Все рубрики
В Омске вторник, 2 Марта
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 74,0448    € 89,4461

Книжный клуб: "Вектор атаки" — "Город в кратере"

24 февраля 2016 10:31
0
1823

Евгений ФИЛЕНКО. Вектор атаки

Серия «Абсолютное оружие»

М.: Эксмо, 2014 год. – 480 стр.

Тираж 2000 экз.

Евгений ФИЛЕНКО. Объемный взрыв

Электронное издание

Серия «Мир галактического консула»

Литрес, 2015 год. – 320 страниц

Евгений ФИЛЕНКО. Пламенная кода

Электронное издание

Серия «Мир галактического консула»

Литрес, 2015 год. – 340 страниц.

Чужих меж нами нет

Думаешь, мир меняется? Это меняешься ты. Думаешь, ты меняешься? Это меняется мир.

В одном из отзывов на эту трилогию на портале любителей фантастики «Фантлаб» сказано так: «Полное разочарование. Минимум действия, максимум абсолютно пустопорожних глав. Это или разговоры, или самокопания персонажей, причем и персонажи, и их мысли и разговоры не несут абсолютно никакой смысловой нагрузки для развития или раскрытия сюжета. Вот просто скучный и абсолютно никчемный набор предложений. Спасибо, что не каждый из 200 заложников нам изложил свои... непонятно что». Совершенно противоположный отзыв услышал недавно от товарища, начавшего читать «Вектор атаки»: боевик какой-то – сплошной сюжет.

С одной стороны, все три романа – продолжение «Бумеранга на один бросок», о котором в «Книжном клубе» рассказывалось 10 февраля, с другой – главный герой «Бумеранга…» Северин Морозов непосредственно сам проходит по сюжету лишь несколькими эпизодами. Напомню, что действие проистекает в далеком будущем, напоминающем светлый «Мир Полдня» братьев Стругацких. Но черные эхайны – потомки неандертальцев, которых миллионы лет назад отселили с Земли на много световых лет, считают Федерацию человечества своим врагом и действуют соответственно:

«ВЬЮРГАХИХХ: Вам что-нибудь говорит понятие «гуманизма»?

ХЭНТАУТУ: Мы изучали историю философских учений в академии. Абстрактное и малоприменимое к реальности философское учение.

ВЬЮРГАХИХХ: Для Федерации это основа мировоззрения. Если угодно – форма религии. Они не станут превращать ваши штурм-крейсеры в неуправляемые железные коробки из опасений, что они сойдут с орбиты и по баллистической траектории грохнутся на Троктарк. Они попытаются сберечь ваши жизни точно так же, как и свои, может быть – даже более ревностно. Не пытайтесь понять их мотивацию».

Как может общество, где каждый – друг, товарищ и брат, противостоять тем, у кого война, убийства и смерть – дело повседневное? Те и другие владеют высокими технологиями и летают меж звезд. Около 20 лет назад эхайны захватили в заложники 200 человек. Многолетние попытки обнаружить место нахождения заложников были безрезультатны. Самовольная и удавшаяся попытка 17-летнего Северина, черного эхайна по происхождению, но воспитывавшегося на Земле, улететь на родину предков, дабы найти этих заложников, стала спусковым крючком для эскалации последующих событий. В трилогии действительно около трех десятков персонажей имеют собственный, не похожий на других голос, характер, мнение и свою интерпретацию событий. Практически каждый из них профессионал, который ведет свою игру, или работает в группе, или исполняет приказ. Пусть даже якобы придуриваясь при этом, как троица эхайнских подчиненных мичмана Нунгатау из категории «болтунов», скрывающих под этой маской свои истинные звания и подготовку. Да и сам мичман, казалось бы, недалекий солдафон, неизменно оказывающийся в нужное время в нужном месте, начинает вызывать у высокопоставленных профи недоумение: а кто он, собственно, такой?

Евгений ФИЛЕНКО автор того же типа, как и Джо АБЕРКРОМБИ, ворвавшийся в фантастику во второй половине 2000-х с трилогией «Первый закон» и вызвавший у ревнителей жанра ярое неприятие: «Да все, о чем он пишет, вторично – ни новых идей, ни оригинальности описываемого мира: сплошное клише». У АБЕРКРОМБИ оказалось главное, на чем держится настоящая литература, – живые полнокровные, интересные герои, у каждого из которых есть своя правда и своя непротиворечивая логика действий. Герои ФИЛЕНКО столь же умны, живы и логичны. И если кто-то из них проигрывает, то не из-за подставы автора, а потому что в жесткой схватке двоих один неизменно должен будет проиграть. Пока это эхайны: «Вы серьезно полагаете, что эхайны утихомирятся?!

– Рано или поздно такое происходит со всеми. Волны гасят ветер, мессир…

– Кто это сказал?

– Некто из мудрых. Гуманитарное наследие человечества, их вклад в житницы пангалактической культуры.

– Гм… но кто в нашем случае волны, а кто ветер?

– Это зависит от угла зрения, мессир, – уклончиво заметил адъютант Стьесс».

У Евгения ФИЛЕНКО немало аналогичных ссылок на братьев СТРУГАЦКИХ. В отличие от большинства других авторов он органично существует в мире Полдня: это не эпигонство, это полноценный развивающийся мир, а не декорация на литстудии. Уверен, Евгений ФИЛЕНКО – единственный, кому было бы по силам действительно написать роман «Белый ферзь» в отличие от той халтуры, которая существует сейчас.

mif1959

Иван ДЕНИСЕНКО

Город в кратере

(Повесть для тех, кто совершает путь)

СПб.: Свое издательство, 2016 год. – 176 стр.

Тираж 300 экз.

«За безвременьем начинается эпоха»

Журналистика как никчемное занятие

Едва миновав титул, читатель узнает, кого благодарит автор. Родителям Наталье и Сергею ДЕНИСЕНКО он выражает признательность за мужественное прочтение двух редакций книги и бесценные советы. Жену Татьяну благодарит за «дивные иллюстрации, счастье совместного бытия и творчества, долгие обсуждения под желтой лампой, тонущей в кальянном дыму». Брату Павлу признателен за явленный пример внутренней свободы и уютный балкон с ноутбуком, предоставленный для завершения книги. Заинтригованный желтой лампой и уютным балконом, читатель непременно захочет узнать, что же такое приготовил ему автор. Оказывается, довольно хитро организованный текст.

Дело в том, что газета «Вечерний Черепец» считала дни до своего закрытия. «Маленькому городу, скованному долгами, не требовалось свое издание. В городе вообще было невесело это весной. Постоянно шел дождь, ветер гонял мусор по безлюдным переулкам».

Сама по себе эта сермяга вряд ли кого могла заинтересовать, но читателя-журналиста, чьи друзья поголовно ринулись в писательство, – запросто. Обозримое будущее провинциальных газет давно не радужно, будь то Черепец или Омск. Редактор у газеты был Анатолий Бердин, которому и предстояло испить чашу до дна. Анатолий Павлович был человеком деятельным. «Химик по образованию, он втайне считал журналистику никчемным занятием, но она кормила, и он презирал ее молча. Презирать оставалось несколько дней». Однако совсем скоро судьба «Вечернего Черепца» перестала волновать редактора: к нему пришел человек, предложил работу и напросился к Бердину домой.

«Остаток дня прошел в ожидании. Периодически заглядывали журналисты, он отвечал им невпопад. Нина Авдотьевна Стародумова написала очередной текст об успехах областных аграриев. Саша домучила статью о хоре ветеранов. Николай Львов принес набор слов с заседания горсовета. Пару раз Бердин удивлялся, что не заглядывает Редьярд Князев, но сразу вспоминал, что тот уже неделю, как уволился, не видя смысла оставаться». Вечером к редактору пришел тот самый гость, отрекомендовался Серафимом, похвалил газету и предложил всем составом редакции сняться с места. Хотя бы на год. «...Там, на севере, в большой белой пустыне, есть город. В нем выходила газета, потом перестала. Надо возобновить ее выпуск. Я хочу, чтобы вы с коллегами занялись этим». Каждому из будущих вахтовиков была обещана однокомнатная квартира на время и приличное содержание.

После некоторых раздумий редакция приняла предложение. Перед отъездом Серафим проинструктировал журналистов: «Вы должны терпеть навязчивых. Прощать надменных. С пониманием относиться к недовольным. Кто-то покажется придуманным – обращайтесь с ним, как с настоящим. Чужую чрезмерность списывайте на собственную недостаточность. Чужую малость – на собственную избыточность. Старайтесь быть своевременными и уместными во всем, особенно в ошибках. Помните: за всякой стеной есть пространство, за безвременьем начинается эпоха, а за абсурдом таится смысл. Еще помните, что основное движение совершается не ногами, а душой, и кто заблудился, пусть смотрит не вокруг, а в глубину». Еще он посоветовал труженикам пера обязательно почитать послание Павла к коринфянам. Выяснилось таже, что обещанного города нет на карте.

Вот здесь, на развилке, читателю придется решить, бросить эту историю или дознаться, куда завлекают обстоятельства несчастных писак. В пользу первого выбора – настойчивое стремление автора направить читателя на путь истинный. Иван предварил начало повести многоступенчатыми эпиграфами из Екклесиаста, анчаровской «Дороги через хаос», Книги пророка Исайи, «Эпифании» Иманта Зиедониса, а также Книги пророка Иезекииля. Он  разбросал по тексту глубокомысленные записи из «толстой клетчатой тетради в черной кожаной обложке, с обтрепанными краями». Он, наконец, завершил свое творение поэтическими штудиями. Зато в пользу чтения этой книги говорит несомненное знание автором всех бед провинциальной журналистики, ее общих мест, штампов, благоглупостей вкупе с неистребимым идеализмом. Читать про журналистов смешно, занятно и, опять же, весьма поучительно. А еще автор несомненно заворожен пастернаковской «Метелью». «Я тоже какой-то... я сбился с дороги: \ – Не тот это город, и полночь не та».

Е.К.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

«Мы видим на этих фотографиях исчезнувшие дома и заводы Омска»

Музей «Искусство Омска» отпраздновал свой 30-летний юбилей открытием фотовыставки Михаила Фрумгарца

2 марта 10:32
0
326

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.