Все рубрики
В Омске пятница, 24 Марта
В Омске:
-5
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 57,5228    € 62,0959

Ян ЗЕЛИНСКИЙ: «Я ушел из политики, но дверь не закрыл – в любой момент могу вернуться. Но не в ЛДПР»

11 января 2017 12:53
0
1126

В 2016 году в Омской области состоялись выборы в Заксобрание и в Госдуму

Об их итогах, а также видении экономической и политической ситуации в регионе и в России в целом корреспондент «КВ» Анастасия ИЛЬЧЕНКО расспросила одного из самых ярких политиков молодого поколения Яна ЗЕЛИНСКОГО.

– Ян Викторович, прошло уже некоторое время после выборной кампании. Как вы сейчас оцениваете ее результаты?

– Вы, наверное, думаете, что я сейчас начну агитировать за ЛДПР? Официально на страницах вашего издания заявляю, что сегодня я никакого отношения к ЛДПР не имею, вышел из партии после выборов. И моя оценка ситуации будет как независимого политика.

Во время выборов в Законодательное собрание Омской области «Единая Россия» показала умение грамотно планировать долгосрочный проект, что было проиллюстрировано не только в отношении нашей области, но и по всей России. Проанализировав, что проиграли по партийным спискам в целом в Госдуму шестого созыва, «Единая Россия» сразу после выборов внесла изменения в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» о том, что Госдума седьмого созыва будет избираться так: 50 процентов депутатов по партийным спискам и 50 – по одномандатным округам. Результат очевиден: 5–6 человек от ЛДПР, 3–4 от КПРФ, один самовыдвиженец и один кандидат от партии «Родина», которые выдвигались по одномандатным округам через оппозиционные партии. Даже эти кандидаты были согласованны с вышестоящими органами, а еще существовала договоренность между партиями, в основном с «Единой Россией» о том, чтобы на данных округах не было оппонентов или были, но номинально. В нашей области, например, таким образом прошел депутат СМОЛИН. Была грамотно спланированная комбинация от партии власти, за что им, безусловно, нужно поставить пять. КПРФ в целом по стране вела вялую агитационную кампанию, если это можно назвать кампанией. По сравнению с лидером ЛДПР – Владимиром ЖИРИНОВСКИМ, который не сходил с телеэкранов, радио, газет и журналов, Геннадия ЗЮГАНОВА, как главу КПРФ, не было видно, как и его однопартийцев. Решили пройти на «старых дрожжах», не затратив ни копейки, но время поменялось: хочешь получить урожай, необходимо посеять семена.

У КПРФ были сильные кандидаты, но партия не прошла ни по одному одномандатному округу в Законодательное собрание Омской области. Причина та же, что и по всей России: отсутствие грамотной и активной агитационной кампании. Она у КПРФ была на уровне непарламентских партий, таких, как «Яблоко», «Патриоты России». «Единая Россия» же агитировала массово: они начали заранее, использовали наглядные билборды, газеты, но, к сожалению, несмотря на установку вышестоящего руководства «Единой России» не использовать административный ресурс, руководство Омской области перестраховалось, дабы не упасть лицом в грязь.

– В чем же дело?

– На мой взгляд, проблема в том, что в компартии правит руководство, верхушка. В ней никогда – ни в бывшем Советском Союзе, ни сейчас – не правили низы. Тогда Политбюро решало, сегодня первый секретарь. Номинально АЛЕХИН высказывает какие-то идеи, но окончательное решение принимает КРАВЕЦ. Не исключаю, что мог иметь место сговор между КРАВЦОМ и представителем обладминистрации о том, чтобы активность по одномандатным округам депутатов была минимальная. Взамен предполагалось, что дадут хороший процент в Госдуму, чтобы лично господин КРАВЕЦ прошел и еще на пять лет продлил мандат депутата. Другой причины я не вижу, потому что кандидаты должны были активно работать, тем более по одномандатным округам. По партийным спискам тоже агитация была слабенькая. Мнение россиян сильно поменялось: подрастает молодое поколение, которое родилось не в Советском Союзе. Оно по-другому думает и о коммунистическом прошлом не знает. В итоге одномандатные округа потеряли, и КРАВЕЦ об этом, безусловно, знал.

– Какая ситуация сложилась на выборах в Госдуму у ЛДПР?

– Здесь была интересная система по партийным спискам. Федеральным законом нарезано 225 округов, но предусмотрено, что партии имеют право их объединять. В шестом созыве у ЛДПР был единый округ – Омская область, т. е. три группы объединены в субъект. У коммунистов, кстати, в один округ вошли Томская и Омская области, а у «Единой России» в седьмом созыве Омск объединили с Новосибирском. Это не афишировалось. Каждая партия имеет право объединять по-своему. У ЛДПР на этот раз было три округа и три кандидата. Но дело в том, что побеждает не тот кандидат, который покажет больший процент, что было бы логично, а кто привлечет больше избирателей по своему округу. А если в округе 100 тысяч избирателей, а в соседнем – вся Новосибирская область – около 2 млн, то хоть 30 процентов набери, хоть 50, ты не пройдешь.

– Почему же не объединяли?

– ЛДПР нужны были в новом созыве те депутаты, на которых указало руководство. Определили около 30 человек, которые должны пройти, и их регионы были объединены. Например, в европейской части России Рязанскую область объединили с Тамбовской. Владимир Вольфович шикарно выступает, ему нет равных в ораторском искусстве, но, к сожалению, у него не совпадают слова с делом. Я понял это, пять лет работая с ним рука об руку. Он говорил: всем депутатам равные права, всем по округу, никаких объединений не будет – 225 округов, 225 депутатов. Шикарно! Но ты сделай это, и тогда тебе памятник при жизни поставят, и не в твоем институте (От ред.: В апреле 2016 года в Москве во дворе Института мировых цивилизаций торжественно открыли памятник Владимиру ЖИРИНОВСКОМУ – трехметровую скульптуру работы Зураба ЦЕРЕТЕЛИ). А когда депутаты стали поднимать головы: «Владимир Вольфович, вы не держите слово, вы не правы» – он их потихоньку стал убирать. И объединил не то, что округа, а субъекты. Люди же голосуют за бренд ЛДПР. В Заксобрании региона ЛДПР могла бы пять мандатов иметь. Но четыре тоже неплохо.

– Можете охарактеризовать этих четверых депутатов?

– Кроме БЕРЕНДЕЕВА, я никого из них не знаю. Это обычные рядовые члены партии, которые сами не знали, что пройдут. Их поставили для проформы, чтобы закрыть места. Просто на их районы попало большое количество избирателей.

– Ян Викторович, можно ожидать серьезных результатов работы от этой команды?

– Начнем с того, что быть депутатом – это не просто сидеть и молчать. Возьмем Антона БЕРЕНДЕЕВА. За пять лет его работы в горсовете я помню два момента. Первый – когда он был готов лоббировать установку памятника Сталину в городе Омске. Позиция ЛДПР по поводу Сталина очень жесткая: пока ты член партии, должен придерживаться правил и не делать подобных заявлений. Выйди из партии и ставь монументы кому хочешь. Второй момент: он публично агитировал за строительство в Омске завода-крематория. Почему? Все просто: наверное, хотел сам его построить и вести бизнес, как бы смешно это ни казалось. Депутаты, к сожалению, часто выступают за строительство объектов, где или уже работают или хотят эту сферу развивать. А какие инициативы он для народа отстаивал? Вот Алексей ЛОЖКИН до сих пор бьется за муниципальный транспорт, за газификацию поселка Порт-Артур. Я не вижу в БЕРЕНДЕЕВЕ хорошего депутата, который мог бы отстаивать интересы населения.

В КПРФ примерно такая же ситуация. Там один АЛЕХИН, может быть, ЖАРКОВ иногда выступает. А где остальные? Набрали пенсионеров, да, это достойные, уважаемые люди, но кто будет работать?

– А что представляет сегодня ЛДПР в России в целом?

– К сожалению, это бизнес-проект. Я вступал в партию, когда мне было 19 лет. Молодой, амбициозный. Когда прочитал первую книгу об ЛДПР, у меня горели глаза – это было мое видение политической и экономической ситуации в стране. Взгляды, изложенные в ней, полностью совпадали с моими. Но, к сожалению, сейчас ситуация изменилась. ЛДПР – это коммерческий проект. Единственное, что они уважают, – это деньги. После того как я увидел, что идеология, которая прописана в программе партии, не ставится ни во что, то получил полное моральное право написать заявление и добровольно выйти из рядов ЛДПР.

– В ЛДПР происходит серьезная ротация кадров. Как вы это объясняете?

– Действительно, только в Свердловской области за полгода пять координаторов сменилось. Владимир Вольфович для прессы и общественности нашел грамотное объяснение – омоложение. Что, молодого на молодого меняем? Но об этом не говорят. Побывав наверху, человек понимает, что партии нет, идеологии нет. У коммунистов тоже деньги имеют большое значение, но у них все-таки есть идеология. В ЛДПР же – если человек не понравился или высказал отличное от руководства мнение (даже внутри организации), его меняют. Дошло до того, что только по согласованию с высшим советом тебя могут оставить более чем на один год координатором местной ячейки.

Сегодня, несмотря на то, что я вышел из партии, мне часто звонят координаторы отделений, советуются. Я им говорю: боритесь, если вы тоже выйдете, то не будет кулака, который может противостоять несправедливости. Когда в 2007 году мне досталось региональное отделение из 32 муниципальных районов, было всего 8 координаторов. Я лично ездил – проводил пикеты, митинги и общался с людьми, которые заинтересовывались. И таким образом закрыл все 32 района. Большинство работают и сейчас. Это идейные координаторы, они пришли не за какими-то мандатами, деньгами, а хотят изменить ситуацию в Омской области и у себя в районе к лучшему.

– Где вы сейчас работаете?

– Не буду называть ни регион, ни организацию, скажу только, что занимаю руководящую должность в крупном агрохолдинге. Он входит в пятерку крупнейших по производству молочной и мясной продукции. Мне очень нравится работа. Я ушел из политики, но дверь не закрыл – в любой момент могу вернуться. Поэтому пусть мои соперники держат себя в тонусе.

– Если вернетесь, то это будет…?

– Однозначно не ЛДПР. Для меня эта организация закрыта. Я ее даже партией не могу назвать. Возможно, в другую партию или беспартийным.

– Какая партия вам сейчас ближе?

– Не партия, а организация. В Омской области она очень слаба, потому что руководят ею не простые омичи, общественность, неравнодушные, а представители власти. В других регионах ребята действуют, не боятся губернаторам сказать об их проколах, направляют резолюции МЕДВЕДЕВУ, ПУТИНУ. Организация называется «Общероссийский народный фронт», ее создал и возглавляет ПУТИН. Это единственная организация, где есть результат. В Омской области в верхушке ОНФ сидят те же представители власти. Это не правильно. Не обязательно выискивать проблемы в администрации города, для примера зайдите в магазины, найдите просроченные товары, сделайте аналог «Ревизорро» для Омска…

– У вас есть мысли создать свою партию?

– Мне и до выборов в Госдуму предлагали возглавить другую партию, и после, я категорически отказался. Заниматься такой проституцией не собираюсь и всегда негативно относился к перебежчикам. По поводу создания партии – все может быть. Но для этого нужны огромные финансовые средства. И не разовые, а постоянно. Есть у меня такие знакомые. Но готовы ли они на эту тему разговаривать, не знаю. Все покажет время.

– Ян Викторович, намерены ли вы бороться за пост мэра Омска?

– Возможно. Но мы с вами прекрасно понимаем, что там от выборов осталось одно название. Народ в них уже не участвует. Это будет обычное назначение. Мэром станет тот, чья кандидатура будет согласована с Администрацией Президента. Я прекрасно это понимаю и работаю в этом направлении. Если цель будет достигнута, вернусь в Омскую область и в третий раз пойду на выборы. И тогда, безусловно, стану мэром. Бог любит Троицу.

– А в выборах в горсовет будете участвовать?

– Не исключено.

– В том регионе, где сейчас работаете, вы ведете политическую деятельность?

– Пока нет. Но я могу ее начать в любом регионе и в любой момент, 10 лет политической работы научили меня многому.

– Что вам удалось сделать за время работы в Госдуме?

– Очень многое. Работа депутата – многопрофильная. Да, в законе указана лишь законотворческая деятельность, но на самом деле это и встречи с избирателями, и разработка законопроектов и многое другое. Я отрыл в Омске дополнительную приемную (хотя полагалась всего одна), и за пять лет ко мне пришли более шести тысяч избирателей. Ответил на каждое обращение. Возможно, кому-то не понравился ответ, но я действовал в рамках закона и своих компетенций. Я не бог, поэтому случалось, что помочь было невозможно. Но люди писали благодарности – и личные, и от коллективов. Мной внесено более 50 законопроектов. О том, что они нужны народу, говорит факт – их поддержали и КПРФ, и «Справедливая Россия». Где я брал эти законы? Разрабатывал после общения с населением. В Брянске ко мне подошла вдова ветерана войны и рассказала о своей проблеме, после чего я внес законопроект. А Дмитрий ГОРОВЦОВ («Справедливая Россия») помогал мне его отстаивать в Госдуме. Он сам ветеран боевых действий и выступил в его защиту. Для сравнения: тот же КРАВЕЦ, насколько я помню, за пять лет раз десять выступил. Из них пару раз Омскую область задел. Если в Госдуме тебе доверили пост, то почему ты молчишь? «Единая Россия» – партия власти, ей не положено критиковать, но КПРФ – это оппозиция, она должна задавать щекотливые вопросы. Не для того чтобы ставить в неудобное положение министров, а чтобы выносить проблемы на обсуждение и решать их.

В 2012 году я внес законопроект о наделении депутатов Госдумы правом законодательной инициативы, т. е. если я депутат от Омской области, то имею возможность вносить законопроекты в Заксобрание Омской области. Его отклонили, а в декабре 2012 года в Послании Федеральному собранию РФ Владимир ПУТИН дал поручение внести данный законопроект. Я ждал два года, чтобы сами депутаты «Единой России» исполнили поручение Президента России, а когда не дождался, снова внес законопроект. А его опять отклонили. Получается, «Единая Россия» не выполняет распоряжения президента.

– Ян Викторович, были законопроекты, которые хотелось сделать, но не успели?

– Я удивляюсь, когда депутаты говорят, что готовят законопроекты по 3–4 месяца. За это время можно дом построить. У меня все быстро: пообщался с избирателями, если есть мысль, то садишься и разрабатываешь законопроект. Вот журналисты писали, что в одном из моих законопроектов нашли ошибки. Это как раз потому, что я делаю все быстро. Когда набираю тексты на компьютере, на ошибки не обращаю внимания, стараюсь не потерять мысль. Собственно, насколько я знаю, так делают многие. Так вот, 12 декабря в День Конституции, когда было оглашено послание Федеральному собранию РФ, я решил внести законопроект о русском языке. Это было символично. Распечатал черновик, внес правки, сохранил. Но перепутал листы и для отправки отдал секретарю черновой вариант без правки.

Когда говорят: «ЗЕЛИНСКОГО не пустили в Госдуму», то никто не знает, что еще два года назад я для себя решил, что в Госдуму не пойду. Решил стать депутатом Заксобрания Омской области. У меня были планы работы, много идей, хотел бороться, добиваться, отстаивать. Думал, население поддержит. Но что ни делается, все к лучшему. У меня сейчас хороший коллектив. В отличие от команды ЛДПР. Ее нет. Когда был РОМАХИН, он платил, люди работали за деньги. Когда я работал координатором, они работали за идею. Я выбирал среди партийцев, он – среди «Единой России». Сейчас команды в принципе нет – ни идеологической, ни за деньги.

– Вы часто не одобряете политику губернатора региона…

– Если человек не исполняет распоряжения президента, а потом докладывает, что у нас все хорошо: сельское хозяйство процветает, газификация идет… Ты расскажи о проблемах. Это не просто критика, вот в противовес Виктору Ивановичу хочу похвалить Амана ТУЛЕЕВА. Безусловно, в Кемерове есть свои проблемы. Но он работает, дай бог ему здоровья! Недавно в новостях прочитал, что, после того как автозаправочные станции подняли цены на бензин, он незамедлительно направил Дмитрию МЕДВЕДЕВУ телеграмму с просьбой разобраться. Вот это народный губернатор, который интересуется проблемами кемеровчан. Наш губернатор с президентом, как минимум, раз в год встречаются: можно поднять проблему налогов, «Газпром нефти». Боишься? Тогда откажись от поста, есть уже замена, а не кляузничай, как в мае на шоу пранкеров.

– Кого вы имеете в виду, когда говорите о «замене»?

– Не конкретную фамилию. Администрация Президента подыскивает человека на его место. Более крепкого. Наш губернатор не в лучшем положении.

– По рейтингам в СФО он достаточно высоко котируется…

– Рейтинги во многом зависят от пиар-службы губернатора. В бюджете закладывают на это средства. Если деньги вкладывать, то откуда возьмется негатив? Рейтинги составляются только по статьям журналистов, в надежде что они независимые. Сами журналисты понимают, что их в принципе независимых в природе нет, потому что всегда есть учредитель, а это человек, а не компьютер, у него своя точка зрения. В США другая позиция: учредитель не вмешивается в политику издания. Но это не касается их последних выборов. Там все было куплено, не было ни одного федерального издания, которое было бы независимо. Все разделились – за КЛИНТОН или за ТРАМПА. Большую роль сыграли социальные сети.

– Как считаете, Россия реально повлияла на результаты американских выборов?

– У нас сильные хакеры, если будет необходимо, мы сломаем любую систему. Но в выбор народа США мы не вмешивались, все решилось в рамках демократии. То что нам вменяют представители демократической партии, это не более чем причина, почему КЛИНТОН проиграла, и не более того. Они не предоставили ни одного внятного факта.

– Какое у вас видение политической и экономической ситуации в Омской области?

– Она не изменилась за последние три года. Я живу в другом регионе, где губернатор привлекает инвесторов. И они почему-то идут. Наш холдинг развивается в нескольких субъектах. А из Омской области налогоплательщики уходят. Почему губернатор не разговаривает с бизнесменами? Нужен сильный хозяйственник, который может поговорить, действовать, который не брезгует пообщаться с предпринимателями. Не с двумя – тремя представителями Газпрома и оборонных заводов, а с массовым налогоплательщиком. Да, кризис есть, проблем много. Администрации Президента приходится подыскивать кандидата на место губернатора, потому что нужен человек, который имеет финансы. Как, например, АБРАМОВИЧ. Он был грамотным губернатором Чукотского автономного округа. Мэр Москвы на каждую стройку дороги (не запуск!) приезжает и общается с рабочими и населением. А когда наш губернатор говорил с ними, когда спрашивал рабочих, зачем они в лужи асфальт укладывают? Если дает распоряжение, его не выполняют. За это отвечает команда, а она не хочет заниматься проблемами населения. Ее нужно менять.

– Команда губернатора регулярно обновляется…

– Меняются те, кто не влияет на ситуацию. А костяк – это четыре вице-губернатора – остается. Они курируют социально-экономический сектор и влияют на всю ситуацию в области. У нас не тот регион, где министры могут самостоятельно принимать решения и за них отвечать. Два года назад замгубернатора Пензенской области в столовой позволил себе выпить лишнего алкоголя и стал буянить, ругаться. На следующий день он был отстранен от своей должности по распоряжению губернатора. У нас: один заместитель министра  в прошлом году в пьяном виде отдыхал на охоте (на него даже штраф наложили за то, что винтовка валялась в багажнике) и ничего. Пока останется клановость, семейственность, никакой менеджер АБРАМОВИЧ не сможет выправить ситуацию. Хочу привести пример по одному из заместителей губернатора, который, как говорят,  живет только мыслями о будущем мэрстве. Согласно приведенным в местных СМИ данным, за 2015 год он заработал почти 32 млн рублей. Годом ранее его доходы составили 3 миллиона. Откуда деньги? Внятного ответа не получено. Здесь непаханое поле для правоохранительных органов!

– Ян Викторович, вы следите за крупными судебными процессами в отношении чиновников?

– Безусловно. Была дана команда посадить всех коррупционеров. Безнаказанность до сих пор чувствуется. Их накажут, они отсидят какое-то время, но приходят другие, и они продолжают ту же политику, вот что обидно. Когда добровольно подал в отставку министр строительства и ЖКХ Богдан МАСАН, журналисты писали, что кураторство ГРЕБЕНЩИКОВА практически гарантирует, что через пару лет человек будет сидеть в тюрьме, если станет выполнять его распоряжения. Данная сфера очень коррумпирована. МАСАН – честный человек, мне понравилось, что он сам отказался от данной должности.

Нет сферы, которая бы не требовала вмешательства. Денег нет, но даже те, которые есть, нужно грамотно и рационально использовать и контролировать. Заниматься этим должны не правоохранительные органы, а мэр и губернатор. Этого нет, миллионы ежедневно уходят в никуда.

– Идея вернуть налоги ОНПЗ в регион жизнеспособна или это пиар-проект для электората?

– И то и другое. На этом, безусловно, можно хорошо политические очки завоевать. Если помните, когда Виктор Иванович стал губернатором, он сказал, что сделает это в ближайшее время. Вот ждем. Думаю, Администрация Президента рассматривает этот вопрос. Когда тому или другому кандидату предлагают возглавить Омскую область, он, проанализировав ситуацию, говорит: не хватает денег, я не выкручусь. А где можно взять деньги. Реально – это только возврат налогов «Газпром нефти». Пяти лет будет достаточно, чтобы нормализовать ситуацию, выйти из кризиса, начать погашать долги и направлять деньги на развитие региона и города. Я знаю фамилии людей, которые отказались от должности главы нашего региона из-за того, что не хватает средств. Просто сидеть как действующий губернатор, набирать кредиты и показывать деятельность им не интересно. Безусловно, этот вопрос ставится, но будет ли он решен, может сказать только президент.

– У Омского регионального отделения «Единой России» сменился лидер…

– Я предполагал, что личность придет медийная. Когда назначают того, кого не видно, не слышно, то понятно, что будет номинальное управление. Никаких решений он принимать не будет. Есть человек, который его привел, поставил и будет выполнять его функции.

– Зачем создана такая схема?

– Чтобы часть властных функций «Единой России» подмять под одного человека. Ему нужен вес, он очень давно мечтает быть губернатором и идет к этому. Не получилось с одной стороны – зашел с другой. Это партия власти, и, конечно, она будет влиять на выбор губернатора.

– О ком вы говорите?

– О ГОЛУШКО. АРТЕМОВУ дали хорошую должность: сиди пять лет, выступать не нужно, это как раньше Совет Федерации для бывших губернаторов – пенсионная должность. Его полностью отодвинули от всех обязанностей. Никакую сферу он не контролирует.

– Получается, у ГОЛУШКО сейчас наиболее выигрышная ситуация с точки зрения потенциального губернаторства?

– В плане представления от Единой России – да. ВОЛОДИН (От ред.: Вячеслав ВОЛОДИН до сентября 2016 года был первым замом руководителя Администрации Президента РФ, сейчас председатель Госдумы) его категорически не представлял в качестве губернатора. Сейчас ВОЛОДИН ушел, и я не знаю, какие отношения у КИРИЕНКО с ГОЛУШКО, какими связями он располагает, поэтому все возможно. Но это не лучшая кандидатура.

– Что вы хотели бы пожелать омичам?

– Новых свершений в 2017 году и исполнения надежд. Пусть удача движется вперед гигантскими шагами, здоровье только крепчает, а самые близкие люди радуют заботой и любовью. Пусть старые губернаторы и мэры останутся в старом году, как старые разочарования. А редакции газеты «Коммерческие вести» – оставаться таким же отличным изданием, которое не стремится повлиять на мнение населения, а лишь предоставляет информацию для размышления. Здоровья и удачи на жизненном пути!

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.