Все рубрики
В Омске понедельник, 19 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 65,9961    € 73,2227

Сергей Максимов, начальник Главного управления лесного хозяйства Омской области «Коттеджная застройка с вырубкой городских лесов ведется на участках в районе улиц Волгоградской, Гашека,, Машиностроительной, 3-я Путевая Сибирского проспекта»

22 февраля 2012 09:29
0
1683

27 января в Главном управлении лесного хозяйства Омской области произошла смена руководства. Эту областную структуру, которая уполномочена заниматься охраной, защитой и воспроизводством и использованием лесов на всей территории Омской области, возглавил 32-летний Сергей МАКСИМОВ, до недавнего времени руководивший здесь же отделом управления лесами и использования лесного фонда. На минувшей неделе с ним встретился обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ.

Справка «КВ»
Характеристика лесного фонда Омской области

Площадь земель лесного фонда — 5 926 тысяч га (42,1% от общей площади области). Лесистость территории области – 32,4 %. Общие запасы лесных насаждений — 622,41 млн куб. метров, из них хвойных пород (сосна, кедр, ель, пихта) – 24,1%, мягколиственных пород (береза, осина) – 75,7 %. Допустимый ежегодный объем изъятия при всех видах рубок – 13,9 млн куб. метров (березы – 9,9 млн куб. м; осины – 2,3 млн куб. м; сосны – 0,9 млн. куб. м; ели и пихты – 0,3 млн. куб. м;
— других пород — 0,5 млн куб. м.

— Сергей Викторович, задач, понятно, у вашего управления много. Но вот меня давно занимает вопрос, неужели если не развивать леса, то они зачахнут? Три тысячи лет были в тайге деревья, а сейчас они что, перестанут расти?

— Не перестанут, конечно, но лесопользование все равно необходимо вести рационально. Нельзя варварски вырубать лес. Нужно следить за вырубкой, за лесовосстановлением. Сегодня перед нами уже стоит задача по ограничению до минимума даже санитарной рубки деревьев в южной и в центральной частях области, где лесные ресурсы истощены. Необходимо основную заготовку древесины переносить в северную часть области.

— С одной стороны, лесной фонд в области большой. С другой стороны, качественной древесины не очень много. Так в чем наша перспектива?

— Да, у нас в области не очень много древесины хвойных пород, особенно в сравнении с Томской областью или Красноярским краем. И хвойные насаждения преимущественно низкого качества. Значительная их часть – четвертого и пятого бонитета. Это сосны, которые растут на болотах. Есть такие, которым уже более ста лет, а высотой они в пять-шесть метров. А качественные хвойные насаждения, которые идут в переработку, располагаются в труднодоступных местах – это преимущественно северные территории Тарского, Тевризского и Усть-Ишимского районов, куда и зимой-то не всегда можно проехать.

— Расчетная лесосека в 13,9 млн кубометров в год – это недостижимый идеал?

— Расчетная лесосека – это такое количество древесины, которое мы можем заготовить, не истощая при этом лесной фонд. В реальности на объемы заготовки влияет множество факторов. Даже в советское время, когда вся лесная промышленность работала на максимуме, а в области работали на полную мощность 14 леспромхозов, когда древесины не хватало, годовая лесозаготовка была на уровне 2,5 млн кубометров. В прошлом году в области было заготовлено почти 2 млн кубометров. В перспективе, я думаю, мы сможем увеличить объем до 2,5-3 млн кубометров, если будем вовлекать в оборот больше низкотоварной древесины. Но эта задача не одного года. Нужны инвестиции, новые технологии. Хороший пример – «АВА компани». Эта компания, пожалуй, единственная за Уралом, использующая современные технологии переработки древесины мягколиственных пород. Ну а самые масштабные наши перспективы – они, конечно, связаны со строительством завода по производству кремния. Этому предприятию понадобятся очень большие объемы древесного угля, который производится из низкосортной березовой древесины.

— Древесина, заготовленная в прошлом году, — она вся переработана? Или большая часть пошла на дрова?

— Если говорить о рубках ухода, санитарных рубках, то на выходе получается древесина низкого качества и большая часть идет на отопление. Ну а в целом на нужды населения области уходит примерно половина всей заготавливаемой за год древесины. В северных районах дрова используются в качестве топлива даже в муниципальных котельных. Уголь получается дороже. Да и зачем его завозить издалека, если под боком такие ресурсы. Тем более что в котельных можно использовать не только дрова, но и отходы деревообрабатывающих производств.

— Заготовкой леса государство не занимается?

— Нет, государство сдает в аренду участок леса, а также следит за тем, чтобы арендатор выполнял на этом участке весь комплекс мероприятий – не только вел заготовку, но и охранял лес от пожаров, занимался лесовосстановлением. Сколько вырубил, столько он должен и посадить.

— Участок леса в аренду может взять любой предприниматель?

— Любой. И это, кстати, она из проблем. Далеко не все сегодняшние арендаторы, кто получает участки по результатам торгов, являются специалистами в лесном хозяйстве. Но мы с ними работаем, проводим специальные обучающие семинары, разъясняем лесное законодательство, которое регулярно обновляется.

— Сколько в Омской области крупных арендаторов?

— Крупных арендаторов в настоящий момент всего трое – «АВА компании», «Кедр», «Сибирский лес». В ближайшем будущем количество крупных арендаторов, я надеюсь, возрастет. Насколько я знаю, подготовку проекта завершает компания «Сибстроймантажтехнология».

— Ваше СБУ «Омсклес» тоже арендует участки. Бюджетное учреждение получает их на общих условиях?

— Конечно. СБУ«Омсклес» получает участки на таких же условиях, как и другие арендаторы. На своих участках бюджетное учреждение работает как любой другой хозяйствующий субъект. А почему бы и нет? Любое предприятие хочет развиваться, зарабатывать деньги. Только помимо собственной хозяйственной деятельности наше бюджетное учреждение занимается еще и всем комплексом работ по защите, охране и воспроизводству лесов на всей территории Омской области. А вот эти работы выполняются уже за счет федеральных средств, выделяемых на эти цели. Омская область, кстати, остался в числе немногих регионов, где сохранилась структура лесхозов. В составе СБУ «Омсклес» 23 лесхоза. Во многих регионах лесхозов либо единицы, либо вообще нет. А все работы по защите, охране и лесовоспроизводству полностью выполняют коммерческие структуры, с которыми порой возникают проблемы. У частников не всегда есть нужная техника, не всегда есть специалисты, знания. В наших лесхозах и кадровый потенциал сохранился, и техника сохранилась. Сейчас мы эту технику обновляем. В прошлом году на обновление противопожарного оборудования из областного бюджета было выделено 10 млн рублей. И в этом году в бюджете на эти цели заложено 5,5 млн рублей.

— Кстати, о деньгах. В 2011 году, я посмотрел, лесному хозяйству было выделено на все мероприятия 215,8 млн рублей. Это много или мало?

— Денег мало всегда. Было бы больше, мы нашли бы им применение, поверьте. Лесоводы – это такие люди, которые всегда старались и стараются перевыполнить план по лесовосстановлению. Дай нашему лесничему еще немного денег – он захочет посадить еще. Тем более что в прошлом году мы заложили новый питомник в Омском районе. Питомник большой, на 15 га, планируем выращивать там и декоративные культуры для озеленения города Омска.

— Какие декоративные культуры планируете выращивать для Омска? Какие культуры у нас приживаются хорошо?

— Приживаются все культуры хорошо, если за ними хорошо ухаживать. И туи приживаются, и можжевельники, и кедры, и лиственницы. А начать можно даже с яблонь.

— А на что вам не хватает средств категорически?

— Хотелось бы больше денег получать на лесоустроительные работы. Проще говоря, это сбор полной информации о лесном фонде. Где, сколько и в каких условиях растут деревья. Это сложная, длительная и дорогостоящая процедура, но она очень нужна. В настоящее время устарела информация примерно на 70% лесов, которые находятся на территории области. Нам сейчас крайне необходимо обновление. Особенно на севере области. К сожалению, на лесоустройство не хватает денег по всей России. Но мы надеемся, что когда-нибудь ситуация изменится.

— Сколько заработало в 2011 году лесное хозяйство области?

— В 2011 году от нашей деятельности в областной бюджет поступило порядка 66 млн рублей, почти столько же мы перечислили в федеральный бюджет. И это не считая налогов, которые заплатило СБУ «Омсклес». Скажу без ложной скромности, мы работаем неплохо. Лесное хозяйство Омской области входит сегодня в двадцатку лучших по стране согласно рейтингу Рослесхоза. В 2007 году, когда Главное управление лесного хозяйства Омской области только создавалось, наш регион располагался в этом рейтинге ниже середины. За четыре года было сделано довольно много.

— В Омской области главная проблема лесов тоже пожары?

— Пожары – это главная проблема всего лесного хозяйства России. У нас крупные пожары, как в Красноярском или Хабаровском краях, бывают очень редко, но небольших возгораний хватает. Особенно в праздничные дни. Бывает и по нескольку десятков возгораний в день. Проблема ведь в том, что лесные пожары в 99% возникают по вине человека. Где-то забыли потушить костер после пикника, где-то выжигали стерню. Чаще всего, конечно, пожар переходит в лес после бесконтрольного сельхозпала. И особенно страшно, когда пожар выжигает молодые посадки. За этими посадками мы и ведем основной контроль.

— В каких районах больше всего случается пожаров?

— В тех, где люди больше приезжают отдыхать в лес. Один из самых горимых – Омский район. Больше всего лесов горит вокруг Омска.

— Проблема всех лесных регионов – незаконный оборот древесины. А как поживают «вольные рубщики» в Омской области?

— В нашей области незаконных рубок по количеству в принципе тоже много, но по общему объему незаконный оборот древесины не очень значительный. У нас нет таких масштабов, как в Иркутской области, Красноярском, Хабаровском и Архангельском краях, где в приграничных районах кругляк вывозят за границу лесовозами. Не исключено, конечно, что негативно повлияла отмена два года назад лесорубочных билетов и краткосрочных договоров купли-продажи древесины. Но тут мы ничего не можем сделать, лесное законодательство сегодня ориентировано на промышленную заготовку, на большие объемы.

— На территории Омска сохранились федеральные леса?

— Нет, за всеми лесами, которые находятся в пределах городского округа, согласно Лесному кодексу, осуществляют надзор и контроль муниципальные органы власти. Они должны были создать специальную структуру, оформить земли, покрытые лесами, в муниципальную собственность, следить за сохранностью муниципального лесного фонда. Мы в эти процессы вмешиваться не можем. Это не наши полномочия, к сожалению.

— Почему же к сожалению?

— Потому что многие вопросы омским муниципалитетом до сих пор не решены. Городские леса относятся к категории защитных лесов, на их территории запрещается любая деятельность, несовместимая с их целевым назначением, а право муниципальной собственности на городские леса до сих пор не зарегистрировано. В результате бюджетные средства на мероприятия по охране, защите, содержанию и воспроизводству городских лесов не выделяются, происходит засорение, уничтожение, деградация городских лесов. До настоящего времени не утверждена лесохозяйственная проектная документация, регламентирующая ведение лесного хозяйства в городских лесах.

— Для городских лесов главная опасность — тоже пожары?

— Самая большая опасность для городских лесов не пожары, а незаконная застройка. Уже есть масса примеров. Коттеджная застройка с вырубкой городских лесов ведется на участках в районе улиц Волгоградской, Гашека, Машиностроительной, 3-я Путевая, Сибирского проспекта,. По имеющейся у нас информации, в том числе администрацией города Омска было передано в пользование более 260 участков городских лесов общей площадью свыше 120 га. Мы, конечно, всеми силами пытаемся привлечь внимание к этой проблеме. Мы понимаем, что у города могла возникнуть необходимость занять эти земли под застройку, но все равно нужно было предусмотреть в бюджете затраты на компенсационные посадки.

— Вы ведь пришли в госуправление из науки, защищали диссертацию в Екатеринбурге. А почему же не стали продолжать научную деятельность? Не интересно было?

— Сложный вопрос. Нет, научная работа мне нравилась. Но и в минпроме было интересно себя реализовать. Мне ведь предложили тогда работу, напрямую связанную с моими интересами, я пришел на должность ведущего специалиста в отдел лесной и деревообрабатывающей промышленности. Минпром только-только был создан, появились новые направления, новые предприятия заработали. Тогда, если помните, запускали свои производства и «АВА компани», и «Сибирский лес», и «Сварог».

— О докторской диссертации не задумывались?

— Чтобы написать докторскую диссертацию, нужно полностью погрузиться в науку, уехать из Омска в Екатеринбург, поскольку там сосредоточена научная школа, поездить по российским лесам, и не год-два, а лет пять как минимум. Мое направление, которым я занимался, было ближе к фундаментальной науке, чем к прикладным задачам лесного хозяйства.

— Вы не охотник, случаем?

— Нет, я предпочитаю проводить досуг с удочкой. Люблю и спиннинг, и посидеть в лодке с удочкой. Карася половить в камышах. Правда, времени не хватает на рыбалку. У нас с конца апреля до начала октября – самая горячая пора.

— В феврале лесники еще отдыхают?

— Нет, сейчас у нас уже много работы по подготовке к пожароопасному сезону. На апрель намечаем и большие учения по тушению лесных пожаров.
 

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.