Все рубрики
В Омске воскресенье, 19 Ноября
В Омске:
-2
Пробки: 3 балла
Курсы ЦБ: $ 59,6325    € 70,3604

Владимир СТРЕЛЬЦОВ: «У нас рекомендация из федерального центра – решать проблему людей, а не домов»

9 ноября 2017 10:42
0
290

Есть в регионе проблемы, которые кавалерийским наскоком не решить

Такова, к примеру, ситуация с обманутыми дольщиками. О том, как власть помогает попавшим в беду гражданам и каковы могут быть преференции для ответственного бизнеса, корреспондент «КВ» беседует с областным министром Владимиром СТРЕЛЬЦОВЫМ.

– Владимир Станиславович, сколько в Омской области сейчас проблемных домов и пострадавших дольщиков?

– Сейчас у нас 22 дома, которые являются проблемными исходя из критериев, установленным приказом федерального Минстроя. Но есть еще и «замороженные» объекты жилищно-строительных кооперативов. Если считать вместе с ними, то 31. Правительство Омской области старается помочь всем, мы работаем со всеми, не делим их. Хотя с правовой точки зрения дольщики и пайщики – это не одно и то же.

– А в чем разница?

– У дольщиков юридические отношения возникают с крупными строительными компаниями, а у пайщиков, по сути, с такими же гражданами, как они сами. Это Гражданский кодекс. Люди имеют право организовывать кооперативы. Они объединяются, потом принимают решение: а давайте мы построим дом. Они должны пойти и сами получить земельный участок, разрешение на строительство, разработать проектную документацию. ЖСК – это все с нуля. И редко финал бывает хорошим. У нас сейчас практически по всем таким домам возбуждены уголовные дела, идут разбирательства. Обидно, что люди сами себя загоняют в ситуации. Вот, например, ЖСК «Машиностроительный»: омичи сдали деньги какому-то господину АКОПЯНУ, который не имел ни проекта, ни разрешения на строительство, ни даже земельного участка. Он показал им вырытый котлован, и на том все закончилось. Даже если уголовное дело дойдет до суда и его вина будет доказана, вряд ли пайщики вернут свои деньги.

– Получается, что расплачиваться в таких случаях должно государство?

– Вопрос неоднозначный. Власть несет ответственность за все. Это наши люди, их нельзя бросать. Хотя возможности наши ограничены действующим законодательством. Мы не можем просто взять и профинансировать из бюджета достройку всех проблемных домов. У нас нет законных полномочий для этого. И в бюджете Омской области нет таких огромных средств. По нашим подсчетам, на достройку домов пайщиков надо 500 миллионов рублей, а на дома дольщиков – 3,5 миллиарда. Итого – 4 миллиарда. К нам в минстрой, кстати, обращаются не только обманутые дольщики и пайщики, но и просто жители, которые интересуются, почему бюджетные ресурсы должны тратиться на тех, кто рискнул своими деньгами.

По моим подсчетам, у половины пострадавших дольщиков квартира в проблемном доме не единственная. Согласитесь, есть разница между теми, кто просто хотел вложить деньги, заработать на перепродаже недвижимости, и теми, кому негде жить, кто взял ипотеку, попытавшись решить свой квартирный вопрос, и в итоге остался на улице и с долгами?

Но закон не позволяет нам делить дольщиков на нуждающихся и не особо нуждающихся. Если кто-то попал в эту ситуацию, то независимо от того, первая у него квартира или десятая, мы должны помогать. Около 2 тысяч омичей считаются обманутыми дольщиками, но в специальный реестр заявились всего около сотни человек из них. Собрать элементарный пакет документов о том, что ты являешься дольщиком, многие не хотят или не могут.

– Если сравнить Омскую область с другими регионами в плане решения проблемы, как мы выглядим на общем фоне?

– Нельзя сказать: хуже или лучше. Количество проблемных домов, например, в Новосибирской области в разы больше, чем у нас. Но это объясняется и тем, что там строительная отрасль активнее развивается, обороты больше. Они по 2 миллиона квадратных метров жилья в год еще недавно вводили.

Дольщики – беда всех регионов. И местные власти также ограничены в законных мерах, как и мы. Об эффективности работы нужно судить не только по количеству завершенных объектов. У нас рекомендация из федерального центра – решать проблему людей, а не домов. Вот, например, микрорайон Академический. Мы нашли инвестора, достигли договоренности с заводом сборного железобетона № 6, который в другом, уже готовом доме предоставит квартиры пострадавшим. Мы благодарны директору завода Юрию Самуиловичу ГУРИНОВУ за отзывчивость и сотрудничество. В ближайшие дни жильцы начнут получать ключи. А с домами в Академическом он сам потом будет разбираться: доделывать квартиры и продавать…

– А какое количество проблемных строек в регионе всего удалось довести до победного конца?

– Проблема появилась с 2009 года. За это время из бюджета области было выделено 175,5 миллиона рублей, на которые достроено 15 многоквартирных домов. Квартиры в них получили почти 1,5 тысячи дольщиков. Но общее число тех, кому власть помогла, значительно больше. Всего за это время при содействии регионального правительства было введено 38 проблемных домов. Помощь оказывалась разная. Где-то организационная: искали инвесторов, контролировали подрядчиков. По каким-то домам правительство договаривалось с ресурсоснабжающими организациями о безвозмездном подключении к инженерным сетям.

Сейчас у нас по каждому дому своя дорожная карта. До конца этого года по плану введем еще 4 многоквартирных дома. Чтобы в следующем году ввести еще 7 домов, имеющих высокую степень готовности, нужна субсидия из областного бюджета – 74,4 миллиона рублей. Механизм ее предоставления есть. Но мы не можем самостоятельно принять такое решение. Его нужно согласовать с Минфином России, потому что у нас дотационный бюджет.

– Владимир Станиславович, не могу не спросить про дом на Мишина, 8, дольщики которого недавно поставили палатку у здания правительства. Это особый случай. Люди пострадали не от рук сомнительных коммерсантов. Заказчиком стройки выступало Агентство жилищного строительства Омской области – бюджетное учреждение, подведомственное региональному правительству.

– Мы несем за это ответственность. Люди на улице не останутся. Их отчаяние понятно, они не первый год ждут свое жилье. Там были грубые нарушения в части строительства. Подвели подрядчики, к сожалению, от этого никто не застрахован: ни власть, ни бизнес. Агентство жилищного строительства (АЖС) вовремя не проконтролировало качество строительства. Руководитель агентства Андрей КОТОВ наказан, он в колонии. Но я понимаю, что дольщикам не легче от того, что кого-то посадили…

Вопрос сейчас на контроле у врио губернатора Александра Леонидовича БУРКОВА. Главное для нас – безопасность людей. Поэтому на сегодняшний день мы приостановили все работы на объекте. Там сейчас экспертная группа, которая оценивает состояние дома.

Есть три варианта решения. Первый – сделать качественный проект и выполнить усиление конструкции дома. Тогда в следующем году его реально достроить. И дом, как положено, пройдет государственную экспертизу. Второй вариант – расселить пострадавших в те дома, которые мы сейчас строим через фонд «Жилище». Три из них будут сданы в ближайшие месяцы, и свободные квартиры там есть. Последний вариант – постараться определить правовой механизм и изыскать средства, чтобы вернуть их людям. Но ситуацию с региональным бюджетом все мы знаем.

Окончательное решение по судьбе дома на Мишина, 8 примет глава региона. На 8 ноября назначено совещание под его председательством.

– А что с фондом «Жилище»? Он в стадии банкротства?

– Вы, наверное, в курсе, какая сложная ситуация с фондом. Корнями она уходит далеко в историю. За годы накопилось 308 миллионов дебиторки: эти деньги заплатили подрядчикам, а они не выполнили работы и обанкротились. Потерянных фондом денег хватило бы, чтобы достроить все его дома.

Мы столкнулись не просто с последствиями неграмотного руководства, а с преднамеренным банкротством. И поставили органы прокуратуры в известность по этому поводу. Сейчас мы тесно взаимодействуем, прокуратура оказывает нам помощь.

Разбираемся с тем «наследством», которое досталось, наводим порядок. Прилагаем огромные усилия, чтобы не допустить банкротства фонда. По решению суда до 15 января 2018 года он в стадии наблюдения. Рассчитываем, что нам удастся ее продлить и со временем выйти на финансовое оздоровление. Сейчас многое зависит от позиции кредиторов. Основной кредитор – застройщик по двум домам. Мы с ним плотно работаем, он идет навстречу, есть надежда, что не станет требовать банкротства.

– За последние годы было принято несколько законов, так или иначе защищающих права дольщиков. Как вы считаете, этого достаточно, чтобы в будущем проблемные дома появляться перестали?

– Были определенные надежды на введение страхования. Но время показало, что существенной роли это не сыграло. Сейчас на федеральном уровне введено новое ограничение: чтобы получить право привлекать средства дольщиков, застройщик должен иметь на расчетном счете 10% от стоимости строительства. Я боюсь, что многие омские застройщики не смогут такие средства найти. Не все финансово стабильны, большинство могут работать только с привлечением средств. Из-за этого может приостановиться активность в отрасли.

Что касается жилищно-строительных кооперативов, то на них это ограничение вообще не распространяется. Люди будут также попадаться на их удочку. Обманутые пайщики все равно будут появляться.

Региональное правительство постоянно в поиске новых путей решения. Один из последних важных шагов – мы разработали проект закона Омской области для стимулирования строительства жилья. Там предусмотрено, что застройщикам, которые готовы безвозмездно отдавать региону 10% от выхода жилья на решение проблемы дольщиков, мы будем предоставлять земельные участки без аукциона.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.