Все рубрики
В Омске вторник, 17 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 63,8272    € 70,6695

Александр ГОНЧАРЕНКО: «В Новосибирске не верили, что бизнес-инкубатор может быть самоокупаемым, но это реальные показатели нашего прошлого года»

9 июля 2014 11:39
0
2987

К концу 2014 года Межвузовский инновационный бизнес-инкубатор, входящий в структуру Омского государственного университета имени Ф.М. Достоевского, намерен прийти с внушительным результатом по прибыли. Как отмечает его директор Александр ГОНЧАРЕНКО, самоокупаемый студенческий бизнес-инкубатор само по себе довольно уникальное явление для России, поскольку данные учреждения чаще всего принято видеть только дотационными. О секретах инкубирования инноваторов и самых прибыльных проектах он рассказал корреспонденту «КВ» Георгию ГОРШКОВУ.

— Александр Александрович, сколько лет межвузовскому бизнес-инкубатору ОмГУ?

— Официальное торжественное открытие состоялось всего около года назад — 4 октября 2013 года, в день рождения ОмГУ. Хотя фактически деятельность бизнес-инкубатора началась еще в 2011 году.

— В структуре только одно здание?

— Пока да. Но в 2014 году также планировалось еще в одном корпусе университета, на проспекте Мира, 82, создать производство полного цикла по изготовлению сложных керамических изделий. Пока что у нас налажено мини-производство на базе ООО «УниверТМ» и Центра прототипирования. Но по этому проекту мы еще не получили однозначного ответа.

— Сколько всего компаний работает в бизнес-инкубаторе?

— 18 малых инновационных предприятий. В рамках Федерального закона № 217 одним из учредителей становится университет (40 процентов от уставного капитала вносит ОмГУ). Большая часть предприятий базируется в этом корпусе. Остальные — это IT-компании, которым нет необходимости арендовать площади и они могут работать в удаленном доступе. Но мы сейчас решили приостановить открытие огромного числа предприятий и гнаться не за количеством, а за качеством. Открыть компанию легко, хватит и пяти дней, но надо же оценивать риски.

— Каков процент выживаемости инновационных предприятий?

— Согласно статистике, если открыть 100 инновационных компаний, то только 10 из них через 3-4 года выживут и всего две станут успешными. Инновации — это достаточно сложное движение. Компании отчитываются о своей деятельности перед научно-техническим советом ОмГУ каждые полгода. И если они не показывают положительных результатов, то мы ведем работу по их реорганизации. К примеру, недавно нам пришлось объединить две компании – «Омсорбент» и «Экосорбент», поскольку поодиночке они не смогли бы дальше существовать. Но все равно процент выживаемости в омском бизнес-инкубаторе чуть выше. Порядка трети становятся успешными. Пять-шесть предприятий фактически делают основной оборот бизнес-инкубатора.

— Сколько человек работает в бизнес-инкубаторе?

— В инновационных предприятиях в среднем работает 5-6 человек. А бизнес-инкубатор рассчитан на 140 человек. В основном это молодые ребята — выпускники ОмГУ либо победители конкурсов «У.М.Н.И.К.» и «Старт». Взрослый профессорский состав обычно выступает в роли консультантов.

— Как я понимаю, у вас пока не полная заполненность?

— Нет. Дело в том, что в бизнес-инкубаторе есть еще и ряд подразделений университета: международный отдел, аспирантура и т.д. В принципе свободных помещений хватит еще на 5-6 инновационных предприятий.

— А кто входит в жюри по отбору проектов для бизнес-инкубатора?

— Отбором проектов занимаются инновационные менеджеры и научно-технический совет университета. Но у нас в отличие от регионального бизнес-инкубатора нет конкурсной основы. Единственное исключение – конкурс «Школа молодого бизнесмена», где главный приз — размещение в нашем здании.

— Что получают инноваторы от размещения в ОмГУ? Им необходимо оплачивать аренду?

— Да, но помещения им сдаются в аренду на льготных условиях: первый год — 40 процентов от стоимости квадратного метра, второй год — 60 процентов, третий год — 80 процентов. Четвертый и последующие годы, если предприятия желают остаться, оплата идет уже по полной ставке. Но до четвертого года у нас пока еще никто не дожил. Помимо площадей мы предоставляем предприятиям полный спектр консалтинговых услуг по ведению бизнеса, бухгалтерской и юридической поддержке. В структуру бизнес-инкубатора также вошел центр инновационных компетенций, который работает со студентами. Кроме того, предприятиям мы помогаем с написанием конкурсных заявок, бизнес-планов для получения грантов.

— Сколько грантов было выиграно предприятиями бизнес-инкубатора?

— Наши компании участвуют во всех конкурсах и, как правило, всегда побеждают. К примеру, из Фонда поддержки и развития малого и среднего предпринимательства финансирование в размере 500 тысяч рублей могли получить 14 из 18 предприятий бизнес-инкубатора. Фактически получили их 13 компаний, то есть почти все. ООО «Тест-Лаб» в 2013 году, кстати, стало лауреатом премии «Зворыкинского проекта». В Омске оно первым ее получило. Премия составляла
1 млн рублей. Но стоит понимать, что это очень статусная победа. «Тест-Лаб» конкурировало с десятью тысячами работ и в итоге оказалось лидером в направлении «Химия и медицина».

— А какая общая сумма полученных грантов?

— Порядка 50 процентов от всего оборота предприятий составляют грантовые деньги. Если смотреть общую статистику, то за 2011 год, когда только открылся бизнес-инкубатор, оборот составлял всего 2 млн рублей. В 2012 году — 20 млн рублей. В 2013 — 30 млн рублей. Рост достаточно большой и сравнимый с другими студенческими бизнес-инкубаторами. В Сибири мы являемся одним из лидеров. Нас обходят только Томск и Новосибирск. У всех остальных оборот меньше. Кроме того, у нас развиваются уникальные направления. Например, компании, которые оказывают услуги в образовательной и маркетинговой сферах, — ООО Центр дистанционных технологий в образовании «Дистант+» и ООО «Инновационные технологии в образовании» (ООО «ИнТехнО»). «Дистант+» работает со школьниками из районов Омской области, Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов по дистанционному обучению и имеет достаточно высокий финансовый оборот. «ИнТехнО» предлагает программы по дополнительному образованию, а также оказывает консультации в коммерческой деятельности.

— Действующий ректор Владимир СТРУНИН на пресс-конференции 18 апреля называл цифру в 42 млн рублей за 2013 год.

— Владимир Иванович имел в виду общий оборот бизнес-инкубатора. Не только инновационных предприятий. Мои сотрудники тоже ведут свои проекты. Например, под проведение семинаров для предпринимателей нам удается получать гранты. При таком подсчете оборот в 2013 году был действительно свыше 40 млн рублей.

— А за 2014 год Владимир Иванович СТРУНИН прогнозировал оборот свыше 80 млн рублей. За счет чего возможен такой скачок, буквально в два раза?

— При реализации тех проектов, которые мы планировали на 2014 год, можно сказать, что Владимир Иванович СТРУНИН даже поскромничал. Во-первых, если бы мы открыли производство в отдельном здании, то возникли бы еще большие суммы. Во-вторых, в 2014 году планировался к запуску ресурсный центр по подготовке преподавателей в области точного машиностроения. И у нас уже есть договоренности с тремя московскими компаниями, которые готовы на совершенно безвозмездной основе предоставлять нам оборудование, и, кстати, достаточно дорогое.

— Для каких функций предназначается оборудование?

— Возродить навыки, ранее преподаваемые на уроках технологии в школах и учебно-производственных комбинатах. Дело в том, что сейчас практические знания по работе на станках нигде не предлагаются. Поэтому предприятия машиностроения и военного комплекса не могут найти себе сотрудников. А их надо готовить начиная со школы. Станки, которые нам будут предоставлять, достаточно легкие в освоении, на них сможет работать любой школьник. Тогда он будет сразу рисовать 3D-модель, которую сможет вырастить на 3D-машине, а не просто рисовать презентацию в Microsoft PowerPoint.

В наших планах сначала подтянуть преподавателей и вернуть УПК, затем пойти по траектории подготовки молодых людей с уроков технологии в школах до высших или средних профессиональных учебных заведений. У нас есть договоренности с Омским техникумом высоких технологий машиностроения о том, чтобы после окончания данного заведения учащиеся могли поступить в ОмГУ сразу на третий курс. И на выходе мы получим такого специалиста, которого любое предприятие с руками-ногами оторвет. Общая стоимость проекта — порядка
70 млн рублей.

— Сколько всего студенческих бизнес-инкубаторов в Омске?

— Студенческие бизнес-инкубаторы есть во всех вузах. В свое время их было модно создавать. Но отдельное здание бизнес-инкубатору выделил только ОмГУ. В педагогическом университете у инноваторов всего два кабинета, в Институте сервиса располагается всего одна компания, в аграрном — три. В техническом университете инкубатора нет, вместо него создана структура «Фабрика бизнеса», но для компаний отдельных площадей не выделяется.

Приблизительно такая же статистика и в соседних городах. В Томске и Новосибирске бизнес-инкубаторы тоже есть в каждом вузе, но высокоэффективных не так уж много. Самый известный в России и первый открывшийся — студенческий бизнес-инкубатор Томского университета систем управления и радиоэлектроники «Дружба». В Новосибирске наибольшую продуктивность показывают технический и национальный исследовательский государственные университеты. Но наше отличие в том, что мы шли с нуля, фактически развивая новое направление в Омской области.

— Как субсидируется бизнес-инкубатор?

— Субсидии у нас получают инновационные предприятия. Под сам бизнес-инкубатор финансирование выделялось только первоначально, 25 млн рублей из федерального бюджета. Остальные расходы компенсирует университет.

Вообще во всем мире принято считать, начиная еще с примера самого первого бизнес-инкубатора в Массачусетском технологическом университете, что данные учреждения могут быть только дотационными. Но нам ректор Владимир СТРУНИН еще четыре года назад поставил задачу: омский бизнес-инкубатор должен выйти на самоокупаемость. И в прошлом году нам это удалось. Мы даже были немного в плюсе. Когда я докладывал об этом в Новосибирске, то никто не поверил, что бизнес-инкубаторы бывают самоокупаемыми. Но дело в том, как вести подсчет. Понятно, что с оплатой инновационными предприятиями только коммунальных услуг и льготной аренды бизнес-инкубатор никогда не станет прибыльной структурой для вуза. Но есть другой подход. Например, предприятие закупает оборудование и для себя, и для университета. Студенты могут проходить практику в этих компаниях, ставить лабораторные опыты. В 2013 году инноваторы закупили оборудования на 7 млн рублей. Из них половина уже окупилась. А есть предприятия, которые передают оборудование полностью в собственность университета. Например, актовый зал оснащен одной из компаний ОмГУ. Кроме того, компании регулярно заказывают у наших ученых профессоров научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, потому что точно знают, кто в какой тематике работает. В будущем, мы уверены, из университета будут заказывать также и сотрудников для себя. Когда мы разговаривали с руководством томского бизнес-инкубатора «Дружба», то они нам сообщили, что им долго не было понятно, зачем все это нужно университету. Но впоследствии стало выясняться, что когда инновационные компании вырастают и становятся корпорациями (например, ЗАО «Научно-производственная фирма «Микран» в Томске), то сотрудников они предпочитают набирать именно из студентов данного вуза. В таком случае предприятие заключает с университетом платные договоры на целевую подготовку обучающихся. Если эти вещи посчитать, то инкубатор становится не только окупаемым, но и прибыльным.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.