Все рубрики
В Омске пятница, 1 Июля
В Омске:
+18
Пробки: 7 баллов
Курсы ЦБ: $ 64,1755    € 71,2926

САРОЯН назвал подарок ТЮФЯГИНУ не взяткой, а возвратом долга

28 января 2015 10:56
1
2445

Хотя еще при даче показаний следователю САРОЯН сам же опровергал наличие долга и каких-либо финансовых обязательств перед ТЮФЯГИНЫМ

В среду, 21 января, Советский районный суд продолжил рассмотрение уголовного дела, возбужденного в отношении экс-заместителя министра строительства и ЖКК Омской области Михаила ТЮФЯГИНА и замдиректора ООО «Ремдорстрой» Норика САРОЯНА.

Напомним, что органы предварительного следствия обвиняют ТЮФЯГИНА в злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 2 ст. 285 УК РФ), превышении должностных полномочий (ч. 2 ст. 286 УК РФ) и получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ) за содействие в победе в ряде конкурсов. Соответственно, САРОЯНУ вменяют в вину дачу взятки в особо крупном размере (ч. 5 ст. 291 УК РФ). Разбирательство ведет судья Руслан АБУЛХАИРОВ. Сторону обвинения представляет прокурор отдела прокуратуры Омской области по надзору за процессуальной деятельностью СК РФ Дмитрий КАЗАННИК. Сторону защиты – адвокаты Андрей ХАБАРОВ, Наталья РОМАНОВСКАЯ и Юлия БОРОДИХИНА.

Поклялся семьей

На заседании дал свои пояснения по уголовному делу Норик САРОЯН. Он заявил, что не совершал того преступления, в котором его обвиняют, и взятку ТЮФЯГИНУ не передавал.

– Поверьте, я вовсе не лжец и не преступник, который изворачивается, пытаясь избежать ответственности.  Клянусь вам самым святым, что у меня есть, моей семьей! – воскликнул САРОЯН.

По его мнению, следствие допустило ошибку, выстроив надуманные причинно-следственные связи между событиями. При этом САРОЯН признал, что определенные факты по делу действительно имели место, но между ними были «правильно» расставлены запятые. Дарение ТЮФЯГИНУ автомобиля Toyota Highlander, по его словам, никак не связано с победой Ремдорстроя в аукционе по дороге Петровка – Калиновка, который проводился 1 июля 2011 года. Решение о  приобретении машины в счет погашения долга перед ТЮФЯГИНЫМ, как утверждает САРОЯН, было принято ими обоюдно еще осенью 2010 года. А решение о строительстве дороги губернатор Омской области Леонид ПОЛЕЖАЕВ озвучил лишь 17 мая 2011 года. Согласно договору срок поставки машины был определен на апрель 2011 года. То, что поставка задержалась, как отмечает САРОЯН, обусловлено землетрясением в Японии. 

САРОЯН и раньше платил по долгам машинами

САРОЯН в своей линии защиты старался делать акцент на том, что подарки ТЮФЯГИНУ он делал исключительно на дружеской ноте. САРОЯН подчеркнул, что с ТЮФЯГИНЫМ дружит уже более 20 лет, и живут они фактически как одна семья, успев даже породниться. Племянник САРОЯНА женат на дочери ТЮФЯГИНА.

– Взятку давать родственнику — это же просто нелепость какая-то! – заявил САРОЯН. С ТЮФЯГИНЫМ САРОЯН познакомился 1993 году, в тот период, когда потерял работу на государственном предприятии и создал ТОО «Вартадзор». ТЮФЯГИН тогда был директором строительной компании ООО «Сибирь», кроме того у него было фермерское хозяйство КФХ «Радость». С того времени они и начали тесное сотрудничество на возведении объектов в подсобном хозяйстве шинного завода в Саргатском районе. ООО «Сибирь» занималось строительством, а ТОО «Вартадзор» — благоустройством прилегающих территорий, строительством дорог. Как отмечает САРОЯН, у них было много совместных объектов: мясокомбинат, маслозавод, местное отделение Сбербанка, контора электросвязи  и так далее. Финансовые отношения ТЮФЯГИНА и САРОЯНА тесно переплетались, и они постоянно обращались друг к другу с различными просьбами: ТЮФЯГИН помогал с продуктами питания – хлебом, колбасой и мясом, а САРОЯН материалами для выполнения разного рода строительно-дорожных работ. Также периодически они одалживали друг у друга денежные средства. Причем долги, как акцентировал САРОЯН, не всегда возвращались деньгами, а, например, также машинами. В 1998-1999 году САРОЯН в качестве возврата долга пригнал ко двору ТЮФЯГИНА новенький ВАЗ-2107. Несколько лет спустя, судя по всему, тоже в рамках взаиморасчета САРОЯН помог ТЮФЯГИНУ купить автомобиль «вольво» S-40 белого цвета.

Подарил уголовное дело на 60-летие

Что касается последнего долга ТЮФЯГИНУ, из-за которого, по версии САРОЯНА, и возникло уголовное дело, то он тянется с 2004 года. С этого времени и по 2011 год САРОЯН уже работал на разных должностях в ООО «Ремдорстрой», а ТЮФЯГИН возглавлял «Сибирский строитель».

В начале 2000-х годов САРОЯН решил вместе с семьей переехать в центр Омска и стал искать подходящие варианты. ТЮФЯГИН познакомил его с руководителем крупной строительной компании Валерием КОКОРИНЫМ, который тогда строил элитный дом возле бассейна «Пингвин». В 2002-м САРОЯН заключил договор участия в долевом строительстве и внес около 2 млн рублей. Однако застройщик постоянно под разными предлогами поднимал цену, поэтому САРОЯН был вынужден отказаться от своих намерений и расторгнуть договор. При этом внесенная по договору долевого строительства значительная сумма денег, как утверждает подсудимый, застройщиком не была возвращена. Но КОКОРИН предложил САРОЯНУ альтернативу – квартиру большей площади в другом доме, по ул. Тарской, напротив областного суда. Для заключения договора нужно было оплатить разницу в цене. В тот момент свободных наличных средств у САРОЯНА не было, потому он влез в новые долги перед ТЮФЯГИНЫМ, заняв у него около 3 млн 625 тысяч рублей под расписку. Однако и этот переезд не состоялся. Буквально через несколько дней после оплаты в Омске прошел сильный ливень, и в доме на ул. Тарской выявился очень большой дефект – промокание наружной стены. САРОЯН посоветовался со знакомыми строителями и решил больше вообще не иметь дел с КОКОРИНЫМ. Но деньги тот вернуть в ближайшие сроки отказался. В результате САРОЯН частями получал свои деньги в течение года, выбирая товарами и материалами из магазинов, принадлежащих КОКОРИНУ. Впоследствии ему все-таки удалось вернуть у него и денежные средства и переехать в итоге в квартиру, которую посоветовали риэлторы из агентства «Миэль».

Долг перед ТЮФЯГИНЫМ САРОЯН гасил постепенно и к 2010 году оставался должен еще 1,5 млн рублей. ТЮФЯГИН, являясь на тот момент уже заместителем министра строительства и ЖКК Омской области, заявил, что не хочет возврата долга в денежном эквиваленте, а также подарков в виде квартиры. Он озвучил ему свою мечту – иметь хороший внедорожник.

САРОЯН также попытался объяснить, почему в таком случае выбранный автомобиль стоил не в пределах полутора миллионов рублей, а на 200 тысяч дороже. По словам подсудимого, он хотел заодно сделать ТЮФЯГИНУ еще и подарок на 60-летие.

– Прошу меня понять, заем денег – это такое щепетильное мероприятие, о котором с  чужими людьми не говорят.  У меня нет тех свидетелей, которых бы обвинитель принял как независимых, – заявил САРОЯН.

«Покупатель» не САРОЯН, «получатель» не ТЮФЯГИН

Норик САРОЯН дал пояснения и по поводу того, почему заказчиком автомобиля Toyota Highlander выступает не он сам, да и, в конечном счете, оформлен автомобиль не на самого ТЮФЯГИНА, а на его родственников. Не в конспирационных ли целях. Хотя факт дарения при участии именно этих лиц никто из сторон не отрицает. Заказчиком стал знакомый САРОЯНА, некий СТЕЦУК, потому что тот тоже хотел сделать аналогичный заказ на Toyota Highlander, и замдиректора Ремдорстроя просто предложил удвоить заказ. Сделан он был в 2010 году, срок поставки двух автомобилей – апрель 2011 год.

Однако вскоре все заговорили о землетрясении и аварии на Фукусиме. Подозрения, как отметил САРОЯН, стали возникать не только в плане задержки поставки, но и в том, не опасно ли будет пользоваться японской машиной, не будет ли в ней радиации. В итоге СТЕЦУКУ не хватило терпения, и он переделал свой договор на Toyota RAV4. Потому конечный договор, по версии САРОЯНА, и не подтверждает, что было два одинаковых автомобиля, и было без разницы, на кого оформлять, а не подыскивался человек, который поможет замаскировать заказ.

– Если бы в ответ на ходатайство защиты  к материалам дела были бы приобщены  тексты всех имевшихся переговоров,  а их всего за период прослушивания в ходе ОРМ было по моему номеру  21744, то ни у кого и сомнений бы никаких не возникло. Я с ТЮФЯГИНЫМ говорил 607 раз, а в материалах дела представлено содержание всего 51 разговора. Со СТЕЦУКОМ по телефону я общался 495 раз, однако в деле не отражено вообще ни одного моего разговора с ним, – заявил САРОЯН.

Кроме того, по его мнению, УФСБ сохранило только те переговоры, которые выгодны обвинению, а по тем, что не вписываются в фабулу обвинения, эфэсбэшники дают стороне защиты отписки – «не сохранилось».

Что касается того, почему автомобиль был оформлен не на ТЮФЯГИНА, а на его родственников, то САРОЯН объяснил это его личной просьбой.

– Я думаю, что он, как должностное лицо, просто не хотел официально декларировать это приобретение. Но ведь фактически ничего скрытного, тайного в этом не было. ТЮФЯГИН откровенно радовался машине и тому, как на него все люди смотрят. Все совершенно открыто! – заявил САРОЯН.

То ли в ФСБ, то ли на кладбище

Судя по показаниям САРОЯНА, версия, которую он озвучил в данном судебном заседании,  сильно отличается от тех, что он давал на первоначальных допросах. Потому, вероятно, САРОЯН и попытался обратить внимание на обстоятельства его задержания.

– Когда меня привезли в суд на арест, я даже забыл день рождения своей любимой дочери. На допросах я тоже, наверное, вел себя не вполне адекватно. Против меня выступила такая мощная сила – следователи, оперативники, которые мне откровенно говорили, что я умру в тюрьме и что мои дети меня не увидят больше, – рассказал САРОЯН.

Он даже добавил, что не знал, куда его везут: то ли в ФСБ, то ли на кладбище. Кроме того, по словам САРОЯНА, после посещения следственного изолятора на него ополчился ТЮФЯГИН, который заявил ему, что тот все еще не до конца с ним рассчитался и должен 645 тысяч рублей. Оба обвиняли друг друга в том, что оказались в такой ситуации. Дополнительный долг, как цитирует ТЮФЯГИНА САРОЯН, возник из-за того, что неправильно была зачтена уплата долга по поставке бетона его родственнику. В итоге САРОЯН написал расписку, и 17 марта 2012 года ТЮФЯГИН через суд взыскал с него долг, а затем 11 апреля еще и проценты.

Чем больше побед – тем больше уголовных дел

Вопреки фабуле обвинения, что САРОЯН являлся фактическим руководителем Ремдорстроя, он заявил о своей маленькой роли в деятельности этой организации. По его словам, он не принимал никакого участия в управлении, а также попросил обратить внимание, что это подтверждали и свидетели в суде. Фактическими руководителями Ремдорстроя, как отмечает САРОЯН, являлись Виктор ЛИЗУНОВ и Евгений ДОМОЖИРОВ, а он сам занимался поставкой на объекты строительных материалов, а также сдачей в аренду принадлежащей ему техники, в том числе и другим организациям.  

По мнению САРОЯНА, у обвинения простая логика: все победы Ремдорстроя – коррупционные. Исходя из этого, если бы его организация была еще более успешной, то следователи нашли бы еще больше преступных эпизодов. САРОЯН даже предположил, что если бы на одном из аукционов в 2007 году победителем признали не Саргатское ДРСУ, а Ремдорстрой, то уголовное дело САРОЯНА и ТЮФЯГИНА было бы еще шире.

Конкуренты самоустранились

В действительности, как утверждает подсудимый, у его почти родственника не было ни мотивов, ни возможностей как-нибудь влиять на результат аукционов. Более того, по мнению САРОЯНА, в аукционе по строительству дороги Петровка – Калиновка» ТЮФЯГИН был больше заинтересован в победе ООО «ОСК-2000», которое входило в группу компаний «Титан». Это вытекало из очень жестких условий договора.

Как отмечает САРОЯН, дорогу протяженностью 9,69 км планировалось построить  до 30 сентября 2012 года. При этом 8,3 км дороги планировалось сдать еще в 2011 году.  При этом объем финансирования на первый год предусматривался лишь в объеме 26% от общего объема финансирования. Остальные деньги, по словам САРОЯНА, подрядчик должен был получить через год по окончании строительства, то есть, по сути дела, речь шла о вынужденном кредитовании бюджета на сумму около 140 млн рублей. Кроме того, на момент объявления аукциона, финансирование строительства вовсе не было прописано в бюджете Омской области. Соответствующие изменения, предусматривающие строительство дороги за счет областного бюджета, были внесены в закон Омской области лишь 1 июля 2011 года, и на строительство почти 90% дороги Петровка – Калиновка было предусмотрено лишь 69,9 млн рублей, то есть меньше, чем изначально было объявлено в аукционной документации. И это при полной цене контракта  237,2 млн рублей. Также следует указать, что конкретный источник  финансирования на 2012 год и вовсе предусмотрен не был. То есть, исходя из опыта, можно было ожидать, что с окончательным расчетом по контракту могут возникнуть большие проблемы. Таким образом, экономическая привлекательность контракта, по мнению САРОЯНА, была весьма сомнительна и федеральная госпрограмма могла быть сорвана.

Что касается конкурентов, то, как считает САРОЯН, они самоустранились по объективным причинам. ООО «Ханты-Мансийскдорстрой» вспомнило о негативном прежнем опыте работы, как трудно было выбивать оплату. НПО «Мостовик» также имело проблемы с оплатой работ. «Ни о каком незаконном воздействии на НПО «Мостовик» с целью его устранения с аукциона также  и речи не было», – уверил суд САРОЯН. ООО «ОСК-2000» планировало и подавало документы, но не успело внести обеспечительную сумму, поэтому не было допущено к аукциону. В ООО «СибРос», по словам САРОЯНА, возникли сбои в локальной компьютерной сети, и они не смогли выйти на электронную площадку и принять участие в аукционе.

САРОЯН высказался и по поводу беседы с ТЮФЯГИНЫМ о неприязненных отношениях к конкурентам Ремдорстроя. Видимо, в материалах дела есть соответствующая запись. САРОЯН рассказал, что действительно нелестно отзывался о своем родственнике Арамике ГРИГОРЯНЕ – руководителе ООО «СибРос».

– Однако в основном в этих разговорах я выказывал обиду на него за то, что его организация «Сиброс» фактически  вытеснила меня со строительства комбикормового завода, которое финансировалось ГК «Титан». Я уже завез  на этот объект щебень для работы ООО «Ремдорстрой», но вмешался ГРИГОРЯН и нарушил мои планы, – рассказал САРОЯН.

По поводу претензий в том, что Ремдорстрой начал строительные работы на объекте досрочно – еще до решения аукциона, САРОЯН ответил, что это было вовсе не строительство, а ремонт. По договору с «ОСК-2000» Ремдорстрой, как отметил подсудимый, имел такое право.

В заключение своих показаний Норик САРОЯН попросил судью вынести ему оправдательный приговор.«Я  закона не нарушал и взятку ТЮФЯГИНУ не давал», – завершил САРОЯН.

САРОЯН опровергал наличие долга

– Подсудимый, мы услышали пояснения, которые вы сами подготовили или за вас это сделали защитники, – сказал судья АБУЛХАИРОВ и предложил теперь ответить на дополнительные вопросы.

Однако САРОЯН, видимо, боялся этого как огня и стал отказываться, ссылаясь на статью 51 Конституции РФ (никто не обязан свидетельствовать против себя самого). Кроме того, он заявил, что дача пояснений в суде была достаточно напряженной и он не готов теперь еще и допрашиваться. Тогда представитель гособвинения КАЗАННИК предложил огласить показания САРОЯНА, данные следователям. Главным расхождением было то, что на одном из ранних допросов САРОЯН опровергал наличие долга.

– Никаких финансовых отношений между мной и ТЮФЯГИНЫМ никогда не было. Нет и в настоящее время. ТЮФЯГИН никогда у меня денег не занимал и я ему тоже ничего не должен, – процитировал КАЗАННИК показания САРОЯНА.

Кроме того, подсудимый тогда заявлял, что никакого отношения к автомобилю Toyota Highlander не имеет. «От моего имени другим лицом автомобиль не приобретался, не дарился ни ТЮФЯГИНУ, ни родственникам», – говорится в протоколе допроса.

На всех последующих допросах уже стала вырисовываться линия защиты: появился долг в 1,5 млн рублей перед ТЮФЯГИНЫМ, причем занимал его он то на покупку квартиры, то на покупку стройматериалов, САРОЯНУ стало известно о желании ТЮФЯГИНА приобрести Toyota Highlander, и таким образом был возвращен долг.

Валентина СЕМЕНОВА, начальник отдела продаж строительной компании АСК: "Договор по приобретению квартиры между САРОЯНОМ и строительной компанией КОКОРИНА никогда не заключался":
— Договора по приобретению квартиры или участию в инвестиционно-строительной деятельности за все время работы строительной компании АСК с Нориком САРОЯНОМ не заключалось. Предварительный договор по строительству помещения в здании на ул. Победы, 9 (дом напротив бассейна "Пингвин" — "КВ") с перспективой заключения договора об инвестиционно-подрядной деятельности заключался с Михаилом ТЮФЯГИНЫМ. Он внес 948 тыс. 563 руб., также по бартеру за него рассчиталось ООО «Промсервис», поставив щебень на сумму 319 тыс. 696 руб. После изменения стоимости по заявлению Михаила ТЮФЯГИНА было заключено соглашение о расторжении договора между ООО ПСО «АСК» и Михаилом ТЮФЯГИНЫМ. Был утвержден график возврата денежных средств в размере 948 тыс. 563 руб. с мая по август 2004 года и возврат бартерной части на сумму 319 тыс. 696 руб. 

Со следующего заседания начнутся судебные прения. «КВ» будут следить за развитием событий.

Игорь 23 февраля 2015 в 14:48:
Я думаю, в данном случае, как и во многих других аналогичных, истина лежит где-то посередине между озвученными выше мнениями. То есть обе стороны что-то недоговаривают... А вообще стоило бы изначально осуществлять закупки у надежного поставщика материалов. такого как компания «Ленстройкомплектация». Тогда многих проблем удалось бы сразу избежать
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

Самое читаемое    Обсуждаемое

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.