Все рубрики
В Омске вторник, 12 Декабря
В Омске:
-11
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 59,2348    € 69,8023

Пароходство из Архангельска перебазировалось на Иртыш и Обь

14 июня 2017 09:02
0
1270

А «Иртышское пароходство»  намерено приобрести  песчаный карьер

Восьмого июня состоялось отчетно-выборное годовое собрание акционеров ОАО  «Иртышское пароходство». Акционеры подвели итоги 2016 года и рассмотрели перспективы на год текущий.

Конкуренты

Как сообщил на собрании Евгений КОРМЫШОВ, руководитель ООО «Межрегионфлот» – управляющей организации  пароходства, выручка за 2016 год оказалась меньшей, чем год назад: 830,87 млн руб. против 926,9 млн руб. Основная причина – резкое падение перевозок нефти и нефтепродуктов (113,7 тыс. т против 249,6 тыс. т): были потеряны два серьезных направления: контракт с ГУП «Ямалгосснаб» и перевозка в Ханты-Мансийский АО по заказу «Газпромнефть-Региональные продажи». В первом случае, сообщил, что у него «есть серьезные долги перед одним из перевозчиков, поэтому практически без конкурса эта работа была отдана конкуренту». Во-втором случае «на электронных торгах не смогли предложить такую низкую цену, как конкуренты, так как это стало бы для нас убыточным».

Докладчик отметил, что конкуренция на Оби и Иртыше резко обострилась: «В 2016 году в бассейне появился мощный конкурент – «Северное речное пароходство» из Архангельска практически полностью перебазировало флот сюда, как сухогрузный так и нефтеналивной. Это пароходство сейчас выставляет свои заявки практически на все тендеры и на все объемы работ, которые имеются на бассейне. Как  по нефтеналиву, так и по сухогрузам. Кроме этого, за истекшие годы серьезно окрепли взращенные – будем  говорить прямо – Иртышским пароходством омские и сургутские предприятия. Напоминаю, что в предыдущие годы они полностью были укомплектованы за счет флота пароходства, получали работу от пароходства – сначала как субподрядчики, а сейчас уже напрямую участвуют в тендерах и отнимают у нас работу. У них есть определенные преимущества перед нами, в частности в том, что они могут платить заработную плату в конвертах, мы же платим официально со всеми отчислениями в соцфонды. Таким образом, в бассейне по нефтеналиву сформировалось 4–5 перевозчиков, которые с большим успехом могут конкурировать с нами. Такая жесткая конкуренция ведет к снижению доходов от перевозок».

«Северное речное пароходство»

Юридический адрес  «Северного речного  пароходства» (СРП) – в Архангельске. Однако в  2013 году контрольный пакет предприятия был приобретен тюменскими предпринимателями, базирующимися вокруг ООО «Реском-Тюмень». С июня 2016 года генеральным директором СРП (сначала как и. о.) стал Сергей ЛАВОНЕН, одновременно работающий первым заместителем гендиректора ООО «Реском-Тюмень». Членом совета директоров СРП является Алесь ЖУРБИЦКИЙ – заместитель генерального директора по финансам ООО «Реском-Тюмень». Да и вообще пятеро из девяти членов совета директоров предприятия – бывшие или действующие  работники тюменской компании. Кстати, официально «Реском-Тюмень» вышла из акционеров СРП, однако 29,67% обыкновенных акций архангельского пароходства числятся теперь на другой тюменской фирме – ООО «Поморье». «Северное речное пароходство» создало обособленные подразделения – «СРП-Тюмень» и «СРП – Ямал»  и активно набирает персонал. Интересна переписка на интернет-форуме речников: «очень много флота Северного речного пароходства теперь базируется в Лабытнанги ЯНАО на базе Реском Ямал». «Обособленное предприятие ОП Реском Ямал теперь называется ОП СРП Ямал. Головной офис у СРП теперь в Тюмени. В Архангельске сидят только заместители».

Песок

Перевозки нефтепродуктов были настолько рентабельными, что эту потерю не смогл возместить даже четырехкратный рост  перевозок сухогрузов: со 138,5 тыс.т в 2015 году до 638,4 тыс. т: «Увеличение объемов произошло исключительно за счет перевозки песка. Однако перевозки песка – это копейки. Каждая тонна нефтепродуктов дает в разы больше. Наша цель была восстановление позиций на рынке песка на бассейне. Да, не самая благодарная работа в части финансового результата: тарифы очень низкие. Даже в Тобольский порт возим и продаем по цене чуть больше 500 руб. за тонну. За эти деньги мы должны песок закупить в чужом карьере, погрузить, перевезти и выгрузить. Но тем не менее это нам дало то,  что мы задействовали сухогрузный флот, дали людям работу, ну и возвращение на рынок дает  определенные надежды:  что мы на этом рынке будем укреплять свои позиции. В части сухогрузов мы той цели, которую поставили в прошлом году,  должны добиться в 2017-м  – получение собственных карьеров песка. Мы проигрываем в конкурентной борьбе с предприятиями, которые перевозят  собственный песок. А мы вынуждены за тонну песка заплатить  60 рублей,  погрузить его и везти. Если бы обладали собственным карьером, себестоимость песка была бы примерно 16 рублей. То есть мы уже 44 рубля на каждой тонне песка проигрываем. Для песка это много».

В итоге доходы от перевозок сократились до 559,93 млн руб. (в 2015 году было 632,56 млн руб.).

Прошлое

При всем при этом финансовые результаты за 2016 год оказались лучше, чем в 2015-м: чистая прибыль – 115,69 млн руб. против 48,78 млн предыдущего года. В основном это произошло за счет решения вопросов по дебиторке прошлых лет: на 85,14 млн руб. восстановлены резервы под обесценение финансовых вложений и погашен резерв сомнительных долгов – наследие предыдущего руководства пароходством. На собрании не раз упоминалась деградация предприятия при предыдущих собственниках: о том, что на предприятии процветало тогда воровство начиная от работников  до руководства (уголовное дело в отношении организованной группы из 12 человек во главе  капитаном-старожилом, расхищавшей топливо, передано в суд), о том, что металлолом продавался тогда за гроши (в 2016 году от продажи  металлолома предприятие заработало уже 31 млн руб.) и прочее. Косвенным подтверждением массовых хищений топлива может служить факт сокращения в 2016 году  потребления топлива почти на 1,5 тыс. т: «И это несмотря на то, что мы ввели большое количество флота и перевезли больше песка».  Флота действительно было подготовлено к навигации 2016 года рекордное количество – 108 единиц.

Евгений КОРМЫШОВ привел еще один косвенный пример неблагополучия пароходства в предыдущие годы: «в 2014 году навигация закончилась в октябре,  а в ноябре уже общество  начало использовать для  своего существования кредитные деньги, то есть даже на прокорм себе в 2014 году пароходство не заработало. В 2016 году заработанное позволило нам до мая 2017 года ремонтировать флот, выплачивать зарплату, нести другие расходы. Лишь в мае текущего года мы стали кредитоваться, получив чуть больше 90 млн руб  – это очень небольшая сумма по сравнению с предыдущими годами, и надеюсь мы за 100 млн не уйдем,  а начнем получать доходы от новых перевозок».  

Будущее

На дальнюю перспективу общество обязано думать, о том чтобы строить новый флот с выходом на море. С учетом того, что будущее России – это нефть шельфов,  мы ставим долгосрочную задачу  создания нефтеналивного флота, способного работать за пределами Обской губы. К этому же нас подталкивает политика правительства,  которое все жестче относится к флоту старой постройки. В частности, в этом году приняты новые требования к судам, фактически поставившие  крест на очень большом количестве флота. Большей частью, это нефтеналивные танкеры типа «Волганефть», которые работают в основном в европейской части России. Поэтому мы вынуждены думать о том, что нам придется строить новый флот, и для этого должны зарабатывать соответствующие средства.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.