Все рубрики
В Омске понедельник, 22 Октября
В Омске:
0
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 65,8140    € 75,3241

Илья БАРИНОВ, директор ООО «ГлобалТорг»: «Пусть мы заработаем в этом году меньше, зато восстановим имидж Марьяновского элеватора»

1 сентября 2010 12:57
0
1597

На торгах, которые проводила на минувшей неделе консалтинговая группа «Авангард», обанкротившийся три года назад Марьяновский КПХ обрел, наконец нового владельца. Максимальную цену, почти 189 млн рублей, предложил за имущественный комплекс третьего по величине элеватора региона Илья БАРИНОВ. На следующий день после подведения итогов торгов обозреватель «КВ» встретился с Ильей БАРИНОВЫМ и расспросил нового владельца о том, каким ему видится будущее Марьяновского КХП.

— Илья Игоревич, с Марьяновским КХП вы знакомы уже давно, если я правильно понимаю?

— Да, уже не менее семи лет. Но плотно мы стали работать с Марьяновским КХП в 2007 году, когда это предприятие было признано банкротом. Причина простая – КХП остался должен нам значительную сумму. Начинали мы понемногу, вкладывали небольшие деньги, чтобы предприятие могло продолжать работу и услугами гасить долги. Потом взяли в аренду часть оборудования. А последние два года арендуем уже весь имущественный комплекс.

— В настоящий момент, что именно у вас работает – элеватор, мельница, комбикормовый завод?

— Когда взяли КХП в аренду, то первым делом запустили мельницу, и сегодня уже вышли на стабильное качество, выпускаем муку по ГОСТу и манную крупу по ТУ, поставляем свою продукцию и омским предприятиям, и за пределы области. Элеватор тоже работает вполне неплохо. Сейчас планируем организовать круглосуточную работу по приемке, перевалке и подработке зерна, чтобы сельхозпроизводители могли завозить свою продукцию на элеватор в любое время. Планируем реанимировать и комбикормовый завод, который был законсервирован и долгое время простоял. Проблема в том, что он сильно пострадал от разграбления.

— От разграбления?!

— Именно так. Я сам очень сильно был удивлен, когда задержали одного из бывших работников Марьяновского КХП, который ежедневно, в течение трех месяцев, пробирался на закрытый комбикормовый завод, разбирал в течение дня электродвигатели, а вечером выносил цветной металл. В результате его деятельности были выведены из строя порядка 40 электродвигателей.

— В общем, перспективы комбикормового завода пока непонятные?

— Нет, перспективы вполне понятные. Сначала мы хотим использовать комбикормовый завод в качестве дополнительного зернохранилища, чтобы увеличить мощности хранения еще на 8 тысяч тонн, а потом планируем перепрофилировать под крупяной завод.

— Комбикорм не востребован?

— Нет, сам по себе комбикорм востребован. Но в тех хозяйствах, которым Марьяновский КХП поставлял свою продукцию, уже запущено собственное производство комбикорма. А привлечь сегодня новых покупателей довольно непросто. Деньгами хозяйства рассчитываться не смогут. И если мы будем поставлять им комбикорм, то нужно сначала определиться с тем, что мы будем брать взамен. К тому времени, когда хозяйствам потребуется комбикорм, собственное зерно они уже реализуют. Значит, придется брать молоко. А если брать молоко, то нужно, опять же, организовывать собственную переработку. Поэтому мы и решили, что самый эффективный путь – перепрофилирование объекта.

— Какие инвестиции требуются для крупяного завода?

— Порядка 12 млн рублей.

— Не очень много, если сравнить с той суммой, которую вы заплатили за имущественный комплекс КХП. А какие крупы будете производить?

— Практически из всех серых культур. С серыми культурами мы уже и сейчас работаем, производим ржаную, овсяную, гречневую муку. Неподалеку от Марьяновского КХП находилась небольшая мельница индивидуального предпринимателя, мы ее приобрели и расширили свой ассортимент. Кстати, гречневая мука – уникальный и весьма, на мой взгляд, перспективный продукт. Кроме нас в Омске его никто не производит.

— А кто покупает вашу гречневую муку?

— В Омске – компания «Сладонеж». В другие регионы мы с новым продуктом выйти широко еще не успели. Дело в том, что в последнее время практически вдвое подскочили цены на гречку, и мы пока еще не решили для себя, будет ли гречневая мука пользоваться спросом по такой цене. Но вообще-то с новой продукцией выходить на рынок – это очень интересно.

— Еще что-то совсем новое в вашем ассортименте ожидается?

— Мы планируем освоить производство евродров. Вообще-то их делают из опилок, то есть из отходов лесопильного производства, а мы хотим попробовать таким образом утилизировать свои отходы – полову.

— Полова – это шелуха?

— Шелуха. И горит она не хуже опилок. А зачем ее сжигать, если можно спрессовать, получить полезный продукт и продавать его жителям того же Марьяновского района, которые отапливаются дровами и углем. Обычные дрова сегодня стоят порядка 800 рублей за куб. Тонна угля – порядка 5 тысяч рублей. Теплоотдача от евродров несколько ниже, чем от угля, но выше, чем от обычных дров. И использовать их все же удобнее, чем уголь.

— У вас так много отходов?

— Половы за год образуется порядка 250 тонн. А когда начнем производить крупы из овса, то отходов станет еще больше. При шелушении овса выход полезного продукта – порядка 40%. А 60% — это шелуха.

— Манную крупу Марьяновский КХП продолжает производить?

— Конечно. В принципе на каждой мельнице есть выход манки, но предприятий, которые могли производить манку в промышленном количестве в России в настоящее время всего три. В том числе Марьяновский КХП. Понятно, что манка – продукт специфический, тем не менее спрос на нее есть. Мы отгружаем ее и омским покупателям, и за пределы региона. Сегодня новосибирская Первая крупяная компания покупает у нас манку, фасует и продает по всей стране под торговой маркой «Пассим».

— Насколько мне помнится, Марьяновский КХП был единственным предприятием в регионе, который мог производить муку из твердых сортов пшеницы. А как сейчас?

— Сейчас мы тоже можем, просто своей твердой пшеницы в Омской области нет. Твердая пшеница, даже если ее пытаются выращивать у нас в регионе, она все равно не вызревает. Раньше ее привозили в Марьяновку вагонами из Оренбургской области, перерабатывали в муку, а эта мука отгружалась Омской макаронной фабрике и другим производителям макаронных изделий. А когда производители перешли на производство макарон из муки высшего сорта, то интерес к твердым сортам снизился.

— Сейчас «макаронка» не хочет брать у вас муку?

— Не скрою, нам было бы очень интересно работать с Омской макаронной фабрикой, которая ежемесячно потребляет значительные объемы муки, и мы пытались вести переговоры, но пока, увы, не нашли точек соприкосновения. Думаю, в дальнейшем мы все равно найдем общий язык. Если есть экономический интерес, всегда можно найти понимание.

— И все же вернемся к инвестициям. Какие планы на этот год?

— Процесс восстановления оборудования у нас идет постоянно. Предприятие старое, семидесятых годов. Хотя в свое время и производилась реконструкция, но часть оборудования уже все равно требует замены. Инвестиции необходимы в обновление электрохозяйства, в реконструкцию мельницы, где нужно восстанавливать систему кондиционирования и отопления. Необходимо купить новые электрокары для склада. Сейчас заканчиваем работы по организации дополнительных точек погрузки в вагоны. Если раньше мы с трудом успевали отгружать 10 вагонов в смену, то теперь без проблем будем отгружать по 20 вагонов. А в прошлом году мы уже восстановили и запустили линию по фасовке зерна в полипропиленовые мешки. Раньше в мешках предприятие поставляло комбикорм, а мы решили попробовать фасовать зерно.

— Зачем?

— Во-первых, это удобно частному потребителю, который покупает зерно на корм скоту, во-вторых, на большие расстояния отгружать зерно в мешках иной раз даже проще и дешевле, чем в специализированных вагонах-зерновозах.

— Не опасались вкладывать деньги в арендуемое имущество. Или сразу понимали, что будете выкупать Марьяновский КХП?

— Скажем так, надеялись, что выкупим. И нам это удалось, как видите.

— А цена в 189 млн рублей не слишком высокая?

— Хороший актив дешево не может стоить. Цена, которую мы заплатили, она справедливая, если учесть, что новый объект такого типа стоил бы 400 миллионов. К тому же новое строительство – это большие проблемы. Для нового элеватора нужна площадка, нужны подъездные пути и так далее. А где строить? Рядом с уже действующим элеватором?

— В сентябре-октябре рассчитываете загрузить элеватор на полную мощность?

— Я думаю, что в этом году зерно к нам повезут. Мы сделали очень хорошее ценовое предложение на все элеваторные услуги. Я так считаю: пусть мы заработаем меньше, зато восстановим прежний имидж Марьяновского элеватора, который за последние годы несколько потускнел.

— Но зерна все равно будет меньше в этом году, поскольку неурожай. Уменьшатся, соответственно, и объемы перевалки на элеваторах. Омские власти уже говорят о том, что нужно ограничить вывоз зерна за пределы области…

— Тогда мы будем торговать мукой. Я тоже считаю, что торговать нужно больше не зерном, а продукцией высокого уровня переработки – крупами, макаронами и так далее. Это и экономически более целесообразно, и дает дополнительные рабочие места в районах области. 

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

При поддержке



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.