОВ победит на выборах, а инвестировать в страну, где побеждает ЗЮГАНОВ, абсолютно бессмысленно. А сегодня он рассказывает миру о грабительском капитализме в России, о том, что олигархи за бесценок скупили нефтяные компании. Нет, господин СОРОС, русские олигархи заплатили за эти компании столько, сколько они в тот момент стоили. И вас тоже приглашали, но вы тогда ошиблись, переоценили риски" (см. "Время МН" № 123 от 13 июля 1999 года).

Деньги БЕРЕЗОВСКИЙ нашел в России. Ему их предоставили на определенных условиях Александр СМОЛЕНСКИЙ (Столичный банк сбережений) и Михаил ХОДОРКОВСКИЙ (банк "Менатеп"). Именно в эти месяцы окончательно сформировалась так называемая семибанковщина — встревоженные успехами коммунистов и резким падением рейтинга Бориса ЕЛЬЦИНА олигархи стали объединяться в пул. Посредником между властью и финансами выступил Борис Абрамович. И, судя по выигранным Борисом ЕЛЬЦИНЫМ выборам, — вполне успешно.

Партнеры по нефтяной компании перестали таить свою причастность к ней: 26 сентября 1996 года на собрании акционеров в Омске БЕРЕЗОВСКИЙ и АБРАМОВИЧ, назначенный накануне главой московского представительства Сибнефти, были избраны в совет директоров. Чуть позже учрежденные ими фирмы "Синс" и "Рифайн Ойл" купили 34% акций компании.

В декабре того же 1996 года БЕРЕЗОВСКИЙ вышел из совета директоров из-за того, что был назначен заместителем секретаря Совета безопасности РФ. Но он продолжал оставаться председателем совета директоров ЗАО "Нефтяная финансовая компания" — залогодержателя 51%-ного пакета Сибнефти. Вскоре, 12 мая 1997 года, и этот пакет был выставлен на продажу и продан "Финансовой нефтяной компанией" (ФНК), за которой стояли Столичный банк сбережений и, опять же таки, фирмы БЕРЕЗОВСКОГО и АБРАМОВИЧА.

В этот день компания стала полностью частной. Через год выяснилось, что накануне Омский нефтезавод вложил около 300 млрд рублей в акции банка "СБС-Агро", в который реорганизовался Столичный банк сбережений. Межведомственная балансовая комиссия, которая рассматривала 23 сентября 1997 года причины резкого увеличения задолженности ОНПЗ перед федеральным бюджетом (со 112 млрд нднм руб по состоянию на 1 января 1997 года до 719 млрд — на 1 августа), отметила в протоколе неудовлетворительное финансовое состояние завода "за счет отягощения баланса мнимыми активами" (акциями „СБС-Агро“).

То есть АБРАМОВИЧ с БЕРЕЗОВСКИМ выкупили у государства контрольный пакет Сибнефти с помощью средств омского нефтезавода.

16 сентября 1997 года на внеочередном собрании среди членов совета директоров уже не оказалось губернаторов Омской и Тюменской областей, а также представителей Минтопэнерго и Госкомимущества. Вместо них в совет вошли вице-президенты компании Константин ПОТАПОВ, Андрей БЛОХ и Евгений ШВИДЛЕР.

Через два дня избранный в совет директоров банкир Александр СМОЛЕНСКИЙ официально заявил о сложении с себя этих полномочий. Компания вступила в новый для себя период.

ШВИДЛЕР

24 октября 1997 года сложил с себя полномочия президента Сибнефти и Виктор ГОРОДИЛОВ — "в связи с ухудшением состояния здоровья". А через полтора месяца Всероссийская чрезвычайная комиссия, возглавляемая Анатолием ЧУБАЙСОМ, приняла решение «обратить взыскание на имущественный комплекс» омского нефтезавода, задолжавшего в федеральный бюджет 525,8 млрд нднм рублей.

Президентом Сибнефти был назначен Андрей БЛОХ. Но проруководил он компанией недолго. Отбившись от ЧУБАЙСА, собственники Сибнефти договорились объединиться с ЮКОСом. 19 января 1998 года был подписан меморандум о таком намерении. Со стороны ЮКОСа его подписал Михаил ХОДОРКОВСКИЙ, а со стороны Сибнефти почему-то не президент БЛОХ, а его первый заместетель Евгений ШВИДЛЕР. Впрочем очень скоро, после несостоявшегося объединения ЮКСИ, Евгений Маркович и в самом деле стал президентом компании. Кем и пребывает и по сию пору.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.