Все рубрики
В Омске понедельник, 19 Апреля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 75,5535    € 90,4602

Алиса ПИРОГОВА: «Еще будучи туристкой в рождественской Праге, я была совершенно очарована этой землей. Поэтому когда в семье возникла идея жить здесь – я поддержала»

14 мая 2014 09:25
1
3732

В 2008 году Алиса ПИРОГОВА, дочь известного в Омске психолога и бизнес-консультанта Ирины ПИРОГОВОЙ, переехала в Прагу, где они вместе с матерью открыли фирму «Akacya», которая помогает российским и чешским предпринимателям в налаживании сотрудничества. С Алисой Владимировной о ее необычном жизненном пути побеседовала корреспондент «КВ» Ирина БОРОДЯНСКАЯ.

– Алиса, вы дочь психолога и художника. Какими еще профессиями знаменита ваша семья?

– Наша омская родословная начиналась с бизнесменов: у сибирского казака и его жены — пленной шведки была шорная мастерская на перекрестке нынешних улиц Красный Путь и Волочаевская. В нашем роду есть врачи, учителя, инженеры, ученые-исследователи, офицеры. Улица Героя Советского Союза Германа МОЛОДОВА названа в честь брата моей бабушки.

– В каких декорациях проходило ваше детство? Расскажите о самых ярких своих воспоминаниях.

– Жили мы большой семьей в частном доме рядом с ипподромом и Садом юннатов. Стараниями моего дедушки-инженера был построен и полностью благоустроен добротный кирпичный дом. Сейчас бы сказали – коттедж. Яблони, малина, дедушкина голубятня да соседские петухи по утрам. В памяти осталось многое: бабушкина игра на фортепиано, ее тортики и печенюшки; фантастические новогодние елки (дедушка умудрялся из пары обычных сосенок соорудить роскошное дерево до потолка), которые все вместе наряжали теперь уже старинными стеклянными бусами и игрушками, собранными несколькими поколениями. Помню чудесные акварельные картинки, которые рисовал для меня папа, его мастерскую, пахнущую масляными красками, и букеты кистей в вазах. Полки и шкафы с книгами — в каждой комнате, особенно в маминой. Там всегда уютно и так по-маминому. Там вкусно пахнет и звучит музыка.

– Мама, профессиональный психолог, вас, наверное, воспитывала не совсем обычно?

– Воспитанием моим в основном занималась именно мама, и, учитывая особенности моего характера и темперамента, делала она это виртуозно. Например, интерес к чтению во мне поддерживался и развивался абсолютно простым и гениальным способом. В моей комнате тоже были книжные полки, на которых я регулярно, уже в знакомых рядах, обнаруживала какую-нибудь новинку. Это ведь так здорово, когда знакомство с новой книгой еще до ее прочтения становится приключением. Мама всегда умела из учебы, из процесса познания сделать настоящее приключение. Нет, мы не перемахивали через музейные заборы. Я говорю о приключении внутреннем, творческом. Теперь, будучи взрослой, могу сказать, что это ее дар.

– Расскажите о своем художественном образовании. Когда вы поняли, что «художкой» в вашей жизни дело не ограничится?

– Поступление в Детскую художественную школу № 1 было для меня абсолютно радостным событием. Это место с уникальной атмосферой, пропитанное настоящей заботой о творческом развитии учеников. Под конец обучения там стало вполне ясно, что наиболее естественное для меня направление – декоративно-прикладное. Поэтому по окончании художественной школы, не дожидаясь выпускного десятого класса в общеобразовательной, я поехала в Подмосковье, поступать в Абрамцевское художественно-промышленное училище им. В. М. Васнецова. Это в старинном городке Хотьково около Сергиева Посада. Места, с детства знакомые по картинам «Три богатыря» и «Иван-царевич на Сером волке».

– Интересно было учиться?

– Безусловно. Мне крупно повезло, в первую очередь – с педагогами, каждый из которых в свое время закончил АХПУ плюс профильный институт (архитектурный, например, или ВГИК). Творческие, изумительные люди. Вспоминаю их только с благодарностью, также как и своих одногруппников. Студенты со всего Союза, прошедшие серьезный конкурс, многие с опытом работы художниками и мастерами декоративно-прикладного искусства. В нашей группе художественной обработки металла было тринадцать молодых людей и две девушки. Поначалу на занятиях в мастерских приходилось прилагать большие усилия, чтобы не отставать. Но как только научилась уверенно попадать молотком по зубилу и чекану – дело пошло.

Близость столицы для студентов художественного училища – что еще пожелать?! Посещение московских музеев, выставок, концертных залов, прогулки по утреннему воскресному Замоскворечью (еще без рекламных щитов и многолюдности). И, конечно, «Иллюзион» – кинотеатр Госфильмофонда.

– Москва не мешала учебе?

– Понятно, что среди студентов были люди с разными интересами. Но АХПУ, однозначно, не место ожидания дипломных корочек для скучающей молодежи. Дополнительные занятия в мастерских, овладение параллельной специальностью, занятия в хоре, в киностудии, грандиозные капустники на День посвящения в студенты и Новый год. Там умели работать и отдыхать.

К сожалению, если раньше диплом АХПУ был гарантией качества профессиональной подготовки, то спустя несколько лет по его окончании я столкнулась с необходимостью уточнять год выпуска. Видимо, там что-то изменилось.

– Когда вы стали трудиться и зарабатывать? Что это была за работа?

– Мои первые заработки тоже связаны с «абрамцевским» периодом. Перестройка, самое начало художнических ярмарок в Измайловском парке. Так что в росписи матрешек я тоже поучаствовала. Немного преподавала в детской художественной школе. Потом быстро перешла на вязание авторских жилетиков и шапочек на заказ и для московских бутиков.

– Получив первые собственные деньги, вы почувствовали себя взрослой?

– Пожалуй, нет. Может, потому, что меня ощущение взрослости никогда не покидало. Или, наоборот, никогда не посетит.

– Вы занимались консультированием в Службе семьи. Что это за организация и какова была ваша роль в ней?

– Сразу после училища (в тот год отменили обязательное трудовое распределение) я начала работать в социально-психологическом центре служба семьи «Контакт». Моя роль заключалась в первичном приеме и помощи в определении услуг, необходимых пришедшему к нам человеку. Для кого-то это было брачное объявление, кому-то требовалась помощь психолога и так далее. Нашими клиентами были очень разные люди, обладающие одним общим качеством – смелостью попросить о профессиональной помощи в таких чувствительных вопросах, как создание семьи, решение внутриличностных и внутрисемейных проблем. Вспоминаю их с теплом и желаю им большого счастья.

– Вы ведь являетесь автором удивительных, вышитых золотом икон. Откуда взялось желание овладеть этим сложнейшим искусством? Где вы обучались?

– Свое художественное образование я продолжила, соединив все, что так люблю: текстиль, металл и ручную кропотливую работу. Еще в училище при посещении музейных залов я подолгу задерживалась у расшитых золотом и серебром, унизанных жемчугом и отделанных драгоценными камнями кокошников, кафтанов, церковного облачения. Любовалась походными вышитыми иконами и плащаницами. Очень хотелось научиться. Поэтому когда предоставилась такая возможность – обучиться золотому шитью в мастерской при Введенском монастыре во Владимирской области, я поехала. Вскоре мастерская расширилась, и меня пригласили уже в качестве художественного руководителя. Наша мастерская выполняла заказы как для православных храмов (российских и зарубежных обителей), Епархиального управления, так и для частных лиц. Помню, почти год вдесятером мы шили саккос для Святейшего Патриарха Алексия II. Как мастер, я занималась вышивкой икон. Для меня было важно, следуя канону, выполнить работу так, чтобы икона и ее будущий владелец «подходили» друг другу. Икона – это окно в горний мир. Кто-то спокойнее  и увереннее чувствует себя, глядя в небольшое окошко с деревянной рамой, у кого-то душа раскрывается и вдохновляется при взгляде из огромного окна от пола до потолка, кому-то приносит мир созерцание через иллюминатор. Здесь я говорю не о размерах, а о сути. Поэтому, вышивая на заказ, я стараюсь побольше узнать о заказчике, поговорить с ним, чтобы потом эта икона стала ему родной. С родным и близким поговорить (помолиться) легче.

– Решение получить еще и психологическое образование как-то связано с интересом к иконам?

– Почти пятилетняя работа в мастерской, общение с людьми, чье основное дело – духовное самосовершенствование (монашествующие, верующие миряне), побудили меня к более основательному изучению внутреннего мира человека. Поэтому я оставила мастерскую и поступила на факультет психологии и педагогики Московского государственного гуманитарного университета им. М. А. Шолохова. Золотое шитье из моей жизни никуда не исчезло, занимаюсь им по сей день, немного расширив тематику.

– Расскажите, что это за психологический метод, который вы разработали, — карты памяти? Как вы к нему пришли? Каков эффект от его применения?

– Мне особенно интересны максимально аккуратные, деликатные, ненасильственные способы диагностики создавшейся в жизни человека ситуации и первая помощь в выборе направления ее дальнейшего развития. Однажды мама обратила мое внимание на книгу Тони БЬЮЗЕНА, посвященную его открытию – интеллект-картам (ИК), уникальному эргономичному графическому способу записи процесса мышления. Это и мнемоническая техника, и способ планирования, конспектирования, взвешивания за и против, и помощник в изучении любой дисциплины, в воспитании детей, и мощный творческий стимулятор.

Я начала активно использовать ИК в учебе. Конспектирование лекций стало занимать около 5% от обычного времени, при этом я осознавала то, что записываю (вспомните обычную механическую запись за педагогом), не теряла визуальный контакт с преподавателем, могла сразу выделить для себя сложные места и сформулировать вопрос. И, что немаловажно, мне не нужно было перед экзаменами отчаянно пытаться разобрать десятки страниц каракуль. Это было начало. Потом я использовала ИК для подготовки собственных публичных выступлений и для анализа ситуаций. Наконец, я соединила ИК и правила, по которым работают многие известные диагностические графические техники. В моих семинарах еще за время обучения в университете участвовало более трехсот человек. В течение двух-четырех часов они осваивали азы ИК и составляли собственную карту на заданную тему. Потом, уже в индивидуальном порядке, каждый с моей помощью узнавал для себя что-то очень важное, сокровенное, определяющее его нынешнюю и будущую жизнь. Это похоже на свежий взгляд со стороны на то, что с тобой происходит. Осознание даже неприятного, долго скрываемого от самого себя происходит легко, без мучительной боли. Видна перспектива.

– Какого рода аудитории ваши семинары были адресованы?

– На семинарах в Москве у меня было много слушателей из художественной среды, студентов-гуманитариев. С интеллект-картами я знакомила и бизнесменов в московском коучинговом центре. Когда приезжала в Омск, проводила семинары на бизнес-факультете МФПУ. Знаю, что с тех пор этой методикой активно пользуются многие, особенно деловые люди. Видимо, благодаря тому, что они исключительно ценят возможность многомерного порядка и развития, экономию времени.

– Психологу проще решать бытовые неурядицы?

– Конечно, обучение, изучение людских нравов пригождается и в обычной жизни. Посмотришь на ситуацию с психотерапевтической точки зрения и чувствуешь, как мудрость и терпеливость переполняют тебя. Шучу. Но что-то в этом есть.

– Что вас больше всего раздражает и, напротив, радует в людях?

– Существуют, естественно, вещи, которые меня в людях не радуют. Это внутренняя заскорузлость (чаще всего выражается в непрофессионализме, нежелании учиться и развиваться) и беспардонность. Когда же встречаешь человека, увлеченного своим делом, деликатного, способного искренне радоваться своим и чужим успехам, просто красоте этого мира – это праздник. Слава богу, мне на таких людей страшно везет.

– Есть ли что-то, чего вы никогда не смогли бы простить близкому человеку?

– Думаю, если человек по-настоящему глубоко, а не номинально вам близок, вы простите его. Возможно, не сразу, но простите. Это не значит, что в будущем в подобных ситуациях вы не будете более внимательны и аккуратны в своих решениях. Никто из нас не совершенен. Да и тратить свою единственную жизнь на пережевывание нелучших моментов... поберегу-ка я себя и своих близких.

– Расскажите о своем переезде в Чехию. Почему именно эта страна? Вы уже выучили язык? Привыкли к местному окружению?

– Еще будучи туристкой в рождественской Праге, я была совершенно очарована этой землей. Поэтому когда в семье возникла идея жить здесь – я поддержала. Способностями к языкам я никогда не блистала, поэтому сразу купила самоучитель, а по приезде в Прагу на второй день записалась на интенсивные курсы. Месяца три больше слушала, смотрела местное ТВ. Потом понемногу заговорила. Было важно не замыкаться в своей языковой группе. Здешние мои друзья, знакомые, соседи, клиенты по большей части чехи. Конечно, нет предела совершенству, поэтому мое изучение чештины продолжается.

– Поделитесь опытом, что особенно важно учесть по приезде?

– Я бы сказала, важно перед приездом — найти серьезную, опытную фирму, специализирующуюся на юридическом, бухгалтерском, риэлторском сопровождении для вновь прибывших. На самом начальном этапе такие специалисты необходимы всем.

– Вы сказали, что впервые побывали в Чехии в туристической поездке. Живя там постоянно и ведя там бизнес, вы изменили свое мнение об этой стране, о ее жителях?  Чехи — они какие?

– У туристов в Чехии, конечно, праздничное восприятие Праги и страны в целом. Иначе почти невозможно. Эти сказочные замки, таинственные улочки, величественные соборы и, разумеется, чешская кухня и пиво. Но жить в стране, заниматься здесь бизнесом – это другое. Контакты, переговоры, поиск общего языка – все это требует особых знаний и умений. Частенько россияне не сразу понимают этот сдержанный, не склонный к излишнему проявлению эмоций и в то же время приветливо-доброжелательный народ. Чехи очень практичны. Расслоение на богатых и бедных не столь заметно, как в России. Кичиться достатком, тратиться на излишества здесь считается неразумным, почти неприличным. Чехи, я бы сказала, практические патриоты. Трудоголиков здесь почти нет, но улицы чистые, транспорт ходит по расписанию, все работает. Дети с учителями и родителями ходят по музеям, ездят на экскурсии по стране, изучая ее историю и культуру. Пожилым уступают место. Здороваются, заходя в магазин, кафе или лифт. Особо ценят образованных людей (пани учительница, пан инженер), с уважением относятся к любой хорошо выполняемой работе. Так, для сына доктора юриспруденции и владельца фабрики не считается зазорным пойти учиться на повара. Занимаются спортом всей семьей. К россиянам относятся хорошо, но бывает, что  нашу настойчивую манеру в переговорах принимают за неоправданную агрессивность. А непривычку к вежливости – за гордыню.

Поэтому другим пунктом, который потребует внимания, будет глубокое изучение и понимание национальных особенностей жителей Чехии, ваших будущих партнеров, клиентов, соседей. Плюс разумное соотношение этих качеств с особенностями россиянина, тем более успешного россиянина, состоявшегося у себя на родине. А это уже наша тема.

– Расскажите же о своей компании. Какие услуги и кому вы оказываете?

– Фирма «Akacya» – наш с мамой, Ириной Владимировной ПИРОГОВОЙ, проект. Мы помогаем чешским предпринимателям налаживать контакты с российскими, русскоговорящими партнерами и клиентами. И наоборот. Такая помощь особенно важна на начальных стадиях, когда различия культур, менталитета могут стать преградой для развития деловых отношений. Например, в процессе переговоров у чехов часто фигурирует мысль о том, что продвигаться в совместном деле нужно «помалу а поступне». Тогда как россиянам, как правило, свойственно желание «быстро и сразу».  Наши разработки о похожести и различиях ведения бизнеса русскими и чехами легли в основу консультаций, семинаров, тренингов под общим названием «Чешский и российский бизнес. Коды сотрудничества». Все более актуальными в деловой среде становятся поиски индивидуального стиля ведения бизнеса в соответствии с особенностями личности предпринимателя. Наша фирма занимается персональным коучингом российских и чешских бизнесменов. Мы консультируем как «новеньких», так и «бывалых».

– А вы не могли бы описать то место, где вы сейчас живете? Вам там нравится?

– За два года до переезда в Чехию над моим столом появилась очаровательная пасторальная картинка: маленькое местечко с маленькими домиками под красными черепичными крышами в окружении цветущих садиков. Ну, очень душевно. И теперь я сижу на выходящей в садик террасе, в тени своего маленького домика под красной черепичной крышей. Благоухает сирень и весело подмигивают анютины глазки. Истинные и искренние желания сбываются, не так ли?

– Какие планы строите?

– Хочу открыть в нашей фирме декоративно-прикладное направление, связанное с интерьером, уютом. Очень вдохновляет. А еще планирую посадить розовый куст, девятый по счету.

Комментарии через Фейсбук

Николай 14 мая 2014 в 23:28:
жалко наших талантливых и успешных людей, похоронивших свои таланты в погоне за заграничной мечтой, но делающих вид, что все у них замечательно
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.