Все рубрики
В Омске вторник, 11 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,7750    € 86,8258

Владимир ГЕРЧИК, директор ООО "Фирма "Сибтекс", депутат Омского городского совета: "В 2007 году мы откроем в центре Омска еще один "Электронный рай"

18 апреля 2007 14:44
0
1318

В новом составе Омского городского совета бизнесмены образуют, пожалуй, самую немногочисленную группу. Тем не менее первые заседания комитетов и заседаний ОГС показали, что именно они открыто выражают свое мнение в независимости от того, противоречит оно позиции мэрии или нет. Одним из депутатов, с первых дней занявших активную позицию, стал директор ООО «Фирма "Сибтекс" Владимир ГЕРЧИК. Корреспондент "КВ" Оксана МИРОНОВА побеседовала с депутатом Владимиром ГЕРЧИКОМ не только о новой для него работе в Омском городском совете и мотивах, побудивших его идти в депутаты, но и об истории его бизнеса.

— Владимир Евгеньевич, расскажите, как вы начинали свой бизнес?

— Главным поводом послужило то, что за два года до ухода с завода я женился, вскоре родился сын. Приходилось мотаться по квартирам, снимать комнаты. А очередь на квартиру за время работы на заводе не только не приблизилась, а отодвинулась дальше. Одним из главных мотивов было заработать на собственную квартиру. Бизнес начинал как все, по принципу «купи-продай». Когда ушел с работы, денег не было. Но в те времена начинать свое дело, наверное, было проще. Первые полгода офисом была квартира, работа шла в основном по телефону. Начинали вдвоем с одноклассником. Через год я уже купил себе квартиру.

— Сразу начали с техники?

— Нет, в те времена брались за все: от стиральных машин до зубных паст. На Севере заключил контракты на поставку техники, с предприятиями-производителями договаривался о поставках. Через полгода пошло движение товаров, прибыли. В те времена никто не изучал спрос, все было в дефиците. Многие фирмы работали по предоплате. Сургутское предприятие закупало у нас пылесосы, стиральные машины. Покупали на омском заводе полистирол, отправляли его в Нижний Новгород, а оттуда получали бартером телевизоры. Торговали и кондитерскими изделиями, и хозяйственными. В одно время были даже оптовыми лидерами по продаже болгарской зубной пасты. Качественный сдвиг произошел, когда в 1996 году мы взяли кредит и приобрели треть магазина на проспекте Мира, 47. Появился первый наш магазин, который тогда назывался «Виват». Вскоре мы его выкупили полностью. Изначально была установка, что деньги идут в развитие, а не тратятся: машин никто себе тогда не покупал. У нас уже были поставки из Гонконга, Китая, Европы. Были наработаны московские связи. В 1997 году мы первые за Уралом взяли валютный кредит в только что открывшемся тогда в Омске Европейском банке реконструкции и развития. Мы были пионерами в зарубежном кредитовании. Взяли 125 тысяч долларов — тогда это были космические деньги. Потом был дефолт. Те 9 месяцев вспоминаются сейчас как страшный сон. Огромные были потери, даже стоимости бизнеса не хватило бы, чтобы покрыть все долги. Были пролонгации по кредитам, перекредитование. В итоге мы все до последнего цента заплатили и нашим поставщикам, и банкам. С тех пор именно мое имя стало играть главную роль при получении кредитов. Через год был очередной экономический скачок. Открылся «Континент», в котором мы арендовали около тысячи квадратных метров — это был самый крупный магазин электроники в Омске.

— У вас тогда было много конкурентов?

— Когда только начинали бизнес, конкурентами были компании «Викинг» и «Техинкор». «Викинг» тогда принадлежал Юрию ЧАЩИНУ. Иногородние пришли позже. Тогда достаточно было магазина в 50 кв. метров, чтобы была рентабельность. Когда усилилась конкуренция, в 2001-2002 годах мы купили магазин у «Викинга» вместе с бизнесом, потом у «Техинкора». За год у нас открылась дополнительно три магазина на проспекте Маркса. Нашим конкурентом стала «Ассоциация „Сибирь“ Евгения ГРЕФА. Появление иногородних игроков, например московского „Эльдорадо“, стало для нас всех встряской. На омский рынок продолжают заходить иногородние игроки, и если местные компании не перейдут сегодня на иной формат — на крупные магазины, им придется уйти. Хотя до насыщения рынка нам еще очень далеко. К нам обращались с предложением купить у нас бизнес, но в наших планах этого нет. Мы представлены пока только в Омской и Новосибирской областях. В этом году откроем еще одни гипермаркет в центре Омска.

— Как вы стали „Электронным раем“?

— Появилось желание назвать магазин как-то красиво. Впервые это название появилось в „Континенте“. До этого магазин назывался „Виват“. Если говорить о фирме „Сибтекс“, она занимается сервисным обслуживанием техники и была создана с самого начала. То есть мы изначально придерживались разделения на два направления: сервисное обслуживание и торговля.

— Как Вы приобрели торговый комплекс на остановочном комплексе „Старозагородная роща“?

— Его строила другая компания. И задумывался он изначально как мебельный салон. Мы купили у Константина ТИМОШЕНКО почти достроенный комплекс. Поскольку его компания занимается строительством крупного торгового комплекса в центре города, на берегу Оми, все финансы аккумулировались на этом объекте. Довести до конца строительство комплекса на Красном пути им не удалось. В итоге мы его купили.

— Как приняли решение пойти в депутаты?

— Сотрудники компании предлагали мне баллотироваться в городской совет еще пять лет назад. Мне не все равно, что происходит в моем городе. Я вспоминаю детство, то, каким наш город был еще при МАНЯКИНЕ. Я гордился, что живу в чистом, цветущем, красивом городе. Не все, что сегодня делается в городе, меня устраивает. Это касается не только бизнеса, но и благоустройства, внешнего вида города. Наш город имеет особенность — у него есть душа, история, культура. Новосибирск, например, проигрывает нам в этом смысле — он молодой, но пустой, безликий. Омск просто надо привести в порядок. Еще хочется, чтобы в наш город пошли инвестиции крупного не только московского, но и международного бизнеса.

— Как разворачивалась ваша избирательная кампания? Кто был вашим соперником?

— Я шел по округу №9. По этому округу баллотировался Сергей МАЕВСКИЙ, от коммунистов — Хади ЗАББАРОВ. Были, конечно, примеры так называемых „черных“ технологий. Разбрасывали листовки, в том числе с порочащей меня информацией. Но стоит отметить, что этим занимались те люди, которые даже не входили в лидеры списка кандидатов. На выборную кампанию моими оппонентами были брошены огромные деньги.

— А сколько вы потратили на избирательную кампанию?

— Мой избирательный фонд насчитывал около 300 тысяч рублей. Деньги предлагали многие, но я позволил себе воспользоваться только помощью близкого друга. Я не делал ставку на деньги. Вообще выборы для меня прошли легко. Я трудоголик, и я сам успевал делать все — много встречался с людьми, разговаривал с ними во дворах, ходил по квартирам. Я знал, что люди живут плохо, но не мог представить, что настолько плохо. В одном доме, например, в квартире на первом этаже у людей прогнил пол — он проваливается в подвал, и люди застилают его картоном. Кстати, один из плюсов того, что я шел на выборах в одной команде с городской администрацией, заключался в том, что мне удавалось и удается оперативно решать многие вопросы по обращениям жителей моего округа. Зачастую решение какой-то проблемы затягивается не из-за недостаточного финансирования, а из-за организационных заминок. Чиновники в силу своей загруженности часто откладывают вопросы, а благодаря запросу депутата процесс удается ускорить.

— Почему вас поддерживала „Единая Россия“? Вы являетесь членом партии?

— Я никогда не состоял в КПСС. Даже когда мне говорили на заводе, мол, сначала билет получи, а потом станешь начальником. Даже тогда в партию я не пошел. В „Единую Россию“ я вступил два года назад по двум причинам. Во-первых, это реальная сила. Впервые партийная структура показала, что она не разбрасывается словами, а отвечает за все, о чем говорит. Встречаются, конечно, и там популистские высказывания, но в целом прошедшая избирательная кампания показала, что партия исполняет то, о чем говорит. На этих выборов золотые горы обещали, наверное, все, кроме единороссов.

— Нетрудно, наверное, сдержать слово, когда в руках административный ресурс.

— Кроме административного ресурса нужно еще иметь совесть и желание. У коммунистов еще 5-6 лет назад был серьезный административный ресурс. Тем не менее все оборачивалось популизмом.

— А вторая причина, по которой вы вступили в ряды „Единой России“?

— Я понял, что некоторые вопросы, которые находятся в компетенции федеральной власти, проще и целесообразнее решать через партийную структуру. Выходить на Госдуму по партийной линии будет быстрее, чем через все местные законодательные органы.

— Это касается вопросов бизнеса?

— Не обязательно. Не будем далеко ходить — возьмем пример с банями, которые решением городского совета на последнем заседании 11 апреля были включены в программу приватизацию и вскоре будут проданы. Считается, что это непрофильная деятельность муниципалитета. Но пока у нас существует частный сектор, пока люди живут в неблагоустроенных бараках, бани являются не удовольствием, а необходимой социальной услугой, которой местные власти обязаны обеспечивать население. Однако дело здесь не в муниципальной власти, которая по ныне действующему закону через два года обязана сбросить с баланса непрофильные объекты. Нужно выходить на уровень Федерации и вносить изменения в закон о местном самоуправлении. Бани нельзя полностью передавать в частные руки.

— Вопрос с продажей бань горячо обсуждался некоторыми депутатами, хотя он далек от их бизнеса. Зачем вообще бизнес идет во власть?

— Бизнесмены наиболее чувствительны ко всем изменениям, происходящим в обществе. Я бы сказал, что это самая неспокойная часть населения, которая больше всех заинтересована в позитивных изменениях. И самая образованная. Сегодня все успешные люди имеют по два-три высших образования. Я тоже до сих пор учусь.

— А где вы учитесь?

— Вскоре я защищаю диплом по программе МВА в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.

— В нынешнем составе горсовета сравнительно мало представителей бизнеса. На ваш взгляд, это плюс или минус?

— Это закономерность. Этот состав городского совета — ответ на самые наболевшие вопросы и проблемы, которые не решались в течение многих лет. Это касается медицины, образования. Все это вместе взятое и выплеснуло тот состав горсовета, который сегодня представлен. На самом деле многое зависит не от того, чем человек занимается. Главный врач — это ведь тоже своего рода бизнесмен. Точнее, он в меньшей степени врач, в больше степени администратор. Он должен разбираться в экономике, управлении персоналом. Думаю, в скором времени учителя, врачи в городском совете будут коллективно обсуждать и решать вопросы образования и медицины, поскольку они разбираются в них лучше остальных депутатов.

— Какие частные вопросы депутат-бизнесмен может решать в горсовете?

— Если честно, я не вижу вопросов, которые бы касались моего бизнеса и которые бы можно было решить на уровне городского совета. Я до этого жил спокойно и мог бы жить так дальше. Другое дело, те предприниматели, бизнес которых каким-то образом завязан с властью. Это те же строители, например. У меня прямых контактов с городской администрацией нет. Я шел в городской совет не за этим.

— Как вы думаете, почему депутаты, большая часть которых работает в социальной сфере, не поддержали вашу инициативу по поводу исключения двух социальных бань из программы приватизации?

— Если вы заметили, против программы приватизации в предложенной редакции проголосовали четыре депутате, и все — бизнесмены. Это Евгений АРОНОВ, Сергей ДРОЗДОВ, Александр ИВАНОВ и я. Может быть, мне не удалось донести до депутатов свое мнение по этому вопросу. К тому же многие депутаты впервые оказались в горсовете. Со временем мы все научимся тщательно разбираться в документах. Прошло всего две недели с начала работы нового созыва. Огромное количество вопросов осталось со времени предыдущего созыва. Их необходимо рассмотреть в течение короткого промежутка времени. Многие депутаты просто не успевают внимательно прочитывать все документы. Один бюджет чего стоит.

— Вы стали одним из немногих депутатов, кто на первом же заседании высказал мнение, противоречащее позиции городской администрации.

— Я согласен поддерживать партийную дисциплину, но не намерен отказываться от собственной точки зрения. Я об этом всегда открыто говорил, и руководство партии знает мою позицию. Если у меня есть свое мнение, я не буду молчать, и рот мне никто не закроет. Если кто-то считает иначе, пусть постарается меня переубедить в этом. Я всегда гордился одним — все, что я собой представляю, если хотите, брэнд под названием „Герчик“ — я сделал сам, без чьей-либо помощи или подсказки.

— Но какой вес будет иметь мнение единиц?

— Любая высказанная вслух точка зрения имеет значение. Кто-то задумается над каким-то вопросом, обратит внимание на то, чего раньше не замечал. Главное, подобрать правильные аргументы, суметь донести свою точку зрения до всех депутатов. К тому же я бы не стал судить о работе городского совета по тому, что мы видим в течение первых двух недель. Думаю, вскоре у нас наладится нормальная работа.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.