Все рубрики
В Омске среда, 29 Июня
В Омске:
+18
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 64,8095    € 71,7117

Вячеслав СИНЮГИН: Один из привлекательных вариантов в условиях проблем с деньгами переформатировать метро в скоростной трамвай

6 ноября 2013 11:33
1
2285

29 октября на кухонные посиделки в «КВ» пришел первый заместитель председателя правительства Омской области Вячеслав СИНЮГИН. Мы публикуем все самое интересное из беседы с Вячеславом Юрьевичем.

-Вячеслав Юрьевич, вы пришли в правительство Омской области немногим более месяца назад. Как правило, новые люди замечают то, чего остальные не видят. У вас уже сложилось понимание того, какие направления необходимо реформировать?

— Односложного ответа здесь нет. С одной стороны, есть целый ряд идей, как повысить эффективность работы, а с другой необходимо принять во внимание те изменения, которые были сделаны ранее. Нужно сохранить управляемость системы и обеспечить ее совершенствование. Например, в процессе сейчас создание министерства транспорта. Сегодня в его штате работает, по сути, один министр. Мы завершаем организационные работы по наполнению этого министерства численностью, заместителями. Завтра мне представят руководителей направлений. Это блок, который необходимо поставить на ноги, и хотя у меня есть некоторые идеи по его совершенствованию, сейчас самое важное — встать на рельсы и поехать. В общем посыл такой: у меня есть идеи, но претворять в жизнь я их буду постепенно. Я не считаю нужным на фоне тех изменений, которые уже были сделаны, что-то срочно ликвидировать или заново создавать.

— Приведите пример идей, которые могут выступить чем-то вроде драйверов развития области.

— Одна из таких идей — это вовлечение науки в сферу производства. Представители наших вузов и НИИ сегодня недостаточно задействованы в работе по формированию, скажем так, добавленной стоимости. Недавно я встречался с коллегами из Томской области, в том числе с заместителем губернатора, которые рассказали мне, что 30% бюджета города Томска формирует наука. Разработка способов, как науку сделать полезной в плане реализации стратегии Омской области, — это для нас серьезный вызов. Еще одно направление — как оптимально выстроить работу с промышленностью и инновациями. Вы знаете о решениях, принятых в отношении министерства промышленной политики. Они далеко не всех обрадовали, и теперь нам предстоит найти правильный формат работы с промышленностью, учитывая, что прямых рычагов управления этим сектором у правительства региона нет, в силу того, что в собственности Омской области предприятий не так много. Нужно искать другие формы, в том числе и на федеральном уровне. В первую очередь я имею в виду взаимодействие с корпорацией «Ростехнологии» и холдингом «Радиоэлектроника». С последним у нас недавно было подписано соглашение. Я считаю, что наша реальная задача – не сбавлять темп, выводить эту деятельность на другие предприятия областного и федерального уровня. Нам еще предстоит обдумать, понадобится ли для этого создание специальной организации, или нам удастся погрузить эту работу внутрь министерства экономики.

— Губернатор в своем бюджетном послании сказал, что Омская область планирует обращаться к промышленным холдингам с предложениями о включении своих представителей в советы директоров. С кем-то такие переговоры уже проведены?

— Сейчас в правительстве определяются формы того, как это будет происходить. Это может быть либо работа в советах директоров тех предприятий, где есть соответствующая госдоля, либо работа в комитетах при советах директоров. С моей точки зрения, наиболее вероятный ход — создание комитетов. Сейчас мы с коллегами из минимущества, юристами и представителями холдингов ищем соответствующие форматы. Свои предложения мы будем вносить в декабре, поскольку все процедуры начнутся в январе — феврале 2014 года.

— То есть на тех предприятиях, где нет госдоли, представители областной власти могут лишь получать информацию?

— Это вариант, который мы анализируем.

— Могут ли они выступать в качестве независимых директоров?

— Если законодательство нам будет позволять становиться независимыми директорами, это тоже вариант. А идея эта родилась из общения с коллегами из «Радиоэлектроники» по высокоточному машиностроению. Когда мы встречались в Омске с директорами этих заводов, то говорили о том, что регион должен быть услышан на уровне федеральных структур. Хотя для этой цели есть еще более высокий уровень — соответствующее отраслевое министерство. В случае с холдингом «Радиоэлектроника» речь идет о Министерстве промышленности РФ, куда мы также можем подавать свои идеи и предложения.

— Вы сказали, что хотелось бы, чтобы руководство холдингов услышало регион. А что регион хочет сказать руководству холдингов?

— Есть ряд тем. С одной стороны, это все, что связано с социальным обеспечением деятельности предприятий. Одна из таких тем — социальное жилье. В этом направлении регион начал серьезную работу. Во-первых, это программа доступного жилья, предполагающая строительство квартир по цене не выше 30 тысяч рублей за метр, а также экономичного наемного жилья. Пилотный проект доходного дома был подготовлен фондом «Жилище». Этот фонд сейчас как раз набирает пакет такого рода заказов. Одной из форм поддержки могли бы стать соглашения с предприятиями, которым требуется предоставить своим работникам арендное эконом-жилье. Если наберется пул таких желающих, под них можно дешевле и более оптимально построить дом.

— Это одно направление. Что еще?

— Другое направление связано с новыми продуктами омских предприятий. Я знаю, что была дискуссия по малым самолетам. Думаю, в ближайшее время она выйдет на новый круг обсуждений. У регионального правительства есть возможность продвигать нашу продукцию. Например, в ноябре состоится презентация Омской области в Министерстве иностранных дел, где мы будем встречаться с послами других государств и где намерены продвигать наши предприятия. Также есть вопросы, связанные с налогообложением. В сегодняшний непростой период предельно важно понимать, что будет с налогооблагаемой базой, как ее оптимизировать. В соглашении с «Радиоэлектроникой» вопрос о регистрации на территории Омской области соответствующих предприятий стал одним из главных. По «ТГК-11» также задача была озвучена и решена.

— ОАО «ТГК-11», которое замечательно перерегистрируется в Омске, уже несет убытки за три квартала 2013 года. Если по итогам года они останутся в убытке, то налог на прибыль им должны возместить из бюджета. Получается, в результате перерегистрации, возможно, не они нам будут доплачивать, а мы  им. Насколько целесообразен в таком случае перевод «ТГК-11» в Омскую область?

— Смысл в том, что на территории области мы получаем центр компетенции по тепловому бизнесу, который работает с несколькими субъектами РФ, следовательно — приобретаем набор возможностей для развития этого направления. Естественно, наша задача — постараться, чтобы все эти возможности были экономически осмыслены.

— Перерегистрация «ТГК-11» из Новосибирска в Омск ведь не обязательно подразумевает перевод к нам и центра компетенции. Решение о том, что офис компании тоже переедет сюда, уже принято или пока еще обсуждается?

— Создание центра компетенции может происходить в разных форматах...

— Ну, значит, не переедет!

— Сейчас позвоним КОЖЕМЯКЕ и спросим, переедет или нет. Скажем, что есть настоятельное поручение переехать! (смеется) На самом деле этот вопрос решается и уже практически решен.

— Много раз уже обсуждался вопрос о создании в городе Омске единой теплоснабжающей организации.

— Концепция уже подготовлена, но она должна быть обсуждена еще в ряде структур, которые будут принимать соответствующие решения. Нужно взвесить все аргументы, но мы видим в создании такой организации множество плюсов.

— На совещании по этому вопросу выяснилось, что «ТГК-11» не заинтересована в том, чтобы брать на себя сети, которые нельзя включить в единый мощный комплекс. Существуют ли способы эти никому не нужные бесхозные и окраинные сети пристроить?

— Конечно. Это одна из задач, которую мы решаем созданием единой организации. Если город поддержит создание единой компании, то это направление будет жить.

— При заключении договоренности о перерегистрации «ТГК-11» в Омск одним из условий было присоединение к «ТГК-11» городской «Тепловой компании» или создание совместного акционерного общества.

— Это обсуждается как одно из главных направлений развития теплового бизнеса в городе Омске.

— Какая форма все-таки выбрана?

— Насчет формы я вам деталей не назову. Они меня не столь интересуют.

— А что интересует?

— Суть. В Омске должна появиться эффективная теплоснабжающая компания, а какая юридическая форма при этом будет выбрана — в моем понимании, это детали.

— Вот уже десять лет идут споры о создании в Омске единой тепловой компании, и эта идея всегда поддерживается. Но каждый раз находятся детали, которые мешают ее осуществлению. А вы говорите, что они вас не интересуют.

— С деталями работает тот, кому это поручено. В новом формате энергетикой у нас занимается министерство строительства и ЖКК, а имущественными вопросами — министерство имущественных отношений. Подменять их я не хочу. Когда они все это сведут и получат конструкцию, требующую юридической поддержки, я включусь в эту работу.

— Можете привести конкретный пример проекта развития Омской области?

— Одна из идей — формирование крупного индустриального парка на территории региона. Чтобы ее реализовать, нужно, как минимум, разработать его конкурентоспособную концепцию, обеспечить участки необходимой инфраструктурой и выгодно представить свой проект инвесторам. Это требует времени, денег и усилий. Пока денег у нас очень мало, тем не менее мы будем работать над тем, чтобы их изыскать.

— С какой стороны вы чувствуете потенциальный спрос на индустриальный парк?

— У нас совсем рядышком есть очень интересные соседи — Китай. Пару недель назад мы принимали большую делегацию представителей китайского бизнеса и государства. К работе на нашей территории у них большой интерес. Подобные настроения мы чувствуем и со стороны Республики Корея. Также мы будем настраиваться на сотрудничество с крупнейшими российскими компаниями. На прошлой неделе мы провели несколько встреч с инвесторами. Наиболее запоминающейся стали переговоры по линии агрокластера. Мы рассматривали довольно крупный инвестиционный проект.

— Что он будет из себя представлять?

— Речь идет о большом логистическом центре, связанном с переработкой продукции сельского хозяйства.

— Вы могли бы назвать конкретную точку роста, то есть шаг из точки А в точку Б, за которым последует точная прибавка?

— Мы с вами только что обсудили проект индустриального парка. Разве это не конкретная точка роста? Есть конкретная экспликация этого парка на земельном участке.

— Имеется в виду территория ПО «Иртыш»?

— Нет, ПО «Иртыш» — это площади освободившегося Телевизионного завода. Это хороший, правильный шаг среднего уровня. Мы же говорим не о помещениях действующего завода, а о крупном технопарке площадью более 100 га, то есть достаточного размера, чтобы на него могли прийти инвесторы.

— Этот участок уже определен?

— Да.

— Были планы по созданию в Омске нефтехимического кластера, в котором должна была принимать участие компания «Газпромнефть» со своим НПЗ.

— На днях у нас пройдут переговоры с коллегами из Газпромнефти по поводу их участия в кластере. Логика кластера такова, что мы должны соединить в нем намерения крупных компаний с возможностями местного, в том числе малого бизнеса, в части их участия в науке и переработке. То же самое касается и остальных кластеров: агрокластера, высокотехнологичного кластера, лесопромышленного и туристического кластеров. До конца года мы должны уложить предварительное видение всех кластеров в концепцию, утвержденную губернатором, и составить план действий по ее реализации.

— У меня вопрос по туризму. Как же так получилось, что министерство культуры, защищая долгосрочную программу с финансированием в 20 млрд рублей, сперва доложило о создании 300 рабочих мест в сфере областного туризма, а после того как эта программа была раскритикована, немного подумав, увеличило количество рабочих мест до трех тысяч, причем за те же деньги?

— Они же работают! (смеется) Я ведь настоял, чтобы каждый министр с 1 января получил ключевые показатели эффективности и поквартально отчитывался по их реализации. То, что заложено в программах, станет частью показателей эффективности. Даже если в программах кто-то что-то неточно указал, мы это увидим, оценим и поправим.

— Значит, сначала в минкультуры сделали чересчур осторожный прогноз?

— Они же были предупреждены, что с 1 января мы вводим показатели эффективности. Реакция любого нормального менеджера — расчистить себе путь к победе, сделав легко выполнимый прогноз. Но на примере любой корпорации вы увидите, что, если поставить перед собой более напряженную задачу, это даст больше драйва, движения вперед.

— Назовите конкретные примеры условий, которые выдвигают инвесторы, прежде чем согласиться прийти в Омскую область?

— Буквально на прошлой неделе мы специально выезжали в один из областных районов на переговоры с инвестором, который готов построить там новую производственную линию. Он готов вложить в нее  миллиард  рублей, но при условии, что ему будет предоставлен участок под производство площадью 5 га, соответствующий определенным требованиям.

— Можно ли говорить о том, что такой участок есть и инвестор на него придет?

— В принципе можно. Как видите, такие примеры есть, но не могу сказать, что все идет гладко и все счастливы этому процессу. К примеру, когда в проекте инвестора предлагается зарплата в два или три раза выше средней по району, то у него сразу возникают проблемы с руководством других хозяйств. Свой ручеек ближе к сердцу, чем какой-то предприниматель, который 200 человек устраивает на работу с зарплатой 26 тысяч рублей. Но наша задача — инвесторов с такими возможностями не упускать.

— Чем, на ваш взгляд, Омская область типически, психологически отличается от других регионов?

— Мне кажется, в Омской области живет очень много добрых и неравнодушных людей. Когда я 15 лет назад приехал в Москву, для меня стало шоком то, как люди смотрят на жизнь. Мне очень тяжело было перестроиться и войти в эту новую для меня психологию жизни. С другой стороны, очень важно в этой ситуации было найти ее рациональное объяснение. В Москву очень многие люди приезжают за своим шансом, и они больше ориентированы на результат, на получение денег. Конкурентная ситуация там острее, причем держится она по большей части, как мне показалось, именно на приезжих. Я ни в коем случае не хочу обидеть коренных москвичей, но эта высокая конкуренция среди приезжих оттесняет их от тех традиционных возможностей, которые были у них 20-30 лет назад. Отсутствие доброты и душевности там меня категорически поразило и расстроило. Так получилось в моей жизни, что кроме Омска и Москвы я нигде не жил. Вернувшись сюда по прошествии 15 лет, я вновь почувствовал эту душевность. Многое изменилось, но здесь по-прежнему много знакомых лиц, много тепла. Хотелось бы, чтобы все это дало нам возможность в нужные моменты мобилизоваться и нацелиться на серьезные результаты.

— Что за 15 лет изменилось в Омске?

— Некоторые места, мне показалось, остались в точности такими же, какими были. Такое ощущение, что прошло не 20 лет, а один день. Где-то это хорошо, где-то — плохо. Я очень хочу, чтобы омские парки стали по-настоящему привлекательным местом для отдыха. Мы с мэром уже говорили о том, какие усилия нужно приложить, чтобы это произошло. С другой стороны, в Омске появилось много новых мест. Сюда зашли мировые сети, такие как «Икеа», которые встретишь в любом европейском городе.

— В перспективе федеральное финансирование омского метро будет уменьшаться. В следующем году дадут еще 1 млрд рублей, а потом — все меньше и меньше. Есть ли экономический смысл строить дальше тех станций, которые уже относительно близки к выходу? Я слышал разговоры о возможности получить на развитие метро гигантский кредит от Сбербанка. Есть вариант выйти на подземный трамвай… К чему-то конкретному уже пришли? От чего-то отказались?

— Кредит надо брать, если есть экономическая модель и понимание того, как эти деньги вернутся. Понятно, что имеющийся проект метро не даст возможности вернуть кредит. На экспертной дискуссии, куда мы пригласили генподрядчиков, город и внешних специалистов, обсуждался целый ряд других идей. По мнению экспертов, один из привлекательных вариантов в условиях проблем с деньгами (Федерация запланировала выделить на омское метро два миллиарда рублей, а в областном бюджете денег нет вообще) — переформатировать метро в скоростной трамвай. Конечное решение — это более длинная линия, переходящая в обычный трамвай. Эта модель увязана и с возможностью организации более продолжительного маршрута. Просто переехать через Иртыш — это ведь не есть большое решение. Эта линия должна решать какую-то транспортную задачу. Конечную точку в обсуждении мы еще не поставили, но у специалистов есть ряд идей, которые позволяют приблизиться к решению проблем, учитывая наши финансовые возможности. Естественно, строя метро на 2 млрд рублей, мы не уложимся ни в какой сценарий, кроме консервации. Но нужно работать: искать наилучшее решение и деньги под его реализацию!

— Куда планируется продолжить линию после перехода через реку?

— Одна из идей — в формате наземного трамвая дойти до железнодорожного вокзала. Эта идея мне представляется  наиболее интересной. Специалисты сейчас работают над вопросом стыковки подземной и наземной частей.

— Простите за нескромный вопрос, но наши журналисты заинтересовались вашими яркими зелеными часами. Откуда такой интересный, совершенно нетрадиционный для наших чиновников выбор?

— Я эти часы купил уже года два назад. Они мне понравились тем, что они очень удобные и такие жизнерадостные. В любое хмурое время, посмотрев на них, сразу встрепенешься. Я желаю всем жизнерадостности!

— Спасибо за беседу, Вячеслав Юрьевич!

Алексей 6 ноября 2013 в 13:27:
Спасибо партии родной, а почему бы не на конной тяге!
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

Самое читаемое    Обсуждаемое

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.