Все рубрики
В Омске воскресенье, 18 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 65,9961    € 73,2227

Сергей КОЧЕРГИН: «С любыми интересными идеями — это к нам, милости просим. Главное, не надо самодеятельности»

25 декабря 2013 12:49
0
5731

Работа главного художника города, связанная с благоустройством территории, малыми архитектурными формами, городской мебелью, ландшафтом, — это в основе своей не творческая работа. Как признается сам Сергей КОЧЕРГИН — это чиновничьи дела. На творчество, мол, сил уже не хватает. В департаменте архитектуры вопросами городской среды занимается один отдел, где работает всего пять человек. О том, чем занимаются городские дизайнеры, о городской среде, о малых формах и, том, как направить творческую энергию некоторых предпринимателей в мирное русло, с главным художником города побеседовал обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ.

— Сергей Павлович, а вы задействуете такой резерв, как творческая молодежь, студенческие коллективы?

— Обязательно задействуем. У нас очень хорошие молодые кадры растут и в ОГИС, и на художественно-графическом факультете ОмГПУ, где работают замечательные кафедры дизайна и монументального искусства, с которыми мы сотрудничаем с 2007 года. У них свой учебный процесс, мы в него не вмешиваемся, естественно, просто дипломные и курсовые работы, которые выполняются студентами, привязаны к реальным потребностям города. Тем самым мы даем молодому человеку возможность почувствовать себя жителем города, почувствовать сопричастность к тому, что происходит вокруг. И на сегодняшний день только студентами ОмГПУ выполнено уже порядка 60 проектов по Омску.

— Проекты, которые можно реализовать?

— Которые можно взять за основу. Это концептуальные предложения. Студенты не могут сделать рабочую документацию. Но идею они могут дать прекрасную. Какими бы мы ни были профессионалами, но с годами взгляд, как говорится,  замыливается. А молодые ребята — они раскованные, у них мысль летит, они работают на одном выдохе, и тут главное — не сломать им крылья. Чтобы идеи были востребованы. Сейчас региональный фонд «Жилище» застраивает новый микрорайон на Московке-2, и есть идея сдавать его не просто с массовыми фонарями и лавочками, а с малыми формами, которые выполняются индивидуально. Я на днях встречался с заместителем директора этого фонда по проектированию  Максимом ДАНИЛОВЫМ, познакомил его со студенческими работами, и он был удивлен, судя по всему.

— Примеры студенческих проектов можете привести? Они вообще что проектируют?

— Называю навскидку: дизайн-проект общественного санитарно-гигиенического комплекса, дизайн-проект территории центра семьи, спорта и здоровья,  дизайн-проект интерьеров общественной бани, дизайн-проект набережной Оми. Все работы выполнены в 2013 году. А по тому же скверу, например, имени 30-летия ВЛКСМ мы уже несколько раз отработали, есть разные варианты. 

— Центр города, на ваш взгляд, уже насыщен малыми архитектурными формами или нуждается в улучшении?

— Очень нуждается. Мы как раз весной текущего года завершили и выносили на обсуждение градостроительного совета масштабную схему размещения монументальных и декоративных композиций на территории исторической части города Омска. На той территории, которая уже отработала в части Генплана проектным институтом «Омскгражданпроект». Уже установлен бюст МАНЯКИНУ, скоро завершится работа над памятником детям блокадного Ленинграда. Они сделаны на деньги, собранные жителями Омска. По остальным — много вопросов. И хотя там есть очень нужные и важные объекты, памятники основателю Омска БУХГОЛЬЦУ и Петру I, но главная беда на пути реализации планов — отсутствие денег.  

— В Омске уже есть примеры, когда предприниматели устанавливали скульптурные композиции за свой счет, на своей территории, ни с кем ничего не согласовывая. Как вы относитесь к такой самодеятельности?

— Негативно отношусь. На мой взгляд, городская скульптура должна быть эстетически безукоризненной, должна позитивно влиять на зрителей. Далеко не все из скульптурных композиций, установленных предпринимателями без согласования, отвечают этим критериям. Мне могут возразить, что, мол, территория наша и что хотим на ней, то и делаем. Но я считаю, что так быть не должно. Не должен был владелец ресторана «Сальвадор Дали» ставить на своей территории композицию, которая, на мой взгляд, оскорбляет конкретного человека, заместителя директора Омскгражданпроекта. И другой пример — интересная композиция у торгового дома «Любинский», выполненная скульптором Сергеем КОЗАЧА по заказу  другого омского предпринимателем. И хотя задумка очень интересная, тем не менее заказчик предварительно согласовал ее с нами. И скульптура «Городовой» Сергея НОРЫШЕВА, которая скоро станет  такой же достопримечательностью Омска, как его же слесарь Степаныч, — она тоже согласовывалась.

— То есть контроль со стороны муниципалитета за размещением любых, даже самых маленьких арт-объектов должен быть обязательно?

— Совершенно верно. А если какие-то спорные вопросы с эстетической точки зрения возникают, для этих случаев у нас есть художественно-экспертный совет, в который входят такие известные и авторитетные в творческой среде люди, как Георгий КИЧИГИН, Сергей НОРЫШЕВ, Наталья ЯРОХ, Андрей МАШАНОВ. Есть городской градостроительный совет. Облик города, я совершенно в этом уверен, должны формировать специалисты. А если очень сложный вопрос, как был у нас с памятником КОЛЧАКУ, то нужно выяснять общественное мнение. Вот в своей квартире человек может делать любые ремонты, использовать какую угодно отделку, которая ему нравится, но выйти за пределы квартиры и начать ковырять дырки на фасаде — это уже другое дело.

— По-моему, поставить за свой счет городскую скульптуру, какую-то малую архитектурную форму — это хорошо и правильно. Во всех городах и странах есть люди, которые готовы помочь своему городу, чтобы он стал еще более красивым...

— И мы, к счастью, созреваем до этого. Другое дело, что скульптуру нельзя установить просто так, в любом месте. Любой, даже маленькой скульптуре требуется соответствующее окружение, а это значит, что не обойтись без затрат на благоустройство. А благоустройство — это уже деньги, которых у городского бюджета нет. Поэтому все вопросы и согласовываются, и составляются перспективные планы.

— А к вам много обращается предпринимателей, которые готовы сделать для города что-то хорошее за свой счет? И чего именно хотят эти люди, которые к вам обращаются?

— Таких людей много на самом деле. Например, директор фирмы «Эльдорс», которая занимается ковкой, просит выделить ему сквер, где он сможет поставит кованые скамьи, которые не будут стоить городу ни копейки. Он говорит, что сделает именные скамьи, изготовление которых оплатят люди, которые захотят увидеть свои имена на табличках. Другой пример — владельцы цветочного магазина у «Яблоньки», очень активные ребята, они давно просят отдать им на обслуживание городской сквер. Уверяют, что оснастят этот сквер всем необходимым.

— А в чем проблема? Почему бы не дать возможность инициативным людям проявить себя?

— Проблема в том, что все они хотят получить и землю в аренду, и вот тут нам уже нужно искать точки соприкосновения. Какими правами будет обладать арендатор? Одно дело, если он будет обладать всеми правами по распоряжению арендованной землей, другое дело — сделает только то, что позволит ему муниципалитет.

— Чтобы, условно говоря, в наших скверах не появились новые шашлычные?

— Именно так.

— А как вы относитесь к тому, что сегодня делается во дворах, ко всем этим клумбами в шинах и прочей эстетической самодеятельности?

— Вы знаете, я рад, что люди отзываются, что-то делают и у них есть потенциал, который можно задействовать. А вот куда его направить, этот потенциал, в какое русло — это уже другой вопрос.

— Сейчас еще научились из шин вырезать лебедей. У вас, как у художника, эти работы не вызывают внутреннего протеста...

— Я отношусь к этому явлению, как к народному творчеству. Как к лубку. Если вы имели в виду, что это кич, то сейчас кич уже тоже возводят в ранг искусства.

— Хорошая была идея обустройства пешеходных зон в больших микрорайонах. Новых уже не будет?

— Мы постоянно разрабатываем новые проекты. У нас планы на все городские округа, которые расписаны до 2025 года. Но расписаны с оговоркой. Все будет зависеть, в итоге, от финансирования. Если администрация округа находит спонсора, который готов профинансировать проект, — это приветствуется. А в бюджете денег пока нет.

— Остановочные павильоны, киоски и прочие торговые объекты — они ведь тоже формируют городскую среду. Мне кажется, в этой сфере тоже есть нам чем подумать...

— Согласен. Есть нам чем подумать. Вот только прежде, чем менять дизайн, как сейчас стали говорить, нужно проанализировать результаты внедрения концепции, которая была разработана еще в 2005 году. Тогда было принято решение, что торговые киоски могут быть только в составе остановочных павильонов, их должно быть не больше четырех, причем с функционалом, который четко регламентирован. 

— На остановке, где улица Рабиновича, целый ряд киосков уже выстроился... 

— И не только там. Поэтому я и говорю, что нужно не дизайн менять, а принимать правовые акты, ограничивающие инициативу предпринимателей по установке временных торговых объектов. Ведь дошло сегодня до того, что практически все киоски ставятся незаконно. Временные объекты — они вообще не должны иметь никаких коммуникаций, кроме электрических сетей. А как тогда, простите, пирожки жарятся и шаурма делается, если даже воды в киоске нет, чтобы повар мог руки помыть? В общем, я категорически против всего этого горячего питания в киосках.  

— Вы взаимодействуете с предпринимательскими объединениями или общаетесь только с теми предпринимателями, кто к вам приходит непосредственно?

— С предпринимательскими объединениями взаимодействует департамент экономической политики. И все предложения проходят через этот департамент. А к нам идут уже с конкретными предложениями.

— Собственно, я хотел спросить о том, как транслировать предпринимателям уже готовые идеи. Где они могут увидеть работы тех же студентов-дизайнеров? 

— Мы уже начали это делать. На «Флоре-2013» наравне с проектами профессиональных архитекторов презентовали и студенческие работы. Планируем и другие «выходы в свет». К сожалению, мы просто физически не успеваем сделать очень многое из задуманного. В отделе главного художника, как я уже говорил, работают всего пять человек. 

— Ну а если у предпринимателя непреодолимая тяга к прекрасному и он даже нашел место, где может поставить красивую городскую скульптуру, то куда ему обращаться?

— С любыми интересными идеями — это к нам. Милости просим. Главное, не надо партизанщины и самодеятельности. Мы эти интересные предложения первым делом сопоставим со всеми планами и кадастрами. А вдруг то место, которое присмотрел предприниматель под скульптуру, давным-давно отведено под жилой дом, и этот жилой дом скоро начнут строить? Но если у человека действительно есть деньги, если его предложение совпадает с эстетическими и художественными нормами, то мы двумя руками за.

— А как вы относитесь к тому, чтобы на глухих торцах жилых домов нарисовать красивые картины?

— Хорошо отношусь. Идея прекрасная. И мы ее уже пытаемся реализовать. Сразу скажу, первый опыт был не очень удачным. Для качественной реализации идеи нужно было  привлекать художников, а коммерческая фирма, которая выделяла деньги, обратилась к альпинистам. Ну альпинисты и нарисовали, как могли. В любом случае главное в таком проекте — это деньги. И очень немаленькие, если посчитать стоимость краски.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.