Все рубрики
В Омске воскресенье, 7 Марта
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 74,4275    € 88,9334

Дембельский альбом

22 февраля 2012 11:15
0
1568

Президент медиагруппы «Премьер» Алексей ВЕРАХОВСКИЙ служил в стройбате, куда попал из-за слабого зрения. Но в армии он достиг быстрого карьерного роста, занимал должности нормировщика, помощника прораба, потом стал освобожденным секретарем комитета комсомола части и даже имел свой кабинет в штабе. Во время службы часто ездил в командировки во многие регионы страны, впервые проявил себя как руководитель, научился управлять людьми и набрался жизненного опыта:

— Я служил на Урале. Сначала был в спортивном взводе в учебке в Нижнем Тагиле, мы готовились к спартакиаде, выступали на соревнованиях. Затем поступил в войсковую часть в городок Карталы Челябинской области, где располагалась строительная часть. Там находилась наша центральная рота и головной штаб, у которого было несколько строительных отрядов, они находились уже в разных регионах страны, и строительство велось на разных объектах.
На определенном этапе службы из-под Челябинска меня направили в сержантскую школу в Свердловск (ныне — снова Екатеринбург). Я успешно там учился, и вот пришел последний день – завтра нужно было принимать погоны. Около четырех часов ночи меня будят сослуживцы и говорят – надо заступить «на тумбочку», человек разболелся и оказался в госпитале, и нужно кому-то за него отдежурить. Утром наступает подъем, прибывает офицерское руководство, а у нас несколько солдат в этот день вышли в самоволку в город, их где-то задержали, и эта история вскрылась. А я, получается, оказался ответственным за все это дело и сержантские погоны в тот день не получил. Более того, я был исключен из сержантской школы и отправлен в часть. Правда, чуть позже, слава богу, мне все же присвоили звание, но ситуация была все равно очень досадная и обидная.
Всего в армии я прослужил 13 месяцев. Тогда как раз вышло распоряжение о том, чтобы вернуть студентов высших учебных заведений, и вскоре после этого я отправился домой.

Александр КРАВЕЦ пришел на партсобрание в мокрой робе

Депутат Государственной думы, первый секретарь Омского обкома КПРФ Александр Алексеевич КРАВЕЦ был призван в вооруженные силы в 1972 году после того, как он окончил исторический факультет Омского государственного педагогического института. На службу в Краснознаменный Тихоокеанский флот он ушел будучи уже около двух лет членом КПСС.
— В мае 1972 года эшелон с 800 омскими новобранцами отправился из Омска во Владивосток. Наша часть располагалась в бухте Разбойник, расположенной в заливе Стрелок. У самого горизонта виднелся остров Путятин. На место привезли ночью. Мы по темному городу длинной извивающейся змейкой двигались к месту. В казарме, куда мы прибыли, было настолько тесно, что все улеглись как селедки в бочке на пол, на один бок. Несколько раз за ночь по команде мы вставали, чтобы лечь на другой. На следующий день была экипировка, медосмотр, прививки, после которых температура поднималась под 40 (на следующее утро проснулись здоровыми — молодые организмы быстро справились). Дальше начался курс молодого матроса. Матросы учились, привыкали к определенным трудностям, нагрузкам. Все эти испытания были оправданы, ведь были направленны на то, чтобы сделать из нас нормальных мужиков.
Замкомвзвода тренировал нас выполнять подъем за 45 секунд. За это время мы должны были встать, полностью одеться и зашнуровать ботинки. Нас заставляли делать это снова и снова, пока все не научатся. Пока оставались те, кто не умещался в норматив, все вместе повторяли одно и то же. Флотский тельник прилипал к телу, не налезал из-за пота. Сделан он был из добротного узбекского хлопка, поэтому чувствовали себя в нем не так уж страшно, но все равно были взмокшие и уставшие. Так вот, во время этого обучения ко мне подошел посыльный из штаба и сказал: «Курсант КРАВЕЦ — на выход. Форма одежды – парадная». Я подошел за формой к корабельному старшине, но тот сказал: «Обойдешься». Ну, нет так нет. В соответствующее время иду на собрание, однако еще не до конца понимаю, какое. Оказалось, что партийное. Меня туда вызвали, потому что я был одним из немногих призывников, являвшимся членом партии. На тот момент я был партийным уже около двух лет. В зале я оказался среди командиров — зачуханный курсант в мокрой робе. Обсуждались вопросы воспитательной подготовки, партийной деятельности среди призывников. Мне дали слово. Я выступил, рассказал о тех недостатках партийной работы, которые меня волновали. В частности, о том, что матросы лишены информации. Я говорил не о каких-то секретных данных, касающихся службы, а о том, что мы оказались полностью отрезаны от мира — ни газет, ни телевидения. Телевизор у нас смотрели только старослужащие, и то редко. Не столько выступление мое, сколько вид вызвали переполох. Видят, что парень грамотный, а даже чистой формы не дали. Всему командованию за меня тогда влетело. А мне поручили еженедельную политинформацию и подготовку курсантов к принятию присяги.
Службой Александр Алексеевич гордится не меньше, чем прочими своими званиями и степенями. Он убежден, что это была настоящая воинская служба для настоящих мужчин.
— Были проблемы, но в памяти осталось только хорошее. Да хорошего и было больше, — говорит Александр КРАВЕЦ.

Анатолия КОНЕНКО не отпускали в увал
из-за карикатуры на командира полка

Художник-микроминиатюрист Анатолий КОНЕНКО с 1972-го по 1974 год служил в Чите, в Забайкалье, в войсках правительственной связи. Имеет звание старшего сержанта запаса. Был командиром отделения и ротным художником. У него об армии остались только положительные впечатления:

— За два года я многому научился буквально с нуля в области радио, электроники. Пока мы не выучим на пятерку, нам не ставили зачеты, потому что в армии по-другому никак нельзя — или знать на отлично, или какой тогда из тебя служака выйдет. Потому мы учили и день, и ночь, с нами сержанты занимались, все нам разжевывали — такой подход к обучению мне очень нравился. Все эти знания мне пригодились в жизни.

Анатолий Иванович как творческий человек и в армии нашел применение своим художественным способностям. Он вспоминает, что однажды выиграл в конкурсе, который проводился между разными полками — сделал панно из соломки, за которое ему вручили грамоту министра обороны, а работы были выставлены в Москве. Нарисованные им карикатуры на армейскую тематику постоянно печатали в местной читинской газете.

— Осталось всего полгода до дембеля, когда сослуживцы попросили меня оформить им дембельские альбомы. Помню, как в одном альбоме нарисовал дружеский шарж, как командир полка стоит на коленях перед солдатами и умоляет их остаться дальше служить. В итоге, когда у ребят просматривали все вещи перед отъездом, наткнулись на альбом с этой картинкой, руководящий состав юмора не оценил. Меня пожурили за столь вольное изображение командира полка и для профилактики разрешили поехать в увольнительное домой на три месяца позже, чем должен был по плану, — поделился Анатолий Иванович.

КОНЕНКО рассказал, что уже после службы, ему довелось вновь побывать в Чите — приехал туда с выставкой своих работ. Заглянул в гости в свою бывшую часть, встретился с командиром полка — это был уже совсем другой, не знакомый ему человек. Когда рассказал командиру про свою выставку, тот с интересом ответил, что слышал о таком художнике и в Интернете читал про его работы. Командир полка даже согласился отпускать солдат в увольнение специально для того, чтобы они смогли посмотреть выставку КОНЕНКО, а в части распорядился сделать что-то вроде красного уголка, посвященного творчеству КОНЕНКО.

Виталий КОРОЛЕВ развернул командный пункт, который простоял всего три часа

Директор ООО «Джаст Фит Лайф» Виталий КОРОЛЕВ служил два года в городе Омске офицером в кадрированной бригаде 14-го Военного городка. Вкус армейской жизни он узнал уже на второй день:

— Все началось очень ответственно, поскольку уже во второй день службы я получил задание, которое должен был выполнить за четыре дня к началу командно-штабных учений. И звучало оно так: «Разверните мобильный командный пункт! И в помощь тебе два бойца». О том, что есть «мобильный командный пункт», я еще не знал и даже не представлял, с какой стороны браться за это дело. Но задача поставлена и должна быть выполнена.
За отведенный срок я узнал, где хранится техника, как ее расконсервировать, как установить маскировочную сеть и даже где взять и как правильно сформировать дорожки из мелкого белого песка, которым нужно было посыпать дорожки в командном пункте.
Работали мы с бойцами, конечно, по 12 часов в сутки. В ночь перед учениями практически не спал.
Но зато в точно указанное время – восемь утра – мобильный командный пункт был развернут: 6 боевых машин, 4 палатки, правильно расставленная охрана, натянутая маскировочная сеть и, конечно, макет местности. Командно-штабные учения начались. Командование осмотрело мобильный пункт и похвалило меня за отлично проделанную работу, сказали, что я молодец, и отметили, что этот пункт учений выполнен. После чего пункт… разобрали и вывезли. Простоял он всего 3 часа.
Из этой истории я извлек несколько полезных уроков:
1. Как ничего не зная и с минимальным ресурсом решить поставленную задачу.
2. Как справиться со стрессовой ситуацией и мобилизовать все свои силы.
3. Как суметь выстроить за очень короткий промежуток времени рабочие отношения и получить нужную информацию.
Что ж… Армия закаляет характер!

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.