Все рубрики
В Омске четверг, 21 Января
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,3550    € 89,1483

Вадим ДРЯГИН, директор ООО «ГЭПИЦентр-2»: «Омичи готовы даже вооружиться, только бы не идти за помощью к чиновникам»

16 января 2013 11:36
0
1742

К счастливым итогам прошедшего 2012 года можно отнести несостоявшийся конец света, который, согласно некоторым толкователям календаря майя, должен был настигнуть нас 21 декабря. Задолго до этого о разных вариантах апокалиптического сценария не говорил и не писал разве что ленивый. Дошло до того, что депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга даже хотели запретить СМИ любые упоминания о конце света. А главный государственный санитарный врач России Геннадий ОНИЩЕНКО вообще предлагал судить тех, кто распространяют такую «отрицательную информацию». Но тема заката цивилизации стала настолько актуальной, что даже первые лица страны высказывались по этому поводу. В Омске тоже готовились к концу света. Только спокойно и даже с некоторой долей юмора. Концепция конца света по-омски, предложенная телеканалом «ОТК-РЕН ТВ в Омске» и поддержанная социологическим исследованием ГЭПИЦентра-2, в корне отличалась от того, что уже привычно сопровождает каждую новую дату конца мира. О том, что хотели изменить в сознании омичей своим проектом «21.12: Перезагрузка» авторы этой социокультурной провокации, корреспондент КВ Наталья СИМОНОВА побеседовала с Вадимом ДРЯГИНЫМ, директором ООО «ГЭПИЦентр-2».
— Вадим Владиславович, в последние месяцы прошедшего года нагнеталась какая-то истерия вокруг темы конца света. Почему и ваша социологическая компания решила в этом поучаствовать?
— Хочу сразу сказать, что мы приняли предложение от «ОТК-РЕН ТВ в Омске» о сотрудничестве в проекте «21.12: Перезагрузка» именно потому, что он демонстрировал принципиальное отличие от того подхода, который транслировали федеральные, да и, в общем-то, все мировые СМИ: одни стремились накалить общий информационный фон, другие, наоборот, успокаивали. Ничего подобного «ОТК-РЕН ТВ в Омске» не предлагал. В основе этого проекта лежала, если хотите, не просто цель, а миссия: включить омичей в общецивилизационный контекст, заставить их задуматься о том, что для них представляет настоящую ценность. И тема конца света стала таким мобилизующим фоном, позволяющим смоделировать условия, в которых омич так или иначе делал бы свой выбор. Речь не шла о том, что всех нас не станет после 21 декабря. Мы предложили идею о том, что мир станет другим. В нашей эсхатологической концепции это был своего рода переход в новую жизнь, куда можно было взять с собой то, что необходимо для личного и общественного комфорта, для сохранения историко-культурного наследия. Каждый омич на некоторое время сам стал Ноем, который в свой ковчег мог взять что и кого угодно: от любимых домашних тапочек до депутата Государственной думы. Причем, когда речь шла о предметах домашнего быта, одежде, автомобилях, мы предлагали респондентам указать их торговую марку или бренд.
Журналисты «ОТК-РЕН ТВ в Омске» в своих ежедневных новостных блоках рассказывали о том, как представители различных социальных и профессиональных групп относятся к концу света. Так, например, в рамках проекта была проверена готовность городских служб к возможным чрезвычайным происшествиям, что и помимо конца света вызывало беспокойство у омичей. По итогам проведенного опроса было выявлено, что техногенных катастроф омичи опасаются немногим меньше, чем природных катаклизмов. Экспертное сообщество также формировало свой «тревожный чемоданчик» ценностей духовной и материальной культуры, достижений научно-технического прогресса, которые омичи просто обязаны сохранить для будущих поколений.

— Реальной ли оказалась задача ввести омичей в общемировой контекст?
— Дело в том, что омичей вообще не часто спрашивают о том, что они думают о глобальных, общечеловеческих проблемах. Нас часто спрашивают о том, как мы относимся к действующей власти, но никогда о том, как мы относимся к глобализации или распространению ядерного оружия. Между тем подобные вопросы не вызывают недоумения, например, у американца или француза, для них это привычное дело. На вопросы о конце света отвечали жители более 20 стран. Так что первый опыт, позволяющий почувствовать себя гражданином мира, ощутить свою причастность к общецивилизационным проблемам, можно считать успешным. Показателен тот факт, что результаты нашего опроса по количеству тех, кто верит в конец света, совпадают с данными, например, по Франции и составляют 6%. Но то, что информационный запрос, потребность знать и оценивать события, происходящие в мире, у омичей еще не сформировались, очевидно. И пока это станет частью жизненной стратегии наших сограждан, может пройти не один десяток лет. Поэтому телеканал «ОТК-РЕН ТВ в Омске» обозначил свой проект как социокультурную провокацию и привнес в это элементы телевизионного шоу.
— Каковы основные результаты исследования, проведенного ГЭПИЦентром-2?
— В ходе опроса мы решали сразу три исследовательские задачи. Во-первых, определение оценки населением Омска вероятности и характера конца света (глобальной катастрофы) 21 декабря. Во-вторых, анализ представлений омичей о потенциальных глобальных катастрофах, угрожающих существованию человечества. В-третьих, выявление вероятных моделей поведенческих и потребительских стратегий омичей в условиях конца света (глобальной катастрофы). Мы опросили 4 580 человек методом анкетного поквартирного опроса. Аналогичную выборочную совокупность – 0,5% от численности взрослого населения (старше 18 лет) – мы уже применяли в своем же исследовании о целесообразности установки памятника А.В.Колчаку в августе — сентябре 2012 г. Одним из основных выводов проведенного опроса стал превалирующий индивидуализм в сценарии спасения от возможных катаклизмов и угроз. В этом смысле омичи проявили себя реалистами и прагматиками, готовыми рассчитывать преимущественно на собственные силы: в случае приближения глобальной катастрофы жители Омска в первую очередь озаботились бы заготовкой запаса продуктов питания и воды (такие действия готовы предпринять 65,0% участников исследования), сбором лекарств и средств первой медицинской помощи (44,4%), эвакуацией со своими близкими в безопасное место (36,4%). За помощью со стороны органов государственной и муниципальной власти в случае угрозы глобальной катастрофы намерены обратиться всего лишь 1,4% опрошенных омичей.
Очевидно, что омичи не склонны в критической ситуации рассчитывать на муниципальные и государственные структуры. Это как раз и отличает нас от европейцев и американцев, которые в аналогичной ситуации в большей степени рассчитывают на помощь государства.
Еще один важный вывод заключается в том, что никто из политических и общественных фигур не обладает безоговорочной референтностью для доминирующей доли жителей города Омска. Иначе говоря, сегодня для омичей нет лидеров общественного мнения, способных консолидировать население города. Мы, не указывая конкретного списка в каждом вопросе о персонах, предложили респондентам самим назвать тех, кого бы они посчитали необходимым спасти в случае глобальной катастрофы помимо членов своей семьи, друзей и близких. Поэтому одни респонденты могли отнести известную персону к категории руководителей, другие – к политикам. Например, лидера ЛДПР Владимира ЖИРИНОВСКОГО как российского руководителя спасли бы 0,1% респондентов, а как политика – 1,5%. Показателен тот факт, что и российских, и омских руководителей подавляющее большинство опрошенных спасать бы не стали (88,7% и 93,0% респондентов соответственно). Наибольшие шансы на спасение как руководители федерального уровня имели бы: президент России Владимир ПУТИН (4,1% респондентов), министр обороны Сергей ШОЙГУ (0,4% респондентов), мэр Москвы Сергей СОБЯНИН ( 0,1% респондентов). Из руководителей местного уровня, по мнению омичей, с высокой долей вероятности выжили бы: губернатор Виктор НАЗАРОВ (0,4% опрошенных), мэр Вячеслав ДВОРАКОВСКИЙ и экс-мэр Виктор ШРЕЙДЕР (по 0,1% опрошенных). Из числа российских политиков никого не считают необходимым спасать 89,8% респондентов, из числа омских – 93,2%. В обоих случаях с одинаковым показателем (2,0%) чаще всего речь шла о необходимости спасения депутата Государственной думы Олега СМОЛИНА.
Деятели политики, науки и культуры российского масштаба среди омичей пользуются большей популярностью, чем местные. Это связано с тем, что они более «раскручены» и более известны, чем их омские коллеги. Кроме того, стоит отметить, что список представителей российской творческой интеллигенции, которых, по мнению опрошенных омичей, необходимо спасти в случае глобальной катастрофы, состоит почти исключительно из звезд шоу-бизнеса и массовой культуры. И открывает этот список Алла ПУГАЧЕВА. Однако и здесь доля тех, кто считает, что никого из российской творческой интеллигенции спасать не надо, тоже довольно высока и составляет 83,2% опрошенных.
О невысоком уровне культурных запросов значительной части омичей свидетельствует и то, что 37,2% участников исследования затруднились ответить на вопрос о том, какие нематериальные ценности они взяли бы с собой в новый мир, а еще 8,8% заявили, что не взяли бы ничего.
Результаты исследования позволяют сделать вывод и о низком уровне религиозности жителей города Омска. 57,2% от общего числа респондентов уверены, что конец света вообще никогда не произойдет, хотя эсхатологическое учение входит в число основополагающих догматов христианства и других монотеистических религий. Только 6,2% участников опроса считают авторитетным мнение Церкви относительно эсхатологической перспективы. При ответе на вопрос о том, как бы омичи провели последний месяц перед концом света, если бы знали его точную дату, всего 0,8% опрошенных заявили, что в этом случае они бы сконцентрировались на религии, еще меньше тех, кто свои последние дни перед концом света готов потратить на добрые дела и благотворительность – 0,6%. Были и те, кто указал варианты «пил бы» и «взял бы кредит в банке» (1,6% и 0,8% опрошенных соответственно). Это достаточно показательная иллюстрация воплощения идеи о последнем загуле. Участники исследования чаще всего указывали здесь два варианта: ничего бы не меняли в своем образе жизни накануне апокалипсиса (позиция 34,0% респондентов) либо провели бы последние дни в общении с родными и близкими (27,4%).
Таким образом, можно констатировать, что конец света воспринимается омичами скорее как бытовая проблема, не относящаяся к числу жизненно насущных, но чреватая необходимостью дополнительных усилий для адаптации к существованию в изменившихся условиях жизни в «постцивилизованном» мире.
— Вадим Владиславович, как вы думаете, почему экспертное сообщество так спокойно восприняло результаты опроса? Как оказалось, для омичей нет авторитетов среди деятелей культуры, искусства, политики, религии. И в то же время никто из числа экспертов не инициирует общественных дискуссий по этому поводу, как будто всех такая ситуация устраивает.
— На встрече 23 ноября в библиотеке имени А.С.Пушкина, когда мы презентовали результаты пилотного опроса ГЭПИЦентра-2 по концу света, эта тенденция уже была очевидна. И представители общественности тогда очень эмоционально высказывались по этому поводу, называя такую ситуацию не иначе как катастрофой, особенно для подрастающего поколения. Но, опять же, пока нет социального запроса на мнение экспертов, на профессиональную, взвешенную позицию, пока преобладает собственное житейское осмысление событий окружающего мира и оно является достаточным для омича, ничего не изменится. То, что экспертное сообщество готово сегодня формировать свою позицию по важнейшим аспектам общественных отношений, стало уже очевидным. Многие общественные деятели сегодня – это еще и популярные блогеры. Возможно, это происходит по причине недостаточного внимания к ним традиционных СМИ, а Интернет позволяет в режиме реального времени и без каких-либо серьезных ограничений доносить свое мнение до аудитории. То есть в этом смысле уже само экспертное сообщество начинает формировать потребность в необходимости выражения своей позиции. И такие общегородские проекты, как проект телеканала «ОТК-РЕН ТВ в Омске» «21.12: Перезагрузка» и дискуссии по памятнику А.В. Колчаку позволяют определить проблемное поле и провести общественную рефлексию – социологические опросы (это и есть способ по-настоящему гражданского общества посмотреть на себя в зеркало). Я от имени «ОТК-РЕН ТВ в Омске» и от себя лично хочу поблагодарить представителей общественности, в том числе КОНИКОВА Б.А., советника генерального директора ОмПО «Радиозавод им. А.С. Попова», президента Омского союза профессиональных археологов; ЛЕЙФЕРА А.Э., председателя Омского отделения Союза российских писателей; ЛОСУНОВА А.М., историка, краеведа; РЕМИЗОВА А.В., директора областной библиотеки имени А.С. Пушкина; СОРОКИНА А.П., директора Омского филиала Российского фонда культуры; еженедельник «Коммерческие вести», информационные агентства «Омскпресс», «Омск-Информ», «Премьер-инфо», блогеров Евгения ДОЛГАНЕВА, Александра ЖИРОВА, Игоря ФЕДОРОВА, Анну ЧЖЕН, Сергея СОПКО и всех тех, кто за время проекта фактически стали нашими соавторами.
— С чем, на ваш взгляд, связан такой высокий процент омичей, которые бы не взяли с собой в новый мир никого из политиков? Это сказывается недовольство существующей политической системой, или это сознательное дистанцирование электората от любой кандидатуры после ее избрания?
— Во-первых, как показал опрос, омичи ориентируются прежде всего на защиту личных и семейных интересов. То есть известный мушкетерский принцип «один за всех и все за одного» распространяется исключительно на сферу личной жизни. Во-вторых, омичи пока не готовы и не видят необходимости защищать свой гражданский выбор, коим и является, например, избранный мэр или депутат. Сама политическая система не соответствует тому, чтобы граждане в экстремальных условиях думали о ее сохранении. Население, которое раз в несколько лет становится электоратом, а потом снова на те же несколько лет отчуждается от участия в политических процессах, не могло ответить по-другому. Формально-бюрократический подход к выборам со стороны власти провоцирует симметричную реакцию у населения, от которого ждут только единовременного гражданского акта в виде проставления галочки в бюллетене. Именно поэтому снижается требовательность избирателей к своим депутатам, главам поселений, районов, городов. Именно поэтому, если через какое-то время вы не сможете назвать фамилию вашего депутата в городском совете, это ни у кого не вызовет удивления. А единственным критерием оценки его работы будет благотворительная деятельность в округе, и только небольшая часть избирателей, может быть, поинтересуется нормотворческой деятельностью своего избранника. Так что омичи вполне предсказуемо просто не могут найти практического применения политическим деятелям в новом мире.
— Вы сравнивали результаты своего исследования с опросами зарубежных социологических компаний, а был ли интерес к этой теме у российских социологов?
— Да, безусловно, интерес к изучению общественного мнения о конце света со стороны федералов был. ГЭПИЦентр-2, проводя собственные исследования, также вот уже много лет является подрядчиком крупных московских социологических центров. Такие исследования по заказу наших партнеров мы проводили в декабре, но это не были самостоятельные, развернутые исследования, посвященные только этой теме. Это было несколько вопросов в системе общих оценок и установок респондентов. И помимо отношения к концу света анкеты предполагали целый ряд других вопросов, не связанных с предстоящим апокалипсисом. В целом результаты общероссийских опросов выявили ту же основную тенденцию, что и результаты нашего опроса: россияне рассчитывают только на себя, и если уж они верят в конец света, то план спасения выстраивают с опорой только на собственные силы. Четко прослеживаемый индивидуализм, показательная независимость от власти в исследовании ГЭПИЦентра-2 проявились в том, что, когда речь идет о выживании и спасении семьи, возможным является любой вариант, но наименее предпочтительным для наших сограждан было бы обращение в органы государственной и муниципальной власти (об этом сказали только немногим более 1% респондентов). Омичи готовы даже вооружиться (16,8% опрошенных), только бы не идти за помощью к чиновникам.

Наталья СИМОНОВА  

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.