Все рубрики
В Омске понедельник, 10 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,6376    € 87,1722

Алексей АНТИПОВ: «Копия акта нашей проверки, вне зависимости от ее результатов, сразу поступает в прокуратуру»

15 апреля 2015 10:16
0
1562

31 марта 2015 года в должности руководителя ТУ Росимущества по Омской области официально утвержден, как и ожидалось, Алексей АНТИПОВ, который с ноября 2013 года исполнял обязанности руководителя теруправления, а до переезда в Омск несколько лет отработал заместителем руководителя  ТУ Росимущества по Алтайскому краю. О территориальных особенностях Омской области, об эффективных способах управления государственным имуществом, впечатлениях от Омска и многом другом Алексей Валерьевич рассказал в интервью обозревателю «КВ» Николаю ГОРНОВУ.   

– Алексей Валерьевич, вас достаточно долго не утверждали в должности руководителя ТУ Росимущества, и это вызывало, естественно, вопросы...

– Процедура назначения достаточно длительная. И это разумно, я считаю. Прежде чем назначить, необходимо убедиться, что человек справится с поставленными задачами. А для этого необходимо время. Назначен я, кстати, на два года, что тоже считаю правильным.

– Вы сразу согласились возглавить территориальное управление в Омске?

– Так получилось, что в 2013 году в Омске отсутствовали и руководитель, и заместители, которые могли бы возглавить управление. К тому же на тот момент проходила процедура изменения структуры, шло сокращение штатной численности. В общем, мне предложили возглавить, а я не мог не дать согласие. 

– Функционал у ТУ Росимущества достаточно большой...

– И очень разнообразный. Мы осуществляем полномочия собственника, Российской Федерации, по контролю за управлением, распоряжением, использованием федерального имущества, а это и земля, и недвижимость, курируем финансово-хозяйственную деятельность федеральных предприятий и акционерных обществ с федеральным участием, занимаемся судебной защитой прав Российской Федерации, сдачей в аренду имущества, которое временно не используется федеральными структурами, передачей объектов федерального имущества на уровень субъекта Федерации или местного самоуправления. Распоряжение имуществом, обращенным в собственность государства,  и реализация арестованного имущества – это тоже наша задача.

  – Сколько человек работает сегодня в ТУ Росимущества?

– После последнего сокращения численности – 32. Это если считать вместе со мной,  поскольку я был одновременно и заместителем руководителя и исполнял обязанности руководителя. А теперь, когда я утвержден в должности руководителя, буду искать себе заместителя.

– В прежние годы имидж территориального управления был, прямо скажем, не очень хорошим. Достаточно сказать, что в отношении двух ваших предшественников расследовались уголовные дела. Ольгу ПЕГАСИНУ обвиняли в продаже конфискованных  автомобилей по заниженным ценам, Вячеслав ШИШКИН был приговорен к двум годам колонии-поселения за превышение должностных полномочий...

– Я не смогу прокомментировать эту ситуацию, которая складывалась вокруг территориального управления. Могу только сказать, что она действительно была непростой. И эта ситуация, конечно, сказывалась негативно и на коллективе территориального управления. Каждому, кто работает, хочется понимать, что будет завтра. А когда проводятся следственные действия, обыски, изъятия документов, то люди чувствуют себя психологически не очень уверенно. Эти негативные моменты я почувствовал, кстати, когда в первый год своей работы пытался сформировать кадровый резерв.

– Никто не хотел работать в ТУ Росимущества?

– Скажем так, не очень хотели. Хотя мы размещали объявления во всех изданиях, на всех кадровых сайтах в Интернете. Для меня было очень удивительно, что омская молодежь не стремится на государственную гражданскую службу. В Алтайском крае, когда Территориальное управление объявляло конкурс на замещение любой вакантной должности, пусть даже простого специалиста, к нам шли весьма охотно. И конкурс был при этом большой.

– У вас большая кадровая ротация?

– Мы не называем этот процесс ротацией. Мы называем его текучкой кадров. Скрывать не стану, текучка у нас большая. Все прекрасно знают, что у нас можно получить очень хороший опыт работы и навык применения законодательства в сфере управления государственной  собственностью, поэтому наших юристов и экономистов с большой охотой принимают на работу иные органы государственной и муниципальной власти.

– Как выглядит процесс управления собственностью? Управление формирует собственный пакет предложений, а потом направляет его в Росимущество или вы, как правило, исполняете распоряжения, поступающие из столицы? 

– Бывает по-разному. Когда мы видим, например, что есть имущество, которое не востребовано федеральными структурами, от него отказывается и субъект Федерации, а сдать в аренду его нет возможности, то мы направляем в центральный аппарат предложение по включению такого имущества в план приватизации. В Росимуществе наше предложение рассматривают и, как правило, одобряют. Во-первых, потому что мы свои предложения всегда аргументируем и сопровождаем заключением экспертов. Во-вторых, сегодня позиция Росимущества такова, что все активы, в которых Российская Федерация не нуждается, должны быть реализованы. Не может и не должно государство заниматься еще и коммерческими функциями.

– Какие, на ваш взгляд, самые хлопотные полномочия у вашего ведомства?

– На мой взгляд, у нас нет таких полномочий, которые были бы не хлопотными. Приведу пример. Вот есть у нас полномочия по учету имущества. Вроде бы ничего сложного нет в том, чтобы вести реестр федерального имущества. Это ведь электронная база данных и бумажные носители. А на практике отдел, который ведет реестр, занимается еще и проверками полноты и достоверности внесенной в реестр информации. И у нас еще ни одной проверки не было, чтобы мы не выявляли проблем. Где-то имущество не поставлено на учет, где-то отсутствует свидетельство о регистрации, где-то недвижимость находится в критическом состоянии, а балансодержатель не предпринимает никаких мер для ее сохранности. Ну а если говорить о наименее проблемных направлениях – это, на мой взгляд, земля. На территории Омской области в собственности РФ более 2 тысяч земельных участков. Федеральных земель, не вовлеченных в хозяйственный оборот, в том числе и земель сельхозназначения, осталось небольшое количество. Например, из не вовлеченных в сельхозоборот: один большой земельный участок находится в Таврическом районе, один – в Любинском районе и 13 участков в Тарском районе. Остальные участки предоставлены на каком-либо праве юридическим или физическим лицам.

– И сегодня эти земли не используется?

– Как показали проверки, они все-таки используются. Но чаще незаконно.

– Кто-то увидел, что земля пустует, и тут же распахал?

– Именно так. А сейчас с нами судится, прикрываясь доводами, что земля сельхозназначения не должна простаивать. Я тоже считаю, что земля должна работать. Но землепользование должно происходить в рамках законодательства. По земельному участку в Таврическом районе, например, скоро состоятся торги на право заключения договора аренды. И появится наконец законный землепользователь.

– Среди наиболее хлопотных полномочий вы не упомянули продажу арестованного имущества...

– Да, продажа арестованного имущества – это наша головная боль. Хотя позитивные изменения все же происходят. Есть изменения в законодательстве, достигнуты определенные договоренности между Росимуществом и Федеральной службой судебных приставов.

– Приставы арестовали, а вы оценили и продали...

– Нет, не так. Приставы арестовали, оценили, а затем передали нам для реализации. При этом в отношении заложенного имущества, а основные объемы поступающего на реализацию имущества составляет именно заложенное, решение о его стоимости принимает суд. Я знаю, что многие сегодня возмущаются: как так, почему дешево оценили? На самом деле мы не занимаемся оценкой арестованного имущества. А проблема здесь, как я считаю, в недостаточном информационном обеспечении такого направления, как арест и реализация. Хотя наш официальный сайт очень хорошо посещается. Люди на него заходят и смотрят, и пользуются информацией, и тем не менее проблема остается.

– Вы же не все торги проводите сами. В основном продажами арестованного имущества занимаются, насколько я понимаю, уполномоченные организации...

– Недвижимость мы всегда реализуем сами, несмотря на нехватку людей. Торги по движимому имуществу проводят, как правило, поверенные организации. Их мы отбираем на конкурсной основе. В соответствии с требованиями законодательства о контрактной системе в сфере госзакупок. Но проблемы, конечно, есть. Организации, которые участвуют в конкурсах, торгуются иногда до такой степени, что свои услуги готовы оценивать буквально в одну копейку. То есть они готовы заниматься продажей арестованного имущества, работая фактически бесплатно. И это наводит на размышления.

– Хотят заработать на перепродажах арестованного имущества?

– Фактов таких у меня нет, поэтому я ничего на этот счет сказать не могу.

– В свое время было громкое уголовное дело Романа КАНУШИНА о выводе имущества ФГУП «Профилактика». Какова судьба этих объектов недвижимости?

– По решению суда они будут возвращены в собственность Российской Федерации. Сейчас идет процедура исполнительного производства. Один из 12 объектов нам уже передан, акт приема-передачи подписан, и в настоящее время подготовлен пакет документов в Росреестр для регистрации права собственности Российской Федерации.

– А дальше что? Кто будет использовать бывшую недвижимость ФГУП «Профилактика»?

– Дальше мы будем предлагать эти объекты всем федеральным структурам. Если не будет заинтересованности, то мы предложим их в аренду области или городу. На самом деле у нас  федеральным органам исполнительной власти очень сильно не хватает площадей. По городу Омску не хватает порядка 30 тысяч квадратных метров. В основном не хватает кабинетных помещений.

– Наверное, самые нуждающиеся в дополнительных помещениях – омские вузы?

– Просят больше вузы, да. Но наиболее острая потребность имеется у федеральных органов исполнительной власти. Некоторые федеральные структуры, обеспечивающие законность на территории Омской области, сегодня вынуждены арендовать помещения у Омской области.

– Примеры можете привести? Кто именно арендует?

– Арендует филиал ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Росреестра» по Омской области. Они находятся сегодня в помещении, которое принадлежит Омской области. Арендуют площади также миграционная служба, служба судебных приставов и другие.

– На вашем официальном сайте я видел список проверочных мероприятий. Что именно вы проверяете?

– У нас есть несколько видов проверок. Бывают контрольные проверки, когда мы контролируем устранение ранее выявленных нарушений. Бывают тематические – мы проверяем только какое-то определенное условие. А есть еще комплексная проверка. Это большое мероприятие, на которое у нас уходит масса времени и сил сотрудников. Графики проверок утверждаются ежегодно приказами Росимущества.

– И что ваши специалисты замечают в ходе проверок?

– Разное замечают. Бывает, что проверяем учреждение, а там какие-то непонятные киоски, или подвал в аренду кто-то взял, или сотовый оператор поставил свою вышку. Также выявляются объекты, не учтенные в реестре федерального имущества, или выявляются посторонние объекты, которые расположены на федеральных земельных участках без правовых оснований.

– А какие бывают последствия ваших проверок?

– Последствия бывают самые серьезные. Во-первых, у нас есть договоренность  с прокуратурой, и копия акта нашей проверки, вне зависимости от ее результатов, сразу поступает в прокуратуру. А прокуратура при наличии оснований принимает меры прокурорского реагирования. Во-вторых, один экземпляр акта мы обязательно направляем в Росимущество, а в центральный аппарат этот документ доводит до учредителя той организации, которую мы проверяли. Кроме того, мы сами контролируем устранение правообладателем тех нарушений, которые были выявлены в ходе проверки.

– Например, информация поступает в Минобразования, которое является учредителем большинства омских вузов...

– Именно так. А  Минобразования уже делает вывод о работе того или иного ректора. Я думаю, если бы проверки проводились более системно в 2007-2009 годах, то не было бы и ряда судебных процессов. В том числе по ООО «Восточно-Сибирская строительная компания».

– Вы считаете, что были правы, когда хотели расторгнуть договор аренды земли с застройщиком микрорайона «Академический»?

– Хотя нам и не удалось отстоять свою точку зрения в судебных инстанциях, но я по-прежнему считаю, что мы были правы. Я понимаю важность строительства жилья, но все должно происходить в рамках закона. Почему мы пошли в этот процесс? Дело в том, что у нас было несколько похожих судебных процессов по землям, которые принадлежали изначально Омскому государственному аграрному университету на праве бессрочного пользования. И все эти земельные участки изымались по стандартной схеме. Сначала земля предоставлялась в аренду под сельхозиспользование, причем без оформления изъятия у землепользователя, потом меняется вид разрешенного использования и оформляется договор с арендатором на более длительный срок. На мой взгляд, нормы земельного законодательства, действовавшие в 2007 году, были нарушены. В итоге по нескольким участкам Территориальное управление выиграло, а по двум проиграло. В том числе по площадке ООО «Восточно-Сибирская строительная компания».

– В списке ваших мероприятий я заметил тематическую проверку филиала ФГУП «Научно-производственный центр газотурбостроения «Салют». Вы запланировали проверку «сохранности и фактического использования земельных участков». Какая-то проблема возникла с территорией завода им. Баранова?

– Нет, это из той серии проверок, когда мы в профилактических целях проверяем, насколько эффективно землепользователь использует свою территорию. Если видим, например, что вместо производственной площадки находится коммерческая автостоянка, то принимаем меры. И это совершенно нормально. Как любой человек, который сдает квартиру в аренду, беспокоится о состоянии стен, обоев, ламината и вообще сохранности своей недвижимости, так и Российская Федерация периодически проверяет, как используется ее имущество.

– Уже несколько лет омское правительство заявляет о планах завода им. Баранова по освобождению части своей территории, которая выходит на улицу Богдана Хмельницкого. Эта земля потом поступит в распоряжение ТУ Росимущества?

– Я о таких планах ничего не слышал, но Земельный кодекс РФ действительно предусматривает процедуру добровольного отказа от земельного участка. Правда, если земельный участок не востребован госпредприятием и предприятие от него отказывается, то земля все равно остается федеральной собственностью. Вместе с тем земельный участок может также войти в уставный капитал при акционировании предприятия.

– В свое время, помнится, был большой скандал  вокруг здания бывшего пивзавода «Волочаевский». Федеральная недвижимость передавалась в аренду с целью проведения реконструкции, но никакой реконструкции не произошло, и после большого количества судебных процессов здание пивзавода опять вернулось в собственность государства. Что теперь с ним будет?

– Это здание закреплено за Управлением Федеральной службы безопасности по Омской области, которое в настоящее время отказывается от него. Мы считаем необходимым и единственно возможным  решить вопрос о его передаче в собственность субъекта.

– Жаль здание. Стоит архитектурный памятник в самом центре Омска и разваливается на глазах...

– И мне жаль. Но все же это не моя прямая задача – видеть и сохранять красоту города Омска. Для этого есть другие люди. Они работают в региональном министерстве культуры. Это ведь памятник, напомню, регионального значения. Федеральный бюджет на его ремонт и содержание денег не даст.

– Не жалеете, что переехали из Барнаула в Омск?

– Мне в принципе это не свойственно – жалеть о том, что сделано. К тому же Омск я люблю. Об этом городе у меня всегда были только самые лучшие воспоминания. Я и учился здесь, и бывал потом периодически. Конечно, 20 лет жизни на Алтае – они накладывают свой отпечаток. И по Алтаю я скучаю. Но не жалею.

– Что вас порадовало или удивило в Омске? Чего вы не ожидали, когда возглавили теруправление в 2013 году?

– Удивил некоторый вакуум вокруг территориального управления. А порадовало, что в Омске очень четко и слаженно работают федеральные структуры. Особенно контрольно-надзорные органы – следственный комитет, прокуратура, МВД, ФСБ, Росреестр, Россельхознадзор и так далее. Видимо, это взаимодействие нарабатывалось годами, но я этого не видел, а вижу только результаты. А результаты очень неплохие, на мой взгляд. И прокуратура очень действенно работает. Видно, что люди неравнодушные и серьезно подходят к своим обязанностям. И от взаимодействия с органами власти субъекта Федерации у меня пока только положительные впечатления. С региональным минимуществом у нас складываются конструктивные взаимоотношения. У Омска, на мой взгляд, вообще большие перспективы. 

– Спасибо, Алексей Валерьевич, за интересную беседу. Успехов вам!

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

Депутат Законодательного Собрания Омской области Степан БОНКОВСКИЙ поздравил полтавских строителей с профессиональным праздником

К награждению были представлены люди, внёсшие своим многолетним, добросовестным трудом вклад в развитие инфраструктуры Полтавского района и Омской области

10 августа 11:49
0
121

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.