Все рубрики
В Омске четверг, 19 Октября
В Омске:
+8
Пробки: 5 баллов
Курсы ЦБ: $ 57,2721    € 67,3577

Виктор ЛАПУХИН: «Предполагаем, что в новом здании вместе с «Галеркой» года два поживет и ТЮЗ»

17 мая 2017 09:29
1
1024

Второго мая губернатор подписал заявление 67-летнего министра культуры Омской области Виктора ЛАПУХИНА с просьбой об отставке.

А 11 мая он вернулся на должность директора «Омского государственного академического театра драмы, которую занимал до лета 2012 года. А через несколько часов после назначения Виктор Прокопьевич дал интервью главному редактору газеты «Коммерческие вести» Марату ИСАНГАЗИНУ.

– Виктор Прокопьевич, вы вернулись в свой кабинет в театре драмы, здесь что-то изменилось за пять лет?

– Ничего. Для аналогии. Я пришел в кабинет министра – там, как было при Владимире ШАЛАКЕ, а после него были еще РЕПИН, РАДУЛ, ТЕЛЕВНОЙ – но как ШАЛАК его отремонтировал, как при нем поставили мебель, ковры и прочее – так там все и осталось. В министерстве мы лишь сделали небольшой ремонт внутренних помещений: там плитка в коридорах лежала советского времени – такую в банях клали – мы ее поменяли. А здесь в театре в кабинете появились лишь репродукции на стенах: это фотокартины Андрея КУДРЯВЦЕВА.

– А куда ушел ваш предшественник Мир БЫВАЛИН?

– Мир Неонович остается в театре моим первым заместителем. Я, как новый старый директор, сейчас – до окончания сезона – команду менять не буду. Сегодня мы с утра с главным режиссером наметили завершение сезона и будущий сезон: кто будет ставить, какие произведения – все это утвердим на художественном совете.

– Что это за совет?

– Он избирается тайным голосованием среди творческого коллектива. А в творческом коллективе у нас около 80 человек. Это не только артисты.

– Главным режиссером остается Георгий ЦХВИРАВА?

– Да. И на следующий сезон тоже.

– Раньше не было должности первого зама?

– Были просто заместители. Они все остались. Мы имеем возможность изменить штатное расписание, не превышая 40% административно-управленческого персонала по штатной численности. Мы этим воспользовались.

– Пять лет вы возглавляли Министерство культуры. Можете выделить главное, что удалось сделать на должности министра, – топ-три, скажем так? То, чем вы гордитесь.

– На первое место я бы поставил то, что нам удалось остановить бездумную оптимизацию. С бюджетом было тяжело уже в первом же 2012 году. Но нам удалось сохранить всю сеть госучреждений и предотвратить обвальную оптимизацию. Когда я пришел в министерство, отдельные умные головы предлагали уменьшить число музеев – зачем их столько в Омске? Может, их объединить? Нам удалось противостоять этому натиску. Позже возник вопрос: зачем так много артистов в филармонии? В симфоническом оркестре? В музыкальном театре? Пришлось буквально на пальцах объяснять… А то и просто вставать и уходить из кабинета, заявляя, что вы-де дилетант, комиссия, которую вы здесь собрали, тоже мало в этом понимает, мне здесь делать нечего, поэтому я ухожу. Вслед я слышал: вы нас не пугайте. Я никого не пугал, убеждал лишь, что в этих вопросах надо разбираться капитально. Вот мы говорим: культура вне политики. Да ничего подобного! Культура и спорт всегда внутри политики. В итоге все наши организации работают. В самом начале я предложил составить программу улучшения материальной базы сферы культуры. Да зачем, Виктор Прокопьевич, пустой работой заниматься! Кто нам даст денег! Там такие вливания надо делать! Подготовили. Для того чтобы только привести сельские Дома культуры и библиотеки в приличное состояние, необходимо было 6 млрд руб. В то время годовой бюджет омской культуры был два с половиной миллиарда. Мы с Виктором Ивановичем НАЗАРОВЫМ договорились, что начнем с малого, но программу будем утверждать. А через год вся страна перешла на госпрограммы. И у нас появилась государственная программа развития культуры и туризма. Уже в 2013 году мы смогли пять районных Домов культуры, где были чуть ли не одни стены, восстановить: и марьяновский, и нижнеомский и другие. Отдавали туда по 40-50 миллионов. А потом заработала федеральная программа, и впервые в наш регион на сельскую культуру в этом году пришло 150 млн руб. Плюс 40 млн – областных. Мы капитально отремонтируем 16 Домов культуры. И построим три новых клуба – в Больших Уках, где 20 лет не было клуба, в Омском районе и в Муромцеве. Кроме этого, в текущем году в 29 районах откроем кинотеатры в формате 3D. К примеру, в Новосибирской области таких кинотеатров открывается лишь пять.

– То есть первое – остановили оптимизацию, второе – материально-техническая база, ну а третье…

– Третье – заработная плата. К сожалению, на сегодняшний день мы оказались на 10-м месте в СФО по уровню зарплаты работников культуры. А были – после того как указ президента вышел в 2012 году – если не первые, то вторые-третьи.

– То есть стало хуже?

– Когда заработал указ президента – в 2013 году – мы должны были выдержать уровень зарплаты работников культуры не менее 55% от средней зарплаты по региону. Министр культуры России попросил губернатора повысить эту планку до 60%: я вашему региону в вопросах культуры активно помогаю федеральными программами… Сделали и стали лидерами в Сибири. Но сейчас у нас уровень 74%. В СФО хуже нас только Республика Алтай и Алтайский край.

– Как так?

– В 2015 году мы сделали неплохой результат по СФО. А потом с бюджетом региона стало напряженно, и мы были вынуждены 2016 и 2017 годы оставить на уровне 2015 года. Но в июньских изменениях в областной бюджет должны в культуру добавить больше 370 миллионов. В связи с этим в целом по году мы выйдем на уровень 85% к средней по экономике. У нас сегодня средняя зарплата по области – 27 тысяч рублей. Так что по текущему году мы выйдем на ту дорожную карту, которую утверждали в 2012 году.

– По концу года…

– Да. На 31 декабря.

– Кстати, одна из версий причин вашей отставки, по мнению одного из СМИ, было выступление на партийном форуме по культуре с участием премьер-министра России, директора школы искусств, которая заявила, что зарплата преподавателей дополнительного образования не соответствует майским указам президента. И что якобы после форума при разговоре с Дмитрием МЕДВЕДЕВЫМ вы заявили, что федеральные деньги, предназначенные на увеличение зарплат педагогам, пошли на омские театры.

– Ничего подобного не было. Федеральные средства – это не живые деньги. Их направляют по соглашению с правительством Омской области в федеральное казначейство, и расходы происходят строго по назначению. Перекинуть их с утвержденной статьи затрат на что-то другое физически невозможно. Как пример: выделено было 150 млн руб. на «Галерку». Освоили только 51 миллион, а 99 миллионов вернулись в федеральный бюджет. Что касается Натальи ПШИКОВОЙ, она предлагала приравнять заработную плату педагогов дополнительного творческого образования к зарплате педагогов общеобразовательных школ. На сегодня у педагогов дополнительного образования, в отличие от работников культуры, зарплата – 85% от средней по экономике. При этом Министерство культуры Омской области не имеет никакого отношения к финансированию музыкальных и художественных школ. Это прерогатива муниципалитетов. Если они занимаются сбалансированностью бюджетов – дотациями, то они эту дотацию получают на год из бюджета области (федеральных денег на это не предусмотрено) и сами распределяют.

– Но Наталья ПШИКОВА говорила еще, что майские указы не исполняются…

– У многих сложилось в голове, что майские указы президента должны быть выполнены к 2018 году. Ничего подобного: майские указы должны быть выполнены в 2018 году. Еще раз подчеркну: у сельских работников культуры сегодня средняя зарплата 14-15 тысяч рублей в месяц, а у педагогов дополнительного образования – около 22 тысяч рублей. Там все нормально. В 2017 году у них будет очередное повышение. Что касается информации, появившейся на сайте «БК55», автором которой является Василий РОМАНОВ, то это полный бред человека некомпетентного, совершенно не знающего процессов формирования и исполнения бюджетов, как регионального, так и федерального. Думается, что такой эпистолярный жанр должен получать правовую оценку.

– Кстати, по поводу ста с лишним миллионов я слышал другую версию. Разговор был с министром культуры России, а не с премьер-министром и речь шла о том, что на музыкальный театр из областного бюджета тратится более 100 млн руб., а сам театр зарабатывает мизер, и что-де было высказано мнение, что, может, оптимально срезать это финансирование, а сэкономленные областным бюджетом деньги направить на повышение зарплаты работникам культуры. Вот такой вариант я слышал.

– Этот вариант обсуждался. И с Владимиром МЕДИНСКИМ…

– Значит, мой источник более точный, чем тот, о котором мы говорили выше: слышали звон, да не знают, где он…

– Ваш источник более точный. Но это не секрет. Через некоторое время после форума депутат Госдумы Андрей ГОЛУШКО, встречаясь с редакторами районных газет, тоже говорил о таком варианте оптимизации. Но это был разговор профессиональный. Действительно, музыкальный театр из областного бюджета получает более 100 млн руб., а зарабатывает 22 млн Филармония, имея 150 млн руб. из бюджета области, зарабатывает 98 млн руб. Театр драмы, имея 75 млн руб. бюджетных денег областных, зарабатывает 48 миллионов. При количестве мест – 460, а не 1000 как в музыкальном театре. Но надо понимать, что театры – не коммерческие предприятия. И никакой театр себя не окупит. Есть, правда, один нюанс. Если хотите перейти из бюджетного учреждения в автономное, то вы должны зарабатывать к бюджету 50%. Например, театр драмы может перейти из бюджетного в автономное учреждение.

– А смысл?

– Там все то же самое, но у театра появляется свобода. Это уход от 44ФЗ. Это возможность пользоваться банковскими счетами, кредитами. Деньги можно хранить на депозитах и прочее. Но у нас единственное учреждение сегодня, которое стало автономным, – это областная филармония.

– Когда она перешла?

– В 2016 году.

– Есть перспективы капитального ремонта ТЮЗа?

– Я так понимаю, в 2018 году заработает госпрограмма поддержки материально-технической базы театров юного зрителя. Здесь на форуме это четко прозвучало. Нам нужен проект реконструкции ТЮЗа…

– Он был нужен, наверное, еще два-три года назад…

– Об этом говорили. Надо 50 – 70 миллионов, чтобы кто-то этот проект выполнил. Очень жаль, но если бы тогда пошли на концессию, здание театра уже бы блистало.

– То есть там был реальный инвестор?

– Очень реальный. Который вкладывал свои 500 млн руб. и готов был сделать из этого конфетку. Что касается возмещения, то это произошло бы вне ТЮЗа. Но после всей каши, которая произошла, к этому уже никто не вернется.

– Кстати, вам в вину ставят ситуацию в ТЮЗе. Вроде бы КРУ обнаружило какие-то финансовые нарушения в театре.

– Владимир ЗОЛОТАРЬ возглавил ТЮЗ, выиграв конкурс. Но уже года через два я понял, что он не справляется. Не как художник, а как администратор. Плохо разбирается в бюджете и финансах. Назначил свою супругу Екатерину СКОБЕЛЬ первым замом. Последнее время я ему прямо говорил: останься главным режиссером, а мы тебе поставим опытного директора. «Нет, я сам». Я сам попросил, чтобы КРУ к нему зашло и проверило. Но там не оказалось грубых нарушений, из-за которых надо было отвечать перед законом. Там была задолженность театра перед РАО. Они потом составили график платежей. Там была задолженность не очень большая – по заработной плате работникам. Не из бюджета, а из внебюджета. Была задолженность художникам, режиссерам, постановщикам, которые приезжали по его приглашению ставить спектакли. Спектаклей он начал выпускать много. Но когда выпускаешь 10 спектаклей в год – это финансовые затраты, которые надо считать. Где-то спектакль выпустили, деньги приглашенному постановщику выплатили, но не составили акт. А это документ финансовый. Ревизия это все обнаружила. Он имел право сам ставить спектакли и за это получать вознаграждение, но это надо было обязательно согласовывать в министерстве. За последний спектакль я ему не подписал гонорар, потому что он начал оформлять его задним числом. Чтобы обеспечить семью, поехал ставить спектакль в Минусинск. За месяц с работой не справился. Приехал ко мне: дайте мне еще полмесяца. Но за твоими плечами коллектив, какой еще отпуск? «Но тогда я просто уеду». Как это уеду?! Я говорю: ну, тогда пиши заявление об уходе. Он написал. Сейчас мы поменяли устав ТЮЗа: сделали как раньше – директор и главный режиссер. Но из-за разных омских событий в ТЮЗе пока нет ни того ни другого. Кандидаты на должность директора есть.

– Еще одна версия по поводу вашей отставки из министров – ситуация с «Галеркой», «Саламандрой» и Омской крепостью.

– Никогда здания театра «Галерка» не было в программе 300-летия Омска. Уже почти 10 лет театр вне стен. Спектакли они ставят. Но что осталось от театра? Небольшая группа творческая, которую Владимиру ВИТЬКО удается сохранять. И то, что сегодня в театре он, его жена, два сына, сноха, внук… Недавно Министерство культуры России выпустило положение о том, что в театрах, да и вообще в творческих организациях, может быть семейственность, но только на творческих позициях.

– Оно уже действует?

– Да. Мы этот порядок в «Галерке» навели. Но деньги там мизерные, потому что здания у «Галерки» нет. Что касается здания, проект был разработан НПО «Мостовик» бесплатно и подарен правительству региона. Мы тогда как раз выносили на коллегию Министерства культуры России концепцию развития Омской крепости. Одновременно предложили концепцию «Галерки». МЕДИНСКИЙ поддержал. Тут же – в 2013 году – получили 300 млн руб. Задача нашего министерства была вовремя подготовить все документы – проект, соглашение, подписать, чтобы федеральные деньги пришли. Мы это все сделали оперативно. Дальше государственным распределителем бюджетных средств выступил Минстрой. Пришел подрядчик – ООО «Шик». Начали активно строить. Потом вдруг «Шик» понял, что не справляется: я ухожу! Хорошо, что крупный субподрядчик «Степстрой» во главе со СТЕПАНОВЫМ выкупил эту организацию: не надо было менять генподрядчика. Они продолжают работать до сегодняшего дня. Но за два года не осваивают 150 миллионов. В итоге вышло Постановление правительства РФ, что не освоенные в течение двух лет федеральные средства возвращают в бюджет. Мы весь прошлый год выбивали их, и они вернулись. Но вернулись 28 декабря 2016 года, с тем что мы их должны были истратить до конца 2016 года. А мы в течение этого года говорили Минстрою и генподрядчику: вы объемы нарабатывайте, не просите бюджетных денег областных, вкладывайте свои средства, берите кредиты – вы в конце года эти деньги получите. Пусть у вас все акты будут приготовлены. В ответ: «Нет, дайте нам финансирование, люди отказываются работать». Область была вынуждена тратить областные деньги, а когда 150 млн пришли, генподрядчик смог предъявить документы для Омскоблстройзаказчика и в федеральное казначейство только на 51 миллион. У нас был один день – 29 декабря. 30 декабря федеральное казначейство уже не работало. И 99 миллионов вернулось в федеральный бюджет. Сейчас мы снова добились возобновления финансирования, в мае в Правительстве России должны подписать документ о выделении 99 миллионов на достройку «Галерки» и 32 миллиона на «Саламандру». Их надо будет освоить в текущем году и в декабре вводить здание театра. А в 2018 году, предполагаем, коллектив ТЮЗа поработает в новом здании вместе с театром «Галерка» – там можно организовать три сцены. И имея проект реконструкции ТЮЗа, можно в течение двух лет привести его в порядок.

– Я слышал, что фундамент в проекте под «Галерку» не выдерживает массивного здания будущего театра.

– Действительно, когда начали строить часть здания на старом фундаменте, он затрещал. В этом-то и была причина, что не были освоены изначальные 300 млн руб. Вне изначального проекта начали заниматься усилением фундамента и перекрытий первого и второго этажей. Переделали проект, на что потребовалось время. Сегодня эту проблему сняли. И Министерство культуры к этому отношения не имеет. Этим занимались Минстрой, Омскоблстройзаказчик, ГАСН и другие.

– А по «Саламандре»?

– Насколько я знаю ситуацию (но я не уверен в деталях на 100%, так как этим занимались те же Минстрой и Омскоблстройзаказчик), когда ушла питерская компания, она не расплатилась с субподрядчиками – а это все омские компании. Появилось решение выдать деньги, чтобы субподрядчики могли выдать зарплату своим работникам, а одновременно обратиться в суд, чтобы получить деньги по банковской гарантии за генподрядчика. Но повторяю, все это происходило за пределами Министерства культуры Омской области. Что касается финансирования, 32 миллиона должны поступить в текущем году, остальное – в следующем. Сейчас продолжаются конкурсные процедуры.

– А что с крепостью?

– По контракту сдача – в августе 2017 года. Ко Дню города она будет.

– Я слышал, что стоит вопрос о каком-то дополнительном финансировании?

– Когда начали строить Омскую крепость, там было 377 млн федеральных денег, 97 млн – областных и 64 млн – муниципальных. Эти деньги полностью все профинансированы были. Но когда начали работать, на отдельных зданиях появились незапланированные работы: когда копнули, скажем, обнаружили, что стена держится на честном слове, если ее не демонтировать и не сделать заново, она попросту разрушится. На это пошли дополнительные средства. Но это бюджет муниципальный, и, насколько я знаю, мэр эти деньги нашел.

– Насколько я понимаю, Воскресенский собор все еще не сдан в эксплуатацию?

– Он не сдан в эсксплуатацию только потому, что там остались мелочи. Есть вопросы по озеленению, на кровле не оказалось ограждения, необходим лифт, который будет работать как грузоподъемный… Акт ввода подписывает город. Отрегулировали мы наконец все вопросы, как сотрудничать с епархией.

– Каким образом?

– После ввода в эксплуатацию будет подписано соглашение с епархией: они на безвозмездной основе будут проводить службы.

– Такое решение Федерацию устроит?

– Дмитрий Анатольевич, когда был в соборе, оставил надпись в книге посетителей и подарил икону Георгия Победоносца. Владыка его попросил: мы бы хотели, чтобы собор как-то передали епархии. Премьер-министр ему ответил: сотрудничайте с губернатором и правительством, и все будет нормально.

– Но раньше говорилось, что собор будет на балансе краеведческого музея?

– Когда будет акт ввода, имущество будет передано Омской области. И это имущество должно быть передано кому-то в пользование. У Петра ВИБЕ будет много работы с Историческим парком, который появится вместо Экспоцентра. Поэтому появилась идея передать собор в пользование музею просвещения.

– Это пока как идея?

– Да, это пока предложение. А дальше жизнь покажет.

– Наверное, на федеральном уровне вы «прославились» в связи с якобы запретом рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда».

– Когда премьер-министр приехал в Омск, первым делом появился в Омской крепости. Мы его встречали с министром МЕДИНСКИМ. По протоколу. Губернатор был уже в свите премьер-министра. Владимир Ростиславович представил меня. Дмитрий Анатольевич говорит: «А, это тот министр, который запретил «суперзвезду». Так что действительно на всю Россию меня прославили. Я сказал: «Дмитрий Анатольевич, люди решили имя себе создать таким образом, потому что сегодня муссируется в театральном сообществе – запрет, цензура». Он ответил: «Я все это знаю».

– Ложки-то нашлись…

– После того как на президентском совете по культуре такую информацию публично сообщили Президенту России, я был как раз в Санкт-Петербурге. Сделал это Евгений МИРОНОВ, с которым у меня всегда были очень хорошие отношения и который в 2012 году здесь, в Омске, предлагал мне стать директором Театра наций. На следующий день МЕДИНСКИЙ меня пригласил на коллегию, где присутствовали все руководители федеральных театров. Я встал и объяснил ситуацию. Спектакль этот они сначала показали у нас в филармонии в концертном исполнении – было продано 760 мест из 1070. Потом решили показать спектакль на сцене музыкального театра. Когда надо было принимать решение продавать дальше билеты и рисковать или отменять спектакль – на этот период было продано 42 билета. И есть письмо, подписанное генеральным директором Екатеринбургской компании – организатора гастролей, что это они приняли такое решение из-за малого количества проданных билетов. Я это письмо вместе со своим объяснением уже после коллегии отправил МЕДИНСКОМУ, а он, насколько я понимаю, переправил президенту. И когда на большой пресс-конференции Владимира ПУТИНА спросили: что там с запретом рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда». Он сказал: «Ребята решили себе имя заработать, а всего-то было продано 42 билета». И действительно, кому-то даже на этой волне якобы борьбы с цензурой удалось получить приличные финансовые вливания в свой театр.

– Так в итоге: отставка была вашим продуманным решением?

– Мы с Виктором Ивановичем все эти годы работали на понимании. Когда он меня приглашал в 2012 году, то мы сразу говорили о пяти годах. Эти пять лет прошли. Все эти годы я жены не видел, внуков практически не видел. Пришло время дать дорогу молодым. 2 мая я трижды был в кабинете у губернатора и просил подписать мое заявление по собственному желанию. В результате всех этих разговоров Виктор Иванович попросил остаться в обойме, пусть и на другой должности. Так я вернулся в театр драмы.

– Замену-то подготовили?

– Конечно.

– Все говорят про Юрия ТРОФИМОВА.

– Рассматривается два кандидата, и он в том числе.

 

Комментарии через Фейсбук

читатель 20 мая 2017 в 08:56:
Интересно, интересно! Была там одна картина в кабинетике этом, министерском, «после Шалака». Если она там так и висит — это просто интересно. А ВОТ ЕСЛИ ЕЁ НЕТ — это вопрос для правоохранительных органов.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.