Все рубрики
В Омске понедельник, 27 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 64,6106    € 72,3186

Светлана ШЕВЧЕНКО: «Термин «город-сад», конечно, интересен, но я не могу согласиться, когда сегодняшний Омск противопоставляют Омску 70-х годов»

25 декабря 2013 12:40
3
3198

Завершается второй год работы администрации омского мэра Вячеслава ДВОРАКОВСКОГО, и уже видно, что многие опасения не подтвердились. Хотя вопросов остается еще много, в том числе к департаменту архитектуры и градостроительства. О том, в какую сторону будет меняться Омск, о реализации Генплана, принятого в 2007 году, об архитектурном облике города и  многом другом обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ побеседовал с заместителем главного архитектора города Омска Светланой ШЕВЧЕНКО. 

— Светлана Григорьевна, с какими проблемами столкнулся ваш департамент в этом году? Были какие-то позитивные изменения?

— Департамент у нас многофункциональный. Основная задача тех подразделений, которые я курирую, — разработка градостроительных документов. Эта работа началась с разработки и  принятия в 2007 году Генерального плана Омска как стратегического документа по развитию города и продолжается до настоящего времени. В 2008 году, если помните, на основе Генерального плана были разработаны Правила землепользования и застройки, которые определяют правовой режим каждого земельного участка. В настоящее время мы готовим проекты планировки и проекты межевания всех территорий города, проводим публичные слушания.

Вся эта работа идет, конечно, не так быстро, как нам бы хотелось. Муниципальный контракт, подписанный с Омскгражданпроектом в 2006 году, нужно было завершить в 2010 году, но средств в бюджете города, к сожалению, не хватает. На сегодняшний день этот контракт исполнен не больше чем на 70%. А если говорить о позитивных изменениях, в июне этого года Омский городской совет принял решение о том, что абсолютно все земельные участки под размещение любых объектов должны  выделяться по результатам аукциона. В том числе из состава неразграниченных земель, которые после ликвидации Главного управления по земельным ресурсам Омской области перешли под управление города. Мы этому, собственно говоря, рады. Теперь процедура предоставления земель становится прозрачной и понятной.

— В Генплан в этом году вносились изменения? 

— В этом году вносилось только одно изменение в Генплан. Была утверждена решением горсовета схема с делением Омска на планировочные элементы. Это нам дает, во-первых, увязку планировочных зон с границами проектов планировки территорий. Во-вторых, теперь будет проще вносить изменения в Генплан. Не нужно корректировать весь Генплан, можно вносить изменения в отдельные планировочные элементы.

— А сколько в 2013 году департаментом архитектуры и градостроительства было выдано разрешений на строительство? Больше или меньше, чем в предыдущие годы?

— В целом с 2006 года по 15 ноября 2013 года департаментом выдано 3259 разрешений на строительство. Из них именно на новое строительство — 1593 разрешения. В 2012 году было выдано  572 разрешения, в 2013 году – 695.

— В этом году энтузиасты-общественники сильно оживились на публичных слушаниях. Это хорошо или плохо с точки зрения профессионала-архитектора?

— В самом начале у людей действительно не было понимания, что такое публичные слушания и для чего они нужны. Мы привлекали их как могли. Сейчас ситуация изменилась, люди откликаются,  и очень активно, обсуждения проходят бурно, вносится много предложений. На мой взгляд, это хорошо. Если предложения не противоречат законодательству, они учитываются в градостроительных документах до утверждения. Мы когда по Левобережью проводили публичные слушания, пришлось использовать зал на 600 человек во Дворце молодежи. И зал был полным. А с недавних пор стали еще практиковаться  выезды в КТОСы. Последнее  такое мероприятие проходило в КТОСе «Входной», и от людей поступили конкретные предложения по размещению объектов.

— То есть публичные слушания проходят уже достаточно продуктивно?

— Бывает, конечно, и крик ни о чем, когда собираются люди, недовольные всем на свете, чтобы высказаться о том, что власть такая-сякая и все делает против людей, но чаще слушания проходят продуктивно.   

— Но все мнения, высказанные на публичных слушаниях, все равно носят только рекомендательный характер...

— Да, окончательное решение по Генплану принимает горсовет, а по проектам планировки территорий — мэр города Омска. Но все жители, чьи интересы могут быть ущемлены, имеют право высказаться. И эти мнения, поверьте, учитывает и администрация, и горсовет. В конце концов все разрабатываемые документы принимаются для того, чтобы наша среда проживания стала еще более комфортной, и нам бы не хотелось, чтобы это были формальные акты. 

— Если говорить о Левобережье, для комфортной среды там явно не хватает дорог...

— Я в Омск приехала сорок лет назад, весь Левый берег вырос на моих глазах. Когда я начинала работать, там были два первых недостроенных дома в 3-м микрорайоне. И начинала я как раз с проектирования левобережных микрорайонов. И уже тогда мы ориентировались, что на Левобережье будет проспект Комарова. По Генплану 1970 года он является основной городской магистралью Левобережья. К сожалению, в силу недостаточного финансирования строительства городских магистралей его нет. Отсюда Левобережье пока испытывает транспортные проблемы.

— И парковых зон в Омске, на мой взгляд, маловато...

— Процент озеленения — он тоже регулируется нормативами. В принципе  по Генплану площадь зеленых насаждений за счет создания новых парков и скверов должна увеличиться в сравнении с сегодняшним показателем в четыре раза. Главное, чтобы это было реализовано.

— А в каких именно местах будут новые парки и скверы?

— На Левом берегу — это прежде всего парк 300-летия Омска. На Московке есть хорошая естественная зелень на пересечении улицы 6-я Станционная и Сибирского проспекта. Сейчас эту территорию назвать полноценным парком никак нельзя. За железнодорожным мостом есть зеленая территория в пойме Иртыша, там планируется парк «Авангард». На востоке Омска есть огромная территория между улицей 10 лет Октября и аэродромом Северный, и там Генпланом предусмотрен  большой парк семейного отдыха.

И, конечно, сохраняются и будут благоустраиваться зеленые зоны аграрного университета, СибНИИСХОЗа, парка Победы, Птичьей гавани, все прибрежные территории вдоль Иртыша. Планируется создание рекреационных зон и в южной части Омска, где расположены озера Чередовое, Круглое, Соленое, Моховое. Эти озера обязательно нужно сохранить. Сегодня уникальное Соленое озеро почти обмелело, а когда-то, много лет назад, там даже функционировал, говорят, профилакторий. Нужно создавать санитарно-защитные зоны промышленных предприятий, которые должны иметь озеленение не менее чем на 50% территории.

— Сейчас опять стали вспоминать концепцию «город-сад». А есть у архитекторов какие-то количественные критерии, по которым можно определить, какой город соответствует этому высокому званию, а какой не соответствует?

— Вы знаете, сам этот термин «город-сад», который зазвучал в конце 60-х,  конечно, интересен, но в градостроительных документах такого термина нет. И не существует никаких критериев, по которым можно было бы определить, каким должен быть «город-сад». Есть только нормы озеленения по территориям общего пользования. И их  должно быть не менее 10 квадратных  метров на человека плюс 6 в жилых районах. В Омске к 2025 году, если мы выполним все, что предусмотрено Генпланом, включая строительство новых парков, площадь озеленения должна быть 113 квадратных метров на человека.

— То есть  нельзя категорически утверждать, что Омск не зеленый город?

— Я не понимаю, если честно, когда сегодняшний Омск пытаются противопоставлять тому Омску, который был в 70-х годах. У меня более четверти века стажа  проектировщика, и в департаменте архитектуры я работаю с 2005 года, и не помню ни одного случая, чтобы кто-то  специально уничтожал зеленые насаждения. Как раз наоборот — в последние годы во многих жилых микрорайонах, где раньше не было благоустройства, были построены пешеходные зоны и аллеи. И требования к проектам сегодня очень жесткие — вместо одного снесенного дерева, даже если оно совсем плохое, застройщик обязан высаживать три новых. И мы, когда смотрим эти проекты, обязательно отслеживаем, чтобы это требование было обеспечено.

— Сегодня часто приходится слышать, что свободной земли в Омске под комплексное строительство жилья уже не осталось. Это так?

— Территория для развития города действительно ограничена. Мы с большим трудом находим участки для предоставления их многодетным семьям под малоэтажное строительство. Проблема еще в том, что более  20% всех земель на территории Омска находятся в ведении Минобороны, прежде всего  это территории в южной части за федеральной трассой М51,

14-й, 16-й, 18-й военные городки, так называемые пороховые склады в Амурском поселке. И аэропорт, занимающий 700 гектаров, сильно сдерживает развитие города. Но и говорить, что строить совсем негде,  — будет неправильно. В резерве у нас есть территории первого планировочного района. Только на той его части в 117 гектаров, которую будет застраивать  "ПИК-Регион", выход жилья планируется в объеме более  миллиона квадратных метров. Есть земли в районе спорткомплекса «Арена-Омск», есть территории у метромоста, которые должны осваиваться со сносом, есть большая территория жилого района «Амурский». Областным фондом «Жилище» осваиваются площадки на Московке-2. Пока не до конца разрешена ситуация с Новой Чукреевкой, но скоро, я думаю, судебные процедуры завершатся и мы сможем повторно выставить эту территорию на аукцион.

— По поводу выноса и оставления аэропорта мнений  высказано много. Говорили все, кроме архитекторов. Если я правильно понял, вы тоже считаете, что аэропорт Омк-Центральный мешает развиваться городу.

— Еще в старом Генплане города Омска, который был утвержден в 1970 году,  записано: предусмотреть вынос аэропорта. Согласно тем данным  шумовому влиянию подвергались 160 тысяч жителей. А старый Генплан принимался, если помните, Советом Министров РСФСР, и эти решения на срок реализации Генплана должны были быть выполнены.

— В правительстве региона недавно задумались о возможности переноса аэропорта на территорию аэродрома Омск-Северный.  А что вы думаете на этот счет?

— По этому вопросу решение будет приниматься правительством с учетом экономического обоснования. На мой взгляд, Омск-Северный — вариант временный в любом случае. Направление взлета и посадки у него не намного лучше, чем у аэропорта Омск-Центральный. И расположен он не слишком удачно с точки зрения транспортной доступности. Кроме инвестиций на создание аэровокзала понадобятся еще  дополнительные затраты на создание городской инфраструктуры, обеспечивающей транспортную доступность.

— А где географически находятся те свободные площадки, которые предназначены для передачи многодетным семьям под малоэтажную застройку?

— В разных местах. Мы подбираем остатки муниципальных и неразграниченных  земель в районе улицы Волгоградской, в районе Окружной дороги, в районе поселков Светлый, Осташково, Загородный, Большие Поля. 

— С недавних пор в Правилах землепользования появились новые виды разрешенного использования городских земель — ОД5 и РИ. Зачем они нужны?

— Зона ОД5 нужна, чтобы защитить социальные объекты. Конкретно детские сады и школы. Мы столкнулись с большой проблемой, когда стали искать участки  под строительство новых детских садов на уже застроенной территории. Найти свободный участок очень трудно. И если мы заранее не определим зоны, на которых можно строить только школы и только детские сады, не поставим их на кадастровый учет, то через некоторое время рискуем столкнуться с тупиковой ситуацией. Кроме того, для строительства этих объектов возможно привлечение частных инвестиций…

— Когда всю свободную территорию застроят магазинами и прочими коммерческими объектами?

— И такое возможно, особенно если это частные инвестиции.    

— А зачем понадобилась зона РИ — рыбная инфраструктура?

— На самом деле была конкретная заявка от предпринимателя на выделение территории в прибрежной зоне Иртыша, так называемого затона Лампочка, под размещение рыбоводческого хозяйства. Изначально там была  прибрежная зона Р4 —набережные, зоны отдыха и водоемы. Предприниматель предлагал облагородить затон, сделать благоустройство и по технологии, не нарушающей экологию, заниматься разведением ценных пород рыб. В принципе дело хорошее. И когда мы вынесли на рассмотрение горсовета предложения заявителя по внесению изменений в правила, то депутаты приняли решение, что дополнительная зона РИ возможна. В перспективе зона РИ может появиться и в южной части Омска, на пересечении федеральной трассы М-51 «Байкал» и Черлакского тракта, где располагаются заброшенные карьеры. Если есть желающие облагородить эту территорию, то почему бы и нет. На мой взгляд, городу больше пользы будет от такой деятельности, чем от заброшенных, искусственных водоемов.

— В этом году, на ваш взгляд, были интересные и масштабные проекты? Что порадовало лично вас?

— Интересен приход в Омск группы компаний «СУ-155». Как вы знаете, это очень крупный московский инвестор, который имеет филиалы по всей стране. В Омске группа «СУ-155» планирует застраивать жилыми домами площадку в районе телецентра. И это не просто жилье, а микрорайон с хорошей инфраструктурой, с набережной. Во всяком случае мы от них этого ждем. Этажность, конечно, для нас непривычная, поэтому их проект жестко раскритиковали. Они критику услышали, пошли на то, чтобы доработать проект, снизить этажность. И сейчас уже открыли в Омске свое представительство, насколько я знаю.

Еще я бы выделила концепцию застройки улицы Бударина. Это уже не первая концепция, а пятая или даже шестая. Там очень большое количество собственников, поэтому компромисса достичь никак не удавалось. Но сейчас вроде бы удалось сделать приемлемый вариант. А самое главное, что областным министерством культуры подготовлен  проект зон охраны объектов культурного наследия, в нем определены все регламенты и ограничения по застройке, и авторам стали понятны требования и условия по созданию единого ансамбля перспективной застройки Бударина.

— В среде инициативных общественников нередко возникают споры по поводу архитектурного облика Омска. Кому-то хочется, чтобы здания были пониже, кому-то — повыше, но всем хочется, чтобы город был современным и красивым. И складывается такое впечатление, что авторы проектов не всегда думают об  архитектурной стороне...

— Скажу больше, сегодня даже не во всех проектах принимают участие архитекторы. Казалось бы, как это без архитекторов. Оказывается, можно. Если четко выполнены требования Градостроительного кодекса РФ и постановления правительства, регламентирующие состав проекта, если есть заключение экспертизы, то об  уровне архитектурного решения уже можно не говорить. Архитектура, к сожалению,  законодательством не регулируется никак. А в результате у нас проектируют  фирмы «Рога и копыта», состоящие из молодых ребят, имеющих навык работы с программным комплексом для автоматизированного проектирования AutoCAD. Хотя формально архитекторы во всех этих фирмах есть, конечно.

— И что делать?

— Первый шаг уже сделан — Союзом архитекторов России создана  Национальная палата архитекторов. Главная цель этой организации — взаимодействие с законодательной властью. У нас есть закон об архитектурной деятельности, но он не работает совершенно. Нужно вносить правки в него и Градостроительный кодекс, и только тогда что-то будет меняться. Известно, что архитектура — это зеркало общества. Видимо, сегодня нашим обществом пока не востребован достойный уровень архитектурных произведений.

— Особенность Омска — огромный по площади частный сектор. Много лет назад мэр Виктор ШРЕЙДЕР запустил программу регенерации. Сейчас про эту программу ничего не слышно. Она еще продолжается или уже мягко завершилась  ввиду отсутствия финансовых возможностей у застройщиков?

— На моей памяти город подписал с застройщиками 108 соглашений о регенерации. Из них 85 соглашений на регенерацию кварталов ветхой жилой застройки. Общая площадь кварталов регенерации — 1377 га. Планировавшийся выход жилой площади — более 8 млн квадратных метров. По информации от застройщиков, в 44 кварталах ведутся работы по освобождению территории от прав третьих лиц, расселено 349 жилых домов, как индивидуальных, так и многоквартирных. В 38 кварталах ведется строительство жилых домов, в 32 кварталах введено в эксплуатацию 80 жилых домов общей площадью 499 тысяч квадратных метров. В общем, проекты по регенерации продолжаются, как видите, несмотря на снижение финансовых возможностей инвесторов. Но не так  интенсивно, как хотелось бы, поскольку в своей центральной части город должен, конечно, выглядеть иначе. Чем больше город растянут, тем ниже эффективность использования городских территорий, больше длина коммуникаций и дорог, дороже обслуживание всей инфраструктуры. Проблема еще и в том, что в силу несовершенства законодательства очень сложен снос. Собственники сами определяют цену своей недвижимости, которая идет под снос, а работать с ними крайне сложно.

— Помнится, давно уже идет работа по оформлению в муниципальную собственность линейных объектов — дорог, в частности,  в этой работе участвовал и ваш департамент. Уже все дороги оформлены?

— Нет, работа по оформлению земли общего пользования под линейными объектами в муниципальную собственность еще не завершена. Сложности были,  пока не внесли изменения в законодательство об автомобильных дорогах. Сейчас оформлено уже более тысячи дорог, но работы еще много.

— Не секрет, что строительство считается корупционноемкой отраслью. А процедура выделения земли, как принято считать, без взяток вообще не обходится. Даже руководство страны говорит о том, что 30% в стоимости нашего жилья — это коррупционная премия. Вам не обидно это слышать?

— Разумеется, я это тоже слышу и искренне этого не понимаю. Такое впечатление, что мы только и делаем, что направо и налево раздаем землю. Как будто нет сегодня никаких законов и градостроительных документов, о которых мы только что с вами говорили, как будто нет аукционов, без участия в которых невозможно получить право аренды муниципальной земли для  строительства. Вообще нужно быть большим оптимистом, чтобы работать в департаменте архитектуры и градостроительства. Мне и самой больше по душе быть проектировщиком, чем чиновником, но ведь и здесь нужна профессиональная работа.

— На ваш профессиональный взгляд архитектора, чего не хватает Омску?

— Я была недавно в Дубае, меня удивило, что этот город  создан всего за 50 лет, практически в пустыне. Дубай — это амбиции. Все самое-самое. Самое высокое здание в мире, самые высокие фонтаны, самая высокая гостиница. Омск, конечно, не Дубай, но он должен иметь свое лицо,  свою уникальность. И чтобы ее иметь нужно сохранить, прежде всего исторический центр. Надеюсь, что будет финансирование на восстановление Омской крепости и на сохранение Любинского проспекта, архитектурный ансамбль которого уникален. И, конечно же, нужно строить современные объекты, которые тоже создадут новое лицо  города. Омску нужна левобережная часть общегородского центра. И там должны быть интересные, современные объекты, которые его сформируют. Должны быть знаковые объекты, как визитная карточка Омска, который будет жить и после 300-летия. Герман ГРЕФ, когда приезжал в Омск, будучи главой Минэкономразвития РФ, все время интересовался, где у нас планируются «знаковые объекты». И совершенно неважно, какой этажности они будут. Главное, чтобы они ассоциировались только с Омском. Как Эйфелева башня в Париже, как здание оперного театра в Сиднее или как отель-парус в Дубае.       

— При советской власти такими уникальными объектами были речной вокзал и музыкальный театр, который все называли трамплином. И на всей сувенирной продукции помещали их изображения...

— Согласитесь, этого мало для миллионного города, к тому же это архитектура 60-70-х годов, сейчас возможности совершенно другие.

— Еще не могу не спросить про Макдоналдс, которого многие почему-то сильно ждут. Может быть, вы знаете, в чем проблема и когда в Омске появится этот культовый ресторан...

— Макдоналдс  заявился, если не ошибаюсь, еще в 2008 году, хотели получить землю для строительства во всех парках. Поскольку это шло вразрез с утвержденными Правилами землепользования и застройки, мы предложили компании другие площадки. Кстати говоря, очень даже неплохие. Одна была, я точно помню, у автовокзала на Левом берегу. С тех пор прошло несколько лет. Поданных, как положено процедурой, заявок, нет до сих пор. Ситуация как в старом анекдоте, когда прихожанин молится и просит у Господа хотя бы одного в жизни выигрыша в лотерею, а тот ему отвечает: ты хотя бы купи лотерейный билет. И сейчас, когда все земельные участки распределяются только на аукционе, даже если эта компания очень захочет построить в Омске свой ресторан, то ей тоже придется на общих основаниях участвовать в аукционе. Другого варианта нет.

— Спасибо, Светлана Григорьевна, за интересную беседу, и успехов вам в 2014 году.

Комментарии через Фейсбук

Витя 5 февраля 2018 в 22:07:
Она учредитель аршин, проектной мастерской, она мутит им заказы на точечные застройку своим служебным положением, пример ул. Серова, 182А и дочку свою пристроила что бы вообще все в норме было.....
Семёнов А.В. 21 января 2014 в 11:51:
Макдональдс ждут в Омске???????????????? Это кому вы желаете лапшу повесить на уши? Я более ем уверен,что за утверждение строительства Макдолальдса проплачены немалы деньги в карман чинуши. А что,слабо построить ресторан Русской кухни,а не пластиковую жвачку из Штатов? Будучи в Штатах,я не видел ресторанов Русской кухни в центре города,а вот у нас-велкам!!!! Приходите,стройте!
Не СУ 27 декабря 2013 в 15:22:
«В Омске к 2025 году, если мы выполним все, что предусмотрено Генпланом, включая строительство новых парков, площадь озеленения должна быть 113 квадратных метров на человека»P.S. не забывайте про МЧС, с обязательными разворотными площадками 15x15 метров с твердого асф. бет. покрытия в любом месте где есть тупик, или где есть гидранты. Также требование самого Департамента на наличие необходимого количества парковочных мест для вновь проектируемых и реконструируемых зданий. А это все минус от озеленения города.
Показать все комментарии (3)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.