Все рубрики
В Омске суббота, 19 Августа
В Омске:
+8
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 59,3612    € 69,7197

Павел БРАЖНИК: «Мы живем здесь и сейчас, а китайцы думают о будущем»

3 августа 2017 12:51
0
312

С 1-го по 20 июля в Омске проходил «Российско-китайский бизнес-инкубатор».

В нем участвовали создатели самых интересных бизнес-проектов из разных сфер деятельности. Так, Павел БРАЖНИК представил свою идею: переработка отслуживших автомобильных шин и изготовление из этой резиновой крошки плитки и других изделий. Корреспондент «КВ» Анастасия ИЛЬЧЕНКО встретилась с автором идеи.

— Павел, расскажите, как появился проект.

— Идея возникла в 2016 году. Летом начал мониторить ситуацию по России, а в ноябре на площадке «Ты предприниматель» появилось понимание, с чего начинать. Придумал название. Хотелось что-то запоминающееся. Было два варианта: «Золотая плитка» и «Крошка РеЗИНА», и я провел опрос среди друзей и знакомых, в Интернете, какое лучше. Нашел человека, у которого есть оборудование для производства плитки, и в январе сделал первые продажи. Мы начали с продаж. У нас много людей, которые поставили производство, делают продукцию, а продавать ее не могут. Самое главное – это реализация.

— Из чего вы делаете плитку?

— Сырье покупается в других регионах. Это резиновая крошка, переработанная из изношенных покрышек, полиуретановая связующая, т.е. клей и пигмент (краситель). Изготавливается плитка на оборудовании моего партнера. Мы разделили обязанности: он занимается производством, я – развитием, продвижением продукта, изучением рынка. Ближайшие планы – покупка оборудования по переработке покрышек, чтобы не покупать сырье. Сейчас загружаем линию по изготовлению плитки на сто процентов, нашли маркетолога, который занимается рекламой, готовит сайт, разрабатывает маркетинговую стратегию по развитию рекламы. Сейчас по сарафанному радио продаем, но если правильно выстроим маркетинг, объемы увеличатся, а значит, и прибыль.

— А каковы сейчас ваши объемы производства?

— Около тысячи квадратных метров в месяц. Сейчас мы изучаем целевую аудиторию. У нас две основные группы: люди с достатком выше среднего (с зарплатой около 100 тысяч в месяц) и строительные компании, которые покупают плитку, например, для ремонта детских садов, строительства детских площадок. Максимальная мощность оборудования у нас — 3 тысячи квадратных метров в месяц.

— На какие объемы вы собираетесь выйти в будущем?

— Планируем сделать две смены, выйти на рынок более крупных заказов. Пока у нас рынок сбыта – это внутренний рынок Омска и области, а за счет маркетинга хотим выйти за пределы региона (возможно, не только на Россию) и увеличить объемы в два раза.

— Какие преимущества вашей продукции позволят выйти на российский рынок?

— Очень редко на производствах резиновой плитки можно встретить качественную продукцию, потому что компоненты, из которых она изготавливается, недешево стоят. Кроме того, предприятия арендуют помещения.

— Но вы же будете в тех же условиях?

— У нас немного другая система. Во-первых, мы маржинальность свою несколько уменьшим, чтобы развить производство, показать, что мы работаем качественно. Во-вторых, у нас есть сертификат, документы, разрешающие использовать эту плитку на детских площадках, в закрытых помещениях. И мы придерживаемся этой технологии. Была попытка уменьшить затраты, купить компоненты дешевле, но от нее отказались: качество ухудшается, срок службы становится меньше. Для меня важно, чтобы была обратная связь от клиента. Мы звоним и интересуемся, как ведет себя плитка, довольны ли клиенты.

— Какую плитку вы изготавливаете?

— Разных цветов. От 10 до 40 мм толщиной. Она укладывается на твердую поверхность – бетон, асфальт, приклеивается на полиуретановую связующую. Выпускаем и резиновую брусчатку толщиной 20 и 40 мм. Покупают плитку для детских площадок и в коттеджи, а также на балконы.

— Она морозоустойчивая?

— Да, выдерживает до -70 градусов. В апреле в Чукреевке выкладывали ступеньки из брусчатки, и я приехал проконтролировать. Вечером у меня стали мерзнуть ноги, и я перешел туда, где уложили брусчатку. И на собственном опыте убедился, что резина держит тепло, и причем неплохо.

— Павел, как вы планируете работать с оператором по обращению с отходами?

— Когда появится, тогда и будем думать. По работе с сырьем у нас две целевые группы: юридические компании, которые обязаны сдавать на утилизацию покрышки, и люди, использующие личный транспорт. Они пользуются шиномонтажками, с руководителями которых у нас уже прошли предварительные переговоры.

— Вам они будут продавать старые покрышки или отдавать даром?

— А за что платить? Когда они выкидывают их в мусорный ящик, они что, с мусоровоза имеют деньги?

— Но вы готовы к тому, что появятся посредники, которые сами будут собирать покрышки по СТО и предлагать их вам, но уже не бесплатно?

— Мы думали об этом. Все возможно. Пытались обсчитывать, сколько это будет стоить, чтобы людям было интересно собирать, держать складские помещения, но чтобы цена была адекватной. В других регионах, где пытались собирать покрышки и продавать их тем, кто утилизирует, такая практика не прижилась, потому что переработка — это дело затратное, для нее требуется серьезное оборудование. А сырье, к сожалению, больших денег не стоит, чтобы все это окупалось.

— 18 июля на Российско-китайском бизнес-инкубаторе состоялось итоговое мероприятие. Заинтересовал ли инвесторов ваш проект, каких договоренностей вы достигли?

— Наших инвесторов мы не увидели. С китайской стороны были серьезные люди, они третье место в мире занимают по переработке резины, у них заводы на территории Китая, Таиланда, США. Им интересна Россия, но у них закрепилось понимание нашей страны как сырьевого придатка, откуда можно брать, качать технологии. Переломить это понимание очень сложно. Конкретных договоренностей мы не достигли. Они вообще не понимают слово «партнер». Говорят: «Вы – русские — постоянно говорите «партнер», а что это?». Мы и на пальцах пытались объяснить, и нарисовать, и на производство я их возил, показывал, как и что. В итоге они сказали, что Россия нестабильна, нет гарантий, чтобы с нами взаимодействовать. Оставили контакты для общения, выстраивания диалога. Это были гости из города Циндао, они пригласили нас к себе.

— На какое именно партнерство вы рассчитываете?

— В Омске много интересных креативных ученых, которые могут придумывать что-то, но у них нет опыта и финансов. Также есть площади, которые нам достались от советской эпохи, они ждут, когда в них вдохнут жизнь. Мы можем предложить китайцам наши площади, наших людей, но работать они должны не в Китае, а здесь – развивать производство, связанное с резиной. Плитка – это не конечный наш продукт, мы его используем, чтобы заработать денег.

— Вы хотите из переработанных шин изготавливать и другие вещи?

— Конечно. Пока это на стадии пробных испытаний. Это те же покрышки, резинотехнические изделия, бытовые коврики.

— Что вложат в это партнерство китайцы? Деньги?

— От них хотелось бы получить оборудование для переработки шин и наладить его выпуск у нас. У нас многие заявляют, что изготавливают его, но по факту везут из Китая, собирают и перепродают. Китайцы с этого будут иметь свой процент прибыли.

— Ответа на предложение не получили?

— Пока нет, видимо, мы для них еще маленькие и непонятные. Мы могли бы делать запчасти и комплектующие здесь. Это будет уже в рублях и быстрее. Но самый большой плюс: у наших людей будет накапливаться опыт в процессе работы. Сегодня все видят, что валяются покрышки, но ни у кого нет осознания, насколько важно для экологии их перерабатывать. У китайцев эта проблема назрела, они понимают, насколько это важно для их детей, внуков и правнуков. Мы живем здесь и сейчас, а китайцы думают о будущем.

— Павел, а сколько из одной покрышки можно сделать плиток?

— Из одной не сделаешь даже штуки. Примерно 7 килограмм резиновой крошки идет на квадратный метр плитки. Это минимум. А самая толстая достигает 30 килограммов. Мы даем на нашу продукцию гарантию пять лет, а вообще срок эксплуатации — от 30 до 50 лет.

— Ваши дальнейшие планы?

— Построить несколько линий по переработке, и не только резины. Все будет зависеть от рынка. Мы поставили себе задачу сделать активную рекламу.

Маркетолог Егор ЕРМОЛАЕВ. Мы уже частично разработали план маркетинговой экспансии, идет разработка сайта, уже куплен домен, будут сфотографированы все объекты нашей работы. Планируется развитие маркетинга в социальных сетях, фотографирование, как у нас все происходит в компании, демонстрация, что компания живет, не стоит на месте.

Павел БРАЖНИК. Следующий этап – формирование команды. Маркетинг — это хорошо, но продукция должна отвечать своим качествам. Тогда через некоторое время реклама отойдет на второй план.

Справка

Павел БРАЖНИК родился 12 ноября 1983 года в селе Кара-Гуга Булаевского района Республики Казахстан. Окончил школу в райцентре Булаево в 2002 году и поступил в ОмГУПС в Институт автоматики, телекоммуникации, информационных технологий. Окончил ИАТИТ по специальности «Автоматика, телемеханика и связь» в 2007 году. С 2007-го по 2014 работал на станции Булаево на Южно-Уральской железной дороге, которая принадлежит РЖД, сначала электромехаником, потом начальником цеха автоблокировки, затем стал старшим диспетчером ШЧ-2. В 2014 году переехал в Омск с семьей и устроился в компанию «Ростелеком» ведущим инженером-энергетиком, где работал до 2017 года. С 2007-го по 2010 годы получил второе высшее образование в ОмГУ, окончил экономический факультет менеджмента организации. В 2017 году начал разработку проекта «Крошка РеЗИНА» по изготовлению из переработанных автомобильных покрышек резиновой плитки.

Женат. Двое детей.

Материал подготовлен при организационной и финансовой проддержке ООО "Омсктехуглерод"

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

В Москве обсудили проблему 72 млн тонн золоотвалов региона — и Омск сразу присыпало пеплом

В Германии, Японии, Китае, США и ряде других стран объемы переработки золошлаковых отходов составляют от 70 до 100%, в России — 10%, в Омской области — 6%

18 августа 16:23
1
614



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.